Главная страница
qrcode

Борис Акунин Статский советник


НазваниеБорис Акунин Статский советник
АнкорБорис Акунин - Статский советник
Дата15.11.2016
Размер1.04 Mb.
Формат файлаdoc
Имя файлаBoris_Akunin_-_Statskiy_sovetnik.doc
ТипДокументы
#1070
страница7 из 18
Каталогid232935013

С этим файлом связано 54 файл(ов). Среди них: Bernard_Shou_-_Pigmalion.doc, Boris_Akunin_-_Statskiy_sovetnik.doc, Boris_Akunin_-_Statskiy_sovetnik.rtf, Dolokhov_Vladimir_Feyerverk_volshebstva.rtf и ещё 44 файл(а).
Показать все связанные файлы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   18

Глава шестая
Экс



К поездам Грин, конечно, выходить не стал. Сел в кофейне зала для встречающих, заказал чаю с лимоном и стал смотреть на перрон через окно.

Было интересно. Такого количества шпиков на одном пятачке он не видел даже во время высочайших выездов. Чуть не треть провожающей публики состояла из пронырливых господ с рыскающим взглядом и гуттаперчивыми шеями. Особенный интерес филеры явно испытывали к брюнетам худощавого телосложения. Ни одному из них не удалось беспрепятственно проследовать до состава – брюнетов вежливо брали под локоток и отводили в сторонку, к двери с табличкой “Дежурный смотритель”. Очевидно, там находился кто-то из видевших Грина в Клину.

Почти сразу же брюнетов отпускали, и они, возмущенно оглядываясь, торопились назад на платформу. Однако доставалось и блондинам, и даже рыжим – таскали на проверку и их. Значит, у полиции хватило фантазии предположить, что разыскиваемый мог перекраситься.

Только вот недостало воображения представить, что убийца Храпова появится не среди отъезжающих, а среди встречающих. В зале, где расположился Грин, было пусто и мирно. Ни шпиков, ни синих мундиров.

Именно на это Грин и рассчитывал, когда отправился встречать девятичасовой, на котором должен был приехать Козырь. Риск, конечно, но все дела со “специалистом” он предпочитал вести сам.

Поезд прибыл точно по расписанию, и здесь обнаружилась неожиданность. Еще раньше, чем Козыря, Грин разглядел в потоке прибывших Жюли. Не обратить внимания на фиолетовые страусовые перья, покачивавшиеся над широкополой меховой шляпой, было бы затруднительно. Жюли выделялась из толпы, как райская птица в стае черно-серых ворон. Носильщики тащили за ней чемоданы и шляпные коробки, а рядом, засунув руки в карманы, легкой, танцующей походкой шел красивый молодой человек: узкое пальто с бобровым воротником, американская шляпа, черная ленточка подбритых усиков. Господин Козырь, специалист по эксам, собственной персоной.

Грин подождал, пока эффектная пара выйдет на площадь к месту стоянки извозчиков и неспешно двинулся следом.

Подошел сзади, спросил:

– Жюли, а вы зачем?

Козырь резко обернулся, не вынимая рук из карманов. Узнал, коротко кивнул.

Но Жюли сдержанностью никогда не отличалась. Ее свежее личико просияло счастливой улыбкой.

– Гриночка, милый, здравствуйте! – воскликнула она и, бросившись Грину на шею, звонко чмокнула его в щеку. – Как я рада вас видеть! – И шепотом. – Я так горжусь вами, так беспокоюсь за вас. Вы знаете, что вы теперь самый главный герой?

Козырь сказал, насмешливо кривя губы:

– Не хотел брать. Говорил, по делу еду, не для баловства. Да разве ей втолкуешь.

Это верно, перечить Жюли было трудно. Когда она чего-то очень хотела, то налетала африканским смерчем: обволакивала ароматом духов, засыпала миллионом торопливых слов, одновременно требовала, хохотала, молила, грозила, а шальные синие глаза сверкали бесовскими огоньками. В Париже на выставке Грин видел портрет какой-то акгриски, написанный модным художником Ренуаром. Будто с Жюли писано – одно лицо.

Лучше бы Козырь приехал один, для дела проще. Но все равно Грин обрадовался. Оттого, что эта радость была неправильная, сдвинул брови и сказал строже нужного:

– Зря. По крайней мере не мешайте.

– Разве я когда-нибудь мешала? – надула она губки. – Я буду вести себя тихо-тихо, как мышка. Вы меня не увидите и не услышите. Мы сейчас куда? На квартиру или в гостиницу? Я должна принять ванну и привести себя в порядок. На меня, наверно, смотреть жутко.

Смотреть на нее было совсем не жутко, и она отлично это знала, поэтому Грин отвернулся. Жестом подозвал “ваньку”:

– Гостиница “Бристоль”.

– Отчего же нельзя, можно. Хоть сегодня. Если сыщется десяток фартовых ребят, – лениво протянул Козырь, полируя наманикюренный ноготь.

В этой нарочитой ленивости, очевидно, и заключался высший бандитский шик.

– Сегодня? – недоверчиво переспросил Грин. – Вы уверены?

Специалист невозмутимо пожал плечами:

– Козырь языком не чешет. Полмиллиона возьмем, вряд ли меньше.

– Где? Как?

Налетчик улыбнулся, и Грину вдруг стало понятно, что Жюли нашла в этом фатоватом парне: от широкой, белозубой улыбки смуглая физиономия Козыря приобрела выражение мальчишеской бесшабашности и удали.

– Про “где” я потом скажу. Про “как” тем более. Сначала надо съездить, принюхаться. У меня на Москве две богатые малявы присмотрены: казначейство военного округа и экспедиция заготовления государственных бумаг. Выбрать надо. И ту, и другую взять можно, если крови не бояться. Охрана большая, а так сложности никакой.

– А без крови нельзя? – спросила Жюли.

Она успела переодеться в алый шелковый халат и распустить волосы, но до ванной пока так и не добралась. Номер, заказанный Грином для Козыря, ее не устроил – чемоданы из саней отнесли в бельэтаж, в апартаменты “люкс”. Ее дело. Грин не понимал, что хорошего находят люди в роскоши, но относился к этой слабости без осуждения.

– Без крови только яблоки воруют, – небрежно обронил Козырь, поднимаясь. – Моя доля – треть. На дело вечером пойдем. Если в казначейство – в половине шестого. Если сегодня из экспедиции вывоз будет, то в пять.

Дайте своим знать, чтоб на квартире собрались. Револьверы, бомбы понадобятся. И сани. Легкие, американка. Полозья салом смазать. И конь, само собой, чтоб быстрый, как ласточка. Здесь будьте. Часа через три вернусь.

Когда Козырь ушел, а Жюли отправилась в ванную, Грин покрутил ручку настенного “эриксона” и попросил гостиничную телефонистку дать абонента 38–34. После нескладной эвакуации с Остоженки он заставил-таки Иглу назвать свой номер – связь через “почтовый ящик” для нынешних обстоятельств выходила слишком медленная.

Услышав в слуховой трубке женский голос, сказал:

– Это я.

– Здравствуйте, господин Сивере, – ответила Игла, назвав условленное имя.

– Отправка товара произойдет сегодня. Партия большая, понадобятся все ваши работники. Пусть немедленно отправляются в контору и ждут там. Пусть захватят инструменты, полный набор. И еще будут нужны сани. Быстрые и легкие.

– Я все поняла. Сейчас же распоряжусь. – Голос Иглы взволнованно дрогнул. – Господин Сивере, я вас очень прошу… Нельзя ли и мне принять участие? Я буду вам полезна.

Грин молчал, недовольно глядя в окно. Нужно было отказать так, чтобы не обидеть.

– Считаю лишним, – наконец сказал он. – Людей вполне достаточно, а вы принесете больше пользы, если…

Он не договорил, потому что в этот миг две обнаженные, горячие руки мягко обняли его сзади за шею. Одна, расстегнув пуговицу, скользнула под рубашку, другая погладила по щеке. Шею сзади щекотнуло теплое дыхание, а потом обожгло прикосновение нежных губ.

– Не слышу, – пропищал в ухо тонкий голос. – Господин Сивере, я вас перестала слышать!

Забравшаяся под рубашку рука стала вытворять такое, что у Грина перехватило дыхание.

–… Если будете на телефоне, – еле выдавил он.

– Но я же просила! Я же говорила, что обладаю всеми необходимыми навыками! – не унималась трубка.

А в другое ухо низкий, грудной голос напевал:

– Гриночка, милый, ну же…

– Вы… выполняйте что велено, – пробормотал Грин в трубку и дал отбой.

Обернулся. Увидел розовое, сияющее, горячее, отчего в прочной стальной оболочке образовалась трещинка. Трещинка быстро поползла, расширилась, и из нее хлынуло давно забытое и упрятанное, парализуя разум и волю.
* * *
Инструктаж начался в половине третьего.

На квартире у присяжного поверенного, который вел сейчас в Варшаве громкое дело о гусаре, застрелившем от несчастной любви ветреную актрису, собралась большая компания: одиннадцать мужчин и одна женщина. Говорил один, остальные слушали – так внимательно, что выступавшему позавидовал бы сам профессор Ключевский.

Слушатели, расставив стулья полукругом, сидели вдоль трех стен адвокатского кабинета, а на четвертой стене висел приколотый булавками лист плотной бумаги, по которому инструктор чертил углем квадраты, кружки и стрелки.

Грин уже был посвящен в план акции – Козырь рассказал по дороге из гостиницы, поэтому смотрел не столько на схему, сколько на слушателей. Диспозиция была толковая, простая, но сработает ли, целиком зависело от исполнителей, большинство из которых в эксах никогда не участвовали и свиста пуль не слышали.

Положиться можно было на Емелю, Рахмета и самого Козыря. Снегирь будет стараться, но зелен и пороха не нюхал. Что представляют собой шестеро парней из московского боевого отряда, и вовсе неизвестно.

Гвоздя, рабочего с Гужоновского завода, и Марата, студента-медика, Грин видел в чайной на Маросейке. Там они проявили себя только тем, что от усердия и недостатка опыта слишком пялились на Рахмета и этим себя выдали. Остальные четверо – Арсений, Бобер, Шварц и Нобель (последние двое, студенты-химики, взяли клички в честь изобретателей пороха и динамита) – выглядели совсем мальчиками. А иметь дело придется с бывалыми стражниками. Как бы они не перестреляли всю эту прогимназию.

В углу, старательно сдвинув брови, сидела Жюли, которой здесь делать было совершенно нечего. Глядя на нее, Грин почувствовал, что краснеет, а такого с ним не случалось уже лет десять. Усилием воли он загнал обжигающие воспоминания о сегодняшнем событии поглубже для последующего анализа. Самоуважению и прочности защитной оболочки нанесен значительный ущерб, но ее наверняка можно восстановить. Надо только придумать как. Не сейчас. Позже.

Он взглянул на Козыря – не виновато, а оценивающе. Как повел бы себя специалист, если бы узнал? Ясно, что акция была бы сорвана, так как с точки зрения уголовной морали Козырю нанесено смертельное оскорбление. Вот в чем главная опасность, сказал себе Грин, но, еще раз посмотрев на Жюли, вдруг усомнился: в этом ли? Главная опасность, конечно же, заключалась в ней.

Она легко сломала стальную волю и железную дисциплину. Она была самое жизнь, которая, как известно, сильнее любых правил и догм. Трава прорастает через асфальт, вода пробивает скалы, женщина размягчит самое твердое сердце. Особенно такая женщина.

Пускать Жюли в революцию было ошибкой. Радостные, розовые, сулящие счастливое забвенье подруги – не для крестоносцев революции. Им по пути с серо-стальными амазонками. Такими, как Игла.

Вот кто должен был бы сидеть здесь, а не Жюли, только отвлекающая мужчин от дела своим пестрым оперением. Но обиженная Игла привела людей на квартиру и ушла, не дождавшись Грина. Снова он виноват – плохо поговорил с ней по телефону.

– Ну, что лбы в гармошку собрали? – усмехнулся Козырь, вытирая запачканные руки о черные, дорогой английской шерсти брюки. – Не пузырься, революция. Налет – дело фартовое, он кислых не любит. Весело надо, на кураже. А кто свинцовую дулю скушает, стало быть, судьба такая. Молодому помирать слаще пряника. Это старому да хворому страшно, а нашему брату все равно что стакан спирта в морозный день укушать – обожжет, да отпустит. Вам, бакланам, и делать-то особо нечего, всё главное мы с Грином обштопаем. А потом так, – обратился он уже непосредственно к Грину. – Бросаем слам в саночки и гоним до постоялого двора “Индия”, где нас будет Жюльетта поджидать. Место базарное, торговое, мешками там никого не удивишь. Пока я лошадь гоню, надо поверх казенных сургучей обычную мешковину натянуть, и ни в жизнь никто не скумекает, что у нас там не лаврушка, а шестьсот кальмо-тов. Как в номере засядем – дележ. Согласно уговору: два мне, четыре вам. И адью, до нескорого свидания. С такого слама Козырь долго гулять будет. – Он подмигнул Жюли. – В Варшаву поедем, оттуда в Париж, а из Парижа куда захочешь.

Жюли нежно, ласково улыбнулась ему и точно так же улыбнулась Грину. Поразительно, но в ее взгляде Грин не прочел и тени виноватости или смятения.

– Расходитесь, – сказал он и поднялся. – Сначала Козырь и Жюли. Потом Гвоздь и Марат. Потом Шварц, Бобер и Нобель.

Провожая в прихожей, давал последние наставления. Старался говорить ясно, не проглатывая слов:

– Бревно сбросить без десяти, не позже, но и не раньше. А то дворники могут откатить… Стрелять, не высовываясь из укрытия. Выставил руку и пали. Важно не подстрелить их, а оглушить и делом занять… Главное, чтоб из вас никто под пулю не попал. Раненых уносить некогда будет. И оставлять нельзя. Кто ранен и не может идти – стреляться. Слушайтесь Рахмета и Емелю.

Когда ушли трое последних, Грин запер дверь и хотел вернуться в кабинет, но вдруг заметил, что из кармана его черного пальто, висевшего на вешалке, высовывается белый уголок. Что это – понял сразу.

Застыл на месте, приказал сердцу не сбиваться с ритма. Достал листок, поднес к самым глазам (в прихожей было темновато), прочел.
Город закупорен жандармами. Вам нельзя показываться на вокзалах и заставах. Блокадой города командует полковник Сверчинский. Сегодня ночью он будет находиться на Николаевском вокзале в комнате дежурного смотрителя. Попробуйте этим воспользоваться – нанесите отвлекающий удар.
И самое важное. Берегитесь Рахмета. Он – предатель.

ТГ
Мельком отметив, что записка напечатана не на “ундервуде”, как прежде, а на “ремингтоне”, Грин потер рукой лоб, чтобы мозг работал быстрей.

– Грин, ты чего там застрял? – раздался голос Емели. – Иди сюда!

– Сейчас! – отозвался он. – Только в уборную.

В ватер-клозете прислонился к мраморной стене, стал отсчитывать пункты для размышления, начиная от менее существенного.

Откуда взялось письмо? Когда? На вокзал Грин ездил не в черном пальто, а в рахметовой бекеше – на всякий случай брал с собой бомбу, а в бекеше удобные карманы. Пальто весь день провисело на вешалке. Значит, круг сжимается. Всех, кто сейчас в Петербурге, можно исключить. Москвичей тоже. Если, конечно, ТГ – это один человек, а не двое или несколько. Может быть, “Г” – тоже значит “группа”? Террористическая группа? Бессмыслица. Ладно, об этом потом.

Сверчинский. Если бы не экс – отличная идея. Казнить крупного жандармского чина, а заодно проредить заслон. Отвлекающий удар – это правильно. Тут ведь что важно – не самим из Москвы ноги унести, а деньги переправить. Время не терпит. Хватит ли только сил на две акции? Это станет понятно после экса.

И только теперь дошла очередь до самого трудного, что в записке было подчеркнуто синим карандашом.

Рахмет – предатель? Возможно ли это?

Да, ответил себе Грин. Возможно.

Тогда становится понятен вызов и торжество в рахметовом взгляде. Он не сломлен жандармами, он разыгрывает новую роль. Мефистофеля, Ваньки Каина или кем там он себя воображает.

А если сведения ТГ неверны? Прежде ТГ ни разу не ошибался, но здесь речь идет о жизни товарища.

Грин позаботился о том, чтобы со вчерашнего дня Рахмет не выходил из квартиры. Сегодня велел Емеле не спускать с штрафника глаз, что после ночной вылазки бывшего улана подозрительным не показалось.

План был такой: выделить Рахмету на эксе самую рискованную задачу. Что лучше дела покажет, честен человек или нет?

Но теперь выходило, что брать Рахмета на экс нельзя.

Приняв решение, Грин нажал медную кнопку водослива, последнего новшества гигиенической техники, и вышел из уборной.

Рахмет, Емеля, Снегирь и Арсений, сын отсутствующего хозяина, стояли подле исчерченной углем схемы.

– Ага, наконец-то, – обернулся Снегирь, возбужденно блестя глазами. – Мы тут беспокоимся, справитесь ли вы с Козырем вдвоем. Все-таки вас только двое, а нас целая орава.

– Больно рискованно, – поддержал мальчика Рахмет. – И потом, ты не слишком доверяешься этому поповскому Рокамболю? Как бы он не сделал ручкой со всеми деньгами. Давай я с вами буду, а бомбу кинет Емеля.

– Нет, бомбу я! – воскликнул Снегирь. – Емеля должен ребятами командовать.

Испугался опасности или другое? – подумал Грин про Рахмета. Сухим, не допускавшим возражений голосом сказал:

– Мы с Козырем справимся вдвоем. Бомбу бросит Емеля. Бросил – и беги за угол. Не жди пока разорвется. Только крикни сначала, чтобы поняли, кто бросил. За стенку – и командуй, когда стрелять. А Рахмет на экс не пойдет.

– То есть как это?! – взвился Рахмет.

– Нельзя, – объяснил Грин. – Сам виноват. Ты в розыске. Приметы у всех филеров. Только нас провалишь. Сиди тут, у телефона.
* * *
Двинулись в четверть пятого – чуть раньше, чем следовало.

Во дворе Грин оглянулся.

Рахмет стоял у окна. Увидел, махнул рукой. Вышли из подворотни в переулок.

– А черт, – сказал Грин. – Шомпол забыл. Нельзя – вдруг патрон заклинит.

Снегирь, весь пунцовый от волнения, предложил:

– Давай сбегаю. Где он у тебя? На тумбочке, да? – И уж кинулся бежать, но Емеля ухватил его за шиворот.

– Стой, шебутной! Нельзя тебе возвращаться. Первый раз на акцию идешь – поганая примета.

– В санях посидите, я сейчас, – бросил Грин и повернул назад.

Во двор сразу не пошел, осторожно выглянул из подворотни. У окна никто не стоял.

Быстро перебежал двор, поднялся по лестнице до бельэтажа. Нарочно смазанный замок не скрипнул.

Проник в квартиру бесшумно – сапоги оставил на лестнице.

Крадучись миновал столовую. Из кабинета, где телефонный аппарат, донесся голос Рахмета:

– Да-да, двенадцать – семьдесят четыре. И побыстрей, барышня, срочное дело… Охранное? Это Охранное отделение? Мне…

Грин кашлянул.

Рахмет уронил рожок и проворно обернулся.

В первый миг его лицо сделалось странным – лишенным всякого выражения. Грин догадался: это он не понял, расслышаны ли роковые слова, еще не знает, какую роль ему играть – товарища или предателя. Вот, стало быть, какое у Рахмета настоящее лицо. Пустое. Будто классную доску вытерли сухой тряпкой, и остались мучнистые разводы.

Но пустым лицо оставалось не более секунды. Рахмет понял, что раскрыт, и уголок рта оттянулся в глумливой усмешке, глаза презрительно сузились.

– Что, Гринчик, не поверил боевому соратнику? Ну и ну, не ожидал от тебя, малахольного. Что вытянулся, как оловянный солдатик?

Грин стоял неподвижно, держа руки по швам, и не шелохнулся даже тогда, когда васильковый человек с выщербленной улыбкой выхватил из кармана”бульдог”.

– Что ж ты один? – прошепелявил Рахмет. – Без Емели, без Снегирька? Или стыдить меня пришел? Только ведь у меня, Гринуля, стыда нет. Сам знаешь. Жалко, придется тебя в минус перевести. Живьем сдать вышло бы эффектней. Что вылупился? Ненавижу тебя, истукана.

Выяснить оставалось только одно – давно ли Рахмет сотрудничает с Охранкой или заагентурен только вчера.

Грин так и спросил:

– Давно?

– Да считай, с самого начала! Меня давно тошнит от вас, скучнорылых. А больше всего от тебя, чугунный ты болван! Я вчера встретил человека куда полюбопытней, чем ты.

– Что такое “ТГ”? – на всякий случай спросил Грин.

– А? – удивился Рахмет. – Что-что?

Других вопросов не было, и Грин больше терять времени не стал. Метнул нож, зажатый в правой ладони, и кинулся на пол, чтобы не задело выстрелом. Но выстрела не было.

“Бульдог” упал на ковер, а Рахмет схватился обеими руками за черенок, торчавший из левой половины груди. Опустил голову, с удивлением разглядывая диковинный предмет, рванул его из раны. Кровь залила весь перед рубашки, Рахмет повел невидящим взглядом по комнате и рухнул лицом вниз.
– Едем, – сказал Грин, с разбегу плюхаясь в сани и пряча под сиденье сундучок с самым необходимым: взрыватели, фальшивые документы, запасное оружие. – За-валился под стул. Еле нашел. До Хлудовского вместе. Там вылезете, а я на встречу с Козырем. И вот что. Сюда не возвращаться. После экса к обходчику. Арсений тоже.

Козырь уже прохаживался вдоль тротуара, одетый коммивояжером средней руки: в бобровом картузе, коротком пальто, клетчатых брюках, щегольских белых бурках. Грин, как условились, нарядился приказчиком.

– Где тебя черти носили? – прикрикнул на него “специалист”, входя в роль. – Лошадь вон привяжи да сюда ступай.

Когда Грин подошел, налетчик подмигнул и вполголоса сказал:

– Ну мы с вами и парочка. Я таких гуськов на заре юности любил потрошить. Поглядели бы на Жюльетку – и вовсе не узнали бы. Я ее мещаночкой вырядил, чтоб в “Индии” не пялились. Шуму было, скандалу! Не желала уродоваться, ну ни в какую.

Грин отвернулся, чтобы не тратить время на пустые разговоры. Осмотрел позицию и определил ее как идеальную. “Специалист” свое дело знал.

Узкая Немецкая улица, по которой приедет карета, вытянулась прямой линией от самого Кукуйского моста. Конвой будет виден издалека, хватит времени присмотреться и подготовиться.

Перед самым перекрестком поперек мостовой валялось длинное бревно, какой нужно толщины – конный переедет легко, но сани встанут. Еще через полсотни шагов справа виднелся зазор между домами: Сомовский тупик. Там, за каменной церковной оградой, уже должны были сидеть в засаде стрелки. Из-за угла высунулась голова. Емеля. Высматривает.

План Козыря был хороший – простой и крепкий, осложнений не предвиделось.

Вечереть еще не начало, но по краям неба свет уже потускнел, прибавил мутно-серого. Через полчаса сгустятся сумерки, но акция к тому времени уже закончится, а для отрыва темнота кстати.

– Сейчас пять, – сообщил Козырь, щелкнув крышкой богатых часов на толстой платиновой цепочке. – Выезжают из экспедиции. Минут через пяток увидим.

Он был упругий, собранный, в глазах играли веселые искорки. Подшутила судьба над протоиереем – подбросила в постное поповское семейство этакого волчонка. Грина заинтересовал теоретический вопрос: что делать с такими Козырями в свободном, гармоничном обществе? Ведь природа все равно будет их поставлять в определенной пропорции. Врожденную склонность воспитанием не всегда переломишь.

Придумал: опасные профессии, требующие людей авантюрного склада, останутся. Вот для чего пригодятся Козыри. Проникать в пучины морей, покорять неприступные горные вершины, осваивать летательные аппараты. А позже, лет через пятьдесят, потребуется исследовать другие планеты. Работы всем хватит.

– Отвали! – крикнул Козырь на дворника, который кряхтя пристроился к бревну – откатить в сторону. – Наше это, сейчас возок вернется, подберет. Эх, народишко, только подобрать, где плохо лежит.

Дворник ретировался от сердитого человека за железные ворота, и на улице стало совсем пусто.

– Е-едет денежка, е-едет родимая, – тихим, вкрадчивым голосом протянул Козырь. – Давайте-ка на ту сторону. И не суйтесь наперед, на меня смотрите.

Сначала было видно продолговатое темное пятно, потом стали различимы отдельные фигуры – всё в точности, как говорил Козырь.

Впереди двое конных стражников с карабинами через плечо.

За ними карета экспедиции ценных бумаг: большой закрытый возок на полозьях, рядом с кучером двое – урядник и экспедитор.

По бокам от кареты еще конные стражники – два справа и два слева.

Замыкали конвой сани, которых отсюда толком было не видно. В них полагалось находиться еще четырем стражникам при карабинах.

Емеля вышел из-за утла, прислонился к стенке. Смотрел на проезжающую мимо процессию. В руке держал круглый сверток – бомбу.

Поглаживая пальцем рифленую рукоятку “кольта”, Грин ждал, когда передние заметят бревно и остановятся. Часы над аптекой показывали девять минут шестого.

Лошади равнодушно переступили через преграду и двинулись дальше, однако кучер кареты затпрукал, натянул поводья.

– Куда? – заорал урядник, приподнимаясь. – Куда поехали, бараны? Бревна не видите? Слезайте с лошадей, оттащите его в сторону. И ты пособи, – подтолкнул он кучера.

Увидев, что конвой остановился, Емеля медленно, прогулочным шагом двинулся сзади к замыкающим саням, вроде как любопытствуя.

Когда двое стражников и кучер, согнувшись, подхватили бревно, Емеля коротко разбежался, метнул сверток и залихватски вскрикнул:

– И-эх!

Ему и полагалось крикнуть, чтобы охрана поняла – кто именно бросил бомбу. Для плана это было самое важное.

Сверток еще не коснулся земли, стражники еще не сообразили, что за странная штука к ним летит, а Емеля уже развернулся, уже припустил обратно к углу.

Грохнуло не особенно, потому что заряд был против обыкновенного половинный. Тут требовалась не убойная сила – демонстрация. Мощным взрывом стражников оглушило бы, а то и контузило, от них же сейчас нужна была резвость.

– Бомбист! – заорал урядник, оглядываясь назад поверх кареты. – Вон он, за угол дунул!

Пока шло по плану. Четверо, что сидели в санях (ни одного взрывом не задело), повыпрыгивали и погнались за Емелей. Другие четверо, что оставались в седлах, развернули коней и со свистом, улюлюканьем припустили туда же.

Возле кареты из вооруженных остались только двое спешившихся – так и застыли с бревном в руках – да урядник. Кучер и экспедитор были не в счет.

Через секунду после того как преследователи свернули в тупик, оттуда рассыпало трещоткой револьверных выстрелов. Теперь стражникам будет не до кареты. Оглохнут от пальбы и страха, залягут, начнут сажать в белый свет как в копеечку.

Наступал черед Козыря с Грином.

Почти одновременно они, каждый со своей стороны улицы, шагнули с тротуара на мостовую. Козырь два раза выстрелил одному стражнику в спину, второго Грин ударил рукояткой револьвера по затылку, потому что с его силой этого было достаточно. Бревно с тупым стуком бухнулось на утрамбованный снег и откатилось, а кучер присел на корточки, зачем-то закрыл руками уши и тихонько завыл.

Грин махнул дулом уряднику и экспедитору, замершим на козлах.

– Слезайте. Живей.

Чиновник втянул голову в самые плечи и неловко спрыгнул вниз, но урядник все не мог решить, сдаваться или выполнять служебный долг: одну руку поднял, как бы сдаваясь, другой же слепо шарил по кобуре.

– Не дурить, – сказал Грин. – Застрелю.

Урядник поспешно вскинул и вторую руку, но Козырь все равно выстрелил. Пуля попала в середину лица, и место, где только что находился нос, сделалось черно-красным, а сам урядник, диковинно всхлипнув, опрокинулся навзничь, захлопал руками по земле.

Козырь схватил экспедитора за воротник шинели, поволок к задку кареты:

– Хочешь жить, фуражка, отпирай!

– Не могу, ключа не имею, – белыми от ужаса губами пролепетал чиновник.

Тогда Козырь выстрелил ему в лоб, перешагнул через труп и еще двумя пулями сбил замок с печатью.

Мешков внутри оказалось шесть, как и было обещано. На дверце Грин наскоро, рукояткой “кольта”, выцарапал “БГ”. Пусть знают.

Пока перетаскивали добычу в сани, спросил на бегу:

– Зачем было этого убивать? И тот тоже сдался.

– Кто Козыря узнать может, живой не останется, – сквозь зубы процедил “специалист”, вскидывая очередной мешок на плечи.

Услыхал кучер, все еще сидевший на корточках, выть перестал и, скрючившись, побежал прочь.

Козырь сбросил поклажу, выстрелил вслед, не попал, а второй раз не успел – Грин выбил у него оружие.

– Ты что?! – Налетчик схватился за ушибленное запястье. – Он же полицию приведет!

– Все равно. Дело сделано. Сигнал.

Ругнувшись, Козырь заливисто свистнул в три переката, и пальба в тупике сразу проредилась вдвое – свист был для стрелков знаком, что можно отрываться.

Лошадь взяла с места вразбег, застучала шипастыми подковами, и ходкие сани, ничуть не отяжелевшие от бумажной поклажи, невесомо заскользили по льдистой мостовой.

Грин оглянулся.

Несколько бесформенных, темных куч на земле. К ним тянутся мордами осиротевшие лошади. Пустая карета с распахнутыми дверцами. Часы над аптекой. Двенадцать минут шестого.

Получалось, что весь экс не занял и трех минут.

Постоялый двор находился на грязноватой, унылой площади, соседствовавшей с Пряным рынком. “Индия” представляла собой длинное одноэтажное здание, неказистое, но зато с хорошей конюшней и собственным товарным складом. Здесь останавливались торговые люди, приезжавшие в Москву за корицей, ванилью, душистой гвоздикой, кардамоном. Вся округа Пряного рынка пропахла головокружительными чужеземными ароматами, и если закрыть глаза, не видеть желтых от конской мочи сугробов и кривобоких слободских домишек, то легко было вообразить, что тут и вправду Индия: качаются пышные пальмы, идут враскачку грациозные слоны, и небо не московское, серое с белым, а, как положено, густо-синее и бездонное.

Опять Козырь рассчитал верно. Когда Грин вошел в гостиницу с двумя мешками, никто к нему приглядываться не стал. Несет себе человек образцы товара – эка невидаль. Поди догадайся, что чернявый приказчик тащит не пряный товар, а на двести тысяч новехоньких кредитных билетов – пока мчали с Немецкой, Грин упрятал сургучных орлов и навесные пломбы в обычную дерюжную мешковину.

Жюли, странная в дешевом драдедамовом платьишке, со сложенными в простецкий узел волосами, бросилась на шею, обдала жарким дыханием, забормотала:

– Слава Богу, живой… Так волновалась, так тряслась… Это деньги, да? Значит, все хорошо, да? А что наши? Целы? Где Козырь?

Грин имел время подготовиться, и потому снес быстрые, щекотные поцелуи не дрогнув. Оказывается, это было вполне возможно.

– Стережет, – ответил он спокойно. – Сейчас я два, он два, и всё.

Когда вернулись с остальными четырьмя мешками, Жюли точно так же кинулась целовать Козыря, и Грин окончательно уверился, что опасность миновала. Больше сбить его не удастся, воля выдержит и это испытание.

– Пересчитывать будете? – сказал он. – А то выбирайте два любых. Четыре отнесем в сани, и я уеду.

– Нет-нет! – воскликнула Жюли и, еще раз чмокнув своего любовника в губы, метнулась к подоконнику. – Я знала, что все будет хорошо. Смотрите – у меня за окном бутылка “клико”. Надо выпить по бокалу.

Козырь подошел к лежащим мешкам. С размаху ударил носком по одному, по другому, как бы проверяя, плотно ли набиты. Потом чуть повернулся и так же пружинисто, но с утроенной силой двинул Грина в пах.

От неожиданности и боли в первый миг стало темно, Грин согнулся пополам, и на затылок обрушился еще один удар. Перед самыми глазами вдруг оказались доски пола. Значит, упал.

Справляться с болью, даже такой острой, он умел. Нужно сделать три судорожных вдоха, три форсированных выдоха и отключить болевую зону из области физического восприятия. В свое время он долго упражнялся с огнем (жег себе ладонь, внутренний сгиб локтя, под коленкой) и вполне освоил это трудное искусство.

Но удары продолжали сыпаться градом – по ребрам, по плечам, по голове.

– Забью, тварь, – приговаривал Козырь. – В навоз размажу! Нашел себе баклана.

Бороться с болью было некогда. Грин повернулся навстречу очередному удару, принял его животом, но зато вцепился в бурку и уже не отпустил. Бурка вблизи Оказалась не такая уж белая: в пятнышках грязи и кровавых брызгах. Он рванул ее на себя, валя Козыря с ног.

Выпустил бурку, чтобы добраться пальцами до горла, но противник увертливо откатился в сторону.

Вскочили одновременно, лицом друг к другу.

Плохо, что револьвер остался в кармане казакина. Вон он, висит на вешалке. Далеко, да и что толку – все равно стрелять в комнате нельзя, вся гостиница сбежится.

Жюли застыла у стены. Остановившиеся от ужаса глаза, раскрытый рот. В одной руке судорожно зажата большая бутылка шампанского, пальцы другой непроизвольно отдирают золотую фольгу.

– Что, сучка, – зло улыбнулся налетчик, – променяла Козыря на фоску? Ты погляди на него, урода. Он же на мертвяка похож.

– Ты всё выдумал, Козырненький, – дрожащим голосом пролепетала Жюли. – Всё напридумывал. Ничего такого не было.

– Ври, “не было”. У Козыря на измену глаз соколиный – враз чую. Потому и по земле хожу, а не в каторге гнию.

“Специалист” пригнулся, выдернул из бурки узкое, тонкое лезвие.

– Сейчас я тебя, пустоглазый, резать буду. Не сразу, по лоскуточкам.

Грин вытер рукавом разбитую бровь, чтоб кровь не мешала видеть и выставил вперед голые руки. Нож был потрачен на Рахмета. Ничего, можно обойтись и без ножа.

Маленькими шажками Козырь приблизился, от правого хука легко увернулся и чиркнул Грина по запястью. На пол закапали красные капли, Жюли взвизгнула.

– Это тебе на закуску, – пообещал Козырь. Грин же попросил:

– Тише, Жюли. Кричать нельзя.

Он попробовал схватить противника за воротник, но опять лишь зачерпнул воздух, а острое жало, проколов поддевку, обожгло бок.

– Это заместо супца.

Козырь цапнул левой графин со стола и швырнул. Чтобы не попало в голову, пришлось пригнуться, на миг выпустить “специалиста” из поля зрения. Нож немедленно этим воспользовался, вжикнул у самого уха, и ухо вспыхнуло огнем, словно подожженное прикосновением. Грин поднял руку – верхняя часть ушной раковины висела на тонкой ленточке кожи. Оборвал, кинул в угол. По шее заструилось горячее.

– Это было мясное, – объяснил Козырь. – А щас и до сладкого дойдет.

Нужно было менять тактику. Грин отступил к стене, встал неподвижно. Не обращать внимания на лезвие. Пусть режет. Самому рвануться навстречу клинку, схватить противника одной рукой за подбородок, другой за темя и резко вывернуть. Как в восемьдесят четвертом, во время драки на Тюменской пересылке.

Но Козырь теперь лезть не спешил. Остановился в трех шагах, поиграл пальцами, и ножик замелькал между ними сверкающей змейкой.

– Ну что, Жюльетка, кого выбираешь? – явно издеваясь, спросил он. – Хочешь, оставлю тебе его? Это ничего, что он побитый-порезаный, ты залижешь. Или со мной поедем? У меня теперь деньжищ немеряно. Можно в матушку-Россию вовсе не возвращаться.

– Тебя выбираю, тебя, – сразу ответила Жюли и, всхлипывая, бросилась к Козырю. – А его мне не надо. Поиграть хотела, силу свою попробовать. Прости, Козырненький, ты же мою натуру знаешь. Он против тебя тьфу, только обслюнявил всю, а интереса никакого. Убей его. Он опасный. Всю революцию по твоему следу пустит, и в Европе не спрячешься.

Налетчик подмигнул Грину:

– Слыхал, что умная баба советует? Я бы, само собой, и без совета тебя кончил. А Жюльетке скажи спасибо. Быстро отойдешь. Хотел я с тобой еще поиграться, нос и зенки тебе повы…

Не договорил. Зеленая бутыль с сухим треском обрушилась на макушку “специалиста”, и он обрушился прямо под ноги Грину.

– Ай! Ай! Ай! Ай! – тоненько, через равные промежутки, вскрикивала Жюли, испуганно глядя то на отбитое горлышко бутылки, то на лежащего, то на быстро растекающуюся кровь, которая пузырилась, смешиваясь с разлитым шампанским.

Грин перешагнул через неподвижное тело, взял Жюли за плечи и крепко встряхнул.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   18

перейти в каталог файлов


связь с админом