Главная страница
qrcode

Е. П. Блаватскаяпрактическийоккультизм


НазваниеЕ. П. Блаватскаяпрактическийоккультизм
Анкорprakt occult.pdf
Дата14.11.2017
Размер2.75 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файлаprakt_occult.pdf
оригинальный pdf просмотр
ТипДокументы
#47623
страница14 из 56
Каталогid275403251

С этим файлом связано 34 файл(ов). Среди них: L_S_Freyman_Chto_takoe_vysshaya_matematika_1965.pdf, Staronemetskiy_epos_Pesn_o_Nibelungakh.pdf и ещё 24 файл(а).
Показать все связанные файлы
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   56
1
говорит нам, что "глагольный санскритской корень arc имеет два значения — петь и светиться, то есть испускать лучи.
Существительные rc и arka, производные от корня arc,
используются для обозначения, во-первых, песни и гимна, и во- вторых, сверкания, луча, солнца... По представлениям древних,
речь могла быть видимой"... — объясняет он. Что скажет на это Эзотерическая доктрина, дающая универсальное решение всем научным проблемам и тайнам? Она отошлет нас к главе об "Эволюции Рас", в которой древний человек показан в процессе его эволюции, протекающей в физическом плане
www.koob.ru путем развития одного чувства в каждой из последующих рас
(которых всего семь), начиная с первой Коренной расы в течение 4-го цикла на этой планете.
2
________
1
Профессор
Овсянико-Куликовский,
автор эссе "О
вакхических культах".
2 См. "Эзотерический буддизм" — циклы, мировые периоды и подрасы. Глава, на которую дается ссылка, появится в "Тайной
Доктрине", которая вскоре будет опубликована.
Человеческая
речь, как нам известно, возникла в Коренной расе, предшествовавшей нашей — четвертой, или расе "атлантов", — в самом ее начале, в первой подрасе; и одновременно с ней развилось зрение, как физическое чувство,
— тогда как другие четыре чувства (с двумя дополнительными
— шестым и седьмым — о которых наука пока ничего не знает) оставались в своем латентном, недоразвитом состоянии в физическом смысле, хотя они и были полностью развиты в духовном отношении. Наше чувство слуха развилось только в третьей подрасе. Таким образом, если человеческая "речь", из- за отсутствия чувства слуха, была вначале даже чем-то меньшим чем то, что мы сейчас могли бы назвать как шепот,
поскольку это было скорее мысленное произнесение звуков,
чем что-либо другое, что-то похожее на те системы, которые разработаны сейчас для глухих и немых, то легко понять, как,
начиная с тех далеких дней, "речь" становилась связанной со "зрением", или, другими словами, люди могли понимать друг друга и говорить с помощью одного лишь зрения и
прикосновения.
"Звук видишь до того, как он услышан", —
говорится в книге Киу-ти. Вспышка молнии предшествует удару грома. По мере того как движется время, человечество все ниже и ниже погружается в материальное, физическую пелену, закрывающую духовное, до тех пор, пока весь набор чувств — который сформировал во время первых трех
Коренных рас лишь одно Чувство, а именно духовное
восприятие
— в конце концов окончательно распадается,
образуя таким образом пять отдельных чувств...
Но мы принадлежим к пятой расе и уже миновали верхнюю точку цикла нашей подрасы. Со временем, когда эти явления и увеличение числа чувствительных органов в нашем веке будут доказаны, это человечество будет быстро двигаться по пути чистой духовности и достигнет вершины (нашей расы) в конце седьмой подрасы. Выражаясь более ясно и полно (я боюсь, что
www.koob.ru более ясно и полно — лишь для некоторых теософов), мы должны быть в этот период на том же уровне духовности,
который был свойственен и естественен для первой подрасы третьей Коренной расы 4-го цикла; и вторая половина его (то есть та, в которой мы сейчас находимся), согласно с законом соответствия, будет протекать параллельно с первой половиной
3-его цикла. По словам того, в ком живут Истина и Мудрость
(хотя Его слова часто недопонимают и критикуют не только невежественные люди, но даже некоторые теософы), "в первой половине 3-его цикла примордиальная духовность человека померкла вследствие ее омрачения нарождающейся ментальностью"; человечество находилось в первой половине этого цикла в фазе спада, а во второй половине — в фазе роста: это значит, что "его (человека) гигантская фигура уменьшилась, а его тело улучшилось по своей структуре; и он стал более разумным существом, хотя и все еще более близким к человекообразной обезьяне, чем к бого-человеку". И если это так, то, согласно тому же самому закону соответствия,
неизбежному в системе циклов, мы должны придти к следующему заключению: что последняя половина нашего цикла (соответствующая, как это показано, первой половине 3- его цикла) должна снова стать покрытой возрождающейся "примордиальной" духовностью, которая в конце 4-го цикла почти затмит нашу действительную ментальность, то есть холодный человеческий Разум.
На основе того же закона соответствий — как это будет показано и подробно объяснено в "Тайной Доктрине", которая вскоре будет опубликована, — цивилизованное человечество скоро начнет обнаруживать себя менее "рациональным" в
мирском плане,
и, во всяком случае, скорее бого-подобными,
чем "похожими на обезьян" — какими мы являемся, к нашему глубоком сожалению, сейчас.
Я могу закончить замечанием о том, что, поскольку наши естественные склонности,
являющиеся все еще "обезьяноподобными", вынуждают нас (в индивидуальном и коллективном аспекте) опасаться, что мы будем выброшены общественным мнением из той области, где все небольшие тела притягиваются к центру нашей общественной солнечной системы — к Науке и ее авторитетам, — то следует изыскать какое-либо средство против такого бедственного положения дел. Поэтому я намереваюсь показать в этой статье, что,
поскольку мы находимся лишь в пятой подрасе Пра-расы, и никто из нас не доживет до седьмой, когда все улучшится
www.koob.ru естественным путем, — то не имеет смысла возлагать наши надежды на науку,
будь она ортодоксальной или полуеретической. Люди науки не могут помочь миру понять основную причину явлений, которую им невозможно будет объяснить даже самим себе, поскольку они находятся в этом цикле. Они не смогут ни понять, ни объяснить ее, так же как и все остальные, не знакомые с оккультизмом и скрытыми законами, которые управляют природой и человечеством.
Люди науки беспомощны в этом случае, и несправедливо обвинять их в дурных намерениях, или в отсутствии доброй воли, как это часто делается. Их рациональность (которую в этом случае следует рассматривать как интеллект, но не разум) никогда не может помочь им обратить свое внимание на оккультное исследование. Поэтому бесполезно требовать или ожидать от ученых нашего века того, что они абсолютно неспособны сделать для нас, до тех пор, пока следующий цикл не изменит полностью их внутреннюю природу путем "усовершенствования структуры" их духовного ума.
Выше уже было отмечено, что ни медицинские факультеты, ни научные организации в области физических наук ни в коей мере не могут объяснить primum mobile, или основную причину даже простейшего явления, за исключением причин чисто физиологического характера; и если они не обратятся за помощью к оккультизму, они будут повергнуты ниц еще до конца XX столетия.
Это кажется чересчур смелым утверждением. И тем не менее оно полностью подтверждается заявлениями некоторых авторитетов в области медицины о том, что никакое явление не
существует, если оно не вызвано физиологическими и чисто
физическими причинами.
Они могли бы перевернуть это заявление и сказать, что никакое окончательное исследование
невозможно, если оно основано лишь на физиологических и
физических причинах.
Это было бы правильно. Они могли бы добавить также, что, будучи людьми точной науки, они не могут использовать других методов исследования. Поэтому,
проводя свои опыты в определенных рамках, они могли бы воздерживаться от того, чтобы объявлять о решении своей
задачи. В этом случае эти явления могли бы перейти в ведение трансценденталистов и философов, рассуждающих о них. Если бы они высказывались в таком чистосердечном духе, никто не имел бы права упрекать их в том, что они не выполняют своего долга: ибо они сделали бы максимум того, что могут в данных обстоятельствах, и, как это будет сейчас показано, они и не
www.koob.ru могли бы сделать большего. Однако, в наше время врачи,
которые сводят все к "невропатии", препятствуют прогрессу истинно психологического познания. Пока имеется отверстие,
хотя и очень небольшое, для проникновения луча от высшего
Эго
человека, изгоняющего темноту чисто материалистических концепций из месторасположения его интеллекта,
и заменяющего ее светом, исходящим из того плана бытия,
который совершенно неизвестен обычным чувствам, — эти врачи никогда не будут иметь полного успеха. И, поскольку,
для того, чтобы все такие аномальные случаи проявились для наших физических и духовных чувств, другими словами, для того, чтобы они стали объективными, — для этого порождающие их причины всегда должны быть смешаны между двумя сферами, или планами бытия — физическим и духовным, — то вполне естественно, что материалист будет различать лишь те из них, с которыми он знаком, и останется слеп ко всем остальным. Нижеследующий пример сделает это ясным для всякого интеллектуального читателя.
Когда мы говорим о свете, тепле, звуке и т. д., — что мы имеем ввиду? Каждое из этих естественных явлений существует per
se
[само по себе]. Но для нас оно не существует независимо от наших органов чувств, и оно существует только в той степени,
в какой воспринимается соответствующими ему чувствами. Ни в коей мере не будучи глухими или слепыми, некоторые люди обладают гораздо менее острым слухом и зрением, чем окружающие; и это хорошо известный факт, что наши чувства могут развиваться и быть подвергнуты тренировке так же, как и наши мышцы, — посредством упражнений. Это старая аксиома: нужен глаз для того, чтобы солнце могло проявить свой свет; и хотя солнечная энергия существует начиная с первой вибрации нашей манвантары и будет существовать вплоть до мертвящего дыхания пралайи, все же, если определенная часть этой энергии не произведет в нас те изменения, которые мы называем восприятием света, то киммерийская тьма заполнит космос, и мы будем отрицать само существование солнца. Наука делает различие между двумя энергиями — тепловой и световой. Но та же самая наука учит нас,
что создание,
или существо,
в котором соответствующие внешние воздействия произвели бы одинаковые изменения, не смогло бы обнаружить какую-либо разницу между теплом и светом. С другой стороны, то создание, или существо, в котором темные лучи солнечного
www.koob.ru спектра вызвали бы изменения, которые в нас производятся яркими лучами, увидело бы свет там, где мы не видим ничего.
А. Бутлеров, профессор химии и выдающийся ученый, дает нам много примеров такого рода. Он указывает на наблюдения, сделанные Джоном Леббоком в отношении чувства цвета у муравьев. Этот выдающийся ученый обнаружил, что муравьи не позволяют своим яйцам оставаться на свету, и немедленно уносят их из освещенного участка в темное "место. Но когда луч красного цвета был направлен на эти яйца (личинки), муравьи не трогали их, как если бы они были в полной темноте: они хранят свои яйца независимо от того, падает ли сверху красный свет, или же существует полная темнота. Красный свет для них как бы не существует:
поскольку они его не видят, он для них все равно, что темнота.
Впечатления, оказываемое на них яркими лучами, очень слабы,
особенно, если они близки к красному, то есть в оранжевой и желтой части спектра. Наоборот, они кажутся исключительно восприимчивыми к таким лучам, как голубой, синий и фиолетовый, Когда их гнезда освещали частично фиолетовым и частично красным светом, они немедленно переносили свои яйца из фиолетовой в красную область. Таким образом, для муравья наиболее яркими из всех лучей солнечного спектра являются фиолетовые, поэтому их чувство цвета совершенно противоположно аналогичному чувству человека.
Этот контраст еще более усиливается благодаря другому факту. Помимо видимой части солнечного спектра, в нем содержатся так называемые тепловые лучи (ультракрасные) и химические (ультрафиолетовые). Мы не видим ни тех, ни других и называем их невидимыми лучами; муравьи же воспринимают их прекрасно. Поскольку, как только их яйца подвергаются действию этих невидимых лучей, муравьи утаскивают их из этого совершенно темного (для нас) поля в то, которое освещено красным светом; таким образом, для них
химические лучи являются фиолетовыми.
"Благодаря такой особенности, предметы, которые видят муравьи, выглядят для них совершенно по-другому, чем для нас; очевидно, что эти насекомые обнаруживают в природе такие цвета и оттенки, о которых мы не имеем и не можем иметь ни малейшего понятия. Примем на мгновение, что в природе существуют такие объекты, которые поглощали бы все лучи солнечного спектра и отражали бы только химические лучи: такие предметы остались бы совершенно невидимыми для нас, тогда
www.koob.ru как муравьи воспринимали бы их очень хорошо", — говорит этот профессор.
И опять-таки, пусть читатель вообразит на мгновение следующее: что во власти человека имелась бы такая возможность,
с помощью тайных знаний,
во-первых,
изготовить некий "предмет" (назовем его талисманом, если угодно), который, удерживая на тот или иной период времени лучи "солнечного спектра" в некоторой определенной точке,
позволит владеющему им оставаться невидимым для всех,
поскольку он помещает и удерживает себя внутри химических,
или невидимых, лучей спектра; и во-вторых, наоборот,
приобрести способность с помощью тех же самых невидимых лучей видеть то, что обычный человек, не имеющий такого "талисмана", никогда не сможет увидеть своим обычным невооруженным глазом!
Это может быть простым предположением, или же серьезным утверждением, о чем знают все люди науки. Они протестуют лишь против того, что называется существующим сверхъестественно, то есть выше их
Природы или вне ее; они не имеют права возражать против принятия сверхчувственного, поскольку оно показывает ограниченность нашего чувственного мира.
То же самое хорошо видно и в акустике. Многочисленные наблюдения показали, что муравьи совершенно глухи к тем звукам, которые мы слышим; но это вовсе не является поводом для того, чтобы мы думали, что муравьи вообще не имеют слуха. Совсем наоборот; основывая свое утверждение на многочисленных наблюдениях, тот же ученый полагает, что необходимо признать тот факт, что муравьи слышат звуки, "но только не те, которые можем воспринимать мы сами".
Каждый орган слуха чувствителен к вибрациям определенной частоты, но в случае различных творений такие частоты могут очень легко не совпадать. И это верно не только в отношении тех существ, которые полностью отличаются от людей, но даже и у тех смертных, которые имеют необычную организацию — ненормальных, как их называют — либо естественным образом, либо посредством тренировки.
1
________
1 Пример жителей Кашмира, особенно это касается девушек,
которые производят платки, приведен в "Изиде". Они воспринимают на 300 оттенков больше, чем доступно европейцам.
www.koob.ru
Наше обычное ухо, например, не воспринимает вибрации превосходящие 38 000 колебаний в секунду, в то время как органы слуха не только муравьев, но также и некоторых смертных — тех, кто знает способ предохранения среднего
уха от причинения ему вреда и способ возбуждения
определенных взаимосвязей в эфире
— могут быть очень чувствительны к вибрациям много превышающим 38 000
колебаний в секунду; таким образом, такой орган слуха —
"ненормальный" лишь в рамках точной науки — может давать своему хозяину (человеку или муравью) возможность наслаждаться звуками и мелодиями природы, которые среднее ухо обычного человека вовсе не воспринимает. "Там, где для наших органов чувств царит глубокое молчание, тысячи разнообразных звуков могут доставлять удовольствие слуху муравья", — говорит профессор Бутлеров,
1
цитируя Леббока;
— "и эти крошечные, смышленые насекомые могут, таким образом, рассматривать нас с теми же основаниями, как и мы их, — то есть, как глухих и полностью неспособных наслаждаться музыкой природы, только лишь потому, что они остаются невосприимчивы к звукам выстрела, человеческого крика, свиста и т. п.".
Вышеприведенные примеры убедительно показывают, что научное знание о природе неспособно соответствовать полностью и целиком всему тому, что существует в ней и может быть обнаружено. Даже не пересекая границ иных разнообразных сфер и планет и оставаясь строго в пределах нашего земного шара, становится очевидно, что в нем существуют тысячи и тысячи вещей, которые невидимы,
неслышимы и неощутимы для обычных человеческих органов чувств. Но если мы примем, только в качестве аргумента, что может существовать — в стороне от сверхъестественного —
наука, которая обучает смертных тому, что может быть названо сверхчувственной химией и физикой; выражаясь яснее
алхимией и метафизикой конкретной, а не абстрактной,
природы, — то многие затруднения исчезнут. Ибо тот же профессор доказывает: "Если мы видим свет там, где другое существо пребывает погруженным во тьму; и не видим ничего
там, где оно испытывает воздействие световых волн; если мы слышим один вид звуков и остаемся глухими к другому виду,
который, тем не менее, слышат крошечные насекомые — не ясно ли то, что не природа в ее, так сказать, первичном незащищенном виде, является предметом изучения нашей науки и ее анализа, но просто те изменения, чувства и
www.koob.ru восприятия, которые она в нас пробуждает? И лишь в соответствии с этими изменениями мы можем делать наши заключения о внешних вещах и природных силах, и таким образом создается нами самими представление об окружающем нас мире. То же самое и в отношении какого- либо "ограниченного" существа: суждение о внешнем складывается только благодаря изменению, которое создается в нем таким же образом".
________
1 "Научные письма", X.
И то же, мы думаем, относится и к материалисту: он может судить о психических феноменах только по их внешнему виду,
и никакое изменение не создается (и не может быть создано) в нем для того, чтобы открыть его внутренний взор для духовного аспекта этих явлений. Невзирая на обоснованную позицию ряда выдающихся деятелей науки, которые, будучи убежденными в истинности "духовных явлений", стали спиритуалистами; несмотря на то, что они — подобно профессорам Уоллесу, Хэеру, Цельнеру, Вагнеру, Бутлерову
— использовали по этому поводу все аргументы, которые могли предложить им их большие познания, — их оппоненты все же имели до сих пор лучшие аргументы. Некоторые из них не отрицают факт появления феноменов, но считают, что основным моментом в
этом великом споре между трансценденталистами спиритуализма и
материалистами является просто природа действующей силы, primum mobile
или движущей энергии. Они настаивают на таком основном пункте: спиритуалисты неспособны доказать, что это действие производится
разумными
духами
или
бестелесными
человеческими
существами
"так,
чтобы
удовлетворить
требованиям точной науки,
или неверующей публики по существу этого вопроса". Если смотреть с этой точки зрения,
то их позиция представляется неуязвимой.
Читатель-теософ легко поймет, что не является существенным,
есть ли это отрицание просто "духов" или какого-либо другого разумного существа,
будь оно человеческим,
недочеловеческим, или сверхчеловеческим, или даже Силой —
если это неизвестно науке, или a priori отрицается ей. Ибо она пытается точно ограничить такие проявления только теми силами, которые находятся в сфере естественных наук.
Коротко говоря, она категорически отрицает возможность
www.koob.ru математически доказать то, в отношении чего спиритуалисты настаивают, что они это уже продемонстрировали.
Поэтому становится очевидным, что позицию теософа, или скорее оккультиста, намного труднее соотнести с современной наукой, чем даже позицию спиритуалиста, ибо большинство людей науки питают отвращение не к явлениям как таковым,
но к природе предполагаемого действующего фактора. Если, в случае "спиритических" феноменов против них выступают только материалисты, то в нашем случае это не так. Теория "духов" должна спорить только с теми, кто не верит в сохранение души человека. Оккультизм поднимает против себя целый легион академий; поскольку, помещая на второе место (если вообще не на задний план) любой сорт "духов",
добрых, злых и безразличных, он отваживается отрицать несколько наиболее существенных научных догм; и в этом случае равным образом возмущены и
идеалисты,
и материалисты от науки, ибо и те и другие, сколь бы не расходились они по своим личным взглядам, выступают под одним и тем же знаменем. Имеется лишь одна наука, даже если в ней и существуют две различные школы — идеалистическая
и материалистическая; и обе они равным образом являются авторитарными и ортодоксальными в научных вопросах.
Немного было среди нас тех, кто требовал научного мнения об оккультизме, кто думал об этом, или понимал важность этого.
Наука, пока она полностью не перестроится, не может вмешиваться в оккультные исследования. Оккультные явления,
если даже их исследовать самыми современными научными методами, окажутся во много раз более трудными для объяснения, чем ясные и простые спиритические.
После того, как мы в течение почти десяти лет пытались разобраться в аргументах многих ученых оппонентов, которые или признавали, или отрицали эти феномены, сейчас делается попытка решительно поставить этот вопрос перед теософами.
После того, как они прочтут то, что я должна сказать, до конца,
им останется использовать свои суждения по существу дела и решить, имеется ли у нас хотя бы капля надежды получить в этой четверти века если не эффективную помощь, то во всяком случае возможность быть беспристрастно выслушанными для пользы оккультных наук.
Мне кажется, что мы не можем ожидать этого ни от кого, и даже от тех, чье внутреннее чувство заставило их принять реальность медиумических явлений.
www.koob.ru
И это естественно. Каковы бы они ни были, они являются людьми современной науки, хотя бы до того они и были спиритуалистами; и если не все, то, во всяком случае,
некоторые из них скорее отреклись бы от своей связи и своей веры в медиумов и спиритов, чем от каких бы то ни было значительных догм ортодоксальной науки. И они отвергли бы тех немногих, которые обратились бы к оккультизму и приблизились к порогу великой Тайны, движимые духом истинного исследования.
В этом и состоит та сложность, которая лежит в основе нынешних затруднений теософии; и несколько слов, сказанных по этому вопросу, не могут быть несвоевременными, тем более, что вся эта проблема пребывает в скрытом виде. Те теософы, которые не являются оккультистами, не говоря уж о людях науки, не могут помочь исследователям. Оккультисты- теософы работают по определенным направлениям, за пределы которых они не осмеливаются выйти. Их уста замкнуты, их объяснения и демонстрации ограничены. Что они могут сделать? Наука никогда не удовлетворится объяснением наполовину.
Знать, сметь, хотеть и хранить молчание
— это столь хорошо известный девиз каббалистов, что кажется совершенно излишним повторять его здесь. Все же это может иметь смысл как напоминание. Ибо мы говорим или слишком много, или
слишком мало.
И я очень сильно опасаюсь, что справедливо первое. Если это так, то мы уже искупили нашу вину за это,
поскольку мы первые пострадали за то, что говорили слишком
много.
Даже эта малость позволила ввергнуть нас в ужасные трудности четверть века назад.
Наука (я имею ввиду западную науку) должна продвигаться по строго определенным направлениям. Она гордится своей силой наблюдения, индукции, анализа и способностью делать выводы. Если ей предстоит исследовать явление аномальной природы, она должна проанализировать его До самого основания, или оставить его в покое. Именно это она и должна делать, и, как мы показали, она не может использовать какие- либо другие методы, кроме индуктивных, основанных исключительно на показаниях физических чувств. Если же эти чувства, вместе с научной проницательностью, окажутся не соответствующими задаче, то исследователи обратятся за помощью к полиции и не решатся ее использовать, как это было в истории на примере Лоудана, салемского дела о
www.koob.ru ведьмах, Морзина и др.: Королевское общество, призывающее
Скотланд-Ярд, и Французская академия — своих собственных
стукачей,
которые будут, конечно, действовать своим собственным путем, похожим на работу детективов, для того,
чтобы помочь науке выйти из затруднений. Будут выбраны два-три случая "исключительно подозрительного характера"
(разумеется, с внешней стороны), а остальные будут объявлены не имеющими значение и как зараженные от этих избранных. Показания очевидцев будут отвергнуты, а свидетельства недоброжелательных людей, говорящих на основании слухов, будут приняты как "неопровержимые".
Пусть читатель обратится к двадцатитомным трудам де
Мирвиля и де Мюссе, охватывающим свыше ста лет напряженных исследований различных явлений, проводимых наукой, и он сможет лучше оценить способы, которыми в таких случаях действовали люди науки, и часто — весьма почтенные.
Чего же можно ожидать в таком случае даже от
идеалистической
школы науки,
приверженцы которой составляют столь малое меньшинство? Они являются трудолюбивыми исследователями, и некоторые из них открыты любой истине без исключения. Даже в том случае,
если бы они не утратили свое лицо, если бы имевшиеся у них взгляды оказались ошибочными, в ортодоксальной науке имеются такие догмы, через которые они никогда бы не
осмелились
переступить.
Таковы,
например,
их аксиоматические представления о законе, гравитации, а также современной концепции Силы, Материи, Света и т. д., и т. п.
В то же время мы должны иметь ввиду действительное состояние цивилизованного человечества, и не забывать о том,
каково отношение его культурных классов к любой идеалистической школе мысли, не говоря уж о какой-нибудь оккультной проблеме. С первого же взгляда мы обнаруживаем,
что две трети из их числа поражены тем, что может быть названо грубым и практическим материализмом.
"Теоретическая материалистическая наука не признает ничего,
кроме МАТЕРИИ. Материя — это ее божество, ее единственный
Бог".
Нам говорят,
что практический материализм, с другой стороны, имеет дело лишь с тем, что прямо или косвенно приводит к личной пользе. "Золото является ее идолом", — справедливо отмечает профессор
Бутлеров
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   56

перейти в каталог файлов


связь с админом