Главная страница
qrcode

Александрова Э.Б., Левшин В.А. Стол находок уте... Эмилия Борисовна Александрова, Владимир Артурович Левшин Стол находок утерянных чисел Стол находок утерянных чисел


НазваниеЭмилия Борисовна Александрова, Владимир Артурович Левшин Стол находок утерянных чисел Стол находок утерянных чисел
АнкорАлександрова Э.Б., Левшин В.А. Стол находок уте.
Дата15.11.2016
Размер2.55 Mb.
Формат файлаrtf
Имя файлаAlexandrova_E_B__Levshin_V_A_Stol_nakhodok_ute.rtf
ТипКнига
#2014
страница5 из 9
Каталогtopic20456736_29161404

С этим файлом связано 103 файл(ов). Среди них: Istoria_gosudarstva_Rossiyskogo_v_otryvkakh_iz_shkolnykh_sochine, Uvarova_Rozhdestvenskie-istorii_2_-Rozhdestvenskie-istorii-Kniga и ещё 93 файл(а).
Показать все связанные файлы
1   2   3   4   5   6   7   8   9

ЛАБОРАТОРИЯ НЕПРОЯВЛЕННЫХ АССОЦИАЦИЙ
Я уж говорил: лаборатория работала год. По моему совету здесь перебывали многие посетители Стола находок, но сам я – ещё ни разу. Тем сильнее оказалось моё удивление. Если б не вывеска, можно бы подумать, что мы ошиблись адресом – так не похоже это было на лабораторию. Никаких пробирок, никаких реторт. Рояль. Камин. Причудливые керамические вазочки на каминной полке. Гостиная, да. и только!

В довершение сходства, на пороге гостиной появилась дама в длинном вечернем платье, с белым кружевным платком в руке. Войдя, она поклонилась так низко, что коснулась платком паркета, потом подошла к открытому роялю, словно собираясь спеть, слегка кивнула незримому аккомпаниатору и лишь тогда с достоинством осведомилась, что нам угодно.

– Эээ… – начал я, окончательно сбитый с толку, – эээ… Мы хотели бы…

– Мы хотели бы видеть Главную проявительницу, – пришла мне на помощь девочка.

Вот как! – усмехнулась дама, явно польщённая. – К вашим услугам.

– Очень, очень приятно, – расшаркался Главный терятель. – Видите ли, уважаемая… ммм… уважаемая Главная проявительница, я потерял одно важное число, и мы его разыскиваем с помощью ассоциаций. Так вот, среди прочих появилась у меня одна… как бы это сказать… ускользающая. Дразнит, понимаете, а в руки не даётся.

– Неприрученная, – уточнила девочка.

Главная проявительница задумчиво побарабанила пальцами по крышке рояля.

– Н да, с такими сложнее. Но ничего, не унывайте. В нашем распоряжении полный набор проявителей и закрепителей на все случаи жизни.

Тут она подошла к камину и стала одну за другой показывать нам керамические вазочки, где хранились, оказывается, лабораторные реактивы. Один из них – «детса́дий натура́лис» – проявлял воспоминания раннего детства. Другой, так называемый «а́ква старика́лий», применялся уже в тех случаях, когда не можешь вспомнить, что было вчера…

Девочка перетрогала все вазочки на камине, а потом вздохнула и сказала, что проявлять чужие мысли, должно быть, непросто.

– Непросто?! – повторила Главная проявительница с горькой усмешкой. – Скажите лучше, адски непросто! Иной раз не знаешь, с какой стороны взяться за дело. Недавно пришлось снимать мыслеграфию с затылка: у человека всё шиворот навыворот. А бывает, и сбоку приходится. Когда мозги набекрень. Но всё это ничто перед тем, когда в голове пусто. Не смотрите на меня недоверчивыми глазами: к сожалению, так бывает! Не считать же содержанием чепуху, которой забиты головы иных молодых модников. Хорошо ещё, что у нас в Энэмске таких нет. Но нельзя же думать только о себе! Надо позаботиться и о других людях…

– А вы о собаках не заботитесь? – неожиданно поинтересовалась девочка и, подхватив на руки Пусю, поднесла его к самому носу Главной проявительницы.

– Какая прелесть! – восхитилась та. – Почему я сразу не заметила? Да такого красивого скоч терьера во всём Энэмске не найти!

– И такого умного, – добавила девочка.

– В самом деле? – загадочно прищурилась Главная проявительница. – Сейчас мы это проверим. Если не ошибаюсь, вы хотели знать, снимаю ли я мыслеграфии у собак? До сих пор не снимала. Но сегодня начну.

Не в пример девочке, мы с Главным терятелем не очень обрадовались. Но возражать не имело смысла. Судя по всему, Главная проявительница была дама с причудами. Сейчас ей пришла в голову очередная фантазия, и, поколдовав над Пусей в соседней комнате, она объявила, что содержания Пусиной головы на десятерых взрослых собак хватит. Не говоря уже о некоторых людях. Хотя бы о том любителе путешествий, который недавно очутился в Энэмске проездом из Италии и потерял ключ от номера гостиницы. Как показала мыслеграфия, ключ благополучно пребывал в скважине замка. Но что она показала ещё! Глаза бы не глядели. Человек только что посетил Флоренцию, Рим, Милан – города, где шагу ни ступить, чтобы не наткнуться на творение кого либо из великих художников. Но осталось ли у него в памяти хоть что нибудь от этого великолепия? Ничего. Ворох модного тряпья… Не то – Пуся! Этот малыш далеко пойдёт. И не только потому, что даровит. У него уже есть цель в жизни! А жизнь без цели, без любви – цветок, лишённый аромата. Так, кажется, поётся в старинном романсе?

В этом месте рассказа я позволил себе снисходительно улыбнуться и сказал, что Пусину цель мы и без мыслеграфии знаем. Нет никакого сомнения, что он хочет стать настоящей сыскной собакой.

– Ошибаетесь, – возразила Главная проявительница. – С недавнего времени Пуся мечтает выступать в цирке. И не один – вместе со своей хозяйкой. В его мыслеграфии обнаружен плакат, где девочка дрессирует собаку…

Так вот что было на уме у нашей ищейки! А я то полагал…

Но пора было перейти к делу, которое, собственно, и привело нас в лабораторию. Правда, к тому времени Главный терятель начисто забыл, с каким числом связана его ускользающая ассоциация. Хорошо ещё, что мы с девочкой это запомнили. То было 22 – число игроков на футбольном поле.

На сей раз Главная проявительница работала прямо при нас. Она усадила Главного терятеля спиной к камину, где, оказывается, находилось мыслеграфическое устройство, и попросила его сделать как можно более осмысленное лицо. Главный терятель отчаянно заморгал и, как всегда, приложил палец к носу. Её это почему то не устроило. Тогда он вытаращил глаза и почесал за ухом. Это её не устроило ещё больше. Отчаявшись, он махнул рукой и уставился в потолок. И тут она заявила, что это как раз то, что ей нужно. Потому что когда человек смотрит вверх, он не может думать ни о чём низменном и незначительном.

Мыслеграфия, впрочем, получилась не слишком удачная. Главная проявительница сказала, что у клиента в голове освещение слабовато. Но ассоциация всё таки проявилась. Она показала, что Главный терятель делил номер билета на число 22, и номер на это число разделился.

Итак, у нас появился ещё один признак. Сам по себе не бог весть какой, но из него вытекали другие, более ценные. Во первых, раз номер делится на 22, значит, он делится на 2 и на 11.

– А во вторых, – подсказала девочка, – раз он делится на 2, так он чётный.

Что и говорить, прекрасный вывод! Но напрашивался и ещё один. Если число делится на 11, значит, сумма его цифр, стоящих на нечётных местах, равна сумме цифр, стоящих нн чётных. Правда, тут возможен ещё один вариант, когда одна сумма больше другой. Но Главный терятель уверял, что в его номере суммы были равные. И девочка старательно занесла, в блокнот две новые приметы: а) номер чётный; б) сумма цифр, стоящих на нечётных местах, равна сумме цифр, стоящих на чётных.

– Смотрите, – заявила она с гордостью, – у нас уже четыре приметы накопилось!

– Да, – уныло подтвердил я, – вот только номера билета по ним не определишь.

– На это я могла бы возразить словами моего любимого романса, – вмешалась Главная проявительница. – «Пока мы молоды душой, всё достижимо, всё возможно!» Дорогие друзья, – продолжала она, – вам нужны новые яркие впечатления. Так ступайте за ними! Ищите! Дерзайте! Мир так велик… Почему бы вам не пойти… ну, хотя бы во Дворец пионеров? Кстати, сегодня он отмечает своё славное пятидесятилетие, и там будет особенно интересно. Ах, этот Дворец! Он вызывает у меня такие чудесные ассоциации! Школьные годы. Короткая юбочка. Смешные косички с бантиками. О детство, как позабыть, как– возвратить тебя?

Говоря это, она приблизилась к роялю, села на круглый табурет, мечтательно прошлась пальцами по клавишам и запела что то вроде сентиментального вальса:
Где́ вы, где́ вы, былые года,

Увлечённость без края, без меры?

Где то светлое время, когда

Был мне домом Дворец пионеров?

Где успехи в кружке хоровом,

Радость первых свиданий с балетом,

Милый детский роман с драмкружком

И с кружком кулинарным при этом?
Где наивные слёзы о том,

Что нельзя разорваться на части

Между фото– и мотокружком,

Между фото– и мотонапастью?

Испарилась, ушла без следа

Той счастливой поры атмосфера…

Но живёт в моём сердце всегда

Рядом с детством Дворец пионеров.
Допев это замечательное сочинение, она встала, снова поклонилась, коснувшись платком паркета, и задумчиво удалилась за кулисы… виноват, в соседнюю комнату. Мы последовали её примеру и тихо покинули лабораторию.
БЕСКОНЕЧНЫЕ УДОВОЛЬСТВИЯ
Дворец пионеров находился на третьей по счёту параллельной улице. Но мы и на вторую то попали не сразу, потому что задержались на первой, где разместился знаменитый энэмский зоопарк.

В общем, путь ко Дворцу пионеров оказался длиннее, чем мы предполагали. Он растягивался, как резиновый. Но жалеть нам о том не пришлось. Ни Пусе, который знал, что делал, когда остановился у ворот зоопарка. Ни девочке, ни мне. Ни Главному терятелю, у которого оказалось дело в здешнем зоомагазине.

Магазин, кстати, помещался сразу при входе, и Главный терятель тут же вспомнил, что ему срочно нужны птицы. Да не какие нибудь, а певчие. Жаворонки, канарейки и скворцы. Но вместо того чтобы сказать прямо: «Дайте мне, пожалуйста, столько то жаворонков, столько то канареек и столько то скворцов!», он вздумал изъясняться загадками. Прежде всего, число птиц должно быть наименьшим. Продавец, естественно, хотел отобрать ему одного жаворонка, одну канарейку и одного скворца. Но у Главного терятеля оказалось в запасе дополнительное условие. Жаворонков должно быть в четыре раза меньше, чем всех птиц вместе, а канареек – в три раза.



Продавец немного подумал, улыбнулся и протянул Главному терятелю клетку с тремя жаворонками, четырьмя канарейками и пятью скворцами.

– Благодарю вас, – сказал тот, очень довольный, – вы осуществили мою просьбу наилучшим образом. А теперь, с вашего разрешения, я выпущу этих пернатых на волю.

И не успели мы оглянуться, как он отворил дверцу, и – двенадцать крылатых певцов понесли свои песни навстречу облакам.

Девочку это привело в восторг. Одного она не могла понять: как продавец вычислил общее число птиц. Но тот сказал, что он его не вычислял. Скорее, подбирал. Да, именно подбирал сообразно с условиями задачи.

Прежде всего, совершенно ясно, что речь идёт о целом положительном числе. Потому что можно ли просить в магазине 3/4 жаворонка? Или 5/8 канарейки?

Ещё менее вероятно, что на свете существуют отрицательные скворцы. Во вторых, речь идёт о наименьшем числе из тех, что одновременно делятся и на 3 и на 4. Ведь жаворонков должно быть меньше в 4 раза, а канареек – в 3. Ясно, что единственное подходящее число – это 12. Остальное проще простого. Число жаворонков 12/4=3. Число канареек 12/3=4. Число скворцов, само собой, равно пяти: ведь общее число жаворонков и канареек – 7. Вычтем его из двенадцати и получим 5.

– Чудесная задача! – сказала девочка. – Одно плохо: почему наш уважаемый Главный терятель попросил наименьшее число птиц? Почему не захотел, чтобы их было больше?

– Неужели непонятно? – удивился тот. – Ведь выпусти я на волю всех птиц из магазина, никто никогда не смог бы сделать того же. И многие лишились бы огромного удовольствия. Потому что выпускать птиц – удовольствие. Больше того – счастье!

– Прекрасное объяснение, – сказал я. – И прекрасная задача. К тому же на обыкновенные дроби. А я как раз собирался о них поговорить…

– Если она и прекрасна, так по другой причине, – возразил Главный терятель. – Количество птиц – 3, 4 и 5. Это последовательно возрастающие числа…

– И что из того? – полюбопытствовал я.

– Только то, что в утерянном номере три последние цифры тоже последовательно возрастающие, – отвечал Главный терятель с наигранной небрежностью.

– Ассоциация! – завопила девочка и бросилась к блокноту. – Записываю: три последние цифры утерянного номера – последовательно возрастающие.

– Что ж, нашего полку прибыло! – заключил я, потирая руки. – Это надо отпраздновать.

– Отпраздновать, отпраздновать! – запрыгала девочка. – Я тоже хочу выпустить птиц, но уже не двенадцать. Чтоб жаворонков было в 9 раз меньше всех птиц вместе, а канареек – в два.

– Не забудь добавить, что общее число птиц должно быть наименьшим, – напомнил Главный терятель. – Иначе в магазине ни одной птицы не останется!

На сей раз продавцу не пришлось ломать голову.

Девочка решила задачу сама. Прежде всего она подобрала наименьшее число из тех, что одновременно делятся на 9 и на 2. Это 18. Ясно, что число жаворонков 18/9 =2; число канареек 18/2=9. А скворцов – 7.

После этого восемнадцать птах взлетели в небо, а я заявил, что теперь моя очередь получать удовольствие, и как человек скромный попросил немногого: всего лишь позволения поговорить о дробях. Сперва об обыкновенных. Правда, девочка сказала, что с дробями уже знакома. Но я пожелал это проверить и для начала спросил, чем отличается обыкновенная дробь от целого числа.

– Тем же, чем целый арбуз от ломтика, – остроумно ответила девочка. – Чем больше народу за столом, тем меньший ломтик достанется каждому. Если, конечно, делить по честному.

– Зато чем меньше будет каждый ломтик, тем больше будет их самих, – добавил я. – Вот и выходит, что, когда при дроблении число частей увеличивается, сами части уменьшаются.

– Прошу прощения, – вмешался Главный терятель, – насколько я понимаю, до сих пор речь шла о людях порядочных, которые привыкли всё делить поровну. А если среди них окажется нахал?

– Тогда дело обернётся немного иначе, – вздохнул я. – Допустим, у двух приятелей есть арбуз на двоих. Но один захотел получить вдвое больше другого. Как быть?

Девочка сообразила, что в этом случае арбуз следует разделить на три части. Две трети достанутся нахалу, а одна треть порядочному человеку. Но… но ведь так никогда не бывает! Зачем же задавать такие гадкие задачи?

– Виноват, – сказал я. – Больше не буду. И вообще, поговорим о чём нибудь другом. О десятичных дробях, например. Как ты думаешь, чем они отличаются от обыкновенных?

– По моему, их записывать легче, – рассудила девочка. – И вычислять удобнее. Да и сравнивать тоже. Вот, к примеру, что больше: 3/8 или 19/43? Тут голову сломаешь, пока дознаешься. Другое дело 0,135 и 0,158. Сразу видно, что почём…

– Это потому, что у десятичных дробей знаменатели кратны десяти, – пояснил я. – И всё таки не все десятичные дроби поддаются вычислению. Иные из них никаким конечным числом не запишешь.

– Ну да? – не поверила девочка. – Что ж это за дроби такие?

– Эти дроби называются иррациональными. Точным числом их не выразишь. К примеру, √2. Целая часть его равна единице, а дробная состоит из бесконечного ряда цифр. Сколько её ни вычисляй, конца ей нет и не будет. Само собой, пользоваться такой дробью невозможно, да и не нужно. И потому для удобства ограничиваются её приближённым значением. Корень квадратный из двух обычно записывают так: ставят знак приближения – две волнистые чёрточки – и рядом 1,41 (≈1,41). А корень квадратный из трёх приближённо равен 1,73 (≈1,73).

– Словом, иррациональными числами называются корни, которые нельзя вычислить точно, – подытожила девочка.

– Не только корни, – возразил я. – Среди иррациональных есть и другие числа. Вот, например…

Но тут мы подошли к летнему цирку, и мне уже стало не до примеров. Цирк этот не зря помещается на территории зоопарка. В нём часто выступают местные звери. Его полотняный шатёр раскинут на круглой площади, от которой лучами расходятся аллеи с клетками. Но если нам удалось побродить по этим аллеям, так только потому, что цирковое представление должно было начаться через полчаса. Кабы не это, девочка непременно выбрала бы из двух удовольствий большее и в тот день мы бы уже не увидали знаменитой коллекции энэмского зоопарка, где собраны животные изо всех басен и сказок мира.

Это была бы немалая потеря, но нас она миновала. Нам таки удалось пообщаться с некоторыми героями Крылова и Киплинга и даже получить от них на память кое какие советы.

– Никогда не пойте во время еды! – сказала знаменитая крыловская Ворона. – Это не принято в хорошем обществе.

– Приглашая гостей, позаботьтесь об угощении! – сказала Лиса, доедая с плошки манную кашу, которой угощала Журавля.

– И не забудьте о сервировке, – грустно добавил голодный Журавль.

– Собираясь путешествовать вместе, не берите билетов на разные виды транспорта, – посоветовали Лебедь, Рак и Щука.

– Охотясь на очковую змею, не забудьте сбить с неё очки, – напомнил Рикки Тикки Тави.

– И всегда носите их в футляре, – добавила Мартышка, – ведь больше они ни на что не годятся!

– Не заглядывайте в пасть крокодилу, – остерёг нас любопытный Слонёнок. – Как бы он не оставил вас с носом! И предлинным.

– Никогда не опаздывайте! – сказала Кошка, которая ходит сама по себе. – Вы рискуете прийти к шапочному разбору.



Это был своевременный совет, и мы поспешили в цирк.
1   2   3   4   5   6   7   8   9

перейти в каталог файлов


связь с админом