Главная страница
qrcode

Фридрих Август фон хАйек прАво, зАконодАтельство и свободА современное понимАние либерАльных принципов спрАведливости и политики перевод с английского москва 2006


НазваниеФридрих Август фон хАйек прАво, зАконодАтельство и свободА современное понимАние либерАльных принципов спрАведливости и политики перевод с английского москва 2006
Дата16.11.2019
Размер4.2 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файла[Fridrih_fon_Haiek_(Avt.);_Boris_Pinsker,_A._Kusta(z-lib.org).pd
оригинальный pdf просмотр
ТипЗакон
#158129
страница77 из 84
Каталог
1   ...   73   74   75   76   77   78   79   80   ...   84
582
Ж.-Ж. Руссо ясно понимал, что нечто, что в качестве «общей воли» будет справедливым для отдельной группы, может оказаться не таковым для более обширного общества. Ср.: «Для членов ассоциации это является общей волей; для большого общества — это частная воля, которая часто кажется правомерной на первый взгляд, но порочной при более пристальном рассмотрении» (
The Political Writings of J.-J. Rousseau, ed.
E. E. Vaughan (Cambridge, 1915), vol. I, p. 243). Но для позитивистской интерпретации справедливости, которая отождествляет ее с распоряжениями некоей законной власти, неизбежно получается, что, как утверждает, например, Форштхоф,
«любой вопрос о справедливости порядка — это вопрос о законе» (E. Forsthoff,
Lehrbuch des Verwaltungsrechts (eighths ed., munich, 1961, vol. I, p. 66). Но эта, по странному определению, «ориентация на идею справедливости» явно неспособна обратить распоряжение в правило справедливого поведения, если только это выражение означает не просто, что правило отвечает чьему-то требованию о справедливом отношении, а что она соответствует кантовскому критерию всеобщей применимости.
Таков главный тезис Карла Шмитта (Karl Schmitt,
Der Begriff
des Politischen [Berlin, 1932]). Ср. соответствующий комментарий й. Хейзинги, в прим. 103 к кн. I.
См. выше прим. 120 к кн. II.
Конструктивистский предрассудок, до сих пор побуждающий столь многих социалистов измываться над «чудом» того, что никем не направляемое преследование собственных интересов должно породить благотворный порядок, является, конечно, обратной формой догматизма, выдвигавшего против Дарвина то соображение, что существование порядка в живой природе является доказательством разумного замысла.
Ср.: H. B. Acton,
The Morals of Markets (London, 1971).
Ср.: «Таким образом, мы должны сделать три вывода. Первый, что малое общество, та среда, в которой мы впервые обнаруживаем человека, сохраняет для него бесконечную привлекательность; следующий, что он, бесспорно, уходит туда, чтобы восстановить силы; но последний, что любая попытка придать те же черты большому обществу заведомо утопична и ведет к тирании» (Bertrand de Jouvenel,
Sovereignty (London and Chicago,
1957), p. 136). В примечании автор добавляет: «В этом отношении Руссо (
Rousseau Juge de Jean-Jaques, Third Dialogue) проявляет мудрость, отсутствующую у его учеников: «его целью не мог быть призыв к многонаселенным странам и большим государствам вернуться к первобытной простоте, но только к остановке, если возможно, развития тех, кого малость и поло189.
190.
191.
192.
193.
194.
Примечания к Главе 12
Примечания к Книге II
583
жение предохранили от того же безудержного стремления к совершенствованию общества и упадку рода человеческого”».
Ср.: Richard Cornuelle,
Reclaiming the American Dream (New
York, 1965).
Книга III. ОБщЕсТВО сВОБОДныХ
Глава 12.
Мнение большинства и современная демократия
*
Xenophon.
Helenica, I, vii, 12—16.
Немецкий перевод более ранней версии глав 12 и 13 этой книги появился под названием “Anschauunggen der mehrheit und Zeitgeoossische Demokratie” в журнале
Ordo (XV—XVI,
D
üsseldorf und munich, 1965) и затем перепечатан в моей работе
Freiburger Studien (T
übingen, 1969).
Очень показательна статья в лондонской
The Times от 16 сентября 1968 г. «Парламентская демократия теряет репутацию»
(“The Declining Reputation of Parliamentary Democracy”). ее автор Сесил Кинг пишет: «Меня особенно беспокоит, что во всем мире падает авторитет демократических институтов. Столетие назад в передовых странах все были согласны, что парламентское правление — лучший вид правления. Но теперь все шире распространяется недовольство демократическим правлением. Никто не станет всерьез утверждать, что в европе и
Америке престиж парламента поднялся. Наоборот, репутация парламента упала так низко, что в его защиту находится только один аргумент: “Как бы ни был плох этот способ правления, другие еще хуже”». Вот несколько других примеров критической литературы (объем которой все увеличивается): Robert moss,
The Collapse of Democracy (London, 1975); K. Sontheiraer, G. Ritter et al,
Der Cberdruss an der Democratic (K
öln,
1970); C. Julien,
La Suicide de la democratic (Paris, 1972);
Lord Hailsham,
The Dillemma of Democracy (London, 1978).
Harold D. Lasswell,
Politics — Who get What, When, How (New
York, 1936).
Шумпетер й. Капитализм, социализм и демократия. М.: Экономика, 1995.
Demosthenes.
Against Leptines, 92. Loeb Classical Library, pp. 552—553. См. также эпизод у Ксенофонта, из которого взят цитированный выше отрывок. Об этом же писал лорд Актон:
«На одном из вошедших с историю народных собраний афиняне постановили считать чудовищным посягательством всякую попытку воспрепятствовать осуществлению решений народа, каким бы это решение ни оказалось. Не было силы, которая
195.
1.
2.
3.
4.
Примечания к Главе 12
Примечания к Книге II
584
могла удержать их, — а значит, решили они, нет и сдерживающих обязанностей; они не будут отныне связаны никакими законами, кроме ими же установленных. Так освобожденный народ Афин стал тираном…» (Актон. Очерки становления свободы. London: overseas publication Interchange, 1992. C. 46).
Aristotle,
Politics, IV, iv, 7. Loeb Classical Library, mass, and
London, 1932, pp. 304—305. [См.: Аристотель. Политика.
Кн. IV. IV, 7.]
Giovanni Sartori,
Democratic Theory (N.Y., 1965), p. 312. Отдел 7 главы II этой книги в высшей степени интересен в связи с данной темой.
R. Wollheim, “
A Paradox in the Theory of Democracy”, in Peter
Laslett and W. G. Gunciman (eds),
Philosophy, Politics and
Society (oxford, 1962), p. 72.
George Burdeau, “Une survivance: la notion de constitution” in
L’evolution du droit publique, etudes offertes а Achille Mestre
(Paris, 1956).
Такое впечатление (во всяком случае это подтверждает m. J.
C. Vile (m. J. C. Vile,
Constitutionalism and the Separation
of Power (oxford, 1967), p. 217), что главный виновник тут
Джеймс Милль, хотя в его опыте о правительстве трудно найти высказывание, по смыслу буквально совпадающее с этим. Но его влияние легко проследить в книге его сына Джона Стюарта
Милля, где тот пишет, что «нация не нуждается в том, чтобы ее защищали от ее собственной воли» (J. S. mill,
On Liberty, Everyman edn, p. 67. [См.: Милль Дж. Ст. О свободе//О свободе. Антология западно-европейской классической либеральной мысли. М.: Наука, 1995. С. 290.]).
Американцы во время революции хорошо понимали этот дефект британской конституции, и один из самых глубоких мыслителей в области конституционных проблем Джеймс Уилсон
«отвергал доктрину Блэкстоуна о суверенитете парламента как устаревшую. Британцам [считал он] непонятна идея конституции, ограничивающей и инспектирующей действия законодательного собрания. Такое понимание конституции стало шагом вперед в науке о правлении, и его сделали американцы»
(m. J. C. Vile,
op. cit, p. 158).
См. также статью “An Enviable Freedom” в
The Economist, 2,
April 1977, p. 38: «Таким образом, американская система представляет собой то, чем могла бы стать британская, если бы британцы не приняли доктрину абсолютного суверенитета парламента с ее побочной идеей (теперь уже ставшей почти мифической), что пострадавший гражданин может обратиться в парламент за восстановлением своих прав». я, однако, сомневаюсь, что американцы решили проблему успешнее британцев.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
Примечания к Главе 12
Примечания к Книге III
585
При ближайшем рассмотрении обе парадигмы, британская и американская, на самом деле оказываются чудовищными карикатурами на принцип разделения властей. В британском варианте орган правления занимается законодательством от случая к случаю, когда это требуется для достижения намеченных им целей, но при этом видит свою главную задачу в надзоре за текущей работой правительства. В американском варианте администрация не ответственна перед большинством представительного собрания, занятого в основном правительственными проблемами, а президент в течение всего своего срока может не иметь поддержки большинства. Долгое время на эти дефекты не обращали внимания под тем предлогом, что системы «работали», но теперь они больше не работают. Меру власти британского парламента можно оценить по такому примеру: если бы он придал большое значение тому, что я о нем здесь пишу, то меня могли бы заключить за оскорбление парламента в Тауэр».
J. L. Talmon,
The Origins of Totalitarian Democracy, (London, 1952); R. R. Palmer,
The Age of Democratic Revolution,
(Princeton, 1959).
E. Heimann, “Rationalism, Christianity and Democracy”,
Fest-
gabe f
ür Alfred Weber, Heidelberg, 1949, p. 175.
Wilhelm Hennis.
Demokratisierung: Zur Problematik eines Be-
griffs. (K
öln, 1970); Шумпетер. Указ. соч. С. 322.
«Демократия дает способ мирной настройки правительства на волну воли большинства» (Мизес л. фон. человеческая деятельность. челябинск: Социум, 2005. С. 141); см. также:
«я предлагаю использовать термин “демократия” как удобное краткое обозначение… правительств, от которых мы можем избавиться без кровопролития, например, путем всеобщих выборов; в этом случае общественные институты обеспечивают средства, с помощью которых правители могут быть смещены гражданами» (Поппер К. Открытое общество. М.: Феникс; Международный фонд «Культурная инициатива», 1992.
С. 164). См. также мою работу
The Constitution of Liberty
(London and Chicago, 1960, p. 444, note 9). я сожалею, что в этой книге под влиянием Токвиля я назвал самым сильным из аргументов в пользу демократии третий: а именно, что демократия — единственный метод политического образования для большинства. Это очень важно, но первым мне, несомненно, следовало назвать более важный аргумент: демократия обеспечивает мирный характер перемен.
Эти опасности демократии хорошо понимали старые виги. См., например, очень важное обсуждение в
Cato’s letters (1720—
1722) Джона Тренчарда и Томаса Гордона. Последнюю перепечатку этих писем можно найти в
The English Libertarian
11.
12.
13.
14.
15.
Примечания к Главе 12
Примечания к Книге III
586
Heritage (ed. L. L. Jacobson. Indianapolis, 1965). В письме от
13 января (с. 124 этого издания) говорится, что «если тяжесть позора распределена между многими, никто не гибнет под этой тяжестью». Точно так же можно сказать, что люди, которым поручена какая-то функция, чувствуют, что в этом не только выражается признание их заслуг, но что это также налагает на них определенные обязанности; право каждого легко воспринимается как легитимизированная возможность действовать по собственному капризу.
«...небольшой области, которую может охватить сознание каждого индивидуального гражданина. В общем эта область состоит из проблем, касающихся лично его, его семьи, работы, увлечений, его друзей и врагов, его квартала, клана церкви, профсоюза или иной социальной группы, активным членом которой он является, т.е. проблем, находящихся в сфере его непосредственного внимания. Эти проблемы ему хорошо знакомы независимо от той информации, которую он получает из своей газеты, на их решение он может прямо повлиять и относительно их он имеет чувство ответственности, проистекающее из того факта, что благоприятные или неблагоприятные последствия того или иного действия имеют к нему прямое отношение» (Шумпетер. Указ. соч. С. 342—343.).
О влиянии писем Катона на развитие американской политической мысли см.: «Всякий, кто хорошо знаком с американской литературой колониальной эпохи, должен был понять, что
“Письма Катона”, а не “Два трактата о правлении” локка были самым популярным, цитируемым и уважаемым источником политических идей в то время» (C. Rossiter.
Seedtime of the
Republic (New York, 1953), p. 141).
«Рассуждая о правлении, мы неверно думаем, что советоваться надо только с большинством; в обществе все должны помогать друг другу пользоваться в свое удовольствие тем, что им принадлежит, и защищать частную собственность; в противном случае большинство распорядится собственностью меньшинства и поделит ее. Так общество, где все жили в мире друг с другом и были защищены, превратится в заговор многих против большинства. При таком равенстве кто-то один может избавиться от всех без всякой видимой цели, и все, у кого достаточно власти, предадутся насилию» (Cato’s letters,
№62, p. 128).
Об этих проблемах см. особенно: R. A. Dahl,
A Preface to Dem-
ocratic Theory (Chicago, 1950); R. A. Dahl and C. E. Lindblom,
Politics, Economics and Welfare (New York, 1953).
Полный текст цитаты и ссылку на источник см. эпиграф (примечание к нему) к гл. 9 кн. II.
16.
17.
18.
19.
20.
Примечания к Главе 13
Примечания к Книге III
58
Похоже обстоит дело в Австрии. Там глава профсоюзов, бесспорно, самый могущественный человек в стране, и только благодаря его благоразумию положение остается терпимым.
C. A. R. Crossland,
The Future of Socialism (London, 1956), p. 205.
E. E. Schattschneider,
Politics, Pressure and the Tariff (New
York, 1935);
The Semi-Sovereign People (New York, 1960).
Олсон М. логика коллективных действий. М.: Изд-во ФЭИ,
1995.
Наиболее последовательный выразитель этого взгляда — леди
Вутон. См.: Barbara Wooton.
Incomes Policy (London, 1974).
B английском языке трудно найти слово для обозначения этого процесса. В немецком его можно более или менее точно обозначить словом
Bildung (образование). Это — структура, возникающая в процессе стихийной эволюции. Соблазнительно использовать в этом смысле понятие «институт» (Institution), но оно вводит в заблуждение, потому что предполагается, что институты были учреждены или сознательно выстроены.
См. выше, прим. 22.
В этом контексте особенно важно рассуждение Поппера об абстрактном характере общества: Поппер К. Открытое общество. М.: Феникс; Международный фонд «Культурная инициатива», 1992. С. 219.
Глава 13.
Разделение демократических институтов власти
*
W. H. Hutt,
Politically impossible..? (London, 1971), p. 43; см. также: H. Schoeck,
Was heisst politisch unmoglich? (Z
ürich, 1959); R. A. Dahl and C. E. Lindblom,
Politics, Economics
and Welfare (New York. 1953), p. 325 («Способность американского правительства принимать рациональные решения по экономическим вопросам, пожалуй, самым роковым образом ограничена тем, что вся процедура правительственных решений сведена к торгу»).
m. J. C. Vile,
Constitutionalism and the Separation of Powers
(oxford, 1967), p. 43. См. также важный вывод в той же книге
(с. 347): «Концепция социальной справедливости подорвала традиционную триаду правительственных функций и агентств и привнесла новый элемент в современную систему правления».
Ibid, p. 63.
John Trencard and Thomas Gordon, “Cato's letters” in D. L. Jacobsen (ed.),
The English Libertarian Heritage (Indianapolis,
1965), p. 121.
21.
22.
23.
24.
25.
26.
27.
28.
29.
30.
31.
Примечания к Главе 13
Примечания к Книге III
588
WilIiam Paley,
The Principles of Moral and Political Philosophy
(London, 1824), p. 348; Thomas Day, “Speech at the general meeting of the freeholders of the county of Cambridge, 20 march
1782” in D. Spearman,
Democracy in England (London, 1957), p. 12: «У нас даже самый суверен не может себе позволить дискриминации в отношении чужой жизни, собственности и свободы индивида».
m. J. C. Vile.
op. cit., p. 158. См. также интересный аргумент
Джеймса Айрделла, цитированный в работе G. Stourzh,
Vom
Widerstandsrecht zur Verfassungsgerichtsbarkeit: Zum Prob-
lem der Verfassungswidrigkeit im 18. Jahrhundert (Graz, 1974, p. 31.) В статье 1786 г., перепечатанной Дж. Макри в книге:
G. J. mcRee,
Life and Correspondence of James Iredell, vol. II
(New York, 1857 and New York, 1949, pp. 145—148), Айрделл пишет: «законодательство должно быть подчинено конституции». Он протестует против «злоупотребления неограниченной властью, которая не должна быть доверена никому», против «всесилия британского парламента» и против теории о том, что «законодательство абсолютно во всех случаях, потому что это как раз и есть главное основание британских претензий». затем он говорит о «принципе неограниченной власти законодателей, которую отвергает наша [американская] конституция.
Так живут англичане. Стало быть, англичане менее свободны, чем мы». И Айрделл делает вывод: «Никто, я надеюсь, не отрицает, что конституция — это закон государства. Решение представительного собрания — тоже. Но есть разница: конституция — это основной закон, и законодательное собрание не может его менять; вся его власть — от конституции».
Эти идеи долго сохранялись среди американских радикалов и использовались в конечном счете как аргумент в борьбе против ущемлений демократии. Как принималась американская конституция, мы можем узнать из точного, хотя отчасти и критического, посмертно опубликованного труда профессора
Дж. Аллена Смита (J. A. Smith,
Growth and Decadence of Con-
stitutional Government (New York, 1931 and Seattle, 1972)).
В предисловии к этой книге Вернон Паррингтон, ссылаясь на более раннюю книгу Смита (J. A. Smith,
The Spirit of Ameri-
can Government (New York, 1907)), пишет, что «либералы
1907 года прежде всего хотели показать на примерах речей и публикаций того времени (когда проектировалась конституция), что система сознательно создавалась как недемократическая». Неудивительно, что последняя глава более поздней книги Смита, где он говорит, как опасно устранение барьеров к всесилию демократии, гораздо менее популярна у американских псевдолибералов. Смит показывает, как «эффек32.
33.
Примечания к Главе 13
Примечания к Книге III
1   ...   73   74   75   76   77   78   79   80   ...   84

перейти в каталог файлов


связь с админом