Главная страница
qrcode

Фридрих Август фон хАйек прАво, зАконодАтельство и свободА современное понимАние либерАльных принципов спрАведливости и политики перевод с английского москва 2006


НазваниеФридрих Август фон хАйек прАво, зАконодАтельство и свободА современное понимАние либерАльных принципов спрАведливости и политики перевод с английского москва 2006
Дата16.11.2019
Размер4.2 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файла[Fridrih_fon_Haiek_(Avt.);_Boris_Pinsker,_A._Kusta(z-lib.org).pd
оригинальный pdf просмотр
ТипЗакон
#158129
страница8 из 84
Каталог
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   84
61
эффективно интегрировать в единый порядок все разнообразие видов деятельности, зависящих от рассеянного знания.
Стихийный порядок возникает благодаря тому, что его
элементы подчиняются определенным правилам поведения
Мы уже отмечали, что формирование стихийных порядков есть результат того, что реакция их элементов на непосредственное окружение подчиняется определенным правилам. Природа этих правил нуждается в более глубоком исследовании отчасти потому, что слово «правило» может внушать ошибочные идеи, а отчасти потому, что правила, определяющие стихийный порядок, во многих важных отношениях отличаются от правил, которые нужны для регулирования организации, или
таксиса.
если говорить о первом пункте, то здесь весьма поучительны рассмотренные нами примеры стихийных порядков из физики, поскольку они ясно показывают, что правила, управляющие действиями элементов таких стихийных порядков, могут быть не
«известны» элементам: достаточно, чтобы элементы вели себя в соответствии с правилами. Таким образом, используемая нами в этом контексте концепция правил предполагает не то, что правила существуют в артикулированной («словесной») форме, а то, что мы в состоянии открыть правила, которым следуют действия индивидуумов. чтобы подчеркнуть это, в некоторых случаях мы говорили о «регулярности», а не о правилах, но регулярность, разумеется, просто означает, что поведение элементов подчинено правилам.
То, что правила, понимаемые таким образом, существуют и действуют, не будучи известными в явном виде тем, кто им подчиняется, приложимо и ко многим правилам, которые управляют действиями людей, тем самым определяя стихийный социальный порядок. человек, безусловно, не знает всех правил, которые управляют его действиями, в том смысле, что он не способен выразить их словами. По крайней мере, в примитивном обществе вряд ли в меньшей степени, чем в животных сообществах, структура социальной жизни определяется правилами поведения, которые проявляют себя только в фактическом соблюдении. И лишь когда несогласие между индивидуальными умами достигает значительной степени, возникает необходимость выразить эти правила в такой форме, чтобы их можно было сообщать, преподавать, корректировать отклоняющееся поведение и договариваться при расхождении мнений о надлежащем поведении. Несмотря на то, что в истории, безусловно, не было такого периода, когда человек жил, не имея законов, которым он подчинялся, но на протяжении
62
Книга I. Правила и порядок сотен тысяч лет он жил без законов, которые он «знал» — в том смысле, что был способен их сформулировать.
Однако в этой связи гораздо важнее то, что не всякая регулярность в поведении элементов ведет к установлению общего порядка. Некоторые правила, управляющие индивидуальным поведением, явно делают невозможным формирование общего порядка. Наша задача — выяснить, правила поведения какого типа порождают порядок общества и порядок какого типа порождает те или иные правила.
Классический пример правил поведения элементов, не порождающих порядок, мы находим в физике. Это второй закон термодинамики, или закон энтропии, согласно которому свойство молекул газа двигаться по прямой с постоянной скоростью приводит к состоянию, для характеристики которого был создан термин «абсолютный хаос» (perfect disorder — полное отсутствие порядка. —
Пер.). Аналогичным образом очевидно, что в обществе некоторые формы весьма регулярного поведения людей могут порождать только беспорядок: если бы существовало правило, что человек должен убивать любого, кто встретится у него на пути, или спасаться бегством при виде другого человека, результатом стала бы полная невозможность порядка, в рамках которого деятельность индивидов была бы основана на сотрудничестве с другими людьми.
Таким образом, общество может существовать только при условии, что в ходе эволюционного процесса отбираются правила поведения, делающие возможной общественную жизнь. Следует помнить, что при этом отбор происходит между обществами различных типов, т.е. направляемых свойствами, характерными для их порядка, но свойства, поддерживающие этот порядок, представляют собой свойства отдельных людей, а именно их склонность подчиняться определенным правилам поведения, на которых покоится порядок действия группы в целом.
Можно сказать иначе: в социальном порядке каждый человек знает, как реагировать на ту или иную ситуацию. Но совокупность индивидуальных реакций на конкретные ситуации приведет к общему порядку лишь в том случае, если люди подчиняются правилам, способным породить порядок. если руководящие ими правила способны породить порядок, то даже весьма ограниченного сходства в поведении может оказаться достаточно. Такой порядок всегда будет представлять собой приспособление к множеству ситуаций, которые известны всем членам общества вместе, но во всей полноте неизвестны никакому отдельному человеку. Это не обязательно означает, что в сходных ситуациях разные люди будут поступать одинаково; смысл в другом: для формирования общего порядка необходимо, чтобы в известных ситуациях каж-
Глава 2. Космос и таксис
63
дый следовал определенным правилам, или, иначе говоря, чтобы действия каждого не выходили за пределы определенного диапазона поведения. Другими словами, реакции отдельных людей на конкретные события должны быть схожи только в некоторых абстрактных аспектах, обеспечивающих возникновение определенного общего порядка.
Как для социальной теории, так и для социальной политики решающее значение имеет вопрос о том, какими свойствами должны обладать правила, чтобы отдельные действия индивидуумов порождали общий порядок. Некоторым из таких правил все члены общества будут подчиняться в силу одинакового понимания требований ситуации. Другим они будут следовать стихийно, потому что они являются частью их общей культурной традиции. Но обнаружатся и такие правила, которые придется навязывать, потому что, хотя каждому будет выгодно пренебрегать ими, но общий порядок, от которого зависит успех действий, возникнет лишь при условии, что эти правила будут соблюдаться.
В современном обществе, основанном на обмене, одна из главных регулярностей индивидуального поведения возникает в силу сходства ситуаций, в которых находится большинство тех, кому приходится зарабатывать на жизнь: в общем случае они предпочитают получать за свой труд больше, а не меньше, и очень часто готовы прилагать дополнительные усилия, если это обещает повышение дохода. Это правило соблюдается настолько часто, что в обществе запечатлевается порядок определенного типа. Но даже если большинство людей будут следовать этому правилу, порождаемый ими порядок все-таки будет весьма неопределенным, и само по себе это правило не может сделать этот порядок благотворным. чтобы складывающийся порядок стал благотворным, люди должны соблюдать также некоторые конвенциональные правила, т.е. правила, которые не вытекают из желаний людей или из их понимания причинно-следственных связей, а являются нормативными требованиями, предписывающими им, что делать и чего не делать.
Позже мы подробно рассмотрим связь между разными типами правил, которым подчиняются люди, и порядком действий, складывающимся в результате их соблюдения. Больше всего нас будут интересовать те правила, которые в силу того, что мы можем менять их по своему усмотрению, являются главным инструментом, посредством которого мы имеем возможность влиять на складывающийся порядок, а именно на положения права. А в данный момент мы попробуем показать, что хотя правила, на которых покоится стихийный порядок, также могут иметь стихийное происхождение, это не обязательно должно быть так во всех случаях. Не вызывает сомнений, что изначально порядок сформировался стихийно, в результате того, что люди следовали правилам, которые
64
Книга I. Правила и порядок возникли стихийно, а не были сформулированы обдуманно. Но постепенно люди научились совершенствовать эти правила, и, по меньшей мере, мыслимо, что формирование стихийного порядка может опираться исключительно на правила, сформулированные обдуманно. Таким образом, нужно отличать стихийный характер складывающегося порядка от стихийного происхождения правил, на которые он опирается, и вполне возможно, что порядок, который все-таки следует именовать стихийным, покоится на правилах, целиком и полностью являющихся результатом обдуманного замысла. Разумеется, в известном нам типе общества лишь некоторые из соблюдаемых людьми правил, а именно некоторые положения права (но даже здесь далеко не все), являются продуктом обдуманного замысла, тогда как большинство обычаев и правил морали представляет собой результат стихийного развития.
То, что даже порядок, опирающийся на осознанно установленные правила, может быть стихийным, видно из того, что его конкретные проявления всегда зависят от множества обстоятельств, о которых создатель правил не знал и не мог знать. Действительное содержание порядка всегда зависит от конкретных обстоятельств, известных только отдельным людям, которые подчиняются правилам и применяют их к фактам, известным только им. Только в силу того, что эти индивидуумы знают как правила, так и конкретные факты, те и другие превращаются в факторы, определяющие складывающийся в итоге порядок.
Стихийный порядок общества создается людьми
и организациями
Когда численность группы превышает некий минимальный размер, сотрудничество внутри нее всегда опирается как на стихийный порядок, так и на продуманную организацию. Бесспорно, что для широко круга ограниченных задач организация будет наиболее эффективным методом координации, поскольку позволяет создать порядок, в наибольшей степени отвечающий нашим желаниям; но если приходится учитывать сложные обстоятельства, необходимо полагаться на силы, созидающие стихийный порядок, но при этом наша способность контролировать детали этого порядка будет необходимо ограничена.
Тот факт, что эти два вида порядка всегда сосуществуют во всех обществах любой степени сложности, вовсе не означает, что мы в состоянии комбинировать их по нашему желанию. Фактически во всех свободных обществах мы встречаемся с тем, что хотя для достижения разнообразных целей люди создают организации, координация деятельности всех организаций и отдельных людей до-
Глава 2. Космос и таксис
65
стигается благодаря действию сил, создающих стихийный порядок.
Семья, ферма, завод, фирма, корпорация, всевозможные ассоциации и все публичные и государственные институты, в том числе и само правительство, представляют собой организации, в совокупности составляющие всеобъемлющий стихийный порядок. Имеет смысл сохранить термин «общество» только для этого всеобъемлющего стихийного порядка, чтобы отличать его как от всех существующих внутри него организованных, менее масштабных групп, так и от таких сравнительно малочисленных и более или менее изолированных групп, как орда, племя или клан, члены которых, по крайней мере в некоторых отношениях, действуют по приказам центрального руководства во имя достижения общих целей. В некоторых случаях это будет та же самая группа, которая временами, скажем, занимаясь повседневной бытовой рутиной, будет действовать как стихийный порядок, поддерживаемый соблюдением конвенциональных правил и не нуждающийся в приказах, но в другое время, например, на охоте, в ходе войн и переселений, она же действует как единая организация, направляемая волей вождя.
В отличие от организаций, как правило, имеющих четкие границы, стихийный порядок, который мы называем обществом, в подобных границах не нуждается. зачастую здесь наличествует ядро или несколько ядер, образуемых тесно связанными между собой индивидуумами, которые занимают центральное место по отношению к более рыхлому, но зато более обширному порядку. Такие выделяющиеся общества внутри Великого общества могут возникать в силу пространственной близости или других особых обстоятельств, создающих более тесные взаимосвязи между их членами.
Различные частичные общества такого рода часто перекрываются, и любой человек, оставаясь членом Великого общества, может одновременно принадлежать к нескольким стихийным субпорядкам или частичным обществам подобного рода, а также к разным организациям, существующим в рамках всеобъемлющего Великого общества.
Одна из существующих в рамках Великого общества организаций, которую мы называем правительством, как правило, занимает особое место. Хотя можно представить, что минимальный набор правил, обеспечивающих формирование общества, будет соблюдаться без принуждения со стороны организованного аппарата, и тогда стихийный порядок, который мы называем обществом, может существовать и без правительства, все же в большинстве случаев для того, чтобы гарантировать подчинение [членов общества] этим правилам, требуется наличие организации, которую мы называем правительством.
Данная функция правительства чем-то напоминает задачи, выполняемые на заводе ремонтной бригадой, которая предназначена
66
Книга I. Правила и порядок не для производства каких-либо услуг или продукции, потребляемых гражданами, а лишь для поддержания в рабочем состоянии оборудования, используемого в производстве этих товаров и услуг. цели использования оборудования в конкретный момент времени определяются их непосредственными операторами, а в конечном итоге — потребителями продукции.
Ожидается, что та же организация, на которую возложено поддержание в порядке действующей структуры, используемой индивидуумами для решения собственных задач, будет не только принуждать к соблюдению правил, на которых покоится порядок, но и предоставлять иные услуги, которые не может удовлетворительным образом оказывать стихийный порядок. Обычно между этими двумя функциями правительства не проводится четкого различия, но, как мы увидим, разница между функцией принуждения, когда правительство принуждает к соблюдению правил поведения, и функцией предоставления услуг, когда правительство просто управляет ресурсами, переданными ему в управление, чрезвычайно важна. Во втором случае оно представляет собой одну из многих организаций и, подобно всем остальным, является частью всеохватывающего стихийного порядка, а в первом — оно обеспечивает сохранение условий, необходимых для поддержания этого всеобъемлющего порядка.
На английском языке можно и долгое время было принято обсуждать эти два типа порядка, проводя различие между «обществом» (society) и «правительством» (government). Пока речь идет об одной стране, при обсуждении этих проблем нет нужды использовать метафизически нагруженный термин «государство» (state). за последние сто лет, главным образом под влиянием континентальных и гегельянских идей, широко распространилась практика говорить о «государстве» (предпочтительно, с заглавной буквы) в тех случаях, где точнее и уместнее было бы говорить о «правительстве». Действует или проводит политику всегда организация, именуемая правительством, и совсем не способствует ясности, когда термин «государство» используется там, где достаточно было бы сказать «правительство». И совсем уж полная путаница возникает, когда, желая сравнить стихийный порядок и организацию, «обществу» противопоставляют не «правительство», а «государство».
Правила стихийного порядка и правила организации
Одна из главных наших идей заключается в том, что, хотя стихийный порядок и организация всегда будут сосуществовать, не в нашей власти смешать эти два принципа порядка любым жела-
Глава 2. Космос и таксис
6
тельным для нас образом. И если этот факт еще не стал общепризнанным, то лишь по той причине, что для определения обоих видов порядка нам приходится полагаться на правила, а важное различие между видами правил, поддерживающих разные виды порядка, как правило, не осознается.
В известной мере каждой организации приходится опираться не только на конкретные приказы, но и на правила. Это происходит по той же причине, по которой стихийный порядок необходимо должен полагаться только на правила: направляя действия людей не конкретными приказами, а с помощью правил, мы получаем возможность использовать знания, во всей полноте недоступные никакому отдельному человеку. любая организация, члены которой не являются простыми инструментами организатора, посредством приказов устанавливает только функции каждого члена, цели, которые должны быть достигнуты, и некоторые общие характеристики методов, которые должны использоваться, но все вопросы о деталях оставляет на усмотрение людей, полагаясь на их знания и навыки.
здесь организация сталкивается с проблемой, на которую натыкается любая попытка внести порядок в сложную человеческую деятельность: организатору приходится полагаться на то, что люди будут сотрудничать и использовать знания, которыми сам он не располагает. Только в отношении простейших типов организаций можно представить, что решения обо всех деталях всех видов деятельности будет принимать один ум. Подчинить обдуманному руководству все виды деятельности, осуществляемые в сложном обществе, пока еще никому не удавалось. Но даже если кому-то и удастся сплотить все общество в единую организацию, он больше не сможет использовать умы многих, так что ему придется полагаться только на один ум; при этом получившееся общество, наверняка, будет не сложным, а крайне примитивным — и такими же вскоре станут ум и воля того, кто определяет в этом обществе все и вся. В замысел такого порядка могут входить только факты, известные и переваренные умом его руководителя, а поскольку лишь он один будет принимать решения и тем самым приобретать опыт, в таком обществе будет отсутствовать взаимодействие многих умов, которое является непременным условием развития ума.
Правила, направляющие действия людей в рамках организации, отличаются тем, что это всегда правила выполнения предписанных задач. Они исходят из того, что положение каждого человека в неизменной структуре определено приказом, а потому правила, которым должен подчиняться каждый, зависят от предписанного ему положения и от конкретных целей, которые поставлены перед ним его начальством. Таким образом, правила
68
Книга I. Правила и порядок регулируют только детали действий назначенных должностных лиц или правительственных агентств.
В подобной ситуации правила организации необходимо играют вспомогательную роль по отношению к приказам, заполняя оставленные приказами лакуны. В соответствии с предписанными им ролями для разных членов организации будут установлены разные правила, подлежащие истолкованию в свете задач, поставленных приказами. Без приказа, определяющего функцию и задачи, одних только абстрактных правил будет недостаточно, чтобы сообщить человеку, что он должен делать.
В отличие от этого, правила, управляющие стихийным порядком, должны быть независимы от цели, и быть одинаковыми если не для всех членов общества, то, по меньшей мере, для целых групп. Как мы увидим, правила должны быть действительны для неопределенного и неизвестного числа лиц и ситуаций. Отдельным людям приходится их применять в соответствии со своими знаниями и намерениями, независимо от каких бы то ни было общих целей, знать о которых отдельному человеку совсем не обязательно.
В принятых нами терминах это означает, что общие положения права, на которых покоится абстрактный порядок, нацелены на созидание абстрактного порядка, частности или конкретное содержание которого никто не может ни знать, ни предугадать, тогда как приказы, а также правила, которым подчиняются члены организации, нацелены на достижение конкретных целей, поставленных руководством организации. чем сложнее целевой порядок, тем значительнее роль независимых действий, которые сообразуются с обстоятельствами, неизвестными тем, кто руководит целым, и тем в большей степени контроль опирается на правила, а не на приказы. В наиболее сложных организациях приказы высшего руководства ограничиваются, в общем случае, указанием функций и задач, а уже реализация этих функций регулируется исключительно правилами, впрочем, до известной степени специфичными для функций, порученных конкретным исполнителям.
Только переходя от самой большой из организаций — правительства (которое, будучи организацией, должно заниматься ограниченным и эксплицитно определенным кругом задач) — к всеобъемлющему порядку общества в целом, мы обнаруживаем целиком и полностью стихийный порядок, опирающийся исключительно на правила.
Структура современного общества достигла нынешней степени сложности, намного превосходящей все, что могло бы быть достигнуто в рамках обдуманно управляемой организации, именно потому, что не зависела от организации, а развилась в качестве стихийного порядка. На деле, разумеется, правила, сделавшие
Глава 2. Космос и таксис
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   84

перейти в каталог файлов


связь с админом