Главная страница
qrcode

Как написать гениальный детектив


НазваниеКак написать гениальный детектив
АнкорФрэй Джеймс Н. Как написать гениальный детектив.
Дата16.11.2017
Размер1.26 Mb.
Формат файлаdoc
Имя файлаФрэй Джеймс Н. Как написать гениальный детектив...doc
ТипДокументы
#47779
страница3 из 3
Каталогdvtumanov

С этим файлом связано 25 файл(ов). Среди них: Нов. расп филос. и религ.xls, Заявка на курсы.doc, Жанры периодической печати. Хрестоматия.doc, Zarubezhnaya_zhurnalistika_XIX-XX_vekov_Texty_dl.pdf, Прутцков Г. В. Введение в мировую журналистику....doc, Нов. расп. массов. комм 2сем.xls, rezyume_Sholmov.doc, Заявка на курсы.doc, Программа конференции.doc и ещё 15 файл(а).
Показать все связанные файлы
1   2   3

Глава первая


Меня зовут Маршал Диллон. Я адвокат.

Я знаю, у меня смешное имя. Мои родители обожали фильм «Дымок из ствола», фамилия у меня Диллон, поэтому я был обречен на то, чтобы меня назвали «Маршалом». Так и записали в свидетельстве о рождении. Сами в него можете заглянуть, оно хранится в здании суда города Каллиспелл, штат Монтана.

Большинство людей зовет меня просто Мэттом. Одно время я думал официально сменить имя, но старый индеец отговорил меня, сказав, что в таком случае меня будут преследовать неудачи. Великий Дух знает меня по имени, которым меня наградили при рождении, а если я его сменю, он может меня просто не узнать. Возможно, я не меняю имя на самом деле потому, что его легко запомнить.

Сейчас я живу неподалеку от захудалого, покрытого пылью городишка под названием Северная Даль, расположенного на шоссе № 12. Я люблю этот городок.

Меня нанял штат представлять интересы этого защитника прав животных. Естественно, он виновен, это ясно как божий день. Его

зовут... сейчас... как его там... Бентли Бокслейтер. У него есть сестра Шакти. Честное слово, ее так и зовут – Шакти.

Снова скатываюсь на разговор об именах. Шакти. Это имя скорее похоже на название блюда в японском ресторанчике. Я понятия не имел, чего от нее можно ожидать. Мне было только известно, что она преподает йогу в Беркли и является адептом какой-то странной религии.

Думаю, все началось, когда я отправился встречать автобус, на котором она приехала. Шел снег, до открытия сезона охоты на лосей оставалась всего пара дней. Сезона охоты здесь ждут с нетерпением, словно чемпионат страны по бейсболу. Она была худенькой, а на лице горели два огромных карих глаза, которые, казалось, ничего не упускают из виду.
Итак, вы уже, наверное, заметили преимущества повествования от первого лица: можно писать своеобразным ярким стилем. Беда в том, что крайне сложно поведать читателю о тех событиях, свидетелем которых рассказчик не являлся. Этот недостаток можно преодолеть, заставив рассказчика нарисовать произошедшие события в воображении. Это поможет удержать внимание читателя прикованным к книге.

Поскольку рассказ ведется уже после того, как события имели место, персонаж может рассказать даже о том, чего он сам не видел:
В первый день мы отправились с Шакти в тюрьму и поговорили с ее братом. Одетый в оранжевый комбинезон заключенного, он сидел перед нами в комнате для свиданий, рассказывая о том, что произошло в субботу, когда он приехал в город. Он сказал, что шел

снег, антиобледенитель заливал лобовое стекло, поэтому практически ничего не было видно. Он устал, глаза слипались, он вел машину от самого Бойсе.

Во время парковки он стукнул старый «пикап». Будь он местным, ему бы никто и слова худого не сказал, но в тот вечер он был на нервах и вдобавок являлся защитником прав животных, и это в городе, где у животных только два права: приносить потомство и служить мишенью во время охотничьего сезона.

Он посмотрел на вмятину, решил, что ничего страшного – даст пару баксов хозяину машины – и дело с концом.

В поисках хозяина машины он зашел в бар «Орел», где выяснилось, что владелец «пикапа» – мерзавец и пьяница Калеб Хэгг. Бентли с активистами движения за права животных был в этом городке год назад. Кто-то из посетителей узнал его и начал говорить, что Бентли трахается с животными. Калеб двинул Бентли, в ответ тот провел дзюдоистский захват. Калеб отключился, но вскоре пришел в себя. В баре повисла мертвая тишина.

Потом Бентли пошел в старый занюханный мотель возле речушки, который держит Мозес Монтгомери, в прошлом цирковой клоун. По словам Бентли, когда он вошел, Мозес жонглировал бутылками кока-колы. Бентли сказал, что хочет снять комнату, и получил ключи от одной из хибар, стоящих вдоль дороги. Так как он чувствовал себя усталым с дороги, то принял горячий душ, надел пижаму и улегся спать.
Знаю, я слегка изменил сюжет, но в этом нет ничего страшного. По мере его развития такое происходит сплошь и рядом.

Вы можете вести повествование от первого лица, однако вам постоянно придется вводить в текст фразы:

«как он потом нам рассказал», «должно быть, он»... В противном случае читатель воскликнет: «Стоп! А откуда тогда ему это было известно?» Нить повествования прервется. Подобная опасность особенно велика, когда рассказчик начинает подробно излагать события, свидетелем которых он не был. Задача обойти эту опасность стороной очень непроста, но талантливому писателю под силу с ней справиться.

Один из способов преодолеть эту сложность – сделать рассказчиком главного героя произведения и поведать читателям только о тех событиях, участником которых он являлся. Повествование от лица Шакти может выглядеть следующим образом:
Глава первая

Однажды утром секретарша мисс Чань, работавшая в центре медитации, где я преподавала йогу для пожилых, прервала мои занятия и сказала, что мне звонят по очень важному делу. Судя по виду мисс Чань, ей было крайне неловко отрывать нас от занятий. В моей группе шесть человек, мы как раз пытались принять одну из самых простых поз – позу угря, как раз для начинающих.

Что случилось, мисс Чань? – спросила я.

Вас спрашивает брат, он говорит, что попал в беду.

Он не сказал, что конкретно произошло? – Я повернулась к ученикам и пояснила: – Он плохо видит в темноте и постоянно во что-то врезается. Однако он добрый человек. Он посвятил свою жизнь искусству и защите прав животных.

Может, вам лучше поговорить с ним? – сказала мисс Чань. Было ясно, что она не хочет говорить при всех, что случилось с братом. Я сказала ученикам, что скоро вернусь, а пока меня нет, пусть потренируют растяжку.

Я проследовала за мисс Чань в вестибюль и взяла трубку.

Да, Бентли, что случилось? Только покороче, у меня занятия.

Прости, Шакти, но я, кажется, по крупному попал. – В его голосе слышался страх. – Меня арестовали... Думают, что я убил человека.

У меня все поплыло перед глазами.
У данного подхода есть свои неоспоримые преимущества. Помните, Мари Роделл говорила, что одна из главных причин, по которой люди читают детективы, заключается в том, что они отождествляют себя с главным героем. Повествование от лица главного героя может очень помочь в этом деле.

Кроме того, и у героя/сыщика, и у читателя оказывается один и тот же набор ключей к разгадке преступления. Читатель видит и слышит только то, что видит и слышит главный герой. Что может быть более справедливым? Читатель видит вблизи ту самую игру в кошки-мышки, которую ведут герой/сыщик и убийца. Мы все время остаемся с главным героем и можем по достоинству оценить его изобретательность и ум.

Однако сейчас подавляющее большинство авторов пишут детективы от третьего лица.

Повествование от третьего лица



Когда автор прибегает к повествованию от третьего лица, он по сути дела создает некий безымянный персонаж, который становится рассказчиком. Естественно,

вы автор, и рассказчиком являетесь тоже вы. Однако в ипостаси этого вымышленного безымянного персонажа вам придется отказаться от вашей обычной манеры изложения собственных мыслей.
Начальник полиции Георгиос Скури смотрел сквозь запыленное стекло на здания в центре Афин, которые падали одно за одним в медленном танце разрушения, словно огромные кегли в гигантском боулинге.
Это отрывок из произведения Сидни Шелдона «Оборотная сторона полуночи» (1973). Знаете ли вы хотя бы одного человека, который излагает мысли схожим образом? Более чем уверен, что нет. Этот отрывок написан особым стилем, который так же далек от нормальной разговорной речи, как Флорида от Исландии. Когда вы ведете повествование от третьего лица, следует использовать именно такой, особый стиль. Вы словно становитесь безучастным свидетелем событий. Вам и в голову не придет написать:
Фред встал утром. Этот тупой ублюдок отправился на работу с пистолетом. Впрочем, он никогда не блистал умом.
Рассказчик высказывает собственное мнение о происходящем. Такое допустимо только в комедиях.

В добротно написанном детективе рассказчик является нейтральной третьей стороной, которая беспристрастно сообщает нам о происходящем. Он не имеет собственного мнения. Это просто голос, умело веду-

щий рассказ. Безусловно, есть определенные приемы, прибегнув к которым можно создать у читателя представление о характере рассказчика. На этих приемах я подробно останавливался в работе «Как написать гениальный роман-2: Передовые технологии». Однако будет лучше, если рассказчик оставит мнение при себе.

«Приближенный» тип повествования

от третьего лица



Существует два типа повествования от третьего лица – удаленный и приближенный. Некоторые авторы обращаются к первому типу, некоторые ко второму, некоторые считают за лучшее их комбинировать. Разница заключается в степени раскрытия мыслей и чувств персонажей.

В приближенном типе повествования от третьего лица автор доносит до читателя мысли героев:
Зайдя в магазинчик, Фредди увидел за кассой Джулию. Черт возьми, подумал он, ну и красотка!
Некоторые авторы, приводя мысли персонажей, выделяют их либо кавычками, либо курсивом, однако большинство предпочитает этого не делать. Читатель и так может заключить по стилю, что автор приводит мысли персонажа, поэтому нам не нужны ни кавычки, ни курсив. Бесстрастный рассказчик никогда бы не употребил фразу: «Черт возьми! Ну и красотка!»

Прибегая к приближенному типу повествования, автор постоянно переключается с точки зрения рассказчика на точку зрения того или иного персонажа и обратно:
На несколько секунд Фредди замер, уставившись на Джулию. Он не видел, как в магазинчик вошел человек, не видел, как он выхватил пистолет, но услышал выстрел и почувствовал удар в спину. [Повествование с точки зрения рассказчика.] Перед тем как потерять сознание, его взгляд остановился на Джулии, стоявшей за кассой. [Переключаемся на точку зрения персонажа.] Черт возьми, подумал он, ну и красотка!
«Удаленный» тип повествования

от третьего лица
В случае с удаленным типом повествования от третьего лица автор описывает мысли персонажей, но не приводит их дословно.
Зайдя в магазинчик, Фредди увидел за кассой Джулию и подумал, что она настоящая красавица.
При использовании подобного подхода предполагается, что рассказчик знает о всех мыслях персонажей и представляет читателю своего рода доклад. На практике рассказчик постоянно переключается с одного персонажа на другой:

Фредди подъехал к самому открытию магазинчика. [Повествование с точки зрения рассказчика.] Он не обратил внимания на человека, сидевшего в фургоне, припаркованном на противоположной стороне улицы. [Описание того, что не заметил персонаж, – удаленный тип повествования.] Он зашел в магазин и увидел красивую девушку с длинными льняными волосами и светящимися голубыми глазами. Она кинула на него взгляд. Ух ты, подумал он, вот это да! [Приближенный тип повествования.] Он тут же решил во что бы то ни стало познакомиться с ней. [Удаленный тип повествования.]

Переключение с персонажа на персонаж



Некоторые преподаватели литературных курсов и писатели, активно принимающие участие в литературных конгрессах, настаивают на том, что автор непременно должен следовать железному правилу: излагать события каждого эпизода только с одной точки зрения и менять ее только с окончанием эпизода. На самом деле они имеют в виду, что на протяжении одного эпизода автор имеет право переключаться с точки зрения рассказчика на точку зрения только одного-единственного персонажа. Чушь. Если хотите, можете следовать этому правилу. Для многих авторов оно может оказаться полезным. Ограничившись в эпизоде повествованием с точки зрения одного персонажа, вы сможете избежать многих неясностей. Однако, если подходить к делу с умом, на протяжении одного эпизода можно перескакивать с одного персонажа на другой.

Все дело в том, чего ждет от вас читатель. Если вы с самого начала романа покажете читателю, что ино-

гда будете вести повествование с одной точки зрения, а иногда с нескольких точек – можете быть спокойны. В самом начале романа вы представляете читателю определенную модель повествования. Лучше ее не ломать. Если вы в самом начале показали, что на протяжении одного эпизода будете вести повествование с нескольких точек зрения, придерживайтесь этой модели и дальше. Приведу пример:
Фредди ждал Джин-Энн уже больше часа. Он ходил туда-сюда, сунув руки в карманы. Он начинал нервничать. [Повествование ведется с точки зрения рассказчика.] Господи, ох уж эти женщины. Черт, они вечно опаздывают. [По изменившемуся стилю сразу становится ясно, что излагается точка зрения Фредди.] А что тут делать: и с ними плохо, и без них нельзя, подумал он. [Пояснение «подумал он» ясно дает понять, что повествование все еще ведется с точки зрения Фредди.] Наконец он увидел ее. Она спускалась по ступенькам, придерживая развевающуюся на ветру юбку. Совсем как Мэрилин Монро.

Она замерла, уставившись на него, размышляя над тем, что же она нашла во Фредди: слабак, умом не блещет и вечно без гроша в кармане. [Удаленный тип повествования, раскрывающий точку зрения Джин-Энн.] Но Фредди брал ее к Гарри, а там всегда собиралось много интересных мужчин. Она знала, что однажды уйдет оттуда с одним из них.

Привет, Фредди! – воскликнула она.

Привет, любимая. – Он подбежал к ней и заключил ее в объятия. Ее тело было теплым, мягким, приятным. [Точка зрения Фредди.] Фредди нравилось все теплое, мягкое, приятное. [Точка зрения рассказчика.]

Общепринятые стили повествования



В наши дни практически все типы детективов: жанровые, детективы мейнстрима и эстетические детективы написаны либо от первого лица (рассказчиком выступает герой/сыщик или его друг), либо от третьего лица (повествование ведет «всевидящий рассказчик»).

Всевидящий рассказчик знает обо всем, что происходит по ходу сюжета, и выбирает несколько (обычно не более пяти) персонажей, чьи точки зрения он раскрывает читателю. Такие персонажи называются «наблюдателями». Рассказчик либо дословно приводит мысли наблюдателей (в случае приближенного типа повествования), либо пересказывает их (если мы имеем дело с удаленным типом повествования).

Иногда всевидящий рассказчик может переключиться на повествование с точки зрения второстепенного персонажа, не являющегося «наблюдателем», – жертвы будущего преступления или человека, обнаружившего труп.
Клуни Бойс любил три вещи: мототележку для гольфа, старые тапочки из оленьей кожи и кота по кличке Сахарок. Вечером 16 октября 1999 года в семь часов пятнадцать минут Сахарок выскользнул на улицу сквозь маленькую дверцу, специально проделанную для него, и так и не вернулся. Клуни заметил отсутствие кота примерно в полдевятого, на самой середине «Закона и порядка» – сериала, бывшего его единственным пристрастием. Обычно кот сидел, устроившись у него на коленях, но на этот раз он куда-то запропастился. Клуни встал и вышел во двор. «Сахарок – старый, он не смог бы перепрыгнуть через забор, – с беспокойством подумал Клуни. – Может, у него что-то с сердцем?»

Он включил свет и осмотрел заваленный мусором двор. Сахарок лежал возле груды старых покрышек и ржавых пружин. Клуни кинулся к нему. Приблизившись, он понял, что кот мертв – его череп был расколот.

Клуни замер. Он видел такое во Вьетнаме. Если пуля попадет в определенную точку на голове, череп разламывается надвое. Клуни накрыла волна страха. Он поднял взгляд на ступени, ведущие в дом, – до них было сорок, может быть, пятьдесят футов. Он, старик, был как на ладони – лучше мишени не придумаешь.

Потом раздался звук, который он не слышал со времен Вьетнама. Щелчок затвора автоматической винтовки.

Он закричал и, пригнувшись, кинулся к двери изо всех сил, на которые только был способен старик в шестьдесят семь лет.

Он почти успел.
Перед нами был второстепенный персонаж. Автор больше не будет вести повествование с его точки зрения. Но, начиная произведение таким образом, вы даете читателю понять, что поведете повествование с нескольких точек зрения.

Редкие исключения
В некоторых случаях вы можете вести повествование от первого лица, меняя при этом рассказчиков. Допустим, часть произведения будет написана от имени Фредди, вторая от имени Линды и т. д., то есть каждый последующий кусок будет излагаться с точки зрения нового рассказчика. Свежо. Однако вы должны отда-

вать себе отчет, что не сможете создать у читателя стойкой глубокой иллюзии реальности происходящего. Каждый раз при смене рассказчика эта иллюзия будет разрушаться.

Вы можете вести рассказ от первого лица в настоящем времени. Выдержать такой стиль очень сложно, и прием этот довольно опасен. Однако такая задача оказалась вполне по силам Скотту Турову в романе «Презумпция невиновности». Такой стиль читатели иногда находят скучным, но он придает произведению лоск, а критики это любят. Пару раз я пытался писать в таком стиле, читателям не понравилось, и я вернулся к повествованию от третьего лица. Вот пример;
Я встаю рано утром. Сегодня собираюсь обчистить магазинчик. От волнения сводит живот. Я сижу на кухне. Душно. Пока мама готовит блинчики, я в девятнадцатый раз чищу пистолет.
Повествование в настоящем времени придает тексту такую степень непосредственности, которой очень сложно добиться, если вести рассказ в прошедшем времени.

Еще один прием называется «беспристрастным подходом» – рассказчик демонстрирует читателю действия персонажей, но не раскрывает, что творится у них в головах.
Фредди сидел в машине, припаркованной у магазинчика «Магия Луны», поглаживая ствол револьвера. Он выдвинул барабан и одну за одной вставил шесть пуль. Он протер пистолет ветошью и сунул ее под сиденье. Он глянул на руки, возможно, желая про-

верить, не дрожат ли они. Потом он сунул револьвер за ремень, буркнул под нос «представление начинается» и вышел из машины.
Поскольку рассказчик не знает, о чем думают персонажи, читатели могут только строить догадки об их внутреннем мире. Если умело использовать беспристрастный подход, произведение получится очень реалистичным. Если же нет, читатель останется в недоумении, поскольку ему будут непонятны мотивы поступков персонажей.

Итак, вы уже выбрали свой стиль и форму повествования, у вас есть пошаговый план – пора приниматься за черновик. Об этом пойдет речь в следующей главе.

XIX. Как писать черновик, вносить в него правку и наводить глянец

Пойдем коротким путем



Однажды я познакомился со знаменитой писательницей. За двадцать пять лет ей удалось опубликовать около пятидесяти детективных романов. После того как одним дождливым вечером мы пропустили по четыре коктейля «Маргарита» на вечеринке, организованной в ходе конференции писателей, она мне поведала, как ей удается писать с такой скоростью, но при этом взяла с меня страшную клятву, которую обычно приносят сицилийцы. Я обещал, что никогда не разглашу ее имени, не назову ни премий, ни наград, которыми ее удостоили, не выдам, на какой модели «мерседеса» она ездит. Представим, что ее звали Элис Флинт. Я раскрою вам ее секрет, только никому не говорите, что слышали его от меня, иначе я окажусь клятвопреступником и на меня обрушится кара – мои веки порастут шерстью.

Элис Флинт сказала, что прочла книгу Лайоса Эгри «Искусство создания драматических произведений» сразу же после того, как стала вращаться в писательской среде. Она создавала персонажи, исходя из их физиологии, психологии, социального статуса, не забывая и о доминирующей страсти, обладателем которой каждый из них являлся.

Приступая к строительству сюжета, она уже знала, кто станет убийцей и что именно толкнуло его на преступление. Она сказала, что воспринимает детектив как цепочку ключиков, ведущих к различным подозреваемым, один из которых оказывается убийцей. Поэтому помимо самого убийцы она создавала еще два-три персонажа, у которых были мотивы, средства и возможности совершить преступление. Я сообщил ей, что наши методы полностью совпадают.

Потом Элис, хитро подмигнув, сказала мне, что пишет краткий план всего романа и называет его сюжетной схемой. «В самую точку! – обрадовался я. – Только я такую схему называю „пошаговым планом", впрочем, мы говорим примерно об одном и том же».

Затем она поделилась самым главным. Выяснилось, что первый черновой вариант она пишет в страшном темпе, со скоростью сто миль в час, до упора утопив педаль газа в пол. Она прописывает самые важные диалоги и краткое изложение действий персонажей. По ее словам, на первый черновой вариант у нее уходит около десяти дней.

Я поперхнулся. Десять дней. Я как-то написал первый черновой вариант в 70 000 слов за шесть недель и считал себя Суперменом. Первый черновик за десять дней... Казалось, такое просто невозможно.

«Работать быстро не просто интересно, – сказала она мне. – Скорость дает мне силы, переполняет энергией, как бокал „Маргариты” с солью».

Потом она позволила мне взглянуть на отрывок из черновика. Для вас я написал другой отрывок, однако они очень похожи. Я изменил имя сыщика, действую-

щего в ее романе, на Сэма Бэсса. Текст, набранный заглавными буквами, является кратким изложением событий, которые будут подробно описаны в ходе последующей работы.

Образец скоростного черновика



СЭМ ПРИЕЗЖАЕТ К ДАНИЕЛЬ, ОСМАТРИВАЕТСЯ, ПОТОМ ОТКРЫВАЕТ ДВЕРЬ С ПОМОЩЬЮ ОТМЫЧКИ. ОН ИЩЕТ ДНЕВНИК. НА ШУМ ВЫХОДИТ ДАНИЕЛЬ, ОДЕТАЯ В ТОНКУЮ НОЧНУЮ РУБАШКУ. В ЕЕ РУКЕ ПИСТОЛЕТ. ОНА ВКЛЮЧАЕТ СВЕТ.

Ну и ну, – произнесла она. – Только посмотрите, кого я поймала. Что за чудесная птица.

Привет, Даниель, я тут, кажется, кошелек забыл, вот и пришел поискать. Чего, думаю, зря тебя беспокоить.

Насколько я понимаю, на самом деле тебе нужен дневник Лионеля.

Каюсь, грешен, – кивнул он.

Знаешь, я могла бы пристрелить тебя на месте. Потом взять нож из кухни и вложить тебе в руку. Никто бы ничего не заподозрил.

Слушай, дневник все-таки у тебя? Она рассмеялась, откинув голову:

Бравада перед лицом смерти.

К чему мне бравада? Я же знаю: ты в меня стрелять не будешь.

Это еще почему?

Тебе нравятся такие мужчины, как я: нежные и в то же время мужественные.

Звучит как реклама крема после бритья.

ОН ПОДХОДИТ БЛИЖЕ.

Вот что я тебе, Сэм, скажу. Мы можем договориться. Ты мне, я тебе.

И чего же ты от меня хочешь?

Кольцо.

Какое кольцо?

Я знаю, что оно у тебя.

ОНА РАССКАЗЫВАЕТ, ОТКУДА ЗНАЕТ, ЧТО КОЛЬЦО У НЕГО, ОН ПРИНИМАЕТ ЕЕ СЛОВА К СВЕДЕНИЮ. НАД ЭТИМ КУСКОМ НАДО ПОДУМАТЬ.

Допустим, оно у меня было, или, скажем, я могу его достать. Ты обменяешь его на дневник?

Нет, но я не лишу тебя твоего главного сокровища.

Она наводит пистолет на его пах. Он глядит на нее и улыбается:

Приятно, что ты меня так хорошо понимаешь.

Значит, ты мне отдашь кольцо?

Ты сделала мне предложение, от которого невозможно отказаться.

ОН КИДАЕТ ЕЙ КОЛЬЦО, ОНА ПЫТАЕТСЯ ЕГО ПОЙМАТЬ, ОН БРОСАЕТСЯ НА ПИСТОЛЕТ, ОНИ БОРЮТСЯ, ОН ЦЕЛУЕТ ЕЕ, ЕЙ ВРОДЕ НРАВИТСЯ, НАПРЯЖЕНИЕ СПАДАЕТ, НЕОЖИДАННО РАЗДАЕТСЯ ВЫСТРЕЛ.

Сэм сделал шаг назад и взглянул на рубашку. В ней красовалась черная дырка, вокруг которой ткань быстро краснела. Он почувствовал страшную боль в животе. Она уставилась на него, потом посмотрела на пистолет в руке. Из ствола тянулась струйка дыма.

Как ты могла? – произнес он. – Я же люблю тебя. Она выронила пистолет.

О господи, Сэм, что же я наделала?

ОНА ЧТО-НИБУДЬ ДЕЛАЕТ, ПОКАЗЫВАЯ, ЧТО ТОЖЕ ЕГО ЛЮБИТ, ПОТОМ ОН ТЕРЯЕТ СОЗНАНИЕ

Обсуждение



Думаю, принцип вы поняли. Некоторые из моих студентов попробовали использовать такой прием и нашли его очень действенным. Они просто следовали пошаговому плану и дробили пункт за пунктом. Поскольку первый вариант черновика подвергается самым сильным изменениям, ни к чему тратить кучу времени на детали, все равно большая часть из того, что вы напишете, найдет последний приют в мусорной корзине.

Профессиональный автор детективов

за работой



Однажды мою подругу-писательницу пригласили поучаствовать в круглом столе на одной из писательских конференций. Одним из участников круглого стола был также известный автор детективов мейнстрима: он получал авансы по 600 000 долларов, а каждый его роман становился бестселлером по рейтингу «Нью-Йорк таймс». Он внушал благоговение моей подруге, получавшей авансы только в 30 000 долларов. Они разговорились за ланчем, и вскоре речь зашла о правке.

Моя подруга сказала, что много времени уделяет правке. Ей казалось, что каждый роман она переписывает бесконечно. Иногда у нее получалось по четыре-пять полных черновиков, поскольку она вносила в сюжет значительные изменения. Известный писатель сказал, что подобное усердие его впечатляет, после чего признался, что сам он пишет от пятнадцати до два-

дцати черновиков на каждый роман, причем после этого он «наводит на текст глянец», работает над каждым предложением, каждой строчкой диалога, прохо-дясь по тексту тридцать-сорок раз.

Моя подруга чуть со стула не упала. Она всегда считала, что у известного писателя талант... и раз у человека талант... ему же проще... У него такой чудесный язык, романы кажутся настолько цельными, что...

Вы можете добиться того, чтобы ваши произведения производили точно такое же впечатление. Переписывайте, правьте, наносите глянец. Переписывайте роман, пока не добьетесь нужного результата. Вы можете написать всего два черновых варианта, можете десять – неважно. Если вы написали десять черновиков, а результат вас все еще не удовлетворяет, продолжайте работу. Профессиональный автор детективных романов всегда должен быть готов вернуться к тексту и работать над ним, пока не добьется совершенства.
Будьте самокритичны
Когда вы садитесь за правку, в первую очередь вам надо знать, чего не хватает в вашем тексте и что можно в нем улучшить.

На то, чтобы научиться по достоинству оценивать собственную работу, требуется время. Я рассказал вам об элементах, формирующих хороший сюжет, хороший эпизод и хороший стиль. Вам просто надо быть объективным к своему труду и задавать себе правильные вопросы. Достиг ли конфликт достаточно сильного

накала? Достаточно ли яркие у меня детали? Как насчет чувств и эмоций? Хорошо ли обоснованы поступки персонажей? Оригинален ли текст диалогов?

Вам надо выработать критичный подход к собственному произведению и научиться безжалостно править и перекраивать его.

Как вносить правку



В своей работе «Как написать гениальный роман» я показал, как превратить набросок в рабочий черновик, а потом его улучшить. Начинающие писатели завалили меня письмами с вопросами, поэтому я продемонстрирую процесс работы над черновиком еще раз. Возьмем для примера самый типичный для детектива эпизод: герой/сыщик допрашивает свидетельницу.

Я прибегну к приему медленного погружения и начну с момента прибытия сыщика.

Черновой вариант № 1



Вид окрестностей свидетельствовал о былом величии. Я остановил машину у дома 212 – белого здания с колоннами. Дорожку окаймляла живая изгородь, кусты были аккуратно подстрижены и формой напоминали игральные кости. Я прошел по дорожке и позвонил в дверь. Мне открыла красивая молодая служанка-азиатка. Я дал ей свою визитную карточку.

Мистер Фрэй?

Именно так здесь и написано.

Кого вы желаете видеть?

Миссис Старфорд.

Вы не могли бы немного обождать?

Она провела меня в фойе, размер которого сделал бы честь вестибюлю кинотеатра. Из фойе открывался вид в милую гостиную, обстановкой напоминавшую выставочный зал мебельного магазина.

Появилась миссис Старфорд. Высокая, приятной внешности, около пятидесяти лет.

Чем могу быть полезна, мистер Фрэй?

В зоомагазине мне сказали, что вы хотели бы приобрести собаку редкой породы – сибирскую овчарку.

Так оно и есть.

Мне также сказали, что у вас была собака этой породы, но она недавно умерла.

И это правда.

И вы предложили награду в тысячу долларов тому, кто сможет вам достать собаку такой породы.

Вы снова правы.

У моего клиента как раз пропала такая собака.

Неужели? И что с того?

Я хотел спросить, не предлагал ли вам ее купить похититель парень на зеленом автомобиле с кузовом?

Конечно нет. Я куплю собаку только у законного заводчика. Это все, о чем вы хотели меня спросить, мистер Фрэй?

Вроде да.

Служанка провела меня к выходу. На секунду я замер у двери. Мне показалось, что я услышал лай собаки. Даже не показалось, я слышал его совершенно ясно.

Может быть, мне придется наведаться сюда еще раз, когда стемнеет. Точно, так я и сделаю.

Обсуждение



Как в любом первом черновом варианте, в этом отрывке мне кое-что нравится, а кое над чем надо поработать.

Во-первых, начало мне кажется слишком затянутым. Деталей и подробностей мало. Что служанка, что миссис Старфорд – обе выглядят шаблонно. Рассказчик, ведущий повествование от первого лица, достаточно ярок, но и ему можно добавить красок. Диалог скучен, и это одна из причин того, что образ миссис Старфорд получился стереотипным. Посмотрите на реплики. Они абсолютно стандартны, предсказуемы, в них нет ничего оригинального. Никаких улик, кроме лая пса. Описание дома миссис Старфорд практически отсутствует, а ведь это дало бы нам представление о ее характере.

Диалог сведен к банальному обмену репликами, он слишком прямой и блеклый. Хороший диалог должен быть «опосредованным», потому что люди склонны говорить намеками.

Представим, что мы учли все недочеты, внесли правку, и вот что у нас получилось.

Черновой вариант № 2



Двадцать минут на машине – и я у огромного старинного дома Старфордов. Внутрь меня впустила маленькая красивая служаночка-филиппинка из тех, чей вид заставляет думать, что вам рады. Ее взгляд говорил о том, что ей не очень нравится работать на хозяев-богатеев. Через мгновение появилась и сама миссис Старфорд.

Высокая, около пятидесяти лет. Было ясно, что она делала себе липосакцию и подтяжку лица. Ее лицо и тело были совершенны, как у куклы Барби. Она была одета в деловой костюм, на лице – недовольное выражение, словно ее оторвали от чего-то важного.

Чем могу помочь, мистер Фрэй?

Владелец зоомагазина, мистер Моррис Чин, сказал, что вы ищете сибирскую овчарку.

Ваша настоящая фамилия действительно «Фрэй»? Что это за имя? Оно английское или немецкое? – Она вертела в руках мою визитную карточку.

За ее спиной открывался вид в гостиную размером в половину бейсбольного стадиона. Она была заставлена китайской мебелью и отделана так, что туда было просто страшно ступить.

Мне сказали, что когда-то у вас была сибирская овчарка, но она... покинула вас.

Если не возражаете, осмелюсь спросить, а вас каким боком это касается?

Вы предложили тысячу долларов за собаку такой породы.

Я повысила сумму вознаграждения до двух тысяч. – Она высокомерно улыбнулась. Улыбка богачей, имеющих привычку подтираться тысячедолларовыми купюрами.

У моего нанимателя как раз пропала собака такой породы. Кличка собаки Лолита.

Скажите, мистер Фрэй, неужели я похожа на человека, который стал бы воровать собак?

Я думал, что мужчина на старом зеленом автомобиле с кузовом предложил вам эту собаку на продажу.

Она моргнула. Было видно, что ее удивила моя осведомленность о парне на старом зеленом автомобиле.

Я куплю собаку только у законного заводчика, – твердо произнесла она. – Это все, о чем вы хотели меня спросить, мистер

Фрэй? – Ее голос еле заметно ломался. Я давно заметил: когда женщины лгут, у них начинает ломаться голос. У мужчин в таких случаях голос становится на октаву ниже.

Если вы и впрямь купили Лолиту, мы вполне можем договориться. Тогда я ничего никому не сообщу. – Я вовсе не собирался предавать клиента. Просто думал, что она купится на уловку.

До свидания, мистер Фрэй, я бы вас попросила больше не беспокоить меня из-за такой ерунды.

Служанка провела меня к выходу, одарив понимающей улыбкой. На секунду я замер у двери. Мне показалось, что я услышал лай собаки. Вернее, не показалось, я был уверен, что слышал его.

Я быстро огляделся в поисках сигнализации, но ничего не обнаружил. Разве это не приглашение наведаться сюда еще раз?

Обсуждение



Мне кажется, по сравнению с первым вариантом заметно значительное улучшение. Диалог получился более энергичным и образным. Место действия описано лучше, однако мы не наблюдаем развития образа миссис Старфорд, который так и остался шаблонным. Для того чтобы оживить ее образ, нам потребуется добавить эмоций и деталей. Попробуем еще раз.

Черновой вариант № 3



Двадцать минут на машине – и я в Хиллсборо – самом богатом округе Калифорнии. Говорят, денег там как в целой Франции. Я барабанил в дверь огромного старинного дома Старфордов.

Внешним видом и размахом здание напоминало Белый дом. Внутрь меня впустила маленькая красивая служаночка-филиппин-ка из тех, чей вид, заставляет думать, что вам рады. Ее взгляд говорил о том, что ей не очень нравится работать на хозяев-богатеев. Она взяла мою визитку. Я дал ей настоящую, в которой было сказано, что я частный сыщик. Через мгновение появилась и сама миссис Старфорд. Высокая, около пятидесяти лет. Было ясно, что она делала себе липосакцию и подтяжку лица. Лицо и тело ее были совершенны, как у куклы Барби. Она была одета в деловой костюм, на лице – недовольное выражение, словно ее оторвали от чего-то важного.

Я могу уделить вам пятнадцать секунд, мистер Фрэй.

Владелец зоомагазина, мистер Моррис Чин, сказал, что вы ищете сибирскую овчарку.

Ваша настоящая фамилия действительно «Фрэй»? – Она вертела в руках мою визитную карточку.

За ее спиной открывался вид в гостиную размером в половину бейсбольного стадиона. Она была заставлена китайской мебелью и так отделана, что туда было просто страшно ступить. На стене висел флаг Российской империи. Быть может, она считала себя царицей?

Мне сказали, что когда-то у вас была сибирская овчарка, но она... покинула вас.

Она меня не покидала, мистер Фрэй, она умерла. А вас это каким боком касается?

Вы предложили тысячу долларов за собаку такой породы.

Я повысила сумму вознаграждения до двух тысяч. – Она высокомерно улыбнулась. Улыбка богачей, имеющих привычку подтираться тысячедолларовыми купюрами.

У моего клиента как раз пропала собака такой породы. Кличка собаки Лолита.

Скажите, мистер Фрэй, неужели я похожа на человека, который стал бы воровать собак?

Я думал, что мужчина на старом зеленом автомобиле с кузовом предложил вам эту собаку на продажу.

Она замерла. Было видно, что ее удивила моя осведомленность о парне на старом зеленом автомобиле.

Я куплю собаку только у законного заводчика, – произнесла она. – Это все, о чем вы хотели меня спросить, мистер Фрэй? – Ее голос еле заметно ломался. Я давно заметил: когда женщины лгут, у них начинает ломаться голос. У мужчин в таких случаях голос становится на октаву ниже.

Если вы и впрямь купили Лолиту, мы вполне могли бы договориться. Тогда я ничего никому не скажу. – Я сам не знал толком, чего хотел. Толи чтобы она себя выдала, то ли чтобы одарила одной из купюр-подтирок.

До свидания, мистер Фрэй, я бы вас попросила больше не беспокоить меня из-за такой ерунды.

Если хотите оставить собаку, нам лучше договориться.

У моего садовника четвертый дан по тхеквондо. Неужели вы хотите, чтобы в знак своей искренности я попросила его переломить вам пару костей?

У меня пятый дан. Усмехнувшись, она удалилась.

Служанка провела меня к выходу, одарив понимающей улыбкой. На секунду я замер у двери. Мне показалось, что я услышал лай собаки. Вернее, не показалось, я был уверен, что слышал его.

Я быстро огляделся в поисках сигнализации, но ничего не обнаружил. Разве это не приглашение наведаться сюда еще раз?

Обсуждение
Мы приближаемся к цели. Я попытаюсь усилить конфликт и сделать повествование более гладким. Может, мне удастся подобрать «говорящие» детали.
Черновой вариант № 4
Двадцать минут на машине в окружении психов, летящих под девяносто, бампер к бамперу, и я в Хиллсборо – самом богатом округе Калифорнии. Говорят, денег там как в целой Франции. Мне был нужен Грегсон Манор – район в три улицы, тихий, элегантный, уютно раскинувшийся у подножия холмов. Дом Старфордов оказался огромным зданием, украшенным колоннами. Дорожку, ведущую к дому, окаймляла живая изгородь, кусты были аккуратно подстрижены, напоминая формой игральные кости. Я вышел из машины, отковырял горчицу, присохшую к галстуку, и подошел ко входу. Воздух наполнял аромат сотен разных цветов, высаженных вдоль живой изгороди. Среди всего этого великолепия стоял я, старый частный сыщик, и барабанил в дверь старинного дома Старфордов.

Внутрь меня впустила маленькая красивая служаночка-филиппинка из тех, чей вид заставляет думать, что вам рады. Она взяла мою визитку. Я дал ей настоящую, в которой говорилось, что я частный сыщик. Попросив меня обождать, она поплыла прочь. Я заглянул в гостиную, размером в половину демонстрационного зала автосалона, торгующего «кадиллаками». Гостиная была заставлена китайской мебелью и отделана так, что туда было просто страшно ступить. На стене висел флаг Российской империи. Быть может, миссис Старфорд считала себя царицей?

Сама миссис Старфорд вышла из другой залы. Высокая, около пятидесяти лет. Было ясно, что она делала себе липосакцию и подтяжку лица. Лицо и тело ее были совершенны, как у куклы Барби. На ней был деловой костюм, а выражение лица столь сурово, что оно сделало бы честь распорядителю похорон.

Я могу уделить вам пятнадцать секунд, мистер Фрэй.

Владелец зоомагазина, мистер Моррис Чин, сказал, что вы ищете сибирскую овчарку.

Ваша настоящая фамилия действительно «Фрэй»? – Она вертела в руках мою визитную карточку, морщась, словно чувствуя во рту неприятный привкус.

Мне сказали, что когда-то у вас была сибирская овчарка, но она... покинула вас.

Она меня не покидала, мистер Фрэй, она умерла. Ваши пятнадцать секунд истекли.

Это правда, что вы хотели приобрести новую сибирскую овчарку?

Вас это каким боком касается? – Смяв визитку, она кинула ее на стол. Мне визитки обходятся по 12 долларов за пачку. Могла бы отнестись к ней с большим уважением.

Насколько мне известно, за собаку этой породы вы предложили сумму в тысячу долларов.

Я повысила сумму вознаграждения до двух тысяч. – Она высокомерно улыбнулась. Улыбка богачей, имеющих привычку сморкаться в тысячедолларовые купюры. Я обратил внимание, что кожа на ее лице слишком туго обтягивает скулы. Видимо, хирург решил сэкономить на пластике.

У моего клиента как раз пропала собака такой породы. Кличка собаки Лолита.

Скажите, мистер Фрэй, неужели я похожа на человека, который стал бы воровать собак?

Я думал, что мужчина на старом зеленом автомобиле с кузовом предложил эту собаку вам на продажу.

Ее глаза округлились. Было видно, что ее удивила моя осведомленность о парне на старом зеленом автомобиле.

Я куплю собаку только у законного заводчика, – произнесла она. Ее голос еле заметно ломался. Я давно заметил: когда женщины лгут, у них начинает ломаться голос. – Это все, о чем вы хотели меня спросить, мистер Фрэй? – Она показала на дверь, возле которой стояла служанка, готовая в любой момент ее открыть.

Послушайте, я думал, мы вполне могли бы договориться. Если вы купили Лолиту...

Она уставилась на меня, хлопая глазами.

Я имел в виду, что если собака у вас, я могу и смолчать, – сказал я дружелюбно. В тот момент я и сам не знал толком, чего хотел. То ли чтобы она себя выдала, то ли чтобы одарила одной из купюр, в которые сморкается. – Уверен, Лолите у вас понравится. Бьюсь об заклад, ее будут кормить одной лососиной и печеночным паштетом.

Словно судья молоточком, она стукнула кулаком по столу. – До свидания, мистер Фрэй, я бы вас попросила больше не беспокоить меня из-за такой ерунды.

Если хотите оставить собаку, нам лучше договориться. Вам ясно?

Я попросила вас уйти. – Она показала на дверь. Царица, отдающая повеление.

Миссис Старфорд, простите, если я вас чем-то расстроил, но я искренне желаю, чтобы собака осталась у вас. С другой стороны, мне хотелось бы получить немного деньжат. Видите ли, мистер Чин обещал меня наградить, если я найду его ненаглядную.

Я держал позиции и не сделал и шага к двери.

Она поджала губы и неожиданно саркастически хихикнула.

Я не имею дела с мерзавцами.

Я мрачно на нее посмотрел. Достаточно мрачно, чтобы дать ей понять простую вещь: если она не раскроет кошелек и не выпустит на волю пару зелененьких пташек – быть беде.

У моего садовника четвертый дан по тхеквондо. Неужели вы хотите, чтобы в знак того, что со мной шутить нельзя, я попросила его переломить вам пару костей?

У меня пятый дан.

Усмехнувшись, она повернулась и гордо прошла прочь, словно дирижер походного оркестра, марширующий под звуки цимбал. Потом в дверях я увидел садовника, крепкого мускулистого блондина. Судя по ухмылке, ему просто не терпелось врезать кому-нибудь со всей силы.

Я вяло помахал ему. Дешевый жест. Бравада. Я медленно поплелся к двери, желая показать, что мне ни капельки не страшно, хотя мое сердце билось со скоростью 1268 ударов в минуту. Служанка провела меня к выходу, одарив понимающей улыбкой. От нее пахло свежеиспеченным яблочным пирогом. На пороге я замер. Мне показалось, что я услышал приглушенный, полный тоски лай. Гав, гав, гав.

Спорю на что угодно – это была Лолита, скучающая по хозяину.

Я быстро огляделся в поисках сигнализации, но ничего не обнаружил. Ни пульта управления на внутренней стороне двери, ни проводов, ни датчиков движения. Я осмотрелся снаружи. И там ничего. Разве это не приглашение наведаться сюда еще один раз?

Обсуждение



Идею вы поняли. Пишите и переписывайте. Возблагодарите современные компьютерные системы, просматривайте черновики, правьте и вносите измене-

ния. Переписывайте, читайте и снова переписывайте. Наведение глянца – это внесение мелких изменений. Постоянно задавайтесь вопросом: можно ли улучшить эту строку? Может, мне под силу придумать более удачную реплику, подобрать метафору пооригинальней, улучшить описания. Писатель год за годом пишет по десять, двадцать черновиков каждого произведения. Возможно, поэтому он и получает миллионные гонорары? После того как вы закончили работу над романом, вам надо его продать. Это бизнес. О нем пойдет речь в заключительной главе.

XX. Серьезное отношение к делу,

или Как найти агента, работать

с редакторами, проводить рекламные

акции, подписывать книги и вести

жизнь настоящего писателя

На писательских конгрессах ко мне часто подходят авторы и начинают рассказывать, сколь много они почерпнули из моей книги «Как написать гениальный роман», сколько раз они ее перечитали и как они подчеркивали каждое мудрое слово. Однако можно по пальцам пересчитать писателей, поблагодаривших меня за «семь смертельных ошибок», которые я изложил в работе «Как написать гениальный роман-2: Передовые технологии». Все тщательно обдумав, я пришел к выводу, что совет, данный мною в той книге, не так уж просто усвоить. Я призывал набраться веры в себя и шагнуть вперед. Но люди боятся сделать этот шаг. В таком деле, как выразился грек Зорба, может помочь «легкая безуминка».

Я не собираюсь снова пережевывать старое и пускаться в объяснения, вновь и вновь повторяя: мы должны представить на суд читателей лучшее, на что мы способны. Это наш долг. Я хочу сказать кое-что об авторах детективов.

Каждый писатель, который хочет чему-нибудь научиться, посещает семинары и занятия по литературному мастерству, рано или поздно знакомится с человеком, способным его чему-нибудь научить. Каждый автор, желающий освоить искусство быть писателем,

читает кучу книг, содержащих разные рекомендации. Он пытается скрупулезно им следовать и обнаруживает, что это так же сложно, как пытаться жонглировать четырнадцатью шарами, в то время как у него всегда получалось только одним. Да, учение дается нелегко. Читать книги о том, как стать писателем, и слушать преподавателей, вещающих о приемах создания художественного произведения все равно что читать и слушать рассказы о гонке «Тур де Франс», после чего самому сесть на велосипед. Вы можете до посинения изучать технику писательского мастерства, но прогресс начнется, только когда вы возьметесь за дело.

Мне никогда особо не давались иностранные языки. Мне твердили, что когда учишь иностранный язык, надо зубрить, зубрить, зубрить, потом снова и снова практиковаться. Проходят годы, но вы можете поддержать разговор только на уровне: «Где здесь туалет, пур фавор?»

Но ребята, которые учили иностранные языки, рассказывают мне странные вещи. Сидишь, зубришь, просматриваешь карточки со словами, пытаешься общаться с носителями, а потом вдруг неожиданно бац! – и начинаешь чесать словно на родном! Вчера еще запинался, а сегодня говоришь свободно.

Когда постигаешь писательское искусство, переживаешь несколько переломных моментов.

Постепенно, по мере того как вы набьете руку, вы начнете замечать ляпы в книгах и фильмах, поражая друзей своей наблюдательностью. Потом неожиданно вы осознаете, что можете придумать от начала до конца собственный сюжет. Естественно, над ним придется

много работать, но с этого момента вы знаете, что преодолели рубеж и вам по силам написать художественное произведение. Оно будет наверняка драматическим, пусть, может, и не шедевром.

Чем больше вы работаете над стилем, пишете стилистических подражаний и пошаговых планов, тем меньше времени займет ученичество. Вы переписываете, наводите глянец, а потом в один прекрасный день происходит чудо – на вашем столе оказывается рукопись, которую можно смело отсылать в издательство.

Определить, когда работа над рукописью подходит к концу, очень просто. Вы у финиша, если неожиданно обнаруживаете, что после внесения правки у вас получилось то, что было три черновика назад. Еще один знак того, что работа завершена – это восторги людей, которым вы давали почитать рукопись (они начинают говорить о шикарных ресторанах, по которым вы будете их водить после публикации).

Когда наступает этот момент, самое время подумать об агентах.

Серьезное отношение к делу

и как его выработать



За время преподавания на курсах писательского мастерства я насмотрелся на очень многих начинающих авторов, дошедших в своей работе до того момента, когда им требовался литературный агент. «Ух ты, – думал я. – А парень-то молодец. Написал гениальный роман. Его обязательно должны опубликовать. Зара-

ботает кучу денег. Роман попадет в список бестселлеров по рейтингу „Нью-Йорк таймс”».

Очень часто ничего из вышеперечисленного так и не происходило. Дело не в том, что у меня нет вкуса, и не в том, что я ничего не понимаю в литературе. Книга провалилась отнюдь не потому, что писатель был никудышным. Просто он забыл, что после того как детектив написан, его еще надо суметь продать как всякий другой товар.

Вас, наверное, удивит тот факт, что подавляющее большинство писателей, закончив работу над романом, отправляют запросы нескольким агентам, и если их труд отвергают, рукопись оказывается в ящике стола. Автор больше на нее и не посмотрит. Я видел такое сотни раз. Талантливый автор, написал отличный роман, прекрасным языком, но один отказ, второй отказ – и рукопись отправляется в ящик.

Такой подход выводит меня из себя.

Если вы хотите добиться успеха, вы должны думать и вести себя как настоящий автор детективов. Вы должны выработать серьезное отношение к делу.
Если вы серьезно относитесь к делу, каждое последующее ваше произведение лучше предыдущего. Вы постоянно совершенствуетесь, и совершенствованию нет предела – это и есть одна из самых потрясающих вещей. Всегда существуют новые приемы, новая техника, новые подходы, которые только и ждут, чтобы вы их открыли и взяли на вооружение. Я двадцать пять лет разъезжаю по семинарам, но мне

еще многому предстоит научиться. Внутри меня еще много барьеров, которые предстоит преодолеть.

Я регулярно читаю книги и журналы, посвященные тому, как писать и продвигать книги на рынок. Иногда я хожу на лекции, где изнываю от скуки, потому что 99% из того, что там говорится, я знаю назубок, но вдруг – бац! Одна фраза докладчика, и я уже смотрю на мир иначе. Передо мной открываются новые пути.
Если вы серьезно относитесь к делу, вы регулярно пишете новые произведения.

Одна из семи смертельных ошибок, о которых я говорил в работе «Как написать гениальный роман-2: Передовые технологии», заключается в отказе от работы над новым произведением. Не хотелось бы изрекать банальности, но чтобы продать роман, вам надо его сначала написать. Я знаю, что большинство авторов детективов устанавливают себе производственные планы. Количество слов, которые они должны написать. Скажем, 1200 за день. Это пять-шесть страниц набросков. После правки получится около трех страниц. Придерживаясь таких темпов, вы можете выпустить две-три книги в год.

Тщательно подберите рабочее место. Вам нужна тишина. Никто не должен вас беспокоить. Если вы работаете, считайте – вас нет. Вы улетели на Луну – и точка. Вас могут оторвать от работы, только если начнется пожар, во всех остальных случаях необходимо исключить контакты с окружающим миром. Возможно, вы сочтете за лучшее работать не дома, а где-нибудь еще.

Попытайтесь садиться за работу в одно и то же время. Пусть играет одна и та же музыка и освещение будет одним и тем же. Обратите внимание на то, чтобы компьютер и клавиатура были расположены так, как вам удобно. Кабинет необязательно должен быть большим, важнее всего тишина. Если вы не можете обеспечить тишину, включите музыку и наденьте наушники.

Вы должны всем ясно и доходчиво объяснить, что писать детективы – это не хобби и даже не профессия, это жизнь. Согласитесь, ведь никому не придет в голову заходить в операционную и отвлекать хирурга. Если операционная находится в вашем доме, это еще не значит, что в нее может входить кто угодно и отрывать вас от работы. Если не получается донести эту мысль до своих домочадцев – съезжайте. Найдите для работы тихое место, пусть вам даже придется покупать трейлер. Я пишу на лодке. На случай путешествий у меня есть дом-автоприцеп, а в нем – письменный стол.
Если вы серьезно относитесь к делу, вы найдете лучшего литературного агента.

Чаще всего меня спрашивают, как найти хорошего агента. Ответ простой – напишите гениальный детектив! Перед тем как что-нибудь продать, вам надо что-нибудь произвести.

Итак, после того как вы закончили свой роман (я имею в виду полностью закончили), вам надо из писателя превратиться в торговца.

Если у вас на руках готовый детектив, но нет агента, самое время заняться его поисками.

Если у вас нет агента или вы не имеете ни малейшего представления об издательском бизнесе, вам может показаться, что перед вами непреодолимое препятствие. Вы бывали на семинарах, посещали курсы для начинающих писателей, где наслушались от авторов страшных историй. Они вам наверняка рассказывали, что им попался агент-мошенник, неумеха или лентяй. Впрочем, все авторы в той или иной степени хорошие рассказчики, только вот байки про агентов, которыми вас кормят, в подавляющем своем большинстве – чушь.

Агенты отнюдь не являются таинственными бессмертными существами, наделенными магической силой. Это обычные люди, занимающиеся торговлей. Они продают книги, получая процент от сделки точно так же, как риелторы продают недвижимость. Агенты возьмутся продвигать «проект» (так они называют книги), если сумма выплаты от продажи компенсирует им затраченное время и силы. Они должны быть уверены, что работа с вашим «проектом» будет выгоднее, чем с любым другим. Агенты работают из-за денег. Конечно, им нравится читать книги, но гораздо больше их интересует финансовая сторона вопроса. Черт возьми, нам всем надо на что-то жить.

Хотите заполучить агента – научитесь думать как он.

Чтобы заработать себе на жизнь, агент должен продавать книги издательствам. Большая часть агентов предпочитает работать с художественной литературой, а не с документалистикой. Чтение художественной литературы приносит удовольствие, но документалистику легче продать.

Ваша задача – убедить агента, что ваша книга принесет ему больше денег, чем книги других писателей,

включая документалистику. Агент должен поверить в ваш талант и усердие, в то, что в скором будущем вы завалите его книгами, которые будут иметь сногсшибательный успех, а он заработает на них кучу денег и будет горд представлять интересы такого одаренного, создающего гениальные романы писателя, как вы.
Как заинтересовать агента
Существует три основных способа пополнения агентами своей клиентской базы:

1. Уже имеющиеся у агента клиенты или люди, мнению которых он доверяет, рекомендуют нового автора.

2. Агент посещает писательские семинары и конференции, где встречается с авторами лицом к лицу.

3. Агент получает по почте запрос и, если его заинтересует предложение, просит выслать рукопись. Он читает рукопись и говорит: «Ух ты! Да это же классный детектив, и совершенно ясно, что автор еще напишет немало таких же классных детективов».

Рассмотрим первый вариант – вас кто-нибудь рекомендует. К сожалению, его нельзя применить, если вы не знакомы с писателями. Если же вы водите такое знакомство, отбросьте скромность и узнайте об агентах, с которыми знакомые вам авторы работают, попросите рекомендации.

Часто мне приходится слышать: «Джим, мне, право, неловко, но...»

Разве это серьезное отношение к делу? Если вам неловко попросить о мелкой услуге знакомого, бросайте литературу и займитесь чем-нибудь другим. Если писатель серьезно подходит к делу, он с легкостью обращается и к знакомым, и к незнакомцам, к кому угодно – главное, чтобы его выслушали.

Второй вариант – ездить на писательские семинары и конференции. Список можно посмотреть в местной библиотеке. Он ежегодно публикуется в «Дайджесте писателя». В частности, там указываются конференции и симпозиумы, на которых присутствуют агенты. Проделайте домашнюю работу. Отберите агентов, которые специализируются на жанре, в котором вы работаете, просмотрите список авторов, которых эти агенты представляют, ознакомьтесь с произведениями этих авторов.

Встретившись с агентом, скажите следующее: «Насколько мне известно, вы представляете Элис Корнбред. Элис – одна из моих любимых писательниц. Мне нравится, как она... и т. д. и т. п.».

Лучший способ преподнести свою работу – сравнить себя с известными авторами, получающими огромные гонорары.

Вы можете сказать так: «Рад с вами познакомиться. Насколько мне известно, вы представляете Элис Корнбред. Ее произведения отличаются блестящими сюжетами. Когда я писал роман, я пытался вкладывать в работу над сюжетом столько же труда, сколько и она, и мои друзья, прочитавшие рукопись, говорят, что я справился с задачей на славу. Однако у нас разные стили. Говорят, я пишу как Сью Мактон. Как вы знаете, ее

последняя книга 57 недель занимала первую позицию в рейтинге бестселлеров „Нью-Йорк таймс”...»

Многие начинающие авторы, услышав такое, начинают таращить на меня глаза: «Чего? Сравнивать себя с Элис Корнбред и Сью Мактон? Да как я могу? У меня же язык не повернется...» Им лучше сойти с писательской стези и найти более подходящее занятие.

Вы художник, творец и торговец. Вы продаете книги, вам надо найти компаньона, который будет вам доверять. Если у вас не хватает веры в себя даже на то, чтобы заявить о своем существовании, оставьте надежду, что вам удастся найти человека, который сможет это сделать за вас. Если вы подходите к проекту с энтузиазмом, он по цепочке охватывает агента, редактора и рекламный отдел. Но волна энтузиазма начинается с вас.

«Простите... я тут книжку написал... не знаю, как остальным... мама прочла, говорит, вроде ничего...» – если подойдете к агенту с этими словами, считайте, что вы обречены. Вы только что наложили на свой труд страшное проклятие.

У меня учились студенты, которые совсем не блистали талантом, но они публиковались, потому что были пробивными. Для этого им пришлось пройти долгий путь. Очень долгий.
Будьте готовы правильно подать проект
На писательских конференциях авторов часто спрашивают: «О чем ваш роман?» У вас всегда должен быть готов краткий рассказ, излагающий его содержание.

Рассказывая о книге, вы должны подчеркнуть, что она будет иметь коммерческий успех.

Например, я могу сказать:
Мой роман «Убийство в Монтане» – первая книга в серии про молодую глубоко верующую женщину, которая преподает медитацию в районе залива Сан-Франциско, Ее зовут Шакти Бокслейтер. Ее брата Бентли, защитника прав животных, обвиняют в том, что он, приехав в Монтану, проломил голову одному из охотников на лосей. Шакти отправляется в маленький городок Северная Даль, где охотники на лосей и коррумпированный шериф сфабриковали против Бентли дело. Она хочет, чтобы с брата сняли обвинение, и, несмотря на побои и последовавшее за ними покушение, Шакти удается вывести убийцу на чистую воду. По ходу действия она влюбляется в Мэтта, адвоката ее брата, в результате чего у нее возникают дополнительные сложности. Любовь мешает не только расследованию убийства, но и духовному развитию Шакти.
Вы обратили внимание на фразу «первая книга серии»? Агенты хотят продать как можно больше книг, поэтому слово «серия» действует на них волшебным образом.

Отправка запроса



Третий способ найти себе агента – направить ему запрос. Я постоянно повторяю студентам, что это вполне успешный способ.

Вы отправляете запрос объемом в одну страницу, краткое изложение содержания романа объемом от трех до пяти страниц с одинарным межстрочным ин-

тервалом (двойной межстрочный интервал между абзацами) и десять-пятнадцать страниц из начала романа. К письму нужно также приложить большой конверт с марками и надписанным вашим обратным адресом. Каждую страницу отрывка из романа и краткого содержания пометьте словами «возвращению не подлежит».

В письме агенту необходимо сообщить, что:
• вы написали детективный роман, который является первой книгой серии,

• вы хотите, чтобы агент представлял ваши интересы,

• вы достаточно квалифицированы для создания данного детективного романа.
Затем изложите несколько мыслей, затрагивающих достоинства вашего романа с коммерческой точки зрения, и обоснуйте, почему агент должен взять вашу рукопись в работу.

Итак, представим, что я писатель-новичок, только что закончивший детектив «Убийство в Монтане». Вот как бы выглядело мое письмо агенту:
Уважаемый мистер Смит.

Я только что закончил роман «Убийство в Монтане». Главная героиня – сыщик-любитель Шакти Бокслейтер несколько отличается от персонажей подобного рода. Она нежная, добрая, милая преподавательница йоги, которая следует по пути духовного развития и самосовершенствования. Она обладает способностью к концентрации и как нельзя лучше подходит на роль сыщика. Ее брат, защитник прав животных, задержан по обвинению в убийстве охотни-

ка на лосей в городишке Северная Даль, насквозь пронизанного коррупцией. Брат признаётся в совершении преступления. Однако он невиновен, и Шакти собирается это доказать, несмотря на то что может погибнуть от рук убийцы, который пойдет на все, чтобы остановить ее.

Насколько мне известно, Вы представляете интересы Малкома Нюрдли, творчеством которого я искренне восхищаюсь. Его произведение «Танго смерти» – лучший из романов, которые мне довелось прочесть за долгие годы. Надеюсь, Вы прочитаете мой роман, и он Вам понравится. Может быть, я еще и не достиг уровня Малкома Нюрдли, но, как Вы можете видеть по краткому содержанию романа и отрывку, которые я Вам направил, проделанная мной работа весьма значительна для писателя-новичка. Я шесть лет проработал с Сарой Каннингхэм в Чикагском институте литературы и на протяжении пяти лет регулярно посещал семинары писателей в Вест Вэллей, которые проводит Джон Нокс.

Сейчас, судя по программам новостей, права животных являются злободневной темой, и мне есть что сказать по данному вопросу. В детстве каждую осень я ходил с отцом на охоту и знаю, что численность популяций животных необходимо держать под контролем во избежание голода и распространения болезней. Впоследствии, учась в университете, я участвовал в акциях протеста против экспериментов над животными. Я абсолютно уверен в том, что нельзя мучить животных ради создания новых теней для век.

Я уже работаю над следующей книгой серии. Во втором романе преступник отрубает голову соседу Шакти и бросает ее в бак с рыбой. Под подозрение полиции попадет сосед Шакти – Питер. Он умственно отсталый и не понимает, в какой переделке оказался.

Надеюсь на скорый ответ.

Искренне Ваш...

Работа с редакторами и реклама
Писатели как солдаты на войне, им надо захватить и удержать пару футов земли и остаться в живых. Редакторы как генералы в штабе, они мыслят стратегически.

Если вы солдат, вы, естественно, хотите, чтобы генерал послал вам больше автоматов, боеприпасов, одеял, танков и пушек. Но генералу нужно мыслить масштабно, он не может думать только о том клочке земли, который удерживаете вы. Он не в состоянии дать всего, что вы требуете.

Как вы думаете, кто получит больше: зануда и скандалист или весельчак, всегда готовый к сотрудничеству?

Правильно, зануда и скандалист.

Шутка.

Главное в издательском бизнесе – выполнение требований редактора. Помогайте им, чтобы помочь себе. Они могут попросить вас заполнить огромный формуляр, чтобы разработать рекламную кампанию вашей книги. Принимайтесь за дело, тщательно обдумывая, что написать в каждой графе. Если потребуется, сидите в аллее и целый день ставьте автографы на книги. Вас могут попросить связаться с редакцией местной газеты и предложить взять у вас интервью. Соглашайтесь.

Кое-что вы можете сделать и сами. Попытайтесь добиться от известных писателей отзыва на вашу книгу. Отзыв пойдет на суперобложку. Позвоните в крупные издания, предложите критикам написать обзор вашей книги.

Редактор – ваш партнер. Редактор купил вашу книгу, значит, все права на нее находятся в руках издательства, значит, вы являетесь младшим компаньоном, по-

этому не выставляйте себя ослом, требуя слишком многого. Помните, редактор не меньше вашего хочет, чтобы ваша книга пользовалась спросом.

Порой конфликт возникает на почве того, что редактор требует от автора внести в текст кое-какие изменения. Как правило, редакторская правка только улучшает произведение. Но иногда автор начинает возражать. Возьмем, к примеру, книгу, которую вы сейчас держите в руках. Представим, что редактор хочет, чтобы она была написана научным языком, требует выкинуть все хохмы, преклонить колена перед правилами грамматики и отказаться от легкого живого стиля. Что бы я делал в таком случае?

Я бы пошел на кое-какие уступки, сделал бы манеру изложения несколько более серьезной. Однако мне кажется, я не ошибся со стилем. Книга легко читается. Если бы она была написана научным языком, ее было бы сложно читать начинающим авторам. Я бы отстаивал свою точку зрения.

В других случаях я бы не спорил. Если редактор попросит меня выкинуть что-нибудь, я так и сделаю, даже если буду не согласен. Я пойду на уступки, подчиняясь духу сотрудничества. Опыт говорит о том, что изменения, которых требует редактор, в большинстве случаев во благо. Внеся исправления, я понимал, что редактор прав.

Большинство редакторов довольно гибки, с ними можно найти компромисс. Они понимают: у писателей тонкая духовная конституция, лишить их равновесия проще простого. Они хотят ладить с вами не меньше, чем вы с ними.

Заключение
Помните, мы говорили о странностях в характерах героев? Я так и не рассказал вам, почему старый ворчливый детектив Луи Креп стал коллекционировать бабочек. Я до сих пор не придумал достойного объяснения. Мое единственное оправдание – лень.

Когда мы говорили о том, как писать разными стилями, я привел для примера два отрывка, один из которых принадлежит перу Хемингуэя. Я так и не открыл вам, какой именно. Наверное, вам просто не терпится это узнать, но я буду нем как рыба. Во всем должна быть загадка.

Научно-популярное издание
Джеймс Н. Фрэй
КАК НАПИСАТЬ ГЕНИАЛЬНЫЙ ДЕТЕКТИВ
Ответственный редактор Елена Шипова

Литературный редактор Наталья Хаметшина

Художественный редактор Александр Яковлев

Технический редактор Татьяна Харитонова

Корректор Ольга Тихомирова

Верстка Ольги Пугачевой
Подписано в печать 03.10.2005.

Формат издания 75×1001/32. Печать офсетная.

Усл. печ. л. 13,80. Тираж 5000 экз.

Заказ № 1933.
Издательство «Амфора».

Торгово-издательский дом «Амфора».

197342, Санкт-Петербург, наб. Черной речки, д. 15, литера А.

E-mail: info@amphora.ru
Отпечатано с готовых диапозитивов

в ФГУП ИПК «Лениздат» Федерального агентства

по печати и массовым коммуникациям

Министерства культуры и массовых коммуникаций РФ.

191023, Санкт-Петербург, наб. р. Фонтанки, 59.

Джеймс Н. Фрэй

«Как написать гениальный роман»
Известный романист и преподаватель литературоведческих дисциплин в Калифорнийском университете Джеймс Н. Фрэй подготовил ускоренный курс основ писательского мастерства для тех, кто мечтает подарить миру новый бестселлер. Талант и вдохновение не купить, но Фрэю удалось выявить закономерности художественного творчества, знание которых поможет преодолеть страх перед чистой страницей, увидеть и устранить недочеты после завершения произведения, а также не даст оступиться на протяжении всего нелегкого пути его создания.
Книга рассказывает, как «оживить» персонажи, придумать яркую идею, построить захватывающий сюжет, привести сюжет к кульминации, разрешить конфликты, выбрать форму повествования...
Следуя советам Джеймса Н. Фрэя, даже начинающий автор сможет написать роман, который заслужит похвалу критиков и будет восторженно принят читателем.


Андрей В. Кудин

«Как выжить в тюрьме*
ЖИЗНЬ – шансов умереть в которой в десять раз

больше...

МИР – в котором на человека приходится меньше

одного метра...

ВОЗДУХ – которым в нашей стране дышал каждый

пятый...

ЭТО ТЮРЕМНЫЙ МИР РОССИИ
Жестокость оперов и тупая жадность надзирателей заставляют человека чувствовать себя зверем в клетке; бесконечные допросы и обыски, самодельные электроплитки из кипятильников, баланда на комбижире превращают жизнь в ад, где так легко потерять человеческое достоинство.
«Как выжить в тюрьме» – жестокий и откровенный путеводитель, написанный кандидатом философских наук, мастером у-шу, журналистом и путешественником, человеком, сумевшим не только выжить в заключении, но и остаться самим собой.


По вопросам поставок

обращайтесь:
ЗАО Торговый дом «Амфора»
123060, Москва,

ул. Берзарина, д. 36, строение 2

(рядом со ст. метро «Октябрьское поле»)

Тел./факс: (095) 192-83-81,192-86-84,

944-96-76, 946-95-00

E-mail: amphoratd@bk.ru

ЗАО Торгово-издательский дом «Амфора»

197342, Санкт-Петербург,

наб. Черной речки, д. 15, литера А

Тел./факс: (812) 331-16-96,331-16-97

E-mail: amphora_torg@mail.ru
Треть продаваемых в мире книг – детективы, этот

универсальный и безопасный «утолитель» любопытства, страсти к головоломкам и жажды острых ощущений.

В каком еще жанре, как не в любимом всеми детективе, стоит проявить себя начинающему автору, задумавшему влиться в стройные писательские ряды.

К счастью для новичков, мир детективного романа демократичен и открыт: в нем успешно творят как в рамках старой доброй традиции, так и создавая новую. И тесно здесь не бывает.

А все необходимые сведения можно почерпнуть в «учебном пособии» номинанта на премию Эдгара По, известного романиста и педагога Джеймса Н. Фрэя, преподающего основы писательского мастерства в Калифорнийском университете, а также на курсах и семинарах в США и Европе. Он щедро делится секретами быстрой, продуктивной и, главное, увлекательной работы над детективом. Никаких титанических усилий, никакого «кровавого пота» – одно большое приключение в компании убийц, сыщиков, жертв, подозреваемых и свидетелей.
WWW.AMPHORA.RU

9"785 942»7 8 9 Ш" ISBN 5-94278-929-0

издательство

амфора

www.bolero.ru
9785942789299

1   2   3

перейти в каталог файлов


связь с админом