Главная страница
qrcode

Эрих Нойманн – Глубинная психология и новая этика. Книга доктора Нойманна Глубинная психология и новая этика


НазваниеКнига доктора Нойманна Глубинная психология и новая этика
АнкорЭрих Нойманн – Глубинная психология и новая этика.doc
Дата08.10.2017
Размер2.13 Mb.
Формат файлаdoc
Имя файлаЭрих Нойманн – Глубинная психология и новая этика.doc
ТипКнига
#41290
страница4 из 12
Каталогid155721134

С этим файлом связано 27 файл(ов). Среди них: Майкл Ньютон, Жизнь между жизнями. Прошлые жизни и странствия ду, 3-Майкл-Ньютон-Воспоминания-о-Жизни-после-жизни.doc, 2-Предназначение-души-Ньютон_.doc, Udachnoy_nedeli_-_perechislyayutsya_dni_nedeli_na_fo.gif, Эрих Нойманн - Происхождение и развитие сознания.doc, Майкл Ньютон. Путешествия души.doc, schizophrenia_k.pdf и ещё 17 файл(а).
Показать все связанные файлы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12

I. Вступление



Близок и труден для постижения Бог. Но там. где опасность таится, есть средство защиты от нее”.

Гельдерлин
Проблема зла составляет одну из центральных проблем современного человека. Обращение к старым ценностям и идеалам не способно спасти нас от сознания, что мы живем в мире, в котором зло, заключенное в недрах души человеческой. проявляется в гигантских масштабах и ставит перед всеми нами проблему методов борьбы с ним.

Нынешний век является той эпохой в истории человечества, когда наука и техника убедительно демонстрируют способность сознательного ума решать проблемы физической природы и овладевать ею в большей степени, чем в любой другой исторический период. Но нынешний век является и той эпохой, когда с ужасающей ясностью проявилась неспособность человека решать проблемы психической природы, проблемы человеческой души.

В результате этой неспособности было пролито море крови, которое поглотило Европу и угрожает поглотить весь мир, ибо мировые войны являются лишь одним из признаков этой неспособности.

Наша эпоха имеет еше одну отличительную особенность: коллективное проявление зла, заключенного в человеке, в таких масштабах, которых не знала ни одна из предыдущих эпох мировой истории. Поскольку, согласно глубинной психологии, сознательные (идеологические, политические, социологические) интерпретации никогда не отражают реальную причину явлений, они не способны объяснить, почему зло овладело душами многих миллионов людей. Старая этика иудейско-христианской эпохи доказала свою неспособность одолеть деструктивные силы, заключенные в человеке.

Можно показать, что упадок так называемой “старой этики” есть неизбежное явление в истории человечества. Но в таком случае необходимо ответить на вопрос: существуют ли тенденции или основные особенности новой этики. Этот вопрос возникает, потому что человечеству угрожает полное уничтожение по причине “морального безумия”, которое овладело человечеством и указывает на отсутствие этики в переходный период.

На первый взгляд может показаться, что границы конфликта, разделяющие человечество, достаточно ясно очерчены. Очевидно, что борьба со злом не есть зло. И тем не менее нынешнее состояние человечества, оказавшегося во власти зла, есть явление, которое не умещается в политические и военные границы и затрагивает душу каждого из нас, независимо от нашей позиции. Виновен не только убийца, но и его жертва.

В союз со злом вступил каждый из тех, кто видел зло, но ничего не сделал, кто отвернулся, потому что не хотел видеть зло, кто не видел зло, хотя и мог увидеть. Виновны в союзе со злом и те, чьи глаза не могли увидеть зло. Виновны мы все— все народы, все религии, все государства, все классы. Виновно само человечество.

Зло, проявившееся в притязаниях нацистов на мировое господство, есть то зло, которое до сих пор препятствует решению социальной проблемы и самоопределению “цветных” и прилагает все силы, чтобы уничтожить реальное единство человечества, сознание единой судьбы, культуры и род людской.

Современные люди находятся в незавидном положении. Кроме этики, утратившей силу психологического воздействия, они не располагают иными средствами борьбы со злом, которое осуществляет преднамеренное уничтожение мира. Внутренняя неуверенность человека, который полагается на ценности старой, иудейско-христианской этики, но в глубине души сознает их непригодность и в повседневной жизни убеждается в их бессилии, делает такого человека легкой добычей зла.

Все мы видели, как никто и пальцем не пошевелил в защиту “добра”, за исключением тех случаев, когда этот палец принадлежал телу, существованию которого угрожала непосредственная опасность. Однако отсюда следует. что деятельность даже тех лиц и народов, которые используют в своих интересах идеологию доброты, вовсе не обусловлена добром. Эти лица и народы начинают действовать благодаря инстинкту самосохранения, который срабатывает при наличии опасности. Они находят множество прелестных оправданий для своей бездеятельности, пока зло не угрожает их существованию. Но они отбрасывают все оправдания, как только зло начинает угрожать их личному существованию, существованию их дома или страны. Горькая правда нашей жизни состоит в том, что современного человека побуждает действовать не необходимость борьбы с самим злом, а необходимость противостоять тому уничтожению, которое несет с собой зло.

Мы склонны рассматривать эту реакцию как одну из общечеловеческих особенностей и как основную психологическую установку человечества. Но при этом мы упускаем из вида тот факт, что в истории человечества существовали периоды, когда люди брали на себя инициативу в борьбе со злом, и тогда возникали массовые движения. Анализ таких массовых движений и инициатив мог бы показать, что их обманывали противостоящие силы. Более того, всегда существовали силы. которые использовали доброту в качестве оправдания эксплуатации. И тем не менее в прошлые времена для сознания людей зло всегда было злом, а борьба со злом всегда была “священной войной”.

Ценности старой этики оказывали влияние на жизнь, пока она оставалась эффективной. Вторжение темной стороны в представление современного человека о мире настолько укрепило в нем скептицизм и неуверенность в вопросах этических ценностей, что он перестал рассматривать себя как борца за добро и борца со злом. Он утратил наивность борца, потому что его внутреннюю уверенность втайне разрушает вопрос: “Кто с кем сражается, что чему противостоит?”

Когда религиозная ориентация человека сформировала основу для его этической ориентации, он знал, что Иегова или Ормузд, Христос или Аллах повелели ему вести борьбу и определили иерархию ценностей. Существует тысяча различных ответов на комплекс вопросов, которые, на первый взгляд, представляются неразрешимыми. Что является движущей силой конфликта: “промышленность” или “класс”, “империализм”, “национальность” или “раса”? Заблуждается индивид относительно причин конфликта или попросту не знает их, потому что движущие силы конфликта действуют скрытно? Ведет ли он борьбу, не зная о существовании болезни, симптомом которой являются конфликты? Этот комплекс вопросов существует в сознании каждого участника борьбы со злом и свидетельствует о существовании хаоса в умах наших современников.

По общему признанию, безапелляционность, с которой противоположные идеологии предлагают себя в качестве решения упомянутого комплекса вопросов, “помогает” сознательному уму индивида, который может и позволить одной из идеологий овладеть его сознанием. Однако психологический закон, согласно которому каждое проявление фанатизма сознательного ума должно компенсироваться равным по силе проявлением сомнения в сфере бессознательного, объясняет, почему упомянутые идеологии так много способствовали в наше время дезориентации и так мало переориентации.

“Старая” этика, в иудейско-христианском варианте, сформировала характер западного человека. Потеря ее эффективности является причиной, следствием и выражением катастрофы, в которой стали зримыми противоположные, ранее сдерживаемые старой этикой силы. Однако теперь повсюду можно заметить появление зачатков новой этики, которая отражает изменение основного психического состава современного человека.

Современный человек сталкивается с проблемой зла как на индивидуальном, так и на коллективном уровне. За последние полтора века истории западной цивилизации она приобрела невиданный масштаб. Хотя эта проблема и разрушила старые культурные категории, тем не менее динамику ее развития можно достаточно подробно рассмотреть на примере психологической истории индивида.

Глубокое исследование психологического развития индивида. в котором проявляется проблема зла, находится в значительно лучшем положении, чем любое исследование коллективных событий, и позволяет определить те первые попытки осуществить синтез, которые являются основными элементами новой этики. Это связано с тем, что внешние коллективные события отстают на несколько десятилетий от развития индивида, который, так сказать, идет в авангарде коллектива и на более ранней стадии сталкивается с проблемами, которые впоследствии привлекают к себе внимание всего коллектива.

Нетрудно понять, почему позитивные попытки найти решение появляются раньше и легче распознаются в развитии индивида, чем в развитии коллектива. Столкнувшись с глобальной проблемой зла, индивид испытывает потрясение и нередко оказывается на грани гибели. Естественно, он вынужден защищаться от гибели. Вообще говоря, для того, чтобы выжить, он неизбежно, а не по своей воле, обращается за помощью к силам, которые таятся в недрах бессознательного. В этих силах и в самом себе он может найти новые пути, новые формы жизни, новые ценности и новые руководящие символы.

Но реальность зла, овладевшая индивидом, не просто проистекает из его личной реальности, но еще и отражает коллективную ситуацию на индивидуальном уровне. Аналогично этому, творческие энергии его бессознательного, с их скрытыми указаниями на новые возможности, являются не просто его собственными энергиями, но еще являются и индивидуальной формой, которую принимает творческая сторона коллективного, то есть общечеловеческого бессознательного.

Проблема и уровень ее решения уходят своими корнями в коллектив, хотя и проявляются в индивиде. Благодаря этому обстоятельству переживания индивида характеризуют обшую ситуацию, и поэтому творческие порывы, которые позволяют ему находить свои собственные решения и средства спасения, составляют начальные этапы формирования будущих ценностей и символов для всего коллектива.

Индивид (и его судьба) служит прототипом коллектива. Его можно сравнить с ретортой, в которой происходит дистилляция ядов и противоядий. Поэтому для переходного периода, когда происходит распад этических норм на уровне коллектива, имеет особое значение то, что происходит в глубинах психического отдельного человека и проявляется в доступной для восприятия форме.

Будущее коллектива существует в настоящем индивида. с его безотлагательными проблемами, которые можно рассматривать как своеобразные органы коллектива. Предвестниками будущего всегда были и есть впечатлительные. психически дестабилизированные и творческие личности. Их повышенная проницаемость для новых содержаний коллективного бессознательного, составляющих глубокий слой, который определяет динамику групповых событий. делает такие личности восприимчивыми к появлению новых содержаний, существование которых коллектив пока еше не осознал. Но эти личности относятся к числу тех людей, в личной жизни которых проблемы становятся актуальными по меньшей мере за сто лет до того, как коллектив узнает об их существовании.

Подобно тому, как женщины романтического периода предвидели появление проблемы современной женщины, Гете (в “Фаусте”) и Ницше предвидели появление морального кризиса XX века. Но то, что справедливо для творческой личности, так же справедливо, хотя и в меньшей мере, для сенситивов и некоторых невротиков. Сенситив нередко заболевает из-за своей неспособности решить проблему, которая остается невыявленной в мире. в котором он живет. Но эта проблема есть не что иное, как будущая проблема всего человечества, хотя в данный момент она встала перед отдельным сенситивом, бьющимся над ее решением.

Сказанное позволяет понять не только несовременность, отрешенность и эксцентрическую уединенность таких людей, но и их пророческую роль в качестве провозвестников будущего. Их судьба и нередко трагические попытки решить свои проблемы имеют принципиальное значение для коллектива, поскольку проблема и ее решение, критика, направленная на разрушение старого, и синтез, закладывающий фундамент для нового, осуществляются именно этими индивидами для коллектива, который, фактически, присваивает плоды их деятельности.

Между проблемами индивида и коллектива существует более тесная связь, чем принято считать. Мы не всегда сознаем “констелляцию совокупности”, благодаря которой каждый человек является органом коллектива. В коллективном бессознательном индивида содержится общая внутренняя структура коллектива. В этой структуре коллектив является не абстракцией, а объединением всех индивидов, в которых он представлен.

Супружеская трагедия индивида представляет собой ту область, куда коллектив помещает для разрешения проблему изменившихся взаимоотношений между мужчиной и женщиной. Эта проблема имеет коллективное значение и актуальность и поэтому выходит за пределы супружеских конфликтов отдельного человека. Аналогично этому моральная проблема, которая приводит индивида к нервному заболеванию, является одновременно и областью психической деятельности, и выражением того факта, что коллектив не пытается разрешить проблему зла, настойчиво старающуюся привлечь к себе его внимание.

В этических вопросах индивид (если он не является исключительной личностью) не будет испытывать затруднении до тех пор, пока определенные ценности будут сохранять жизнеспособность и авторитет в коллективе. Он не заболеет в результате возникновения проблем, связанных с этическими ценностями, поскольку для решения в установленном порядке этических вопросов существуют формально установленные процедуры. Супружеская проблема не будет вызывать появление неврозов до тех пор, пока будет существовать святость брака. Будут существовать только адюльтер и грех, порицание и прошение. Это положение сохраняет силу даже тогда, когда индивид ведет себя неподобающим образом.

Индивид теряет способность разобраться в окружающей обстановке с помощью коллектива, когда коллектив лишается этических ценностей, то есть когда наступает кризис этических ценностей. В связи с отсутствием коллективного решения и соответствующей процедуры коллективного разрешения конфликта проблема становится причиной заболевания индивида. В таких случаях он становится участником конфликта, и освободить его от участия в конфликте не в силах ни одна общественная организация. Он должен самостоятельно выстрадать свое личное решение проблемы в живом процессе реализации своей личной судьбы.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12

перейти в каталог файлов


связь с админом