Главная страница
qrcode

Фемотека внимание!


Скачать 74.42 Kb.
НазваниеФемотека внимание!
АнкорFemoteka.doc
Дата10.10.2017
Размер74.42 Kb.
Формат файлаdoc
Имя файлаFemoteka.doc
ТипДокументы
#41886
Каталогdpresnova95

С этим файлом связано 47 файл(ов). Среди них: 1994_Betti_Fridan_Zagadka_zhenstvennosti_postskan.pdf, Zhenschiny_Razgovor_ne_o_muzhchinakh.pdf, Ив Энцлер- Монолог Вагины.doc, Landi_Benkroft_Zachem_on_eto_delaet.pdf, Шейла Джеффрис. Сексуальная индустрия. Заключение.doc, Femoteka.doc и ещё 37 файл(а).
Показать все связанные файлы

фемотека

ВНИМАНИЕ!

В данном файле администрацией паблика «Феминизм и гендер в литературе»  приведены все статьи данной авторки, опубликованные на сайте womenation.org по состоянию на 4 февраля 2015 года. По истечении длительного времени с момента создания этого файла-сборника статей при желании более полного ознакомления со статьями данной авторки Вам необходимо будет зайти на сайт womenation.org и проверить наличие новых статей этой авторки на сайте.

Для кого хороши «хорошие мужчины»?


Многие женщины любят упрекать феминисток в «женском сексизме» (что это?!) и любят утверждать, что все мы просто люди. А все люди бывают разными — хорошими и плохими, добрыми и злыми, вне зависимости от пола. И также как есть хорошие и плохие женщины, также есть хорошие и плохие мужчины. Ну не могут же абсолютно все мужчины быть негодяями-мерзавцами-подонками, в самом деле. Ведь есть умные, добрые, честные мужчины, верные друзья и преданные своему делу люди, врачи, педагоги, пожарные, гениальные ученые и отважные спасатели, щедрые благотворители и всеми любимые артисты. Разве они не достойны уважения и восхищения? Разве можно всех мужчин ровнять под одну гребенку? Разве можно сравнить какого-нибудь подонка-насильника-убийцу и, например, отважного спасателя? Конечно, мужчины бывают добрыми и порядочными. Но встает вопрос — по отношению к кому? Для начала хотелось бы отставить в сторону все то «добро», которым мужчины одаривают общество в силу своей профессии. Им, на минуточку, за это деньги платят. Это их дело, их карьера, их интерес, их успех, их слава. И не надо рассказывать, что врачи лечат, а спасатели спасают, из чистого человеколюбия и высоких моральных качеств. И тот же уважаемый обществом врач или спасатель в собственной частной жизни может избить свою жену, изнасиловать свою знакомую или купить у сутенера право на изнасилование проститутки, ничуть не хуже любого официально признанного негодяя-мерзавца-подонка. Так для кого «хороший» мужчина обычно бывает хорошим? Для общества, для людей. Но только что хорошо для общества и людей решают мужчины, а не женщины. Для того чтобы быть допущенными в «общество» и быть признанными «людьми» женщины должны молчать и принимать точку зрения мужчин как свою. Да, мужчина может быть для общества (т.е. с точки зрения других мужчин) компетентным работником или надежным партнером по бизнесу или верным другом, или отважным спасателем, но при всем при этом для женщины он может быть гуляющим мужем, абьюзером, неплательщиком алиментов, насильником. Одно другому никак не мешает. Даже, наоборот. Чем больше мужчина соответствует культивируемой патриархатной системой модели гегемонной маскулинности (в том числе чем более пренебрежительно он относится к женщинам), тем больше уважения ему полагается от других мужчин и тем выше поднимается его «альфа-самцовый» статус.

Гегемонная маскулинность (англ. hegemonic masculinity), также доминантная или доминирующая маскулинность — термин, введённый австралийским социологом Рэйвин Коннелл, для описания типа маскулинности, находящейся на вершине иерархии культуры мужского сообщества и разделяемого его преобладающей частью. Гегемонная маскулинность выступает желаемым «нормативным» образцом и идеалом маскулинности. Стремление следовать этим образцам социально поощряется в обществе. Гегемонная маскулинность отражает бытующее в том или ином обществе понятие «настоящего мужчины» и реализуется в отношениях с женщинами или другими менее престижными формами маскулинности («ненастоящими мужчинами»). Такая гегемония основана на насилии и признании. Гегемонной маскулинности присущи избегание всего женственного («без бабства»), гомофобия, самодостаточность (опора на собственные силы), агрессивность, соревновательность, борьба за высокий социальный статус, безличная сексуальность и эмоциональная сдержанность. Гегемонная маскулинность оказывает большое влияние на процесс социализации мальчиков, культивируя у них сильные эмоции, связанные с отношением господства и власти, любовь к острым ощущениям, а также табуирует проявление слабости в виде страха, нежности или чувства стыда.

И если мужчина, к примеру:

  • бьет, оскорбляет жену — то в «обществе» (т.е. с точки зрения других мужчин) он будет считаться настоящим хозяином семьи, твердо держащим свою бабу в узде;

  • гуляет от жены направо и налево — он крутой "жеребец", настоящий мужик;

  • запрещает жене работать, заставляет рожать и варить борщи, попрекает за каждую копейку — истинный кормилец и защитник (слава традиционным ценностям!);

  • не уделяет внимания детям — так он же мужик, а не нянька. И вообще что там мать, ехидна что ли? Пусть занимается детьми, ей по природе положено;

  • не платит алименты — правильно делает, достоин сочувствия от других мужиков, вечно эти меркантильные бабы покушаются на мужские кровно заработанные;

  • изнасиловал женщину — опять-таки, настоящий мужик, а она, конечно, сама напросилась.

Для мужчины считается недостойной слабостью проявлять по отношению к женщинам такие качества, как: уважение, порядочность, честность и верность, любовь и заботу, умение найти компромисс, эмпатию и готовность прийти на помощь. Ибо настоящий мужчина должен уметь показать женщине, кто в их отношениях главный, а иначе, он не хозяин жизни, а тварь дрожащая. И мы, женщины, принимаем как должное почти любое свинское отношение к нам мужчин, проявляя небывалую эмпатию к ним — ведь им же надо! Они же иначе уважать себя не будут. Да и никто их уважать не будет. «Ему надо» — волшебная фраза, которая заставляет женщин забыть о здравом смысле, самоуважении, психологической и физической безопасности, да и вообще, о любых своих интересах. Итак, общество учит мужчин плохому отношению к женщинам, но, однако, свободной воли и личного выбора никто не отменял. И если среди мужчин есть не только негодяи-мерзавцы-подонки, но и добрые-порядочные-высокодуховные люди, почему же они с такой готовностью усваивают уроки плохого отношения к женщинам? Почему, при всей своей доброте-порядочности-высокодуховности, они не стесняются относится к женщине как к прислуге, вещи, резиновой куле, низшему существу? И какой смысл слушать, как всех этих «порядочных» хвалят их друзья и коллеги? Какой смысл смотреть на то, как они относится к другим мужчинам? Мы — женщины, и для нас просто не могут быть хорошими мужчины, которые по-свински относится к женщинам, то есть, к нам самим.
Нас, женщин, с детства приучают не замечать все то плохое, что мужчины совершают по отношению к нам, воспринимать это как должное.

В детском саду мальчик дергает тебя за косички — ничего страшного, просто ты ему нравишься, а вообще-то он милый, добрый мальчик — мамина радость. В школе одноклассники зажали тебя в коридоре и облапали, ну так что, у них период полового созревания, а ты, вообще, сама виновата, осторожнее надо быть. И потом, они хорошие ребята из интеллигентных семей, не гопники какие малолетние, так что отнесись проще, бывает. Потом твой друг рассказывает в компании о своих похождениях, о том, как пикапил девушек или как покупал проституток и ты как ни в чем не бывало поддерживаешь разговор. Потом твой коллега на работе отпускает шуточки про тупых и некомпетентных баб, а ты улыбаешься и поддакиваешь. Потом твоя подруга рассказывает, что ее бьет муж, а ты говоришь ей о том, что надо быть мудрее. Что она сама виновата, ведь такого золотого мужика, как ее муж еще надо поискать. И чем дальше, тем сильнее понижается порог женской чувствительности к унижениям, насилию, потребительскому отношению со стороны мужчин. Это называется «быть мудрой женщиной». Истинная «мудрая женщина» очень хорошо приучена воспринимать как норму жизни все то зло, которое ей и другим женщинам причиняют мужчины. Поэтому, любому мужчине очень легко приобрести статус хорошего человека в глазах женщин, если он уж не совсем откровенный насильник или убийца. Хотя многие женщины и в откровенных насильниках и убийцах ухитряются увидеть «что-то хорошее», нежную и трепетную непонятую душу.

 

 

 

О частном и общем восприятии мужчин


В последнее время в феминистском сообществе активно проталкивается идея о том, что: «Все мужчины разные, к ним всем надо относится не как к группе, а индивидуально, к каждому как к личности, не обращая внимание на его пол». Но, минуточку, разве целью феминизма не является осознание женщинами себя как дискриминируемой группы именно по половому признаку? И разве дискриминирующей группой в рамках феминизма не являются мужчины? Каким же образом мы можем осознать мужчин как дискриминирующую группу, при этом не относясь к ним как группе, а относясь исключительно как каждому отдельному индивиду? Если мы отрицаем, что мужчины являются доминирующей и дискриминирующей группой, то зачем вообще нужен феминизм? Да, в том, как мы воспринимаем других людей, одновременно существуют два подхода:

  1. восприятие каждого человека (независимо от пола) отдельно, как к личности со своими индивидуальными характеристиками.

  2. восприятие каждого человека, как часть системы, в которой мы живем, и как человека, имеющего определенное положение в этой системе.

Да, мы все разные, у нас разные характер, ум, воспитание. У нас у всех есть некоторые различия в той среде, в которой мы живем. У нас у всех разное желание противостоять системе или наоборот принимать ее установки. Да, все люди разные, никто этого не отрицает, но при всем этом мы все живем в патриархатной системе и отрицать влияние этой системы хоть на женщин, хоть на мужчин абсолютно бессмысленно. Нам всем с рождения внедряется в сознание сексистское восприятие мира. И для того, чтобы переориентировать свое поведение на равноправные отношения, необходимо приложить очень большие усилия. И прикладывать их в течение жизни день за днем, потому что окружающая нас система влияет на нас постоянно и везде, затягивая нас в сексистское болото, обильно наводненное мизогинией, откуда нам постоянно и беспрестанно приходится сами вытаскивать себя за волосы. И я не понимаю, зачем в феминистическом сообществе требовать от нас относиться к каждому мужчине индивидуально. Я не понимаю, зачем в феминистическом сообществе требовать от нас уважения к мужчинам. Мы все это уже, слава богине, умеем делать с детства. Мы только и делали, что этим занимались на протяжении многих лет. Зачем кричать на каждом шагу, что радикальные феминистки не хотят видеть в каждом мужчине отдельную личность. Да видим мы, видим в каждом мужчине и в каждой женщине отдельную личность. Мы просто не можем этого не видеть, даже если очень захотим. Вы серьезно думаете, что мы кидаемся на каждого встречного мужчину на улице с кулаками и с воплями «Проклятый насильник! Ты меня дискриминируешь!» Мы вежливы с теми, кто вежлив с нами. И мы ведем себя уважительно по отношению к тем, кто относится с уважением к нам, независимо от пола. Но мы также понимаем, что стоит любому вежливому и уважительному мужчине оказаться в ситуации конфликта гендерных интересов, то девяносто девять шансов против одного, что он поведет себя как сексист и мизогин. Мы осознаем это, но это не значит что мы уже априори ненавидим любого мужчину. Вообще, откуда взялось слово «ненависть»? Никогда не слышала ни в одном споре, чтобы радикальные феминистки призывали кого-то «ненавидеть». И да, кстати, мы не любим своих сыновей меньше, чем своих дочерей. Просто мы понимаем, что как и нашим дочерям, так и нашим сыновьям помимо нашего воспитания система навязывает определенные стереотипы гендерного поведения, от которых, вот так просто одним щелчком пальцев не избавишься. Единственное, к чему мы призываем женщин — это смотреть на жизнь открытыми глазами, анализировать свою жизнь, анализировать поведение людей вокруг, не бояться видеть черное там, где оно действительно есть, и осознавать, что патриархатная система, в которой мы живем, влияет на каждую и каждого из нас, хотим мы того или нет. И если нам, женщинам, заинтересованным в деконструкции этой системы, и то очень трудно избавляться от ее влияния, то я могу представить, как трудно мужчинам, которые получают от этой системы прямую выгоду. Я могу поверить, что некоторые мужчины тем не менее стараются изжить в себе мизогинию и сексистское поведение, и, наверное, во многом благодаря усилиям своих партнерш — феминисток. Ваш мужчина стремится стать «не таким» — прекрасно, я очень рада. Ваш мужчина не стремится стать «не таким», но все же старается ради вас поддерживать нормальные отношения с вами — это тоже хорошо. Но никакие отдельные мужчины не смогут повлиять на наличие или отсутствие данной системы и ни один мужчина при всем желании не сможет выйти из нее до конца. Да, я не хочу в феминистическом сообществе смотреть на людей как на отдельных личностей. Да, я хочу очень четко разделить частное и общее. Да, и мужчины и женщины бывают разными и по-разному к нам относятся. Но зачем мне обсуждать свои сугубо личные отношения с феминистками? Я могу обсудить это с подругой за чашечкой чая.
Когда я прихожу общаться в феминистское сообщество, я рассчитываю говорить не о тех, кто относится ко мне плохо или хорошо как к некой отдельной личности, а о тех, кто мне делает плохо или хорошо потому, что я женщина.

А мне предлагают обсуждать личные качества своего партнера. Меня не интересует частное, меня интересует общее. Зачем мне знать, что ваш Вася вам готовит, стирает и убирает? Лучше бы вы рассказали, как ему удается изживать в себе мизогинию и противостоять сексистским стереотипам поведения. Какую внутреннюю работу он в себе проводит и какие соображения ему помогают строить равноправные отношения с женщинами. Вот это действительно было бы и интересно и полезно обсудить. Думаю, я понимаю, почему некоторые женщины устраивают целые бури в стакане воды из-за того, что радикальные феминистки отказываются признавать их мужей или сыновей «не такими» (то есть находящимися вне мужской привилегированной группы). Они думают, что стоит только признать своего Васю частью дискриминирующей группы, им тут же придется отказаться от общения с «идеологическим врагом». Ага, мужу — развод, сына — в детдом. От этого жуткие страхи и истерики, «Он не такой, не такой! А ну быстро все признайте это, а то мне придется с ним развестись!». Но только вы говорите не с нами, а с собственными страхами. А происходит это от того, что вы не умеете, а может не хотите отделять в своей жизни частное от общего. Я вообще считаю, что одной из основных задач, стоящих перед феминистками как раз и является умение воспринимать людей одновременно в двух измерениях, на двух уровнях — на частном и на общем. Нам необходимо научиться совмещать феминистскую теорию с практикой нашей жизни. Да, это трудно, но что делать. Другого пути у нас все равно нет. Для того мы здесь и собрались. Знаете, мне надоели вечные обвинения в адрес радикальных феминисток в том, что мы все время пытаемся кого-то «заставить ненавидеть», «отказаться от отношений», «указываем делать то-то и то-то». Послушайте, вы где это слышали? Вы о ком и о чем вообще? О голосах в своей голове что ли? Многие радикальные феминистки имеют гетеросексуальные отношения, но это не мешает им трезво смотреть на своих партнеров, понимая все их достоинства и недостатки, а так же понимая их и свое положение в патриархатной системе. И многие женщины даже после осознания того, как работает эта система, продолжают эти отношения со своими партнерами, потому что они их устраивают. Нас постоянно обвиняют в том, что мы обесцениваем опыт других женщин, отрицая их личный опыт с «хорошими» мужчинами. На самом деле нам все равно, считаете вы своего мужа «хорошим» или «плохим». Потому что это его частные характеристики, которые не имеют никакого отношения к общей системе. Мы не видим этого человека, не знаем его, и не хотим знать. Вы считаете его порядочным, честным, добрым, заботливым, не допускающим сексисткого отношения к вам и не демонстрирующим мизогинию? Отлично, можем только порадоваться за вас. Я могу поверить любой женщине, которая говорит, что у нее хороший муж. Искренне она говорит или заблуждается — это ее личное дело. Я свечку не держала и держать не собираюсь. Но влияние патриархатной системы на конкретного «хорошего» мужа отрицать бессмысленно. Причины отчего вы считаете своего мужа «не таким» мы не знаем. Может, он хороший человек и ему самому неприятно его привилегированное положение и он старается им не пользоваться. Может он спокойно воспринимает сложившуюся систему, но из-за хорошего отношения к вам, заставляет себя в чем-то поступиться своей гендерной ролью. Может, он просто ведет хитрую игру для того чтобы манипулировать вами, а вы ведетесь, как любая жертва абьюза, не понимающая, что с вами происходит. Может быть еще тридцать три других варианта. Мы всего этого не знаем и никогда не узнаем на самом деле.

Мужские привилегии — понятие общего уровня


Да, мы не делаем ни для каких мужчин исключений, потому что все они (как и мы) — винтики одной системы. Ну, если только вы не живете на необитаемом острове, конечно. Вот, например, есть ваш муж — Вася, который у вас и готовит, и убирает, и памперсы ребенку меняет, и поддерживает вас во всем, в общем агнец божий и весь такой «не такой». А есть ваш потенциальный работодатель — Пупкин, который говорит вам: «Мне плевать, какое у вас образование и какой опыт работы, но мы на эту должность женщин не берем, потому что вы, небось, на больничных будете все время с ребенком сидеть, и вообще, женщины работают хуже мужчин»,—  который уж, конечно, самый, что ни на есть, «такой» — сексист и мизогин. А вот представьте, что на должность, в которой вам отказал Пупкин, взяли чужого Васю, который, может, тоже дома жену на руках носит, сам котлеты жарит, сам себе носки штопает. И вот этот расчудесный Вася Второй, оказывается, отобрал у вас должность и не из-за того, что он более квалифицированный работник, а просто потому что он — мужчина. И вот, да, поучаствовал он в вашей дискриминации, получил профит со своего привилегированного положения в патриархатной системе, хотя, может, сам того и не желал. А конкретно Ваш Вася, может, лишил меня куска хлеба, заняв ту должность, на которую претендовала я, и, наверное, тоже не желая мне зла. И что, я должна исключить Вашего Васю из дискриминирующей группы мужчин только из-за того, что он варит вам борщи и делит с вами свою зарплату? Допустим, он самый что ни на есть хороший человек (это частное), и не хотел меня лишать работы, не знал, не думал, и вообще ни сном не духом. Но он сделал это. Он — часть системы (это общее). Почему вы не можете признать, что частное и общее может существовать одновременно? Но тут конечно, вы мне скажете: «А что, он должен был отказаться от должности? С какой стати?» Согласна, все мы должны на что-то жить и, если нам предлагают работу, никто не откажется. Тем более, что если бы он отказался, то эту должность все равно заняла бы не я, а какой-нибудь Вася Третий. В этом вся суть системы. Нельзя просто силой своего желания или силой своей «хорошести» и «нетаковости» выйти из нее. И об этом мы и говорим. Хотим мы или не хотим того, но каждый и каждая из нас принадлежит либо к дискриминируемой группе, либо к дискриминирующей. Почему это так страшно признать? Почему сразу такое отторжение, такие обвинения, такие громкие хлопанья дверьми? И, кстати, это я еще о самых хороших Васях говорю, каких у нас единицы. Остальные мужчины пользуются плюшками патриархата со всем своим удовольствием. Так что для нас, женщин, просто жизненно необходимо трезво смотреть на жизнь и понимать, с кем мы имеем дело и чего мы можем ждать от мужчин, как от частных лиц, так и от представителей доминирующей группы. Но это все, конечно, в большей части относится к начинающим феминисткам или к тем, кто еще не определились со своей позицией. Конечно, их может только порадовать воспеваемый либеральными феминистками подход «не воспринимать мужчин как группу», ну, и самих себя, видимо тоже. Ура, мы можем быть феминистками ничего для этого не делая. А мы-то уж приготовились к тяжелой работе над собой. Ура, давайте просто развидим дискриминацию нас мужчинами, как группой, и дискриминация тут же исчезнет. Ура, давайте поменяем вся так, чтобы ничего не менять. Давайте не будем отбирать у мужчин, а просто прибавим женщинам. Откуда, с Марса что ли? Дадим каждой женщине по бесплатному марсианскому рабу, чтобы он выполнял всю работу по дому? Отнимем работу у какого-нибудь марсианского специалиста, что бы нидайбох не повредить чьей-нибудь мужской карьере? Будем сажать за насилие над женщинами марсианских гуманоидов, ведь это они делают все эти гадости, а мужчины-то наши хорошие, они ни в чем не виноваты? Ведь каждый, кого обвиняют в насилии или в абьюзе,— это чей-то «не такой» муж, чей-то «не такой» сын? Но как, интересно, прикажете понимать женщин, которые вроде как на феминизме собаку съели и много лет феминизму посвятили, и кучу проектов понаделали, и при этом несут всякую разную чушь о том, что «сон про не сон, а не сон про сон», а истинная феминистка — та, кто не воспринимает мужчин как группу, а к каждому относится как к отдельной личности вне системы? Что это, временное умопомрачение? Любовь так затуманила разум, что лишила критического восприятия реальности? Верится с трудом.

Радикальный феминизм и обвинения в мужененавистничестве


Почему стоит только радикальным феминисткам заикнуться, что мужчины относятся к дискриминирующей группе (вроде это и так всем известно) и что нам надо осторожно к ним относится и понимать, что им не выгодно быть «не такими», как тут же кто-то поднимает крик: «Аааа! Злобные радикалки хотят нас заставить ненавидеть наших мужей! Злобные радикалки хотят заставить нас ненавидеть наших сыновей! Они все считают нас дурами и обесценивают наш опыт!» И начинается гомон: «Что, где? Радикалки призывают нас ненавидеть наших близких? Они заставляют нас отказываться от наших сыновей! Они считают нас дурами, они поливают нас грязью?» И все, понеслось — не остановить. Вместо того, чтобы обвинять нас неизвестно в чем, лучше бы внимательно читали то, что мы пишем. Если вы почитаете внимательно, кто и что пишет, то поймете, от кого вы слышите слова о «нашей» ненависти и обесценивании. И вы увидите, кто наталкивает вас на эти мысли. Впрочем, чему удивляться. В свете последних событий в нашей стране — усиление «традиционного» режима, всевозможные статьи и репортажи, дискриминирующие феминизм, задержания на митинге 8 марта, все это не удивительно. Дорогие подруги, феминистки! Нам надо развиваться и создавать больше независимых альтернативных площадок! Создавать больше собственных групп самосознания и взаимной поддержки! Многоголовую гидру тяжелее уничтожить. Литературы в интернете много, у нас есть своя голова на плечах, свой опыт, глаза наши раскрыты. Мы не обязаны раскрыв рот слушать «старших по званию». Думайте сами, решайте сами, верьте себе, идите вперед!

 

 

 

 

По поводу "моих-не-таких"


Патриархат — универсальная политическая структура с мужским доминированием (привилегированным положением мужчин) над женщинами. Все современные общества патриархатны. Женщины могут иметь в той или иной стране больше прав и возможностей, но в основе сохраняется мужское доминирование

Калабихина И. Е (Краткий понятийный словарь по гендерным исследованиям)

Мы все живем в патриархальном обществе, где, фактически, мужчина — человек, а женщина — обслуживающий персонал человека.

Патриархальная система устанавливает для мужчин и женщин определенные гендерные роли:

  • мужчина должен быть умным, рациональным, активным, доминирующим, ведущим, завоевывающим, агрессивным, берущим, нацеленным на удовлетворение своих нужд;

  • женщина должна быть эмоциональной, сочувствующей, пассивной, подчиняющейся, ведомой, гибкой, терпеливой, уступающей, дающей, нацеленной на удовлетворение нужд других людей.

И для того, чтобы успешно вписаться в окружающую нас систему и быть принятыми обществом, и мужчинам, и женщинам необходимо соответствовать предписаниям своих гендерных ролей. Однако каждый человек представляет собой отдельную личность со своими уникальными личностными характеристиками. Человеку, который не может или не хочет вписывается в рамки своей гендерной роли, приходится сталкиваться с огромным давлением со стороны патриархальной системы. Да, все мы индивидуальны, и кому-то в силу своего характера, разума, душевных и духовных качеств удается противостоять этой системе и остаться в большей или меньшей мере «нормальным человеком», таким образом приближаясь к заветной «нетаковости». Но, к сожалению, такой человек всегда воспринимается как аутсайдер, неудачник, ненормальный. Женщину, не соответствующую своей гендерной роли, клеймят эпитетами «мужик в юбке», «конь с яйцами», пугают одиночеством и невостребованностью. Мужчину, не соответствующего своей гендерной роли, считают «бабой», «размазней», «лохом» и неудачником. Как среди женщин, так и среди мужчин мало находится людей, которые готовы нести на себе клеймо «ненормальности» и противостоять насаждению гендерных ролей. И если для женщин в таком противостоянии есть выгода и, соответственно, есть стимул для противостояния, то мужчинам, которые имеют привилегии доминирующего класса, нет ни выгоды, ни стимула, ни смысла добровольно отказываться от своей доминирующей позиции. Единственная возможность преодоления давления системы на личность — работа над собой. И мужчине, для того, чтобы перестать исполнять роль, требуемую от него системой патриархата и отказаться от своей доминирующей позиции необходимо работать над собой гораздо больше, чем женщине. Потому что ему приходится бороться и с требованиями общества и с собственной выгодой. Выгода против справедливости, угадайте, что победит. Меня всегда удивляет позиция женщин, настаивающих на признании их близких мужчин «не такими». В нашем обществе просто не откуда взяться «не таким». Просто кто-то больше «такой», кто-то меньше. Общество просто обязывает мужчин быть «такими». Любого «не такого» система перестраивает в «такого» с раннего детства. Я абсолютно не сомневаюсь в том, что любая мать воспитывает своего мальчика умным, справедливым, порядочным человеком. Но в то же самое время, любой умный, справедливый, порядочный мальчик уже, в детском саду получает установку на то,что девочка — это что-то слабое, глупое, плаксивое, одевающееся в розовое и играющее в куклы. А также он твердо знает, что девочка — это то, на что правильный мальчик не должен быть похож. И чем дальше, тем сильнее общество формирует его соответствие своей гендерной роли, его «таковость». Мы все, и мужчины, и женщины подвержены влиянию патриархальной системы, в которой мы живем. Мы все в ней родились, выросли и буквально «впитали с молоком матери» то, каким должен быть «настоящий мужчина» и какой должна быть «настоящая женщина». Никто из нас не прилетел с Марса и не приплыл с необитаемого общества. Никто из нас не представляет как будет вести себя человек, никогда не знавший гендерных стереотипов. Никто из нас никогда не жил в равноправном обществе, в котором отсутствует сексизм,и мы только очень смутно можем представлять, как может выглядеть такое общество. Мы все должны честно признать это, и на протяжении всей своей жизни прикладывать немало усилий чтобы находить в себе и нейтрализовать установки патриархата и учиться думать своей головой. Мы все должны объяснять своим детям и показывать на своем примере, что сексизм и мизогиния, на которых держится наше общество — недопустимы. А «не такими» люди смогут быть, может, лет через двести, когда у нас будет (надеюсь) равноправное общество.

 

 

Пора нам становиться бодрее и веселее


Все было грустно и безнадежно. И вообще все плохо, как жить дальше – непонятно. А сейчас думаю, что, собственно, непонятно? Это как раз раньше я жила как на минном поле, куда ни шагни – подрываешься, тебе больно и не понимаешь, что происходит. Теперь у меня есть карта этого минного поля. Да, мины везде. Но, по крайней мере, я их вижу и понимаю, что это такое и откуда это взялось. Могу не шевелиться, могу прыгать через мины, могу смастерить себе какое-никакое противоминное оборудование. Сейчас, наоборот, мне стало жить гораздо комфортнее, чем раньше. Раньше я чувствовала себя изгоем, уродкой, сумасшедшей, ошибкой природы. Мне казалось, таким людям, как я вообще не место на земле. Любые мои положительные качества и жизненные достижения мной обесценивались, потому что, единственное, что мне казалось ценным – это достижения на поприще «женственности», а их-то, как раз, у меня никогда и не было. У меня как бы было две коробочки внутри. Одна главная - для «женственности» («успех» у мужчин, муж, дети, «гнездо», красота и т.п.), другая для всего остального (мусорное ведро). Поэтому что бы я не делала в жизни, чего ни не добивалась, у меня всегда было ощущение, что я пустая, что я никто, именно потому, что главная коробочка была пустой. Сейчас, когда я выкинула ко всем чертям эту «женственную коробку» и стала разбираться с «мусорной», я поразилась, сколько там всего хорошего и полезного. А именно: собственная жилплощадь, работа и материальная независимость, успехи в творчестве, ум, характер, здравомыслие, чувство юмора, оптимизм, свобода, сила, куча единомышленниц-феминисток, которые меня понимают и поддерживают. На самом деле не у каждого привилегированного мужчины столько есть. Я уж не говорю о том, что еще вся жизнь впереди. И можно еще добиться того, чего не добилась и добить того, кого еще не добила. Да, у нас много ограничений и проблем именно из-за нашей половой принадлежности. Да, мы угнетены и физически и морально и материально. Ну, а чему удивляться? В России еще и ста лет не прошло с тех пор как официально признали наше равенство. В историческом контексте это – короткий миг. Если мы тысячелетиями были в ОФИЦИАЛЬНОМ рабстве у мужчин, мы ОФИЦИАЛЬНО считались умственно и телесно неполноценными, мы считались «недоразвитыми и дефектными» мужчинами, еще буквально несколько веков назад мужчины вообще сомневались, является ли женщина человеческим существом (где у людей мозг вообще?!) и есть ли у нее душа. То как мы можем рассчитывать, что меньше, чем за сто лет мужчины вдруг добровольно откажутся от своих господских притязаний и мании величия. Мы не можем ждать милостей от мужчин. Взять их – наша задача. Брать любыми доступными способами – хорошими и плохими, честными и нечестными, брать, брать, брать без зазрения совести, насколько хватит сил и возможностей.

Экспроприация экспроприированного! 

Грабь награбленное!

Ешь, ананасы, рябчиков жуй! 

День твой последний приходит мужик!

К сожалению одними из самых худших наших врагов являемся мы сами. Точнее, те «моральные» установки, которые имплантируют нам в мозг с самого детства. Они как маленькие агенты Смиты, стоит нам подумать даже не о нападении на мужчин, а хотя бы о самозащите, тут же берут нас за горло и начинают душить и отравлять нам жизнь. Я лично сейчас занимаюсь тем, что выдергиваю у себя из мозга этих микросмитов и выкидываю их на помойку. Вот примерный список уже выкинутых: Честность – да, мы всегда должны быть честными, чтобы в любой момент заложить самих себя перед мужчинами, быть уязвимыми и лишить себя какой-либо возможности самозащиты. Порядочность – да мы не имеем права отомстить мужчине или хотя бы плюнуть в него ядом, даже если он связал нам руки и дал по морде, или просто воткнул нож в спину, и мы не имеем право превентивно принять меры, чтобы не позволить с нами сделать описанное выше. Вежливость – да, мы не имеем право выказывать наше недовольство, даже если нам срут на голову. Запрет на агрессию – да, мы не имеем право защищать себя и показывать, что с нами лучше не связываться, плюйте в нас, оскорбляйте, бейте, ни в чем себе не отказывайте. Совесть – да, при любой попытке самозащиты или отвоевывания для себя чего-то полезного мы должны изводить себя и есть себя поедом, так чтобы уже быть нерадыми и своей самозащите и отвоеванным благам. Скромность – да, мы не имеем право сами признавать собственные достижения, пиариться, делать себе рекламу, выгодно продавать свой ум и талант на рынке труда, требовать признания наших заслуг другими. Уважение к людям – да, мы не имеем право трезво оценивать других людей и их слова и поступки, мы должны априори считать все окружающих агнецами божьими и обращаться с ними соответственно. Доброта – да, мы должны тратить все свои ресурсы на других людей, на удовлетворение их нужд и желаний, Стучать – плохо – да, мы не должны искать помощи против негативных действий мужчин, мы должны со всем справляться сами и еще при этом изо всех сил прикрывать их сволочные задницы. Сплетничать – плохо – да, мы не должны обмениваться информацией, делиться тем, как с нами и другими женщинами поступают мужчины, оказывать подруга-подруге моральную помощь. Эгоизм – плохо – да, мы обязаны ставить интересы других выше своих собственных, каких бы негативных последствий нам это не стоило, мы должны быть добрыми прежде всего к другим, а сами как-нибудь обойдемся. Цинизм – плохо – да, мы не должны трезво смотреть на жизнь, быть сильными морально и уметь не падать духом в любой нездоровой ситуации, мы должны быть мягкими и милосердными, истекать кровавыми слезами, видя каждый несправедливый поступок в этом мире и рвать себе сердце от каждого проявления сволочизма, с которым мы встречаемся. Да, мы не должны иметь право радоваться жизни, когда вокруг столько человеческих страданий. Пофигизм – плохо – да, мы должны каждую минуту своей жизни париться по поводу и без повода, не позволять себе получать удовольствие от жизни до тех пор, пока мы не решим все дела на свете и не наступит мир во всем мире. Лень – плохо – да, нельзя позволять себе расслабляться и отдыхать, позволять себе не делать то, что не нравится, прислушиваться к своему телу и уважать его потребности. Вот как раз во многом избавление от этих «моральных» ценностей помогает мне поддерживать бодрость духа и оптимизм. Да, вокруг много чего плохого, и оно будет с нами на протяжении всей нашей жизни. И мы еще не знаем, что нас ждет через 10 лет и через 20. Может, будет лучше. А может, хуже. И да, с большинством из этого плохого мы не сможем ничего сделать. Так что я включила у себя внутри режим «Пир во время чумы». Я имею на это право. И вы тоже.

 

 

 
перейти в каталог файлов


связь с админом