Главная страница
qrcode

Управление этнополитикой Северного Кавказа - 20... И. Я. Новицкийуправление этнополитикойсеверного кавказа


НазваниеИ. Я. Новицкийуправление этнополитикойсеверного кавказа
АнкорУправление этнополитикой Северного Кавказа - 20.
Дата23.04.2017
Размер2.22 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файлаUpravlenie_etnopolitikoy_Severnogo_Kavkaza_-_20.pdf
оригинальный pdf просмотр
ТипКнига
#38309
страница5 из 35
Каталогtrillioner007

С этим файлом связано 25 файл(ов). Среди них: HekIuashe_Adyge_prosvetitelstver_19-20.pdf, Dzuev_G_K_Krovavoe_leto_1928_Ocherki.pdf, Beytuganov_S_N_Vosstanie_krestyan_v_Kabardino-Balkarii_v_1928-31, kar_cher.doc, Elementy_Kavkaza2.pdf, Alim_Keshokov_-_5-y_tom.pdf, Upravlenie_etnopolitikoy_Severnogo_Kavkaza_-_20.pdf, cherkesskiy_vopros.pdf и ещё 15 файл(а).
Показать все связанные файлы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   35
целостности государства».
С распадом СССР и образованием РФ начался активный поиск новых форм самоидентификации,
федерализма, сосуществования и взаимодействия этносов. Это позволило российским законоведам констатировать В течение длительного времени национально-культурная автономия представлялась в советской литературе всего лишь как теория, отвлекающая трудящихся от реальной классовой борьбы за свои классовые интересы. Однако постепенно сложилось понимание, что национально-культурная автономия направлена на защиту, сохранение и развитие культуры народов и является одной из форм их самоопределения. В контексте этнических конфликтов на СК наиболее сложной для оценки является концепции право наций на самоопределение и сохранение территориальной целостности государства»,
которые преимущественно находятся в сфере политической теории и права декабря 1960 года Генеральная Ассамблея ООН приняла Декларацию о предоставлении независимости колониальным странами народам, в которой, признавая горячее стремление всех зависимых народов к свободе и решающую роль этих народов в достижении своей независимости и
«исходя из убеждения, что все народы имеют неотъемлемое право на полную свободу, осуществление своего суверенитета и целостность их национальной территории, торжественно провозгласила Все народы имеют право на самоопределение в силу этого права они свободно устанавливают свой политический статус и осуществляют свое экономическое, социальное и культурное развитие (ст. В Декларации отмечается, что любые военные действия или репрессивные меры, направленные Комментарий к федеральному закону О национально-культурной автономии (с приложениями. М, Институт законодательства и сравнительного правоведения при правительстве Российской Федерации, 1997, стр. 6 2
Права человека Сборник универсальных и региональных международных документов. МС против зависимых народов, должны быть прекращены стем, чтобы предоставить им возможность осуществить в условиях мира и свободы свое право на полную независимость»
1
Вместе стем составители пакта отдают себе отчет в том, что народ – понятие неоднозначное, во многих случаях в нем без труда обнаруживаются большинство и меньшинство, выделяемые по самым разным основаниям. Учитывая реалии жизни, пакт предусматривает В тех странах, где существуют этнические, религиозные и языковые меньшинства, лицам, принадлежащим к таким меньшинствам, не может быть отказано вправе с другими членами той же группы пользоваться своей культурой, исповедовать свою религию и исполнять ее обряды, а также пользоваться родным языком (ст. 27)
2
. Таковы самые общие установки, известные с х гг. Хотя они и создают общую основу для разрешения национальных проблем, возникающих в разных странах и регионах мира, применять их в частных случаях не так просто. В последующие годы мало что изменилось в этом отношении.
Таким образом, в современном международном праве официально зафиксировано право народов на самоопределение. Это право подтверждают как юридически обязывающие документы (Устав
ООН, Международные пакты об экономических, социальных и культурных правах и о гражданских и политических правах, Заключительный акт Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе,
Африканская Хартия прав человека и прав народов, таки рекомендательные источники (декларации
Генеральной Ассамблеи ООН, Алжирская, Азиатско-Тихоокеанская и Тунисская декларации международных конференций. Вместе стем, формально право на самоопределение противоречит принципу территориальной целостности.
Принцип территориальной целостности также является одним из основных принципов международного права и как право на самоопределение, он зафиксирован в десятках международных правовых документах. Принятая в 1970 г. Декларация о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества в соответствии с Уставом ООН говорит о недопустимости нарушения территориальной целостности и политического единства государств.
Однако не всех и не всяких, а лишь соблюдающих в своих действиях принцип равноправия и самоопределения народов. Этот же документ утверждает, что каждое государство обязано воздерживаться от каких-либо насильственных действий, лишающих народы. их права на самоопределение, свободу и независимость и что в своих мерах против таких насильственных действий. эти народы в порядке осуществления своего права на самоопределение вправе добиваться поддержки и получать ее»
3
Тем не менее, наиболее обстоятельные исследования так называемой коллизии между правом на самоопределение и принципом территориальной целостности государства, а также соотношения самоопределения и прав меньшинств не привели к каким-либо серьезным переоценкам в последнее десятилетие. Автор одной из самых последних работ по проблеме самоопределения и национальных меньшинств, признавая разные смыслы и интерпретации, которые вкладываются в данное понятие в странах Запада, бывшего советского блока ив странах так называемого третьего мира, все же делает следующий итоговый вывод Насколько самоопределение представляет собою законное право до сих пор точно не установлено, поскольку содержание термина народ никогда не было точно определено и поскольку сама международная практика в отношении самоопределения является во многом непоследовательной. Хотя деколонизация была всеобще признана в качестве составляющей части законного самоопределения, правовой статус других аспектов самоопределения остается неясным. Теория, что самоопределение влечет за собой представительное правление, широко признается западными государствами и большинством стран бывшего советского блока. Однако такое понимание самоопределения не принимается в качестве элемента международного права многими государствами третьего мира. Еще более неясным является статус этнического самоопределения. Хотя многие этнические группы в мире считают его для себя законным правом,
этого не признает большинство государств. Этническое самоопределение не вписывается в систему международного права. Примат государства в международном праве означает, что все население государства рассматривается как основной атрибут этого государства. Традиционный примат государства в международном праве находится поэтому в фундаментальном противоречии с Черниченко СВ. Принцип самоопределения народов (современная интерпритация) // Московский журнал международного права. 1996. № 4.
2
Права человека Сборник универсальных и региональных международных документов. МС Цит. по Карапетян Л. М. Всели сказано о самоопределении // Федерация. 1992. № 35. С. 6.

29 1
Тишков В.А. Забыть о нации (постнационалистическое понимание национализма) // Этнографическое обозрение. – 1998. – № 5. – С. 3-24.
2
Старушенко Г. Б. Против извращения принципа самоопределения народов и наций // Советское государство и право. 1958. № С. 67.
3
Хабермас Ю. Европейское национальное государство его достижения и пределы. О прошлом и будущем суверенитета и гражданства//Нации и национализм/Перевод с англ. и нем. М Праксис, С Королёв С.А. Конфликт колонизации. Российская власть и становление независимых социальных пространств МС Архангельская Н. Проблемы сепаратизма в России Сепаратизм элит имеет свою цену // Коммерсантъ-
Дейли. 1996, 29 ноября. С Этнические конфликты в СССР. Причины, особенности, проблемы изучения / Под. ред. А.П. Осипова. М.:
ИЭА РАН. 1991. С 7
Мирский Г. Еще раз о распаде СССР и этнических конфликтах // МЭМО. – 1997. – № 2. – С. требованиями выступающих за самоопределение этнических групп, потому что, по сути, такие группы стремятся подчинить позицию государства позиции группы»
1
Известный правовед Г.Б. Старушенко, семь лет представлявший СССР в Комитете ООН по ликвидации расовой дискриминации, отмечал в своих работах, что органам ООН таки не удалось выработать единого определения понятия народ. Абсолютное большинство членов пришло тем не менее к общему мнению по вопросу о субъекте права на самоопределение. В изложении Г. Б.
Старушенко, под ним понимаются нации и народности, а также народы, состоящие из нескольких наций, народностей или национальных групп, имеющих общую территорию, одну или несколько других общностей (историческую, культурную, языковую, религиозную и т. пи объединенные общностью цели, которой они хотят достичь посредством самоопределения. Большинство членов ООН
согласилось также, что, во-первых, право на самоопределение является всеобщим, во-вторых, слово
«народы» означает население во всех странах и территориях вне зависимости оттого, являются ли они независимыми, подопечными или несамоуправляющимися, и, в-третьих, это слово следует понимать в самом общем смысле и нив каком точном определении нет необходимости, так как вопросы, связанные в самоопределением, решаются конкретно в каждом отдельном случае.
Новый всплеск интереса к доктринам возник в связи с радикальным переустройством посткоммунистического мира и, прежде всего в связи с распадом таких государств, как СССР,
Югославия и Чехословакия. Эти два принципа, по сути, являются основными юридическими мерами,
которыми при первой же возможности оперируют как сепарационные (Чечня, Южная Осетия, Абхазия,
Нагорный Карабах, Приднестровье, таки государствосохраняющие силы (Российская Федерация,
Грузия, Азербайджан, Молдова).
С первыми признаками возможности распада СССР (с 1985 г) активно заработала мировая мысль о разработки стратегий по стимулированию развития полиэтнических и поликультурных обществ
3
Эта задача стала назваться одной из главных в документах ООН, ЮНЕСКО и Совета Европы. В
докладах международной комиссии ЮНЕСКО о глобальных стратегиях развития общества подчеркивалось, что человек должен осознать свои корни и тем самым определить свое место».
Позже стали появляться самые разнообразные работы о необходимости и самоопределении народов.
Мир стал называть распад СССР как деколонизация порабощенных народов. Чуть позже эту практику не избежала и Российская Федерация
5
Риторика самоопределения была и остается основным эмоциональными правовым аргументом процессов дезинтеграции и всех насильственных конфликтов на постсоветском пространстве
6
Посткоммунистическая инженерия, особенно со стороны победителя (либерального Запада, с энтузиазмом обратилась к теме самоопределения. Многие специалисты, прежде всего бывшие советологи, призвали к пересмотру и модернизации принципа самоопределения в контексте новой геополитической ситуации. Причем в силу явной идеологической заангажированности борцов против последней империи (имеется ввиду СССР) и «мини-империи» (имеется ввиду Россия) коррекция и пересмотр пошлине в сторону снятия прошлых фундаментальных противоречий в доктрине, а в сторону их еще большей легитимации
7
Отдельные представители демократического крыла российской власти настаивали на немедленном включении положения о национальных автономиях в Конституцию России. Так, в 1992 г. появился проект Конституции РФ, подготовленный под руководством С. Алексеева и А. Собчака, в котором предполагалась такое федеративное устройство, где наряду с республиками существовали и губернии.
Авторы предлагали образовывать этнические автономии для сохранения и развития этнической
самобытности и культуры малочисленных народов на основе выраженной ими воли организовывать автономное сообщество с фиксированным персональным составом на традиционно занимаемой ими территории. Границы территорий и этносов в России никогда не совпадали.
Хотя понятие национальные автономии таки не было включено в Конституцию РФ 1993 г, тем не менее, о реализации сегрегации заговорило высшее руководство страны. На тот момент идеи при всей своей привлекательности и явной востребованности обществом еще не обрели конкретики. В г. в своем послании Федеральному собранию РФ президент России Б.Н. Ельцин, в частности,
сказал: Самоорганизация этнических общностей, не имеющих своих национально-территориальных образований на территории Российской Федерации или проживающих за пределами таких образований,
возможна в различных формах национально-культурной автономии. Тем самым Б.Н. Ельцин катализировали без того острую национальную проблему.
В этот период в Министерстве РФ по делам национальностей и религиозной политике началась работа над законом О национально-культурной автономии. Затем вначале г. законопроект был передан в Комитет ГД по делам национальностей, в котором группа экспертов предложила иной концептуальный подход, выразившийся не только в смене его названия («Национально-культурное объединение граждан, но и содержательной части. Предлагался отказ от попыток выделения группового субъекта национального права, что в условиях отсутствия четких дефиниций таких ключевых понятий, как народ, национальная группа, этническая группа, национальное меньшинство»,
выглядело вполне логичным.
В 1995 г. президент в своем ежегодном Послании опять затронул данную проблему и высказался по ней более содержательно Культурные, религиозные, деловые и другие интересы вызывают естественное стремление людей одной национальности, живущих в разных частях государства, к совместной деятельности. Государству необходимо обеспечить благоприятные условия для такого рода связей (прежде всего в форме национально-культурных объединений, в том числе в сфере использования родного языка, отправления обрядов, в области информации. Создание национально- культурных объединений обеспечит разнообразие форм самоуправления народов. Здесь уже отмечались принципиально новые моменты. Президент больше склонялся к поддержке термина
«национально-культурное объединение. Тем не менее, вне зависимости от терминологической сути,
фактически провозглашалась одна из форм нового российского федерализма и определялась сфера деятельности.
В конечном итоге выбор был все-таки остановлен на национально-культурной автономии. В мае г. федеральный закон О национально-культурной автономии был принят Государственной думой,
а месяцем спустя подписан президентом России Б.Н. Ельциным. «Национально-культурная автономия в Российской Федерации, – говорилось в нем, – это форма национально-культурного самоопределения,
представляющая собой объединение граждан Российской Федерации, относящих себя к определенной этнической общности, находящейся в ситуации национального меньшинства на соответствующей территории, на основе их добровольной самоорганизации в целях самостоятельного решения вопросов сохранения самобытности, развития языка, образования, национальной культуры Закон определял основные принципы – свободное волеизъявление граждан, самоорганизация и самоуправление, многообразие форм внутренней организации, сочетание общественной инициативы с государственной поддержкой, уважение языка, культуры, традиций, обычаев граждан различных этнических общностей, законность. Среди прав необходимо упомянуть самые важные. Прежде всего автономии наделялись правом свободного общения со своими зарубежными соотечественниками.
Национально-культурные автономии наделялись правом устанавливать и поддерживать без какой- либо дискриминации гуманитарные контакты с гражданами, общественными организациями иностранных государств. Вместе стем в законе подчеркивалось, что право на национально-культурную автономию не является правом на национально-территориальное самоопределение. Осуществление права на национально-культурную автономию не должно наносить ущерб интересам других этнических общностей.
Республики обрели реальную свободу выбора по сравнению с советским периодом, в силу чего региональный национализм стал еще сильнее укрепляться. Национальные элиты стремительно стали Брубейкер Р. Национальное государство и право на самоопределение никакой связи?//Этнос и политика:
Хрестоматия/Авт.-сост. А.А. Празаускас. М УРАО, 2000. С Послание президента Российской Федерации Федеральному собранию. МС Послание президента Российской Федерации Федеральному собранию. МС СЗРФ, 1996, № 25, ст. 2965

31 1
Лапина НЮ. Региональные элиты России кто правит на местах // Россия и современный мир. – МС Бутрос-Гали Б. Повестка для мира. Нью-Йорк, 1992 3
Малышева Д. Феномен этносепаратизма на Кавказе и мировой опыт // Центральная Азия и Кавказ, стр. 38.
4
Санглибаев А.А. Этнополитические процессы и конфликты на Северном Кавказе. – Черкесск Изд-во КЧИГИ,
2008. С. 78.
5
Лабунец МИ. Чеченский вооруженный сепаратизм силовые способы противодействия. Ростов-на-Дону,
2001.С. 71 6
Губогло МН. Национальное право и вопросы национально-культурных объединений в новейших конституциях республик Российской Федерации. В сборнике «Национально-культурные автономии и объединения, Т. 2. М, стр. 55-56 7
McGarry J., O’LearyB. The Politics of Ethnic Conflict Regulation. L.; N. Y: Routledge, 1993. Р. 19.
8
Княгинин В, Щедровицкий П. На пороге новой регионализации России // Россия между вчера и сегодня. МС Иванов П. П. Каким быть федерализму в России. Российская газета, 30.05.2006 г.
укреплять свои позиции в экономической, общественной и политической жизни, что зачастую делалось с упором на национализм титульной нации в противовес интернационализму самого федерального центра
1
Ситуация стала меняться к концу х годов ив начале х, когда своей политикой новый президент страны В.В. Путин стал содействовать укреплению основ российского федерализма в противовес региональному национализму. Таким образом, институт национально-культурных автономий не только стал реальностью современной российской жизни. В результате его реализации многие малые народы и нацменьшинства на территории РФ обрели дополнительные возможности по сохранению своего языка, культуры, искусства и традиций. С другой стороны – демократическая национальная практика показала способы быстрого развития национализма и эскалации межнациональных противоречий.
По поводу всего вышесказанного абсолютно точно заметил в своем программном документе бывший генеральный секретарь ООН Бутрос Бутрос-Гали: Мир не может позволить себе роскоши,
чтобы каждая культурно отличительная группа имела свое собственное государство и это в принципе неосуществимо. Преимущества и уязвимость российского федерализма.
Федеративные конституции предусматривают разделение власти между центральными региональными правительствами. В тех случаях, когда границы субъектов федерации соответствуют границам основной концентрации соответствующей этнической, религиозной или языковой группы,
федерализм доказывает свою неэффективность. Примером служит территориальная стратегия децентрализации государственной власти, проводимая первым президентом РФ и рекомендуемая ему западными советниками, которая мгновенно привела к эскалации межэтнического насилия и к образованию минигосударств, несвободных в условиях современного экономического развития
3
Федерализм представляет собой целый ряд институциональных практик, включающих в себя баланс в распределении властных полномочий между центром и регионами. Не существует универсальной формы субъекта федерализма в пределах России. Каждый субъект представляет собой сочетание общих и специфических характеристик. Так, например, Чеченская республика выступала инициатором большинства попыток пересмотра системы государственного управления. В тоже время в Дагестане,
как ив других регионах, существовали и существуют проблемы с меньшинствами, которые оспаривают право местных властей управлять этой частью территории без их активного согласия на это
6
Федерализм – это лишь один из целого ряда инструментов, с помощью которых решается проблема политики этнической идентичности. МакГэрри и О’Лири (1994) выделяют несколько различных методов регулирования подобного рода конфликтов – от геноцида и насильственного переселения до федерализма и консоционализма, и федерализм – далеко не самый распространенный вариант
7
С одной стороны, федерализм предлагает зафиксированное, надежное территориальное решение межэтнического конфликта. С другой стороны, многие группы недостаточно сконцентрированы, и потенциальная несбалансированность центра и периферии столь велики, что это должно было бы отталкивать от федералистского решения. Необходимо признать тот факт, что федерализм не приводит к разрешению этнополитического конфликта, а лишь дает возможность управлять им. Секрет здесь,
видимо, заключается в том, что федерализм содержит в себе обещание сохранения плюрализма и многозначности в мире, в котором под влиянием сил глобализации усиливаются тенденции к гомогенизации. Еще в е гг. эта мысль была четко сформулирована Уэри: Одна из наиболее
острых проблем в сегодняшнем мире – это сохранение разнообразия там, где оно заслуживает того, чтобы его сохраняли, или там, где его невозможно уничтожить, пусть это даже и было бы желательно сделать, ив тоже время внедрить какую-то долю единства, которое бы предотвратило конфликт и облегчило бы сотрудничество. Федерализм является одним из способов удовлетворения обеих этих потребностей»
1
Преимущества российского федерализма. РФ гарантирует меньшинствам определенную долю государственной власти. Они имеют собственные органы власти, осуществляющие исполнительные, законодательные и фискальные функции, а непросто представительство в парламенте с весьма ограниченными возможностями реального участия в процессе принятия политических решений или распределения ресурсов. У этнических меньшинств имеются большие шансы на сохранение собственной культуры,
поскольку они получают возможность принимать решения в отношении самих себя. Устройство РФ может предупредить или приостановить требование сецессии. Гибкость федеративных конструкций сточки зрения вариантов разделения властных полномочий и институциональных структур позволяет найти такой вариант решения, который бы обеспечивал необходимый компромисс. РФ может способствовать политической интеграции этнических групп. Федерализм позволяет увеличить число людей, конкурирующих между собой в борьбе за политическую власть. Эта политическая конкуренция может, в свою очередь, усилить дифференциацию внутри группы, что может привести к фрагментации до того монолитных националистических партий. В результате на место объединения по принципу общности этнической идентичности может прийти объединение по принципу общих политических интересов или идеологий. Российское федералистское решение этнополитических проблем может усилить конституционные основы государственности. Оно требует усиления механизмов реализации положений конституции,
укрепление правового характера государства, института разделения властей и роли институтов гражданского общества. Институциализация федерализма, особенно процедур, обеспечивающих гармонизацию отношений между Центром и республиками, должна базироваться на дискуссиях,
взаимном уважении и компромиссе, тем самым усиливая эти составляющие политической культуры данного общества. РФ пытается переключить этничность в региональное русло (создание СКФО), тем самым в определенной степени рационализируя существующий этнополитический конфликт. И даже если федералистское решение по созданию СКФО оказывается бутафорным, оно, тем не менее, дает определенную передышку и способствует снижению уровня агрессивности в действиях сепаративных сил. Оно помогают четче определить позиции, сформулировать конкретные вопросы, по которым существуют разногласия и могут даже способствовать созданию рамочных условий для интегрального процесса.
Уязвимость российского федерализма.
Советский Союз распался вследствие непрерывного нарастания центробежных сил внутри советской империи. Но, пожалуй, точнее объясняет этот распад не то, что центробежные силы были слишком велики, а то, что недостаточными оказались противостоящие им центростремительные силы. Слабость центростремительных сил, которую можно назвать слабостью советского федерализма, естественным образом вытекала из всей советской модели развития, хотя истоки процессов просматриваются еще в дореволюционном прошлом
2
Российский федерализм капсулирует то, что может быть временной или частичной групповой идентичностью, в постоянную. Те, территориальная природа федералистского решения РФ закрепляет существующие этнические (религиозные, культурные, цивилизационные, антропологические) различия и способствует их воспроизводству. Со слов МакГэрри и О’Лири, – у федерализма плохой послужной список как средства регулирования конфликтов в многонациональных и полиэтнических государствах даже в тех случаях, где он дозволяет определенную степень самоуправления для меньшинств»
3
С успехом перестройки внутрироссийский межэтнический конфликт лишь обострялся, национальные движения, поначалу умеренные, радикализовывались от попыток защитить культурную самобытность своих народов, их языки т. п, переходили к лозунгу национального освобождения, а, по-существу, к требованию, чтобы политические и этнические единицы совпадали, а также чтобы управляемые и Цит. по Абдулатипов Р.Г. Парадоксы суверенитета. Перспективы человека, нации, государства. – МС Чешко СВ. Распад Советского Союза. Этнополитический анализ. МС В. Explaining Northern Ireland: Broken Images. – Oxford; Cambridge: Basil Blackwell, 1995. –
P. 111-112

33 1
Геллнер Э. Нации и национализм. МС Мамсуров Т.Д. Российский федерализм национально-этнический контекст. – М Изд-во Вариант, 2001. С. 176.
3
Малахов В.С. Национализм как политическая идеология. – М КДУ, 2005. – С Саква Р. Республиканизация России суверенитет, федерализм и демократическое устройство. НГ-Регионы.
1997. №3. С Дружинин А.Г. Юг России конца ХХ-начала XXI в. (экономико-географические аспекты. – Ростов-на-Дону,
2005. - С. 152-153.
6
Ярлыкапов А.А. Ногайцы // Ислам на территории бывшей Российской империи. – МС Языкова А, Маркедонов С. Религиозная ситуация в Дагестане // Северный Кавказ Проблемы экономики и политики. – МС Княгинин В, Щедровицкий П. На пороге новой регионализации России // Россия между вчера и сегодня. МС. управляющие внутри данной политической единицы принадлежали к одному этносу, – в этом требовании Э. Геллнер видит суть национализма.
Когда речь идет о российском этнофедерализме, то создается впечатление, что он находится постоянно в кризисном состоянии. Федерализм – это не только не наиболее желательный вариант для отдельной группы, но это и внутренне присущее ему несоответствие между насаждением общих ценностей и стандартов центральным правительством и ревнивой защитой своих властных полномочий республиками.
Вычерчивание границ между субъектами федерации, что является внутренне присущим любым моделям федерализма, порождает тенденцию к превращению их в нечто уязвимое к распаду. Главное свойство распадающегося федерализма – окрашивание в национальные цвета ив конце полностью сливаться с национализмом. Региональные элиты чувствуют себя намного более уверенно, когда операются на национальные движения и ощущают себя одновременно и национальными элитами.
Примеры Советского Союза, Югославии являвшихся федеративными государствами до их дезинтеграции, весьма показательны в этом отношении. Ив томи в другом случае границы между составляющими их субъектами федерации были определены с учетом ареала проживания основных этнических групп.
Конечно, в обоих случаях в большинстве субъектов федерации проживало и значительное число меньшинств, но большинство в каждой из республик могло действовать так, как будто оно является хозяином, поскольку разделение власти между центром и регионами легитимизировало его гегемонию.
Это заложило основу для открытого выражения враждебности как только тяжелая рука центрального правительства исчезла. Но это еще и означало, что с коллапсом коммунистических партий, которые осуществляли основные связи между центром и периферией, им была уже готова альтернатива в лице национализма, в основе которого лежало требование этнической гегемонии в рамках исторической территории, те. той территории, которая была им обозначена в рамках федерализма.
Российский федерализм, как политический феномен, не вызывает восторга ни у одной из ди- и полиэтнических республик (Кабардино-Балкария, Карачаево-Черкесия, Дагестан. Он есть результат политического компромисса, его насаждали извне, он был одним из инструментов реализации принципа
«разделяй и властвуй и стал результатом межэтнических разногласий и переговоров.
Возникает обоснованное опасение, что этнические республики – это лишь промежуточный шаг на пути к сецессии. Последнее становится особенно вероятным, на примере Чеченской республики,
получившей сегодня особый финансово-экономический статус. Кроме того, признание этнического меньшинства титульной нацией на своей территории (с уходом русских) уже приводит к тому, что другие этнические меньшинства, проживающие в республике, периодически требуют автономии (например,
ногайцы
6
), что в случае удовлетворения и этих требований неминуемо ведет к фрагментации государства.
Одновременно может существовать и опасение, что в результате капсулирования этнической группы,
отличающейся по своим культурными религиозным ценностям от большинства, могут оказаться скомпрометированными фундаментальные ценности всей РФ (местное шариатское правление
7
).
Постсоветская Россия сталкивается с проблемой формирования новой культуры федерализма, которая бы базировалась на ассоциативной демократии, что в условиях слабости гражданского общества и еще до конца не преодоленного системного кризиса представляется весьма сложной задачей,
требующей достаточно длительного периода времени

34
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   35

перейти в каталог файлов


связь с админом