Главная страница
qrcode

Монусова Е. - История рыцарства. Самые знаменитые битвы. Екатерина МонусоваИстория рыцарства. Самые знаменитые битвы


Скачать 21.01 Mb.
НазваниеЕкатерина МонусоваИстория рыцарства. Самые знаменитые битвы
АнкорМонусова Е. - История рыцарства. Самые знаменитые битвы. pdf
Дата20.12.2017
Размер21.01 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файлаIstoria_rytsarstva_Samye_znamenitye_bitvy_pdf.pdf
оригинальный pdf просмотр
ТипДокументы
#2985
страница1 из 29
Каталогid2814662

С этим файлом связано 110 файл(ов). Среди них: и ещё 100 файл(а).
Показать все связанные файлы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   29

Екатерина Монусова
История рыцарства. Самые знаменитые битвы
История рыцарства. Самые знаменитые битвы Екатерина Монусова
Они возвели на высшую ступень героизма военную доблесть – человеческую добродетель, являвшуюся оплотом всякого общественного строя. Они принесли в мир то,
чем он может, пожалуй, гордиться больше всего: рыцарский дух. Они были жестоки, но чистосердечно старались установить на земле справедливость и, путем великого насилия,
совершали великие дела.... Погружаясь в неповторимую атмосферу рыцарских битв, вы ощутите дух того далекого времени, узнаете, к чему стремились, о чем мечтали, как сражались те, чья жизнь была полна приключений и окутана романтикой, и кто стал легендой после смерти...
Екатерина Монусова
История рыцарства: самые знаменитые битвы
Вместо предисловия
Как-то летним утром англичанка Дороти Стронг ехала по шоссе на такси. И вдруг...
машина словно уперлась в невидимую стену: мотор заглох, а счетчик начал крутиться как бешеный! Впереди, справа, слева – повсюду появились солдаты в сверкающих доспехах.
Через несколько минут эта «армия призраков» словно растворилась в воздухе... Вскоре свидетельства очевидцев, столкнувшихся с загадочным феноменом, были опубликованы в лондонском еженедельнике «Уик-энд». Все это случилось неподалеку от Оттерберна, где много лет назад произошла грандиозная битва между англичанами и шотландцами. Местные жители утверждали, что подобное здесь приключалось и ранее. А ученые в очередной раз попытались найти разгадку мистического явления, с завидной регулярностью повергающего в шок жителей разных частей планеты. Его называют «дроссолидес», что в переводе с греческого означает «капельки росы» – ведь миражи чаще всего возникают в предутренние часы, когда в воздухе конденсируется туман. На нем, словно на незримой эфирной пленке,
прокручивается старое «кино»: скрещиваются мечи, сталкиваются кони, падают поверженные воины. Вся эта буря давно канувших в Лету страстей причудливым образом отпечаталась в энергетическом пространстве Вселенной, чтобы спустя столетия поражать потомков. Природа этого явления, увы, пока не изучена. Кое-кто поговаривает даже, что воинственные миражи – всего лишь галлюцинации, вызванные испытаниями новых видов психотропного оружия, при которых количество пострадавших определяется мощностью передатчика. Но лично мне милее теория древних египтян, свято веривших, что мираж – это призрак страны, которой больше нет...
Нет больше на свете сказочной страны, в которой мужественные и благородные рыцари бились не на жизнь, а на смерть, начертав на своем знамени единственное слово – честь. Да и существовала ли она? Анатоль Франс напишет об эпохе рыцарства: «Были люди, творившие,
конечно, много зла, – ибо невозможно жить, не причиняя зла другим, – но творившие еще больше добра, потому что именно они подготовили тот лучший мир, благами которого мы ныне пользуемся...
Они возвели на высшую ступень героизма военную доблесть – основную человеческую добродетель, до настоящего времени являющуюся оплотом всякого общественного строя.
Они принесли в мир то, чем он может, пожалуй, гордиться больше всего: рыцарский дух .
Они были жестоки, об этом я не забываю, но я преклоняюсь перед жестокими людьми,
которые чистосердечно стараются установить на земле справедливость и, путем великого насилия, совершают великие дела...»
Весьма возвышенный взгляд – но великий писатель был французом, а для французского уха равно прекрасно звучат и звук провансальских песен, и музыка мечей.
Самый, пожалуй, известный теоретик рыцарства чистокровный нидерландец Йозеф
Хейзинга куда более скептичен. Признавая, что «рыцарские идеи были способны оказывать реальное воздействие на судьбу целых стран», он называет это воздействие скорее губительным, находя массу примеров того, как «рыцарские» поступки командиров приводили к упадку целые нации. Что ж, не станем оспаривать великих – тем более что «на войне, как на войне», не может быть одних лишь побед и одних поражений; у каждого своя правда, в стремлении отстаивать которую до конца средневековые рыцари поистине не знали себе равных.

История Средних веков – во многом история войн. Тогдашние солдаты воевали со вкусом. Они, как никто, умели «...лететь в атаку на добром коне рядом со своими братьями,
родичами, друзьями, – пишет в своей книге „Европа в Средние века“ соотечественник
Франса Жорж Дюби. – Часами напролет, в поту и пыли, с боевым кличем на устах рубиться,
демонстрируя всю мощь, заключенную в твоих руках. Сравняться с героями эпоса,
повторить подвиги своих предков. Одолеть противника, пленить его и потребовать выкуп. А
иногда, в упоении битвы, не сдержаться и убить врага. Опьянение от резни, от запаха крови...
Весь день сражаться, а вечером озирать поле, усеянное мертвыми телами, – такова реальность XI века...»
Впрочем, в запахе крови и тогда было мало романтического, а история рыцарских войн отнюдь не заканчивается XI веком. Даже в XVI столетии, официально объявленном историками временем заката эпохи рыцарства, Мальтийский орден, во имя спокойствия на
Средиземном море, посылал галеры против сарацин. Что же касается, сражения при
Оттерберне, которое спустя многие века так испугало английскую леди, то оно имело место в году 1388-м от Рождества Христова – и вошло в историю войн как «битва, в которой мертвец одержал победу». Все дело в том, что шотландец Джеймс Дуглас, второй граф
Дуглас, прозванный Черным, сын Уильяма Первого, графа Дугласа, женатый на Изабелле,
дочери короля Роберта II (уфффф!..), вторгшийся в Англию, был в этом бою смертельно ранен. Чтобы новость об этом не поколебала отваги солдат, он приказал своим офицерам укрыть его в кустарнике. Рыцари отчаянно рубились всю ночь – и превосходящая шотландцев по силам армия сэра Генри Перси была повержена. Когда Перси спросил шотландского рыцаря, кому именно он должен сдаться, тот ответил: «Ни лорду, ни мужлану,
ни мне – но тому, кто укрыт в зарослях орляка, что растет вон там...»
К этому моменту граф Дуглас был уже мертв – впрочем, возможно, это всего лишь легенда, которых немало породили те красивые и кровавые времена. А в крепости
Оттерберна располагается сейчас отель Otterburn Tower , по свидетельству путеводителя прекрасно сочетающий в себе «шарм старины и комфорт современности». На тридцати двух акрах красивых лужаек вы можете насладиться ланчем или предобеденными напитками. В
фешенебельном рестoране вам будут поданы изысканные яства, приготовленные из свежих продуктов, выращенных в саду крепости или на близлежащих фермах. Стоит это удовольствие не так уж и дорого – каких-то 100 британских фунтов за ночь. Правда, явление призрака графа Дугласа за эти деньги не гарантируется. Но если вы всетаки дочитаете эту книгу до конца, то кто знает...
Вооружение и облачение.
Не коротка ли кольчужка?
Вызывая восторженные взгляды мальчишек, они стоят в музейных залах, в сохранившихся замках и, случается, даже у входа в рестораны. Тяжелые металлические кованые фигуры... Кажется, подними забрало, и тебя встретит жесткий и острый, как кинжал,
взгляд. Но блестящие латы пусты и бездушны, это лишь оболочка – рыцарские доспехи. На первый взгляд, их даже не отличить друг от друга. Но если они настоящие, а не современная стилизованная подделка, то советую остановиться и вглядеться повнимательнее.
Посмотрите, прежде всего, на щит – что на нем изображено, какова форма «поля», к чему призывает девиз? Затем – шлем, есть ли на нем перья и какие? Возможно, его венчает фигурка? Нет ли орнамента, рисунка, как смыкается забрало?.. Все это сегодня представляет интерес только для исторической науки да разве что – для художников. А ведь когда-то от этих мелочей зависела жизнь рыцаря. Именно по символам и знакам, по предпочитаемым цветам и формам закованных в броню воинов можно было распознать свой он или чужой. Да и способны ли были в полной мере латы защитить рыцаря на поле брани? Вспомните знаменитое «коротка кольчужка», что с огорчением прошептал один из героев фильма

«Александр Невский», пронзенный немецким клинком...
На самом деле вариантов рыцарских облачений и вооружений великое множество. И
тем, кто этим интересуется, изучать предмет своей страсти так же увлекательно, как настоящему филателисту исследовать марки. Разве что коллекции, пожалуй, не собрать.
Образцы полных рыцарских вооружений в деталях можно увидеть в древнейших сборниках гербов (Wappenrolle). Особенно же в этом плане богата и разнообразна так называемая
Цюрихская Wappenrolle («Цюрихский гербовник»), выпущенный в 1320 году. Рисовались гербы, как правило, на щите. Когда такой щит вывешивался на стене города, все понимали,
что его защитником является владелец. Но не торопитесь за билетом в Швейцарию, если вы еще не побывали в Рыцарском зале нашего санкт-петербургского Эрмитажа. Там есть на что посмотреть!
Более пяти веков рыцари были главной военной силой средневековой Европы.
Впрочем, не только военной. Хорошо известен их вклад в развитие градостроительства,
мореплавания, торговли... Но почти всегда их жизненный уклад был связан с военными действиями. Если строительство, то крепостей или защитных сооружений, если выход в море, то на борьбу с пиратами или захват чужих территорий. Поэтому любое эволюционное поступательное движение несло с собой и развитие вооружений. И рыцарь в двенадцатом веке заметно отличался от своего пращура, скажем, из столетия десятого. При этом совершенствовались как доспехи, предназначенные для защиты, так и наступательное оружие. Собственно, по-другому и быть не могло. И оружейных дел мастера тоже соперничали в поиске оригинальных решений...
Величественный Рыцарский зал Эрмитажа встречает вас тяжестью брони и тончайшим хитросплетением резьбы, которой она покрыта. Под тем и другим скрываются предполагаемые люди и кони. Кажется, сейчас раздастся пронзительный сигнал горна, и начнется сеча. Но настоящего, именно рыцарского, сражения не будет, как почти не стало их в XVI веке, к которому, в основном, относится эрмитажная коллекция. Боевые поля Европы уже бороздили регулярные армии, первым пушкам ничего не стоило издалека в пух и прах разнести бронированные шеренги рыцарской конницы. Обычный пехотинец с ранцем за плечами, правда, подготовленный и вымуштрованный, запросто в ближнем бою сбрасывал рыцаря с коня специально предназначенным для этих целей крюком. И килограммы грозной брони становились воину не помощником, а помехой.
Тем не менее великолепные доспехи и выставленное в витринах мастерски сделанное оружие были выкованы в те времена, когда рыцарей все чаще можно было встретить только в ополчениях, собранных по призыву своих сеньоров, в королевских эскортах да на турнирах, цена победы в которых выражалась лишь благосклонным взглядом прекрасной дамы. Может быть, именно поэтому столь искусно филигранное мастерство отделки доспехов. Трудно поверить, что рыцарство переживало период упадка, когда на рукоятках мечей и кинжалов – россыпи драгоценных камней, а количество серебра и позолоты,
покрывающее клинки, заставляет усомниться: для боя это оружие или для парадов,
оружейник его делал или ювелир? Даже на копьях и алебардах, где драгоценности, казалось бы, неуместны, их компенсируют разноцветные пышные кисти и флажки.
Правда, парадный блеск был присущ рыцарскому оружию отнюдь не всегда. И
главным его достоинством все же служил вороненый стальной клинок. Каковым было европейское рыцарское вооружение до десятого века, историки могут узнавать лишь по миниатюрам древних рукописей, о точности которых лишь одному Богу известно. Вот некое усредненное описание, приведенное на сайте так называемого «Клуба Авалон». Его члены участвуют в военно-исторических фестивалях, реконструируют события и, конечно же,
изучают оружие древних.
«На заре рыцарства защитное вооружение состояло из длинной кожаной рубахи, на которую наклепывались железные чешуйки или даже просто железные полосы. Эта рубаха с короткими широкими рукавами свободно висела на воине и не должна была стеснять его движений. Иногда такой доспех дополнялся и короткими, до колен, кожаными штанами. На
голове воина был кожаный капюшон, поверх которого надевался конической формы шлем с широкой металлической стрелкой, закрывающей нос. Щит был длинным, чуть ли не во весь рост, миндалевидной формы. Он сколачивался из крепких досок и обивался с наружной стороны плотной кожей с металлическими оковами. Защищенный таким образом воин был почти неуязвим для современного ему наступательного оружия.
Иногда на кожаную основу вместо железных чешуек или полос нашивались рядами железные кольца; при этом кольца одного ряда до половины закрывали следующий. Позже оружейники начали делать доспехи, состоящие из одних только стальных колец, каждое из которых захватывало четыре соседних колечка и было наглухо запаяно. Однако справедливости ради надо подчеркнуть, что такая идея была позаимствована европейцами на
Востоке. Уже в Первом крестовом походе, в самом конце XI века, рыцари столкнулись с врагом, одетым в легкие и гибкие кольчуги, и оценили такое вооружение по достоинству.
Немало этих восточных доспехов досталось им в качестве военных трофеев, а позже производство кольчуг наладили и в Европе.
Уже к середине XII века рыцарство было полностью одето в кольчуги. На гравюрах того времени показано, что стальная чешуя закрывала воина буквально с головы до ног: и наножники, и перчатки, и капюшоны. Эту гибкую стальную одежду надевали на кожаную или стеганую поддеву, предохраняющую от ушибов, а они могли быть очень чувствительными, даже если меч или боевой топор не разрубал стальных колец. Поверх же кольчуги надевали полотняную тунику, предохраняющую доспехи от порчи и нагрева солнечными лучами.
Поначалу туника выглядела очень скромно – она ведь предназначалась для боя, – но с течением времени стала роскошным, щегольским одеянием. Шили ее из дорогой ткани,
украшали вышивкой – обычно изображениями родового рыцарского герба. Кольчужное вооружение было несравненно легче прежнего. Современники утверждали, что двигаться в нем было столь же легко и удобно, как и в обычной одежде. Рыцарь получил большую свободу действий в бою, был способен наносить врагу быстрые и неожиданные удары.
В таких условиях большой, закрывающий чуть ли не все тело щит был уже помехой:
кольчужное плетение и так в достаточной степени защищало тело рыцаря. Щит, постепенно уменьшаясь, стал служить лишь дополнительной защитой от ударов копья или меча. Форма щитов теперь была самой разнообразной; на внешней стороне изображался герб, а с внутренней, укреплялись ремни, чтобы его было удобно держать на левой руке.
У прямоугольных или удлиненных щитов ручки-ремни были поперечными. В шести–
или восьмигранных, а также круглых щитах ремни располагались так, чтобы при ношении основание герба всегда оказывалось внизу. Самый широкий ремень приходился на предплечье, а самый короткий и узкий зажимался кистью. Изменился и шлем, теперь он был не коническим, а кадкообразным, нижними краями он опирался на плечи рыцаря. Лицо было закрыто полностью, оставались только узкие прорези для глаз. Появились и украшения на шлемах, сделанные из дерева, кости, металла – в виде рогов, огромных когтей, крыльев,
железных рыцарских перчаток...
Однако и у такого, вроде бы достаточно совершенного, надежного и удобного вооружения были свои недостатки. Кадкообразный шлем давал слишком мало воздуха для дыхания. В самый разгар схватки его даже приходилось снимать, чтобы не задохнуться.
Сквозь узкие глазницы нелегко было ориентироваться; случалось, рыцарь не сразу мог отличить врага от друга. К тому же шлем никак не скреплялся с другими доспехами, и ловким ударом его можно было повернуть так, что перед глазами вместо прорезей оказывалась глухая сторона. В этом случае рыцарь был в полной власти противника...»
Это описание рыцарских доспехов и оружия я назвала усредненным, потому что,
практически, такое же есть в других книгах, выложено и на многих сайтах, посвященных этой теме. А вот оригинальное, хоть и знакомое миллионам. У Вальтера Скотта в «Айвенго»
читаем: «Под плащом виднелась кольчуга с рукавами и перчатками из мелких металлических колец; она была сделана чрезвычайно искусно и так же плотно и упруго прилегала к телу, как
наши фуфайки, связанные из мягкой шерсти. Насколько позволяли видеть складки плаща,
его бедра защищала такая же кольчуга; колени были покрыты тонкими стальными пластинками, а икры – металлическими кольчужными чулками». Так был экипирован рыцарь
Бриан де Буагильбер. Писатель полностью придерживался исторической правды. Его герой,
участник
Крестовых походов в Палестину, как раз с Востока привез свои доспехи. Но главными
«законодателями оружейной моды» для европейцев были, безусловно, древние римляне.
Рыцари только время от времени слегка видоизменяли образцы их оружия, делая его более удобным и смертоносным. Римские легионеры, например, виртуозно владели коротким полуметровым мечом. Обоюдоострый, конусообразный, довольно легкий клинок в ближнем бою позволял быстро и беспощадно колоть и рубить врага. Конечно, в зависимости от ситуации, римские воины также умело использовали и метательные копья или луки. А вот как почти поэтично, но со знанием дела описывает рыцарское оружие в своей книге
«Многоликое Средневековье» русский историк, педагог, поэт и писатель, последний директор Императорской Николаевской Царскосельской гимназии
Константин Алексеевич Иванов:
«...В этом вопросе мы ограничим свой интерес главным образом ХII и отчасти ХIII
столетиями. Познакомимся сперва с оружием наступательным. Оно было двух видов: меч и
копье. Меч в форме креста – исключительно рыцарское вооружение. Он состоит из трех
частей: стального клинка, рукояти и дискообразного дополнения к последней на самом
верху. В древнейшее время употреблялись клинки односторонние, а потом вошли в
употребление обоюдоострые. На клинках вырезались различные надписи и фигуры.
Надписывалось или имя меча (так как существовал обычай называть их по именам), или
какоелибо краткое изречение. Фигуры делались различными: так, мы встречаем упоминание
о мече, на клинке которого с одной стороны были изображены три креста, а с другой – три
леопарда. Вырезанные надписи и фигуры обыкновенно покрывались позолотой.
Из стран, приготовлявших мечи и вообще металлическое оружие, упоминаются
различные места Франции, христианская Испания, Англия, Россия и Византия. Рукоять
меча граничила с клинком поперечной перекладиной, которая и придавала мечу форму
креста. Что касается дискообразного придатка к рукояти, он нередко сообщал мечу
характер святыни, так как туда помещались частицы святых мощей и вообще какие-либо
реликвии. Меч влагался обыкновенно в ножны, сделанные или из кожи, или из дерева,
обитого богатой материей, или даже из золота. Ножны украшались и драгоценными
каменьями. Рыцарь молился перед мечом, воткнув его острием в землю, приносил клятву,
положив руку на его крестообразную рукоять. Замечательный памятник средневековой
поэзии – „Песнь о Роланде“ – необыкновенно ярко и трогательно изображает перед нами
ту горячую любовь, которую истинный рыцарь питал к своему мечу. Роланд, побежденный,
несмотря на геройскую борьбу, врагами, смертельно раненный, думает о своем мече и
говорит с ним, как с дорогим сердцу разумным существом. Не желая, чтобы его меч
Дюрендаль достался в руки врагов, он с болью в сердце решается разбить его о скалу. Но
меч крепок, он звенит, отскакивает от камня, отбивает куски гранита. Тогда рыцарь
начинает оплакивать его:
Как ты красив, как свят, мой меч булатный,
В твоей златой тяжелой рукояти
Хранятся мощи...
Не должен ты язычникам достаться;
Христов слуга тобой владеть лишь должен!
Но вот силы Роланда слабеют.
Почуял граф, что близок час кончины:
Чело и грудь объял смертельный холод...
Бежит Роланд – и вот под сенью ели

На мураву зеленую он пал.
Лежит ничком, к груди своей руками
Прижал он меч...
На меч вообще смотрели как на предмет священный. Да это и не будет удивлять нас,
если мы вспомним, что каждый рыцарский меч предварительно освящался в церкви. Если
рыцаря хоронили в церкви, меч клали на его гробницу. Кроме меча употребляли еще
короткий острый нож или кинжал. Но как кинжал, так и бердыш не были настоящим
рыцарским оружием. Другим наступательным оружием было копье. Последнее также
состояло из трех частей: древка, железного наконечника и значка или флага. Древко
достигало больших размеров, а именно восьми футов, а впоследствии даже пятнадцати.
Приготовлялось оно из разных деревьев, но лучшим считалось сделанное из ясеня. Древко
обыкновенно красилось преимущественно в зеленый или синий цвет. Cнизу оно оканчивалось
металлическим острием, которое легко втыкалось в землю. Железный наконечник копья
чаще всего делался в форме ромба, как мы большей частью и представляем его себе, но
бывали наконечники и в форме высокого конуса. Под наконечником тремя и более
серебряными или позолоченными гвоздиками прибивался значок или флаг. Он достигал
большой длины, спускаясь до самого рыцарского шлема, и заканчивался тремя длинными
языками. Наиболее употребительными цветами его были зеленый, белый и синий. Иногда
вместо флага прикреплялась длинная лента. Вот как описывается копье Роланда в
упомянутом уже нами поэтическом произведении:
Прекрасен граф,
Ему к лицу доспехи боевые;
В руках он держит острое копье,
Играет им и к небу голубому
Подъемлет он стальное острие;
К копью значок привешен белоснежный,
И от него до самых рук спадают
Златые ленты...
Значок не следует никоим образом смешивать со знаменем. Первый был
общепринятым предметом, второе же составляло принадлежность только тех рыцарей,
которые владели большими землями и приводили с собой

Рыцарь ордена тамплиеров
на войну известное количество вооруженных людей. В ХIII столетии и на флагах, и на
знаменах появились гербы. Когда рыцарь шел, он нес свое копье на правом плече; когда ехал,
держал его вертикально; наконец, во время боя – горизонтально, над бедром, а позднее и
под мышкой. Копье было исключительно рыцарским оружием; оруженосец мог биться
только со щитом и мечом (но не рыцарским). Иногда и копье, подобно мечу, имело свое
собственное имя.
Оборонительное вооружение составляли щит, кольчуга и шлем. До второй половины

XI столетия употреблялись круглые щиты, а потом сделались общепринятыми щиты
продолговатые, рассчитанные на то, чтобы прикрывать рыцаря во всю его длину, начиная
с плеч. Обыкновенно щиты были не плоские, а выгнутые. Приготовлялись они из деревянных
досок, изнутри обитых подушкой, а снаружи кожей. Последняя часто раскрашивалась; на
ней изображались львы, орлы, кресты, цветки, бывшие вначале лишь простыми
украшениями, не имевшими ничего общего с гербами. С внутренней стороны щита
приделывались две кожаные ручки, отсюда же выходила широкая перевязь из кожи или из
богато украшенной материи. Не участвуя в битве, рыцарь закидывал эту перевязь на плечо.
Павших в битве выносили с поля сражения на щитах...»
Как видим, тяга к украшению своего любимого оружия была не чужда и реальным, а не только «турнирным» рыцарям. Но гораздо важнее для них считались не внешний лоск, а боевые достоинства копья и меча. Примерно с десятого, а уже более детально – с одиннадцатого веков эволюцию защитных доспехов и наступательного рыцарского оружия исследователи могут проследить достаточно подробно. Поистине царский подарок будущим историкам сделала жена Вильгельма Завоевателя, предводителя норманнов, покоривших
Англию в одиннадцатом столетии, королева Матильда. В музее французского города Байе хранится уникальный экспонат – огромный ковер, на котором изображены грандиозное сражение при Гастингсе в 1066 году и другие эпизоды покорения туманного Альбиона. Так вот, сохранилась легенда, согласно которой королева соткала этот ковер собственными руками, таким образом увековечив память о победах своего супруга. Знала бы Матильда, что много веков спустя по ее творению будут изучать образцы рыцарского оружия!
Итак, чуть скошенный к концу, прямой, длинный (не короткий, как у римлян) меч,
украшенное флажком мощное копье, незамысловатый лук со стрелами – для наступления,
кольчуга, шлем и щит – для обороны – вот основной арсенал рыцаря начала второго тысячелетия. Чтобы «доспех», как говорят профессионалы, стал оружейным шедевром,
специалисты в разных уголках Европы совершенствовались не одно столетие. И к концу XV
века прогресс в оружейном, кузнечном деле и металлургии достиг в европейских странах такого состояния, что изготовление рыцарской амуниции, можно сказать, приблизилось к совершенству. В эпоху Возрождения конструкция так называемого готического доспеха стала самой практичной, но очень сложной и дорогой.
В честь римского императора Максимилиана I (1459– 1519), от которого оружейники часто удостаивались похвалы и поощрений, они назвали одно из своих лучших творений
«максимилиановский доспех». Как универсальный тип защитного вооружения в позднем
Средневековье распространились доспехи, именовавшиеся пластинчатыми латами. Состоял такой доспех сверху вниз из глухого шлема, латного «ожерелья», кирасы, прикрывающей грудь и спину, наплечников, наручей с налокотниками, металлических перчаток,
набрюшника или юбки. Некоторые варианты предусматривали так называемую срамную капсулу. Далее следовали набедренники, поножи, защищающие колени и голени. Завершали гарнитур латные башмаки. Только крупных деталей в доспехе набиралось до двух сотен. А
если пересчитать все винты, пряжки и другие мелкие приспособления и крепеж – превысит и тысячу. Куда там современным кутюрье! Чтобы вся эта тяжесть не обрушилась, основные составляющие скреплялись между собой кожаными ремнями.
Кстати, весили боевые доспехи не так уж много, в среднем примерно тридцать пять килограммов. На первый взгляд такая амуниция кажется тяжелее. Но это, конечно, и немало.
Попробуйте-ка часок-другой хотя бы походить в таком костюмчике. Однако ежедневная с детских лет физическая подготовка, свежий воздух, здоровая мясная пища – и рыцарь к нагрузкам готов. Между прочим, знаете ли вы, что современный морпех или спецназовец на марше несет на себе и поболее – около сорока килограммов? А учебный или боевой маршбросок – далеко не прогулка. Так что, как обычно, все решает тренировка...
Естественно, это было уникальное ручное производство по строгим меркам для конкретного рыцаря. Экипировка знатных господ рождалась тяжким трудом сотен и даже тысяч простых людей. А когда хозяин был слишком привередлив и требователен или
применялись «новые технологии»? Скажем, императору Максимилиану I покрыли всю броню мелкими желобками, что сделало ее особенно прочной, но добавило не один желобок на лбах оружейников. Чего только не применяли мастера для отделки лат – гравировали,
полировали, травили, чернили, покрывали золотом... Вот бы устроить шоу и показать всю эту роскошь на подиуме. Думаю, такое дефиле в наши дни имело бы грандиозный успех!
Между тем влетал боевой костюм хозяину в копеечку. Даже первые «модели» боевого облачения рыцаря и его коня, например, в десятом веке обходились примерно в сорок солидов. Для сравнения скажем, что это стоимость около шести тысяч пшеничных караваев
– для европейца в Средневековье богатство баснословное. В дальнейшем усложнение конструкции и повышение защитных качеств доспехов делало их еще дороже. Далеко не каждый мог позволить себе стать рыцарем...
Вооружение диктовало и соответствующую тактику боя. Скажем, в десятом веке защитный панцирь значительно легче было разрубить, чем проколоть. А вот когда в обиход вошла кольчуга, все стало наоборот. При рубящем ударе меч не рассекал, как прежде,
наклепанные на коже железные полоски, а натыкался на гибкую металлическую поверхность. Он скользил по свисающей складками и создающей эффект сплошной поверхности чешуе. Поэтому гораздо более опасным становился колющий удар. И лезвию меча придают необходимую форму с острым, разящим концом. Умелым выпадом бойца клинок раздвигает кольца кольчуги... спасения нет! Но оружейники доводят эффект колющего удара меча до совершенства. Чтобы меч не гнулся и не ломался, его по всей длине усиливают выпуклым ребром, проходящим в центре от рукояти до разящего жала на конце.
Конечно, не было жесткой, раз и навсегда утвержденной, технологии. При изготовлении такого меча на наковальню ложилась стальная полоса, которая вполне могла
«гулять» по ширине от трех до восьми сантиметров, и по длине – до метра. Когда лезвие было готово, наступал черед рукояти. Неважно, выделывалась она из кости или дерева, но от ее удобства во многом зависела разящая сила удара. Обвивающая рукоять рука оказывалась сверху под защитой так называемой гарды, придающей мечу форму креста, а утолщение внизу делало хватку удобной и надежной. Меч лежал на левом боку в ножнах,
удерживаемых кожаной перевязью. Хотя было время, когда оружие крепилось на поясе по центру, что, видимо, удобства не создавало. Мечи, как и кони, становились рыцарям лучшими друзьями. Поэтому часто они получали собственные имена. Вспомните Дюрандаль рыцаря Роланда. А его верный соратник Оливье носил меч по имени Альтклэр. Коль уж зашла речь о конях, поведаем и о том, как были они защищены в бою. Добавлю только прежде несколько слов о втором рыцарском важнейшем оружии, как раз связанном со скакуном, – копье. Со временем оно удлинилось до четырех метров. Страшный удар копья несущегося на коне рыцаря могла сдержать, правда далеко не всегда, только чешуя кольчуги.
Узкий четырехгранный острый металлический наконечник часто оказывался смертоносным жалом для врага.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   29

перейти в каталог файлов


связь с админом