Главная страница
qrcode

Хайдеггер и восточная философия поиски взаимодополнительности культур Е. А. Торчинов, М. Я. Корнеев


НазваниеХайдеггер и восточная философия поиски взаимодополнительности культур Е. А. Торчинов, М. Я. Корнеев
АнкорKhaydegger i vostochnaya filosofia.pdf
Дата30.09.2017
Размер1.76 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файлаKhaydegger_i_vostochnaya_filosofia.pdf
оригинальный pdf просмотр
ТипРеферат
#39667
страница5 из 31
Каталогid40469362

С этим файлом связано 70 файл(ов). Среди них: УМКСоциальная антропология 15.09 редактировано 20.09.doc, 10.gif, 9.gif, autofagia_i_apoptoz.pdf, Khaydegger_i_vostochnaya_filosofia.pdf, Manipulyatory_soznaniem_-_G_Shiller.pdf и ещё 60 файл(а).
Показать все связанные файлы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   31
§2. Экзистенция и Dasein из писем Шестова, приводит эту цитату Хайдеггера из Бытия и времени»(примечание к 235 странице, переводя термин “existentiell” (те. понимание экзистенции Кьркегором) словом экзистенциализованный, разъясняя, что экзистенциализованное прояснение экзистенции – это психологическое, эстетическое, этическое, религиозное, те. предпринятое Кьеркегором. “Existential” передает как экзистенциальный. Экзистенциальная проблематика, те. философско-онтологическая несвойственна Кьеркегору, ее-то как раз развивает Хайдеггер. См. об этом Шестов Л. Киргегард и экзистенциальная философия.Глас вопиющего в пустыне. МС. Плотников И.С. в уже указанной нами статье переводит соответственно экзистенциалистский и «экзистенцальный». Плотников ИСК истории восприятия
Хайдеггера в русской мысли // Вопросы философии, 1995. №9. Бибихин В.В. так разъясняет свой перевод этих терминов Для existentiell введено искусственное экзистентный ради отличия от existenzial экзистенциальный, в котором контекст, надеемся, восстановит и немецкий смысл жизненно важного. //
Хайдеггер М. Бытие и время. Пер. Бибихина В.В., МС, Die Metaphysik des deutschen Idealismus, Fr.a.M., 1991, 39.
107 М. Хайдеггер. Бытие и время. Пер. Бибихина В.В., МС М. Gesamtausgabe. Bd.49, Die Metaphysik des deutschen Idealismus, Fr.a.M., 1991. S. 39.
Евгений Алексеевич Торчинов, Михаил Яковлевич Корнеев: «Хайдеггер и восточная философия поиски
взаимодополнительности культур
42 Итак, в трактате Бытие и время термин экзистенция употребляется в неклассическом, ограниченном смысле – применительно только к человеческому бытию, но нигде в трактате в связи с человеческим бытием не идет речь ни осознании, ни о субъективности, а лишь о Dasein109. Поэтому следует прояснить, почему Хайдеггер отбрасывает субъективность и заменяет ее термином
«Dasein», а также и сам термин Dasein. Исходя из этого прояснится и термин
«экзистенция» в понимании Хайдеггера. Таким образом, мы должны выяснить соотношение двух терминов, которые являются довольно важными для
Хайдеггера – это термины экзистенция и Dasein. Последний термин, который является довольно важным понятием для Хайдеггера, что уже было отмечено нами, анализируется Хайдеггером в двух взаимосвязанных моментах – как то, что обладает бытийным пониманием, и как то, что имеет отношение ко временности. Итак, попытаемся понять отмеченный нами тезис по отношению к этим двум моментам. В Бытии и времени §4 мы читаем, что Dasein отличается от других сущих – в своем бытии оно имеет бытийное отношение к этому бытию. И этим опять же сказано присутствие понимает каким-то образом и с какой-то явностью в своем бытии. Этому сущему свойственно, что сего бытием и через него это бытие ему самому разомкнуто. Понятность бытия сама есть бытийная определенность присутствия. Позднее Хайдеггер проясняет «Da-sein является в себе пониманием бытия, и далее Бытийным пониманием названо тов чем все мыслится исключительно в бытии и времени. Понимание бытия, разъясняет
Хайдеггер, это не познание или знание, или объяснение. Бытийное понимание
Хайдеггер определяет как проектирование, набрасывание проекта. Проект обозначает здесь не план как таковой, а раскрытие бытия как появление возможностей, в рамках которых возможно некоторое планирование. Хайдеггер проясняет это так Проект (Ent-wurf) означает раскрытие (Er-oeffnung) и держание открытым открытого, свечение света, в котором то, что мы называем бытие (несущее) и тем самым знаем и под этим именем, очевидно только как бытие. Итак, человеческое бытие анализируется Хайдеггером как таковое, которое понимает себя в своем бытии. Это делается в сознательном отказе от господствующей традиции, Хайдеггер отказывается от понимания человеческого бытия как субъективности, когда одним из главных объяснительных принципов является принцип самосознания, благодаря которому человек знает не только о вещах, но и о том сущем, которым является он сам. Но чем же является это бытие, в котором Dasein понимает себя Во второй
109 человек понимается исходя из Dasein». Ibidem. S. 41.
110 Там же. СМ Евгений Алексеевич Торчинов, Михаил Яковлевич Корнеев: «Хайдеггер и восточная философия поиски

взаимодополнительности культур
43 главе первого раздела первой части Бытия и времени Dasein раскрывается как бытие-в-мире. Бытие-в-мире является основной конституцией Dasein, те. оно составляет его сущность, обосновывает его внутреннюю возможность. хайдеггер предостерегает от беглого, бездумного принятия этого определения, в смысле простого наличествования в мире наряду с другими сущими. Совсем не это говорит термин «бытие-в-мире»: прежде и всегда иметь открытым сущее как таковое в целом в его полноте и относится к тому, что существует в этой открытости и к тому, что может встретиться. При этом для бытия-в-мире ненужно в качестве предпосылки знание об этом мире (или знание мира) и представления мира как предмета, в отличие от самосознания. Нужно только нахождение внутри мира (Innestehen) как открытости сущего в целом как такового. Итак, Dasein благодаря принадлежащему к нему бытийному пониманию, понимает собственное бытие, оно является бытием-в-мире, находится в наброске бытия сущего в целом. Ведущим понятием в этом рассуждении является понятие бытийное понимание, которое означает, во-первых, что человек понимает самого себя в своем собственном бытии, во-вторых, что человек понимает бытие остального сущего, в-третьих, что человек вообще и прежде всего понимает бытие, и исходя из этого может относиться к сущему. Исходя из этого Хайдеггер получает следующее существенное положение Человек не установлен в качестве Dasein в открытом, подобно тому как ставится пара башмаков перед дверью комнаты, а человек в качестве Dasein является странствующей прерывностью в открытом, открытость и свечение которого зовется миром. Таким образом, мир понимается Хайдеггером не как совокупность всего сущего, а как открытость бытия в проекте. Человек является внутримировым сущим, но это неравнозначно нахождению внутри мира любого другого сущего. Человек, понятый как Dasein, отличен от всех других сущих – благодаря бытию-в-мире. Именно на таком пути Хайдеггер разъясняет Dasein, и тезис Сущность Dasein лежит в его экзистенции» по смыслу является совпадающим с тезисом Бытийное понимание (понятность бытия – в переводе Бибихина В.В.) само есть бытийная определенность Dasein»117.
§3. Dasein и временность
113 Бибихин В.В. переводит «основоустройство».
114 Heidegger М. Gesamtausgabe. Bd.49, Die Metaphysik des deutschen Idealismus, Fr.a.M., 1991. S. 42.
115 Ibidem. S. 43.
116 Ibidem. S. 43.
117 Хайдеггер М. Бытие и время. Пер. Бибихина В.В., МС. Хайдеггер указывает на смысловое совмещение этих тезисов в Метафизике немецкого идеализма. См. M. Heidegger,
Gesamtausgabe. Bd.49, Die Metaphysik des deutschen Idealismus, Fr.a.M., 1991. S. 44.
Евгений Алексеевич Торчинов, Михаил Яковлевич Корнеев: «Хайдеггер и восточная философия поиски
взаимодополнительности культур
44 Важно понять смысл Dasein по отношению ко времени, ведь бытие
Хайдеггер понимает из времени, а Dasein отмечено бытийным пониманием и является временным. Что означает временность человека, временность Dasein? Хайдеггер отмечает, что еще Кьеркегор вел речь о временности человека, подразумевая, что пребывание человека на земле ограничено временем, и именно это временное пребывание является преддверием для вечности, для вечного блаженства. Итак,
Кьеркегор употребляет понятие временность человеческого бытия » в связи со спасением отдельной бессмертной души. Эти взгляды Кьеркегора восходят к христианскому учению, христианскому миропониманию, только в рамках которого следует понимать Кьеркегора. Мысли же Хайдеггера о времени восходят не к христианской традиции, а к философской традиции осмысления времени – в основном, к трактату Аристотеля о времени – к Физике, а также к Плотину, Августину, Канту, Гегелю. Поэтому временное истолкование человеческого бытия Хайдеггера в корне отлично от кьеркегоровского. В русском языке их различие можно передать с помощью ударений. Кьеркегор ведет речь о
«временности»(ударение на первом слоге, те. о мимолетности, недолговечности человеческого бытия, а Хайдеггер о временности (ударение на втором слоге, те. о связи Dasein со временем, о его временной размеренности. Мы не имеем возможности останавливаться на том, как Хайдеггер в Бытии и времени получает определения сущности времени §§65–66, как описывает традиционное представление о времени §§78–83, остановимся лишь на временности Dasein в связи с прояснением понятия «экзистенция». Временность человеческого бытия
– это не промежуточность, быстротечность, исчисляемость человеческого существования (с такого года по такой-то). В таком же смысле временны, те. не вечны и растения, и животные, и камни, и планеты. Их действительность, – поясняет Хайдеггер, – если ее воспринимать как состояние или процесс, протекает внутри где-то подручного или также только так представленного измерения времени как формы порядка и меры длительности. Такая временность названа им в Бытии и времени
«внутривременностью»(Innerzeitigkeit). Ноне эту временность пытается прояснить в трактате Бытие и время Хайдеггер, а временность Dasein, которая подразумевает не то, что действия человека протекают во времени, и не то, что человек знает время, умеет его считать, те. обращается с часами. Эти качества пребывание во времени, в проходящем, а не в вечном умение обходиться со временем) Хайдеггер не считает только присущими человеку Конечно, животные обходятся без часов но ласточки все-же улетают в сентябре, а синицы начинают в марте высиживать птенцов, а петух поет не в „10 часов вечера, а в 4 утра. Хайдеггер настаивает на том, что человек совершенно иначе, чем животные, растения или планеты существуют во времени, он знает время как время, и время собственно относится к бытию человека. Время
118 Ibidem. S. 48–49.
119 Ibidem. S. 49.
Евгений Алексеевич Торчинов, Михаил Яковлевич Корнеев: «Хайдеггер и восточная философия поиски
взаимодополнительности культур
45 принадлежит ему не только как свойство, а оно определяет Da-sein, поскольку оно – СО) имеет в себе характер временения»120. Временной характер
Dasein обнаруживается, например, в том, что человеческое бытие предшествует себе»(идет перед собой) в своих воможностях и потом подходит к себе, находящемуся уже впереди, в этих возможностях. Хайдеггер описывает это так Так человеческое бытие является в себе будущими при этом возвращается назад к своему бывшему и вбирает его в будущее и собирает во всем этом постоянно будущее и прошлое в настоящем. Итак, вся человеческая жизнь проходит во времени, и не как только лишь во временных рамках, а все пульсирует, выбрасываясь в будущее, захватывая прошлое, продолжаясь в настоящем. Dasein вдвинуто в этот троичный вихрь в каждое мгновенье своего бытия, и каждое мгновенье меняет архитектонику этого троичного отношения. Этот троичный вихрь,
«вдвигание в него, выбрасывание в будущее
Хайдеггер определяет как экстатическое временение»: Время является временем, тем что оно экстатически временится, и единство времени является единством экстатическим. Время сущностным образом относится к Dasein и составляет его основу.
«Dasein не существует во времени, а существует как временение самого времени. Временение времени в сущности составляет то, что мы исходя из совсем иного давания значения слова называем „Da-sein“123.
Хайдеггер отмечает, что его осмысление сути времени, предпринятое им в Бытии и времени, является попыткой вопрошать исходя из совершенно иной и одновременно существенной постановки вопроса. Новизна в хайдеггеровском осмыслении временности заключается в том, что он постигает сущность временности как экстатическую, в отличие от аристотелевского понимания времени как исчисляемой длительности присутствия или отсутствия чего-то. Аристотелевская исчисленная природа времени заложила, по мнению
Хайдеггера, основы для всей европейской философии в постижении времени, а кантовское определение времени как чистой формы восприятия целиком находится в традиции аристотелевского понимания времени. Итак, Хайдеггер получает две основные характеристики интересующего нас термина Dasein. Вторая из них – Da-sein как временность, причем временность постигается как экстатическая. Первая – Dasein как бытийное понимание, те. проект бытия в открытое, из которого оно становится известными знаемым как бытие.
120 Ibidem. S. 49–50.
121 Ibidem. S. 50.
122 Ibidem. S. 50.
123 Ibidem. S. 50–51.
124 Ibidem. S. 51.
125 Ibidem. S. 52.
Евгений Алексеевич Торчинов, Михаил Яковлевич Корнеев: «Хайдеггер и восточная философия поиски
взаимодополнительности культур
46 Необходимо отметить, что термин «экзистенция» является употребляемым
Хайдеггером в его трактате Бытие и время и даже довольно важным для его конструкции. Но потом, термин исчезает, вероятно, Хайдеггер отказывается от него. Почему же Ответ на этот вопрос можно найти у самого Хайдеггера: Несмотря на то, что слово „Ex-sistenz“ по отношению к экстатическому характеру Da-sein способно назвать его сущность в прекрасном измерении, я со времени известности „экзистенцфилософии“ (К. Ясперс. Духовная ситуация времени. 1931…) вычеркнул слово „экзистенция“ из словаря мысли в круге вопроса бытия и времени. Этот исследуемый нами термин был заменен, как свидетелствует
Хайдеггер, словом настойчивость, настоятельность
(Instaendigkeit), который восходит к известному хайдеггеровскому термину забота. Термин настойчивость, «настоятельность»сохраняет значение
«экзистенции» в трактовке Хайдеггера: это выстаивание в открытости бытия, которое является настойчивым, те. непрерывно остающимся в существенном отношении к бытию сущего. Мы находим у Хайдеггера еще несколько свидетельств соответствия термина
«экзистенции» понятию забота Настойчивость в бытии называется заботой. Забота подразумевает настойчивое оберегание и сохранение истины бытия и никогда невмешательство в сущее. Экзистенция, понятая как удаляемое (entrueckte) экстатически стояние внутри, в открытом, указывает на суть самости человека, которую
Хайдеггер в Бытии и времени определяет не как Я, и не как личность, и вообще не как субъективность субъекта, а исходя из настойчивости в бытийном проекте, те. из Dasein»130. Термин «экзистенция», употребляемый Хайдеггером в Бытии и времени всегда указывает на Da-sein и, не имея самостоятельного значения, всегда подчинен главному вопросу Хайдеггера, который он сделал названием своего трактата – вопросу о бытии и времени.
§4. Понятие экзистенциала В Бытии и времени фигирирует еще одно важное понятие. Это понятие
«экзистенциал», которое мы кратко рассмотрим в конструкции экзистенциальной аналитики Dasein. Экзистенциальная аналитика Dasein представляет собой интерпретацию основных структур, которые составляют бытие Dasein. Собственно Бытие и время и есть экзистенциальная аналитика Dasein, т.к. фундаментальная
126 Ibidem. S. 54.
127 Ibidem. S. 54.
128 Ibidem. S. 54.
129 Ibidem. S. 54.
130 Ibidem. S. 60.
Евгений Алексеевич Торчинов, Михаил Яковлевич Корнеев: «Хайдеггер и восточная философия поиски
взаимодополнительности культур
47 онтология, разрабатывающая вопрос о смысле бытия, охватывающем все, а разворачивается как аналитика способов бытия, основных структур вопрошающего, которые называются экзистенциальными. Хайдеггер всегда подчеркивает, что бытие вопрошающего о бытии (Dasein) отлично от другого сущего, что оно в своем бытии относится к самому себе, понимает себя в возможностях бытия, те. оно отмечено экзистенцией. Структурные определения экзистенции Хайдеггер называет экзистенциалами. Термин экзистенциальный
(existenzial) в данном контексте Хайдеггер употребляет в противоположность термину категориальный, противопоставляя экзистенциальный анализ категориальному. Экзистенциалы определяются как то, что подразумевает и именует бытийное устройство Dasein, основные способы бытия Dasein, выявляемые в экзистенциальном анализе, в отличие от традиционных категорий, которые получаются в результате категориального анализа вещи. Отличие экзистенциального анализа от категориального очень важно для Хайдеггера, он очень ясно видел их противоположность. Его габилитационное сочинение посвящено средневековому учению о категориях и значениях. Категория подразумевает собой некоторый класс или группу, под которую подподают определенные вещи. Таковы, например, категории качество, количество. Категории являются всеобщими определениями предмета в его предметности, предмет же имеет смысл только для субъекта, который в свою очередь направленна предмет. Так как Хайдеггер в своей фундаментальной онтологии пытается избавиться от рассмотрения Dasein как сознания, субъекта, субъективности, понимаемой им как представляющей, опредмечивающей деятельности, то для него неприемлем категориальный анализ. Экзистенциалами Хайдеггер называет характеры бытия Dasein как Dasein, в отличие от категорий, которые обозначают способы бытия чего-то несоразмерного, например, природы. Экзистенциальную аналитику присутствия Хайдеггер отграничивает от мнимо параллельных ей исследований – те. от антропологии, психологии и биологии. Основные экзистенциалы, выявляемые Хайдеггером в Бытии и времени бытие-в-мире, расположенность, понимание, речь и другие. Бытие-в-мире определяется Хайдеггером как определяющая фундаментальная структура Dasein, конституирующие моменты которой представляют собой мир в его мирности бытие-в-мире как событие (Mitsein), те. как совместное бытие с другими, бытие самости (Selbstsein); бытие-в как таковое. Для понимания экзистенциала бытие-в-мире Хайдеггер проясняет, что означает вообще быть-в, бытие-в. Бытие-в не следует понимать как нахождение где-то, в чем-то. Этот экзистенциал подразумевает доверенное бытие к чему-то. Здесь не имеет значения феномен познания, и нес помощью знания мы достигаем бытия-в, наоборот, мы доверены сущему, с которым мы имеем дело, что находит отражение в различных формах озабочения, одна из которых имеет форму знания.
Хайдеггер отстаивает точку зрения, согласно которой знание как одна из форм отношения к миру является вторичным феноменом по отношению к способу
131 Хайдеггер М. Бытие и время. Пер. Бибихина В.В. МС Евгений Алексеевич Торчинов, Михаил Яковлевич Корнеев: «Хайдеггер и восточная философия поиски

взаимодополнительности культур
48
быть-в, быть-при (бытие-в). При этом, как указывает Бимель132, Хайдеггер исходит из того, что Dasein как бытие-в-мире незамкнуто в себе, в скорлупе своей внутренней сферы, а всегда вовне, при близком и знакомом мире В самонаправленности на и постижении присутствие не выходит наружу из какой-то своей внутренней сферы, куда оно вначале замуровано, но по своему первичному способу бытия оно всегда уже снаружи при встречном сущем всякий раз уже открытого мира. Вопрос о мире, которого мы неоднократно уже касались, но который все-таки не является специальной темой нашего исследования, мы и тут не можем обойти. Но кратко укажем Хайдеггер определяет мир (мировость мира) как экзистенциал, те. как способ бытия Dasein: Мир онтологически не есть определение того сущего, каким по сути присутствие не бывает, но черта самого присутствия, и раскрывает это определение мира через анализ внутримирового сущего, которое может нам встретиться – вещи, средства, изделия, те, то, что Хайдеггер называет das Zeug. Средство всегда есть средство для чего-то, будь то игла для шитья или молоток, одно отсылает к другому средству для чего-то, и эту совокупность связей отсылок обобщает феномен мира, который представляет собой основное определение
Dasein, которое делает возможным для Dasein познать средство в его бытии. Анализ средства (das Zeug) приводит и к осмыслению совместного мира (Mitwelt), ведь средство всегда сделано другими, либо для других, либо так, чтобы им могли воспользоваться другие. Итак, Dasein не изолировано, его бытие есть событие
(Mitsein) с другими. Если общение с вещами определялось Хайдеггером как
«озабочение чем-либо» – питанием, одеждой то общение с другими – заботливость о ком-либо. Экзистенциал заботливость обобщает все способы общения людей друг с другом – от любви до ненависти. Следует отметить, что
Хайдеггер различает два модуса позитивной заботливости заменяющую и заступническую. При заменяющей заботливости стремятся снять с человека все бремя его забот и заменить его собой, при этом существует опасность подчинения этого человека себе. Собственный модус позитивной заботливости – заступническая заботливость, имеет место тогда, когда человеку отдают его заботы, чтобы он сам нес бремя своих забот. Как проясняет В. Бимель: Эта заботливость касается собственно экзистенции другого, а не чего-то, что его озаботило. Как модус несобственного бытия Хайдеггер проясняет бытие людей (Man), которое противопоставляется собственности как модусу бытия, в котором Dasein выбирает себя самогона основе своих собственных возможностей.
132 см. S.46.
133 Хайдеггер М. Бытие и время. МС там же. С. 64.
135 см. там же. С. 122.
136 Biemel W. Martin Heidegger mit Selbstzeugnissen und Bilddokumenten. Hamburg, 1993. S. 51.
Евгений Алексеевич Торчинов, Михаил Яковлевич Корнеев: «Хайдеггер и восточная философия поиски
взаимодополнительности культур
49 Два равноисходных конститутивных способа быть своим вот мы видим в расположении и понимании. Расположение или находимость (die Befindlichkeit) – один из экзистенциалов или способов быть здесь. Этот экзистенциал обозначает непредметный опыт в целом пространственное нахождение в определенном месте самочувствие, буквально, расположение к чему-либо, определенное настроение, настройку или установку. Die Befindlichkeit в Бытии и времени обозначает основной вид открытости (die Erschlossencheit – один из важнейших терминов Хайдеггера), те. дорефлексивного отношения к миру и к себе, имеет функцию непосредственного раскрытия. По мнению исследователя Ибера Хр., понятие Е заменяет у Хайдеггера традиционное понятие сознания. Открытость – это словно открытая сцена, на которой или через которую нечто вообще может встретиться, благодаря чему для человека все является здесь (здесь присутствующим. Da-sein является поэтому по большей части открытостью. Как отмечает исследователь
Поггелер, «Хайдеггер находит в человеке и только в нем „Dasein“ – ту самую открытость бытия, только благодаря которой мы познаем нечто как нечто, вещь в ее бытии вещи, себя самих как людей. Dasein как открытость есть бытие-в-мире, оно всегда уже находится присущем. В Бытии и времени »
Хайдеггер указывает на то, что есть три равнопервоначальных способа открытости – понимание, речь и расположенность, причем последний способ является самым важным. Их равнопервоначальность подразумевает невыводимость этих трех способов друг из друга, а также их принципиальную неотделимость. Хайдеггер не рассматривает, как эта расположенность относится к чувству, а указывает лишь на то, что расположенность связана с возможностями, которые раскрываются перед бытием Dasein и с пониманием здесь-бытием своего бытия. «Находимость и понимание вместе артикулируют ту открытость, которая составляет здесь Dasein в человеке. Хайдеггер описывает это так В расположении присутствие всегда уже вручено самому себе, себя всегда уже нашло, не как воспринимающее себя-обнаружение, но как настроенное расположение. Итак, экзистенциал расположенность означает то, что Dasein всегда каким-то определенным образом расположено к бытию, что оно так или иначе находит себя в отношении к бытию. Эта расположенность (находимость при)
137 Iber Ch. Das Andere der Vernunft als ihr Prinzip. 340.
138 Poeggeler O., 154 139 См. Sein und Zeit. параграфы 28–29.
140 В качестве одной из возможностей настроенного бытия является,например. страх, о чем пойдет речь ниже.
141 Poeggeler O., 154 142 Хайдеггер М. Бытие и время. МС Евгений Алексеевич Торчинов, Михаил Яковлевич Корнеев: «Хайдеггер и восточная философия поиски

взаимодополнительности культур
50 открыта ему в настроении. Иными словами, это можно передать следующим образом человек всегда чувствует, что и как происходит в бытии,он настроен определенным образом, имеет определенное настроение, в котором свершается первоначальный способ встречи с другими, с миром, с самим собой. Не следует понимать настроение как душевную окраску внешних событий, реакцию на их свершение, ибо в этом случае непонятен раскрывающий характер настроения. Чувство (аффект, настроение) становится способом бытия человека, что характерно для онтологии XX века, ведь философские концепции более ранних эпох философии считали, что наши чувства нас обманывают, что на них не стоит обращать внимания, а преодолевать в пользу разума. Чувство считалось отражением, внутренним истолкованием внешних событий, более или менее адекватное им. Хайдеггер, а многим раньше С. Кьеркегор, вводит в философию проблему чувств, которая в прошлом европейской философской традиции, напротив, исключалась из нее. В современной философии не только Хайдеггер или Кьеркегор обратились к проблеме чувств. Так, феноменолог Макс Шелер рассматривает прежде всего область эмоционального. Но Хайдеггер более радикально подходит к этой области, он пытается понять чувство как способ бытия человека, как связь совсем сущим в целом, чего как раз нельзя достичь в научном познании, но дано нам как чувствующим. Это французский исследователь Аде Вэленс формулирует следующим образом структура человеческого бытия такова, что в любой момент, неизбежно, оно есть Da-Sein, те. наличное бытие, помещенное в тотальность того, что есть, и по отношению к этой тотальности. Этот способ бытия по отношению ко всему, говорящему мне (хотя и скрыто, а не познавательно, где я есть относительно тотальности бытия, есть чувство. Итак, любое действие человека, и даже познание, из которого прежде всеми силами пытались убрать интерес и эмоции, расположено или настроено определенным образом, те. любое действие или познание связано с отвращением, отворачиванием от мира или приближением к миру. Немецкий исследователь О.
Поггелер отмечает, что еще Кьеркегор указывает на то, что и наука. и искусство связаны с чувством, т.к. они нацелены на признание, и имеют предпосылкой настроение. Хайдеггер. в свою очередь, цитирует тезис Августина и Паскаля о том, что только через любовь достигают истины. В историко-философском смысле появление онтологии чувства или стремление обосновать онтологию исходя из аффекта, по мнению Ибера146, имеет две предпосылки. Первой выступает философский опыт бессилия разума, который проявился уже в философии позднего Шеллинга. Появились точки зрения, согласно которым,
143 расположение очень далеко от констатации психического состояния. Там же. С. 136.
144 Вэленс Аде, Заметки о понятии страха в современной философии // Феномен человека, М,
1993, 297.
145 См. об этом Poeggeler O., 150 146 См. Iber Ch. Das Andere der Vernunft als ihr Prinzip. 341–342.
Евгений Алексеевич Торчинов, Михаил Яковлевич Корнеев: «Хайдеггер и восточная философия поиски
взаимодополнительности культур
51 разум, субъективность являются не безусловными, а имеют предпосылки, которые обуславливают их. Эта точка зрения утвердилась прежде всего в философии Кьеркегора, который считал, что экзистенция определена своей фактичностью. Далее, Маркс и Фейербах, Шопенгауэр и Ницше и вовсе устраняют парадигму разума, аннулируют примат разумности по отношению к миру. В эту традицию со своей теорией расположенности (аффект как нечто более первоначальное, чем сознательная связь с миром) входит М. Хайдеггер. Второй же предпосылкой выступает реальный исторический и культурный опыт Европы рубежа XIX-XX в. и начала XX века. В это время был распространен опыт безразличия человека к миру, опыт отчуждения человека от мира и от самого себя, опыт страха и чуждости сущего. Художественно это опыт был выражен, например, в немецком экспрессионизме.
Хайдеггер отмечает, что расположенность – это бытие в настроении. То, что мы онтологически называем расположенность, онтически является самым знакомыми самым повседневным настроением, настроенным бытием. В настроении человеческое бытие приводится перед бытие своего здесь, но это не означает, что настроение несет познавательную функцию (оно не дает знания о сущем, в нем раскрывается бытие. Настроение открывает, как оно и каково бывает человеку. В этом как оно настроенность вводит бытие в его вот. В расположении показывается так оно есть, но его происхождение невидно. Эту черту Dasein Хайдеггер обозначает как брошенность этого сущего в его вот. Это размыкаемое в расположении так оно есть является экзистенциальной определенностью сущего, которое есть способ бытия-в-мире. В расположении
Dasein находит себя, ноне в форме восприятия, а в форме настроенного расположения настроение ставит присутствие перед так оно есть. Настроение всегда настигает внезапно. Расположение столь мало рефлексируется, что настигает присутствие как разв нерефлексивной от и выданности озаботившему миру. Те. расположение есть экзистенциальный основообраз равноисходной разомкнутости мира, соприсутствия и экзистенции»152. Итак, Хайдеггер анализирует расположение, выделяя две его сущностные черты первая указывает на момент брошенности Dasein, вторая показывает расположение как основной образ равноисходной разомкнутости
147 Сам Хайдеггер указывает на идущую от Августина через Паскаля и до Шелера традицию, в которой настроение познавалось подлинным образом. См. Хайдеггер М. Бытие и время. Пер.Бибихина
В.В., МС Хайдеггер М. Бытие и время.Пер. Бибихина В.В., МС Хайдеггер М. Бытие и время.Пер. Бибихина В.В., МС там же. Стам же. С. 137.
Евгений Алексеевич Торчинов, Михаил Яковлевич Корнеев: «Хайдеггер и восточная философия поиски
взаимодополнительности культур
52 мира. В качестве синтетического, охватывающего определения настроения мы находим Настроенностью расположения экзистенциально конституируется мирооткрытость присутствия. В. Бимель проясняет это с помощью такого примера Нечто такое как опасность будет мне в моем мире доступной только потому, что я в состоянии испытать боязнь. Итак, настроение не феномен, ограниченный только субъектом и его восприятием, а способ открытого бытия, благодаря которому мир доступен мне самыми различными образами – как угрожающий, радующий, приятный, волнующий и т.д»154. Следует отметить, что хайдеггеровский анализ расположения повлиял на психиатрию (Людвиг
Бинсвангер) и медицину. Второй структурный момент, момент понимания, равнопервоначален настроенности. Но здесь мы не будем уделять ему так много внимания, как первому, а лишь кратко укажем на его место в экзистенциальной аналитике
Dasein. Наше особое внимание к расположенности и феномену настроения обусловлено нашей темой – исследованием различных значений понятия
«экзистенция». Дело в том, что традиционно в экзистенциализме темой рассмотрения становится какое-либо чувство (тошноты – Сартр, абсурда –
Камю, также у Кьеркегора – страха, и т.п.), т.к. экзистенция связывается нес сознанием, нес разумным отношением к действительности, ас чем-то противоположным, что находят, например, в чувстве. Переходя к рассмотрению понимания как экзистенциала, следует отметить, что специфика хайдеггеровского прояснения понимания как экзистенциала состоит в том, что понимание обнаруживает в себе характер проекта, как возможности быть, умения быть Dasein. В понимании экзистенциально лежит бытийный способ присутствия как умения быть. Экзистенциальную структуру понимания Хайдеггер проясняет как набросок, проект (Entwurf). Dasein существует в понимании как открытость, набрасывая себя на возможности своего умения быть. Так как это набрасывание происходит не в пустом пространстве, да и возможности уже открыты определенным образом, оно есть фактичность.
Хайдеггер анализирует понимание как истолкование и высказывание. Понимание является как-раз тем способом, котоым Dasein относится к себе самому, своим собственным возможностям, что делает возможным его экзистенцию. Присутствие есть сущее, которое понимая в своем бытии, относится к этому бытию. Тем самым заявлено формальное понятие экзистенции»157. Выше мы уже
153 Там же. С. 137.
154 Biemel W. Martin Heidegger mit Selbstzeugnissen und Bilddokumenten. Hamburg, 1993. S. 59.
155 См. об этом статью М. Босса «Хайдеггер и врачи // M. Heidegger zum siebzigsten Geburtstag. Neske
Pfullingen, 1959. S. 276–291. Вопросам соотношения экзистенциального анализа и психоанализа, психиатрии посвящены некоторые размышления из Цолликонеровских семинаров. См. Heidegger M.
Zollikoner Seminare. Hrsg. von M. Boss. Fr./M., 1994.
156 Хайдеггер М. Бытие и время. Пер. Бибихина В.В. МС Там же. С. 52–53.
Евгений Алексеевич Торчинов, Михаил Яковлевич Корнеев: «Хайдеггер и восточная философия поиски
взаимодополнительности культур
53 указывали на то, что отношение Dasein к самому себе (формальное понятие экзистенции) внешне подобно кьеркегоровскому определению духа, которое восходит к немецкой классике. Более выразительно на связь идеи экзистенции и понимания Хайдеггер указывает в §63, где он как бы подводит итоги экзистенциальной аналитики Формальная заявка идеи экзистенции была ведома лежащей в самом присутствии понятностью бытия. Введенная идея экзистенции есть экзистентно несвязывающая прорисовка формальной структуры понятности присутствия вообще. Хайдеггер отмечает, что исходя из этой идеи происходил анализ Dasein, прояснение термина забота, что дало возможность различения реальности и экзистенции, привело к тезису субстанция человека есть экзистенция»159. Речь представляет собой третий момент бытия-в-мире. Хайдеггер определяет ее как артикуляцию понятности. Расположенная понятность бытия-в-мире выговаривает себя как речь. Итак, показаны конститутивные моменты бытия-в-мире. Но экзистенциальная аналитика продолжается с целью показать их единство, взаимопричастность. Это Хайдеггер делает во втором разделе трактата, определяя основную структуру Dasein как заботу (die Sorge), и повторяет экзистенциальную аналитику Dasein в свете временности, те. все выделенные моменты бытия-в-мире анализируются сточки зрения временности. Остановимся на основном хайдеггеровском термине забота, который обобщает три выделенных характера Dasein: во-первых, экзистенциальность (тот момент, что для Dasein важна его экзистенция, те. оно находится всегда при своем умении быть, при своих возможностях бытия, которые надо воплотить во-вторых, фактичность (Dasein определено тем, во что оно заброшено, тем, что зависит не от него, а встает передним в виде неизбежного факта в-третьих, падение (этот момент подчеркивает, что в основном бытие Dasein проходит в модусе неподлинности, те. Dasein понимает себя из того, что оно не есть, оно падает, теряет себя в сущем. Хайдеггер дает такое структурное определение заботы как «впереди-себя-уже-бытие-в (мире) как бытие-при»161, где момент быть впереди себя указывает на экзистенциальность, «уже-бытие-в (мире – на фактичность, бытие при – нападение. Забота не означает здесь тревожность, хлопотливость, озабоченность, а употребляется, как указывает Хайдеггер, чисто онтологически-экзистенциально»162, те. является понятием, синтезирующим три выделенных характера
Dasein, которые удерживаются в единстве и
158 Там же. С. 313.
159 Там же. С. 314.
160 Там же. С. 161.
161 Там же. С. 192.
162 Там же. С. 192.
Евгений Алексеевич Торчинов, Михаил Яковлевич Корнеев: «Хайдеггер и восточная философия поиски
взаимодополнительности культур
54 согласованности благодаря такой структуре как временность. Временность Dasein описывается Хайдеггером с особым вниманием к будущему, настающему. Забегая вперед Dasein помнит и о своем прошлом, бывшем. Присутствие способно собственно бывшим быть лишь поскольку оно настающе. Бывшесть возникает известным образом из будущего. Это в корне отлично от традиционного понимания времени как поступательного движения от прошлого к настоящему, от настоящего к будущему. Только потому что Dasein может забегать вперед, те. только потому что оно является будущным, оно может возвращаться к прошлому, и таким образом не терять его, а сохранить, удержать, помнить. В. Бимель отмечает, что с этой же позиции написана серия романов М. Пруста В поисках утраченного времени, в которой единство времени составляет основное действующее лицо книги. Временность и вводит нас в ситуацию, забегая из нее впереди возвращаясь к бывшему до нее. Временность раскрывается как смысл заботы. Исходя из этого Хайдеггер опять анализирует экзистенциалы: понимание, расположение, падение, речь, но это невозвращение того же самого, а новое понимание экзистенциальной структуры Dasein. Исходя из временности понимание определяется как само-проектирование (возможность, поэтому основной модус времени здесь – будущее, которое определяется как забегание вперед. Dasein, которое «временится» из будущего, забегая вперед, существует в собственном модусе бытия. В противоположность ему несобственное Dasein существует в виде «поджидания»(ожидания), которое убегает в экстаз настоящего. Так Dasein теряет подлинность своего бытия, когда умение быть (возможность) понимается из озаботившего, а не из будущего, когда Dasein забывает себя, теряет то, чем оно определяется и отворачивается от себя, занимаясь тем, что его озаботило, те. оно закрывается от себя. Этот способо бытия, противоположный тому, что Хайдеггер называет открытостью. В подлинном понимании, забегая вперед, Dasein одновременно удерживает ставшее. Во временной интерпретации расположенности настроение проявляется как тов чем очевидно прошлое Dasein, те. его фактичность, бытие заброшенным. Противопоставляя два настроения – ужас и страх – Хайдеггер показывает собственный и несобственный способ бытия в прошлом. Страх связан с самозабвением, а в ужасе показывается неосновательность всего озаботившего, невозможность найти себя исходя из того, о чем заботятся. В ужасе Dasein
163 Там же. С. 326.
164 Там же. С. 326.
165 Хайдеггер М. Бытие и время. Пер. Бибихина В.В., МС Здесь в некотором виде ломается систематика деления глав, т.к. вместо экзистенциала речь,
Хайдеггер анализирует в основном падение, хотя потоми речь тоже, что не раз отмечалось в исследовательской литературе, например, О. Пеггелером, В. Бимелем. См. Biemel W. Martin Heidegger mit Selbstzeugnissen und Bilddokumenten. Hamburg, 1993. S. 61.
167 Biemel W. Martin Heidegger mit Selbstzeugnissen und Bilddokumenten. Hamburg, 1993. S. 60.
Евгений Алексеевич Торчинов, Михаил Яковлевич Корнеев: «Хайдеггер и восточная философия поиски
взаимодополнительности культур
55 возвращается к себе самому – познает себя в своей конечности. Возвращение к себе самому Хайдеггер именует повторением. Временность падения, по Хайдеггеру, выражается в любопытстве, которое основано в том, что от любопытствующего Dasein скрыты собственные возможности (будущее) и оно концентрируется на настоящем. Таким образом, при анализе временности экзистенциалов всегда присутствуют все три временных экстаза (будущее, прошлое, настоящее, хотя приоритет в каждом из экзистенциалов различен в понимании акцент делается на будущем, в расположении – на бывшем, в падшести и речи в первую очередь рассматривается настоящее.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   31

перейти в каталог файлов


связь с админом