Главная страница
qrcode

Слово о законе и Благодати (оригинал). И како закон


Скачать 81.61 Kb.
НазваниеИ како закон
АнкорСлово о законе и Благодати (оригинал).docx
Дата18.11.2016
Размер81.61 Kb.
Формат файлаdocx
Имя файлаSlovo_o_zakone_i_Blagodati_original.docx
ТипЗакон
#6233
страница2 из 3
Каталогid186944916

С этим файлом связано 56 файл(ов). Среди них: ProgSK.pdf, V_V_Kudrevich-Traditsionnoe_vrachevanie_v_Zabaykal.doc, S_NOVYM_2013_godom_vsekh_kazakov.doc, Voennoe_delo_Obuchenie_rubke_i_ukolam.rtf, Pozdravlenia_atamanam_i_kazakam_ot_Atamana_Mel.docx, Tir.7z, Poezia_v_kazarmakh_Russkiy_soldatskiy_folklor.pdf, Pozdravlenie_kazakam_ot_Atamana_UVKO_i_nikonia.docx и ещё 46 файл(а).
Показать все связанные файлы
1   2   3
и възыскати единого Бога, сътворьшааго всю тварь видимую и невидимую.

 

Паче же слышано ему бѣ всегда о благовѣрьнии земли Гречьскѣ, христолюбиви же и сильнѣ вѣрою, како единого Бога въ Троици чтуть и кланяются, како въ них дѣются силы и чюдеса и знамениа, како церкви людии исполнены, како веси и гради благовѣрьни вси въ молитвах предстоять, вси Богови прѣстоять. И си слышавъ, въждела сердцемь, възгорѣ духомъ, яко быти ему христиану и земли его.

 

Еже и бысть, Богу тако изволившу и възлюбившу человѣчьское естьство. Съвлѣче же ся убо каганъ нашь и съ ризами ветъхааго человѣка,[138] съложи тлѣннаа, оттрясе прахъ невѣриа и вълѣзе въ святую купѣль. И породися от Духа и воды,[139] въ Христа крестився, въ Христа облѣчеся,[140] и изиде от купѣли бѣлообразуяся, сынъ бывъ нетлѣниа, сынъ въскрѣшениа.[141] Имя приимъ вѣчно, именито на роды и роды, Василии, имже написася въ книгы животныа[142] въ вышниимъ градѣ и нетлѣннѣимъ Иерусалимѣ.[143]

 

Сему же бывьшу, не доселѣ стави благовѣриа подвига, ни о том токмо яви сущую въ немь къ Богу любовь. Нъ подвижеся паче, заповѣдавъ по всеи земли и крьститися въ имя Отца и Сына и Святаго Духа, и ясно и велегласно въ всѣх градѣх славитися Святѣи Троици, и всѣмъ быти христианомъ малыим и великыимъ, рабомъ и свободныим, уныим и старыим, бояромъ и простыим, богатыим и убогыимъ. И не бы ни единого же противящася благочестному его повелѣнию, да аще кто и не любовию, нъ страхом повелѣвшааго крещаахуся, понеже бѣ благовѣрие его съ властию съпряжено.

 

И въ едино время вся земля наша въслави Христа съ Отцемь и съ Святыимъ Духомъ. Тогда начатъ мракъ идольскыи от нас отходити, и зорѣ благовѣриа явишася; тогда тма бѣсослуганиа погыбе, и слово евангельское землю нашю осиа. Капища разрушаахуся, и церкви поставляахуся, идолии съкрушаахуся, и иконы святыих являахуся, бѣси пробѣгааху, крестъ грады свящаше.

 

Пастуси словесныихъ овець Христовъ епископи сташа прѣд святыимъ олтаремь, жертву бескверньную възносяще; попове и диакони, и весь клиросъ, украсиша и въ лѣпоту одѣша святыа церкви. Апостольскаа труба и евангельскы громъ вси грады огласи; темианъ, Богу въспущаемь, въздух освяти. Манастыреве на горах сташа, черноризьци явишася. Мужи и жены, и малии, и велиции, вси людие, исполнеше святыя церкви, въславиша, глаголюще: «Единъ святъ, единъ Господь, Исус Христос, въ славу Богу Отцу, аминь![144] Христос побѣди! Христос одолѣ! Христос въцарися! Христос прославися! Великъ еси, Господи, и чюдна дѣла твоа![145] Боже нашь, слава тебѣ!».

 

Тебе же како похвалимъ, о честныи и славныи въ земленыих владыках, прѣмужьственыи Василие? Како добротѣ твоей почюдимся, крѣпости же и силѣ? Каково ти благодарие въздадимъ, яко тобою познахомъ Господа и льсти идольскыа избыхомъ, яко твоимъ повелѣниемь по всеи земли твоеи Христос славится? Ли что ти приречемь, христолюбче, друже правдѣ, съмыслу мѣсто, милостыни гнѣздо?

 

Како вѣрова? Како разгорѣся въ любовь Христову? Како въселися въ тя разумъ выше разума земленыихъ мудрець, еже Невидимаго възлюбити и о небесныихъ подвигнутися? Како възиска Христа, како предася ему? Повѣждь намъ, рабомъ твоимъ, повѣждь, учителю нашь! Откуду ти припахну воня Святааго Духа? Откуду испи памяти будущая жизни сладкую чашу? Откуду въкуси и видѣ, «яко благъ Господь»?[146]

 

Не видилъ еси Христа, не ходилъ еси по немь, како ученикъ его обрѣтеся? Ини, видѣвше его, не вѣроваша; ты же, не видѣвъ, вѣрова.[147] Поистинѣ бысть на тебѣ блаженьство Господа Исуса, реченое къ Фомѣ: «Блажени не видѣвше и вѣровавше»[148]. Тѣмже съ дрьзновениемь и несуменно зовемь ти: о блажениче! — самому тя Спасу нарекшу. Блаженъ еси, яко вѣрова къ нему и не съблазнися о немь, по словеси его нелъжнууму: «И блаженъ есть, иже не съблазниться о мнѣ».[149] Вѣдущеи бо законъ и пророкы распяша и́; ты же, ни закона, ни пророкъ почитавъ, Распятому поклонися.

 

Како ти сердце разверзеся? Како въниде въ тя страхъ Божии? Како прилѣпися любъви его? Не видѣ апостола,пришедша въ землю твою и нищетою своею и наготою, гладомъ и жаждею сердце твое на съмѣрѣние клоняща. Не видѣ бѣсъ изъгонимъ именемь Исусовомъ Христовомъ, болящиихъ съдравѣють, нѣмыихъ глаголють, огня на хладъ прилагаема, мертвыих въстають.[150] Сихъ всѣхъ не видѣвъ, како вѣрова?

 

Дивно чюдо! Ини царе и властеле, видяще вся си, бывающа от святыихъ мужь, не вѣроваша, нъ паче на мукы и страсти прѣдаша ихъ. Ты же, о блажениче, безъ всѣхъ сихъ притече къ Христу, токмо от благааго съмысла и остроумиа разумѣвъ, яко есть Богъ единъ творець невидимыимъ и видимыим, небесныимъ и земленыимъ, и яко посла въ миръ спасениа ради възлюбенаго Сына своего. И си помысливъ, въниде въ святую купѣль. И еже инѣмь уродьство мнится, тобѣ сила Божиа въмѣнися.[151]

 

Къ сему же кто исповѣсть многыа твоа нощныа милостыня и дневныа щедроты, яже къ убогыимъ творяаше, къ сирыимъ, къ болящиимъ, къ дължныимъ, къ вдовамъ и къ всѣмь требующимъ милости? Слышалъ бо бѣ глаголъ, глаголаныи Данииломъ къ Науходоносору: «Съвѣтъ мои да будеть ти годѣ, царю Науходоносоре, грѣхы твоа мшюстинями оцѣсти и неправды твоа щедротами нищиихъ».[152] Еже слышавъ ты, о честьниче, не до слышаниа стави глаголаное, нъ дѣломъ съконча,[153] просящиимъ подаваа, нагыа одѣвая, жадныа и алчныа насыщая, болящиимъ всяко утѣшение посылаа, должныа искупая, работныимъ свободу дая.

 

Твоа бо щедроты и милостыня и нынѣ въ человѣцѣхъ поминаемы суть, паче же пред Богомъ и ангеломъ его. Ея же ради доброприлюбныа Богомъ милостыня, много дръзновение имѣеши къ нему, яко присныи Христовъ рабъ. Помагаеть ми словеси рекыи: «Милость хвалится на судѣ».[154] И: «Милостыни мужу, акы печать съ нимъ».[155] Вѣрнѣе же самого Господа глаголъ: «Блажени милостивии, яко ти помиловани будуть».[156]

 

Ино же, яснѣе и вѣрнѣе послушьство приведемь о тебѣ от Святыихъ писании, реченое от Иакова апостола, яко: «Обративыи грѣшника от заблуждениа пути его спасеть душу от смерти и покрыеть множество грѣховъ».[157]

 

Да аще единого человѣка обративъшууму толико възмездие от благааго Бога, то каково убо спасение обрѣте, о Василие? Како брѣмя грѣховное расыпа, не единого обративъ человѣка от заблуждениа идольскыа льсти, ни десяти, ни града, нъ всю область сию.

 

Показаеть ны и увѣряеть самъ Спасъ Христос, какоя тя славы и чьсти сподобилъ есть на небесѣхъ, глаголя: «Иже исповѣсть мя прѣд человѣкы, исповѣмь и́ и азъ прѣд Отцемь моим, иже есть на небесѣх».[158] Да аще исповѣдание приемлеть о собѣ от Христа къ Богу Отцу исповѣдавыи его токмо прѣд человѣкы, колико ты похваленъ от него имаши быти, не токмо исповѣдавъ, яко «Сынъ Божии есть Христос»,[159] нъ и вѣру его уставль, не въ единомь съборѣ, нъ по всеи земли сеи, и церкви Христови поставль, и служителя ему въведъ.

 

Подобниче великааго Коньстантина,[160] равноумне, равнохристолюбче, равночестителю служителемь его! Онъ съ святыими отци Никеискааго Събора[161] закон человѣкомъ полагааше, ты же съ новыими нашими отци епископы сънимаяся чясто, съ многымъ съмѣрениемь съвѣщаваашеся, како въ человѣцѣхъ сихъ ново познавшиихъ Господа законъ уставити. Онъ въ елинѣхъ и римлянѣх царьство Богу покори, ты же — в Руси: уже бо и въ онѣхъ и въ насъ Христос царемь зовется. Онъ съ материю своею Еленою[162] крестъ от Иерусалима принесъша[163] и по всему миру своему раславъша, вѣру утвердиста, ты же съ бабою твоею Ольгою принесъша крестъ от новааго Иерусалима, Константина града, и сего по всеи земли своеи поставивша, утвердиста вѣру. Егоже убо подобникъ сыи, съ тѣмь же единоя славы и чести обещьника сътворилъ тя Господь на небесѣх благовѣриа твоего ради, еже имѣ въ животѣ своемь.

 

Добръ послухъ благовѣрию твоему, о блажениче, святаа церкви Святыа Богородица Мариа,[164] юже създа на правовѣрьнѣи основѣ, идеже и мужьственое твое тѣло нынѣ лежит, жида трубы архангельскы.[165]

 

Добръ же зѣло и вѣренъ послухъ сынъ твои Георгии,[166] егоже сътвори Господь намѣстника по тебѣ твоему владычьству, не рушаща твоих уставъ, нъ утвержающа, ни умаляюща твоему благовѣрию положениа, но паче прилагающа, не казяща, нъ учиняюща. Иже недоконьчаная твоя наконьча, акы Соломонъ Давыдова,[167] иже дом Божии великыи святыи его Премудрости създа[168] на святость и освящение граду твоему, юже съ всякою красотою украси: златомъ и сребромъ, и камениемь драгыимъ, и съсуды честныими. Яже церкви дивна и славна всѣмь округьниимъ странамъ, яко же ина не обрящется въ всемь полунощии земнѣѣмь ото въстока до запада.

 

И славныи градъ твои Кыевъ величьствомъ, яко вѣнцемь, обложилъ, прѣдалъ люди твоа и градъ святыи, всеславнии, скорѣи на помощь христианомъ Святѣи Богородици, еи же и церковь на Великыихъ вратѣх създа въ имя первааго Господьскааго праздника — святааго Благовѣщениа,[169] да еже цѣлование архангелъ дасть Дѣвици, будеть и граду сему. Къ онои бо: «Радуися, обрадованаа! Господь с тобою!»,[170] къ граду же: «Радуися, благовѣрныи граде! Господь с тобою!»

 

Въстани, о честнаа главо, от гроба твоего! Въстани, оттряси сонъ! Нѣси бо умерлъ, нъ спиши до обьщааго всѣмъ въстаниа. Въстани, нѣси умерлъ! Нѣсть бо ти лѣпо умрѣти, вѣровавшу въ Христа, живота всему миру.[171] Оттряси сонъ, възведи очи, да видиши, какоя тя чьсти Господь тамо съподобивъ, и на земли не беспамятна оставилъ сыномъ твоимъ. Въстани, виждь чадо свое Георгиа, виждь утробу свою, виждь милааго своего, виждь егоже Господь изведе от чреслъ твоихъ, виждь красящааго столъ земли твоеи — и возрадуися и възвеселися!

 

Къ сему же виждь благовѣрную сноху твою Ерину,[172] виждь вънукы твоа и правнукы: како живуть, како храними суть Господемь, како благовѣрие держать по предаянию твоему, како въ святыа церкви чястять, како славять Христа, како покланяются имени его.

 

Виждь же и градъ, величьством сиающь, виждь церкви цветущи, виждь христианьство растуще, виждь град, иконами святыихъ освѣщаемь и блистающеся, и тимианомъ обухаемь, и хвалами божественами и пѣнии святыими оглашаемь. И си вься видѣвъ, възрадуися и възвеселися и похвали благааго Бога, всѣмь симъ строителя!

 

Видѣ же, аще и не тѣломъ, нъ духомъ показаеть ти Господь вся си, о нихъже радуйся и веселися, яко твое вѣрное въсѣание не исушено бысть зноемь невѣриа, нъ дождемь Божиа поспѣшениа распложено бысть многоплоднѣ.

 

Радуйся, въ владыкахъ апостоле, не мертвыа тѣлесы въскрѣшав, нъ душею ны мертвы, умерьшаа недугомь идолослужениа въскрѣсивъ! Тобою бо обожихомъ и Живота Христа познахомъ. Съкорчени бѣхомъ от бѣсовьскыа льсти и тобою прострохомся и на путь животныи наступихомъ; слѣпи бѣхомъ сердечныими очима, ослѣплени невидѣниемь, и тобою прозрѣхомъ на свѣтъ трисолнечьнаго Божьства; нѣми бѣхомъ, и тобою проглаголахомъ. И нынѣ уже мали и велицѣи славимъ единосущную Троицу.

 

Радуйся, учителю нашь и наставниче благовѣрию! Ты правдою бѣ облѣченъ, крѣпостию прѣпоясанъ, истиною обутъ,[173] съмысломъ вѣнчанъ и милостынею яко гривною и утварью златою красуяся. Ты бѣ, о честнаа главо, нагыимъ одѣние, ты бѣ алчьныимъ кърмитель, ты бѣ жаждющиимъ утробѣ ухлаждение, ты бѣ въдовицамъ помощник, ты бѣ странныимъ покоище, ты бѣ бескровныимъ покровъ, ты бѣ обидимыимъ заступникъ, убогыимъ обогащение.

 

Имъже благыимъ дѣломъ и инѣмь възмездие приемля на небесѣхъ, блага, «яже уготова Богъ вамъ, любящиимъ его»,[174] и зрѣниа сладкааго лица его насыщаяся, помолися о земли своеи и о людех, въ нихъже благовѣрно владычьствова, да съхранить á въ мирѣ и благовѣрии прѣданѣѣмь тобою, и да славится въ нем правовѣрие, и да кленется всяко еретичьство, и да съблюдеть á Господь Богъ от всякоа рати и плѣнениа, от глада и всякоа скорби и сътуждениа!

 

Паче же помолися о сынѣ твоемь, благовѣрнѣмь каганѣ нашемь Георгии, въ мирѣ и въ съдравии пучину житиа прѣплути и въ пристанищи небеснааго завѣтрия пристати, неврѣдно корабль душевны и вѣру съхраньшу, и съ богатеством добрыими дѣлы, безъ блазна же Богомъ даныа ему люди управивьшу, стати с тобою непостыдно прѣд прѣстоломъ Вседръжителя Бога и за трудъ паствы людии его приати от него вѣнець славы нетлѣнныа съ всѣми праведныими, трудившиимися его ради.

 

МОЛИТВА

 

Симь же убо, о Владыко, Царю и Боже нашь, высокъи и славне, человѣколюбче, въздаяи противу трудомъ славу же и честь и причастникы творя своего царьства, помяни, яко благъ, и насъ, нищиихъ твоихъ, яко имя тобѣ человѣколюбець! Аще и добрыих дѣлъ не имѣемь, нъ многыа ради милости твоеа спаси ны, «мы бо людие твои и овцѣ паствы твоеи»,[175] и стадо, еже ново начатъ пасти, исторгъ от пагубы идолослужения!

 

Пастырю добрый, положивыи душю за овцѣ,[176] не остави насъ, аще и еще блудимъ, не отверзи насъ, аще и еще съгрѣшаемь ти, акы новокуплении раби, въ всемь не угодяще Господу своему; не възгнушаися, аще и мало стадо, нъ рци къ намъ: «Не боися, малое стадо, яко благоизволи Отець вашь небесныи дати вамъ Царьствие!»[177]

 

Богатыи милостию[178] и благыи щедротами, обѣтщався приимати кающася и ожидааи обращениа грѣшныихъ,[179] не помяни многыихъ грѣхъ нашихъ, приими ны обращающася к тобѣ, заглади рукописание съблазнъ нашихъ, укроти гнѣвъ, имже рагнѣвахомъ тя, человѣколюбче, ты бо еси Господь, владыка и творець и в тобѣ есть власть или жити намъ или умрѣти.

 

Уложи гнѣвъ милостиве, егоже достоини есмы по дѣломъ нашимъ, мимоведи искушение, яко персть есмы и прахъ[180] и не въниди въ судъ съ рабы своими,[181] мы людие твои,[182] тебе ищемь, тобѣ припадаемь, тобѣ ся мили дѣемь; съгрѣшихомъ и злаа сътворихомъ, не съблюдохомъ, ни съхранихомъ, якоже заповѣда намъ![183]

 

Земнии суще, къ земныимъ прѣклонихомься и лукавая съдѣяхом пред лицемь славы твоеа, на похоти плотяныа прѣдахомся, поработихомся грѣхови и печалемь житиискамъ, быхомъ бѣгуни своего Владыкы. Убози от добрыихъ дѣлъ, окаянии злааго ради житиа, каемся, просимъ, молимъ: каемся злыихъ своихъ дѣлъ, просимъ, да страхъ твои послеши въ сердца наша, молимъ, да на Страшнѣмъ Судѣ помилуеть ны. Спаси, ущедри, призри, посѣти, умилосердися, помилуи, твои бо есмы, твое создание, твоею руку дѣло![184]

 

«Аще бо безакониа назриши, Господи, кто постоить?»[185] Аще въздаси комуждо по дѣломъ, то кто спасется? Яко от тебе оцѣщение есть, яко от тебе милость и много избавление,[186] и души наши въ руку твоею, и дыхание наше въ воли твоеи.[187] Донелѣ же бо благопризирание твое на насъ, благоденьствуемъ, аще ли съ яростию призриши, ищезнемь, яко утреняа роса.[188] Не постоить бо прахъ противу бури, и мы противу гнѣву твоему!

 

Нъ яко тварь от сътворивъшааго ны милости просимъ: помилуи ны, Боже, по велицѣи милости твоеи![189] Все бо благое от тебе на нас; все же неправедное от нас к тобѣ. Вси бо уклонихомся, вси въкупѣ неключими быхомъ,[190] нѣсть от насъ ни единого о небесныихъ тщащася и подвизающа, нъ вси о земныихъ, вси о печалех житиискыихъ: «яко оскудѣ прѣподобныих»[191] на земли. Не тебе оставляющу и прѣзрящу насъ, но намъ тебе не възискающем, нъ видимыихъ сихъ прилежащемь. Тѣмже боимся, егда сътвориши на насъ, яко на Иеросалимѣ, оставлешиимъ тя и не ходившиимъ въ пути твоа. Нъ не сътвори намъ яко и онѣмь по дѣломъ нашимъ, ни по грѣхом нашимъ въздаи намъ,[192] нъ терпѣ на насъ, и еще долго терпе, устави гнѣвныи твои пламень, простираюшться на ны, рабы твоа, самъ направляа ны на истину твою, научая ны творити волю твою. Яко ты еси Богъ нашь, и мы людие твои,[193] твоа чясть, твое достояние.[194] Не въздѣваемъ бо «рукъ наших къ богу туждему»,[195] ни послѣдовахом лъжууму коему пророку, ни учениа еретичьскаа держимъ, нъ тебе призываемь истиньнааго Бога[196] и къ тебѣ, живущему на небесѣхъ, очи наши възводимъ,[197] къ тебѣ рукы наши въздѣваемь, молим ти ся; отъдаждь намъ, яко благыи человѣколюбець, помилуи ны, призываа грѣшникы въ покаание,[198] и на Страшнѣмь твоемь Судѣ деснааго стояниа не отлучи насъ, нъ благословлениа праведныих причасти насъ! И донелѣ же стоить миръ, не наводи на ны напасти искушениа, ни прѣдаи насъ въ рукы чюжиихъ, да не прозоветься градъ твои градъ плѣненъ и стадо твое «пришельци въ земли не своеи»,[199] да не рекуть страны: «кде есть Богъ их?»,[200] не попущаи на ны скорби и глада, и напрасныихъ съмертии, огня, потоплениа!

 

Да не отпадуть от вѣры нетвердии вѣрою, малы показни, а много помилуи, малы язви, а милостивно исцѣли,[201] въ малѣ оскорби, а въ скорѣ овесели, яко не трьпить наше естьство дълго носити гнѣва твоего, яко стеблие огня!

 

Нъ укротися, умилосердися, яко твое есть еже помиловати и спасти; тѣмже продължи милость твою на людех твоихъ: ратныа прогоня, миръ утверди, страны укроти, глады угобзи, владыкѣ наши огрози странамъ, боляры умудри, грады расили, Церковь твою възрасти, достояние свое съблюди, мужи и жены, и младенцѣ спаси, сущаа въ работѣ, въ плонении, въ заточении, въ путех, въ плавании, въ темницах, въ алкотѣ и жажди и наготѣ — вся помилуи, вся утѣши, вся обрадуи, радость творя имъ и тѣлесную и душевную!

 

Молитвами, молениемь, прѣчистыя ти Матери и святыихъ небесныихъ силъ, и Прѣдтечи твоего и Крестителя Иоанна, апостолъ, пророкъ, мученикъ, преподобныихъ и всѣхъ святыихъ молитвами умилосердися на ны и помилуи ны, да милоствю твоею пасоми въ единении вѣры въкупѣ весело и радостно славимь тя Господа нашего Исуса Христа съ Отцемь, съ Пресвятыимъ Духомъ, Троицу нераздѣлну, единобожествену, царьствующу на небесѣх и на земли ангеломъ и человѣкомъ, видимѣи и невидимѣи твари, нынѣ и присно и въ вѣкы вѣком. Аминь!

 

 

ИСПОВЕДАНИЕ ВЕРЫ

 

Вѣрую въ единого Бога Отца вседръжителя, творца небу и земли, и видимыимъ, и невидимыимъ.

 

И въ единого Господа Исуса Христа, Сына Божия, единочадааго, от Отца рожденааго прѣжде всѣх вѣкъ, Свѣта от Свѣта, Бога истинна от Бога истинна, рождена, а не сътворена, единосущна Отцу, имже вся быша;

 

насъ ради человѣкъ, и за наше спасение съшедшааго съ небесъ, и въплощьшаагося от Духа Свята и Марии Дѣвицѣ, въчеловѣчьшася;

 

и распята за ны при Поньтѣстѣмь Пилатѣ, страстьна и погребена;

 

въскресъшааго въ третии день по Писаниемь;

 

въшедшааго на небеса, и сѣдяща одесную Отца;

 

и пакы грядуща съ славою судити живыимъ и мертвыимъ, егоже царствию нѣсть конца.

 

И въ Духа Святааго, Господа, и животворящааго, исходящааго отъ Отца, иже съ Отцемь и съ Сыномъ съпокланяемь и съславимъ, глаглавшаго пророкы.

 

Въ едину святую, съборную и апостольскую церковь.

 

Исповѣдаю едино крещение въ оставление грѣховъ;

 

чаю въскрѣшениа мертвыимъ

 

и жизни будущааго вѣка. Аминь.

 

Вѣрую въ единого Бога, славимаго въ Троици: Отца нерождена, безначала, бесконечна, Сына же рождена, събезначална же и бесконечна, Духа Свята, исходяща изъ Отца и въ Сынѣ являющася, събезначальна же такожде и равна Отцу и Сыну, — Троицу единосущну, лици же раздѣляющуся, Троицу имены, единаго же Бога.

 

Не съливаю раздѣлениа, ни съединениа раздѣляю, съвокупляются несмѣсно и разделяются нераздѣлнѣ. Отець бо нарицается, понеже не рожденъ; Сынъ же — рождениа ради; Духъ же Святыи — исхода ради, нъ неотходенъ. Не бываеть же Отець Сынъ, ни Сынъ Отець, ни Духъ Святыи Сынъ, нъ комуждо свое несмѣсно суще развѣ Божества. Едино бо есть Божество въ Троици, едино господьство, едино царство, обще трисвятое от херувимъ, обещь поклонъ от ангелъ и человѣкъ, едина слава и благодарение — от всего мира.

 

Того единого Бога вѣдѣ и тому вѣрую, въ негоже имя и крестихъся: въ имя Отца и Сына и Святааго Духа. И ако же приахъ от писаниа святыихъ отець, тако научихся!

 

И вѣрую и исповѣдаю, яко Сынъ, благоволениемь Отчемь и Святааго Духа хотѣниемь, съниде на землю спасти родъ человѣчьскъ, небесъ и Отца не отлучися, и, Святааго Духа осѣнениемь, въселися въ утробу Дѣвицѣ Марии и зачатъся, якоже самъ единъ вѣсть, и родися бе-сѣмене мужеска, матерь дѣвицею съхрань, якоже и лѣпо Богу, и въ рожьство, и преже рожьства, и по рожьствѣ, Сыновьства не отложь.

 

На небеси бо безматеренъ, на земли же безъ отца, въздоися, яко человѣкъ, и воспитася, и бысть человѣкъ истиненъ, не привидѣниемь, нъ истинно въ нашей плоти. Исполнь Богъ, исполнь человѣкъ въ двѣ естьствѣ и хотѣнии воли, еже бѣ, не отложивъ, и еже не бѣ, възя.

 

Пострада плотию, яко человѣкъ, мене ради и Божествомъ бе-страсти, яко Богъ, прѣбы. Умрѣ бесьмертныи, да мене мертва оживить; съниде къ аду, да прадѣда моего Адама въставить и обожить, и диавола съвяжеть. Въста, яко Богъ, изиде изъ мертвыихъ, яко побѣдитель Христос, царь мой, тридневно, и явлеся многъкраты ученикомъ своимъ, възиде на небеса къ Отцю, егоже не отлучилъся бѣ, и сѣде одесную его.[202]

 

Чаю же его пакы придуща съ небесе, нъ не отай, яко же прѣжде, нъ въ славѣ Отьчи съ небесныими вои. Ему же мертвии гласомъ архангельскымъ противу изидуть;[203] и тъ имат судити живыим и мертвыим, и въздати комуждо по дѣломъ.

 

Вѣрую же и въ 7 Съборъ правовѣрныихъ святыихъ отець, и егоже извергоша, и азъ измѣтаю, и егоже прокляша, и азъ проклинаю; и яже писаниемь прѣдаша намъ, приимаю.

 

Святую и преславную Дѣвицу Марию Богородицу нарицаю чьту же и съ вѣрою покланяюся ей. И на святѣй иконѣ еи Господа моего, яко младеньца на лонѣ еи зрю — и веселюся, распята и́ вижду — и радуюся, въскресъша его и на небеса идуща съмотря — въздѣю руцѣ и покланяюся ему. Тако же и угодникъ его святыихъ иконы видѣвъ, славлю Спасъшааго ихъ. Мощи ихъ съ любовию и вѣрою цѣлую и чюдеса ихъ проповѣдаю, и ицѣления от нихъ приимаю.

 

Къ кафоликии и апостольстѣи Церкви притѣкаю, съ вѣрою въхожду, съ вѣрою молюся, съ вѣрою исхожду.

 

Тако вѣрую и не постыжюся; и прѣдъ народы исповѣдаю, и исповѣданиа ради и душю свою положю.

 

Слава же Богу о всемь, строящему о мнѣ выше силы моеа! И молите о мнѣ, честнѣи учителе и владыкы Рускы земля! Аминь!

 

 

СТАВЛЕННИЧЕСКАЯ ЗАПИСЬ МИТРОПОЛИТА ИЛАРИОНА

 

Азъ милостию человѣколюбивааго Бога мнихъ и прозвитеръ Иларионъ изволениемь его от богочестивыихъ епископъ священъ быхъ и настолованъ въ велицѣмь и богохранимѣмь градѣ Кыевѣ, яко быти ми въ немь митрополиту, пастуху же и учителю.

 

Быша же си въ лѣто 6559 (1051), владычествующу благовѣрьному кагану Ярославу, сыну Владимирю. Аминь.

 
[1]
1   2   3

перейти в каталог файлов


связь с админом