Главная страница
qrcode

Капитонов Константин. Израиль. История Моссада и спецназа - royallib.ru. Константин Алексеевич Капитонов Израиль. История Моссада и спецназа моссад


НазваниеКонстантин Алексеевич Капитонов Израиль. История Моссада и спецназа моссад
АнкорКапитонов Константин. Израиль. История Моссада и спецназа - royallib.ru.doc
Дата16.12.2017
Размер0.83 Mb.
Формат файлаdoc
Имя файлаКапитонов Константин. Израиль. История Моссада и спецназа - roya
ТипДокументы
#52030
страница1 из 38
Каталогid132095583

С этим файлом связано 10 файл(ов). Среди них: ЧИЖЕВСКИЙ Физические факторы исторического проц...doc, Капитонов Константин. Израиль. История Моссада и спецназа - roya, Skott-Elliot_Istoria_Atlantidy.pdf, Русская Атлантида. Невымышленная история Руси.doc, Laviolett_-_Led_i_Ogon_Istoria_globalnykh_kat.pdf, Buber_M_-_Khasidskie_istorii_Pervye_uchitelya_A.pdf.
Показать все связанные файлы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   38


Константин Алексеевич Капитонов

Израиль. История Моссада и спецназа


Константин Алексеевич Капитонов

Израиль. История Моссада и спецназа
МОССАД
ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В «МОССАД»
Израиль гордится своей разведкой. О ней слагаются легенды как о непобедимой, по праву входящей в пятерку наиболее эффективных секретных служб мира.

«Моссад» — единственная в мире разведывательно-диверсионная организация, которая, кроме добычи секретной информации, занимается физическим устранением врагов еврейского государства. Для этой цели создано управление тайных операций «Комемиют» («Суверенитет»), которое располагает секретными боевыми подразделениями «Кидон» («Копье»).

Девиз «Моссада» — «Хитростью и обманом ты должен вести войну» — постоянно подтверждается на практике.

«Моссад» состоит из директората и ряда управлений: исследовательского, оперативно— технического, информационно-аналитического, уже названного диверсионного «Комемиют», внешней разведки, политических акций и связей, а также управления психологической войны и дезинформационных мероприятий.

В отличие от секретных служб других стран, «Моссад» — довольно малочисленная организация. По некоторым данным, она насчитывает всего 1200 человек, включая технический персонал.

Для прикрытия своей деятельности за рубежом «Моссад» широко использует дипломатические, коммерческие, финансовые, журналистские и другие организации. Причем, довольно часто без ведома их хозяев или руководителей.

«Моссад» успешно сочетает легальные и нелегальные методы работы. Помимо приобретения различных источников информации в зарубежных странах при помощи «легальных» резидентур, эта секретная служба активно использует засылку своих нелегальных разведчиков в различные страны, в первую очередь арабские, в которых они выступают под видом местных граждан.

Разведчиками, как известно, не рождаются, в спецслужбы приходят. Какими путями?

Попасть в «Моссад» можно либо с помощью рекомендации, либо просто по… газетному объявлению. Набираются лица в возрасте от 27 до 40 лет с соответствующей боевой подготовкой и хорошим знанием хотя бы одного европейского языка. Впрочем, спрос велик и на тех, кто владеет арабским.

Пройдя тщательную анкетную проверку (с указанием всех знакомых мужчин и женщин, отношений с родителями, слабостей, привычек, предпочтений, предубеждений), кандидат переходит в руки психолога и графолога. После этого «счастливчика» вызывают на первую проверку: он и другие кандидаты наделяются вымышленными именами, а далее любым способом необходимо выяснить настоящие.

Следующей стадией проверочного отбора становятся практические задания. Например, пройти на указанный балкон и встать рядом с хозяином квартиры; заменить мембрану в телефонной трубке на стойке у гостиничного клерка или незаметно пройти пограничный контроль в аэропорту. В ходе всех этих заданий кандидата в разведчики могут задержать «полицейские», которые будут его допрашивать, чтобы выявить настоящее имя и провалить незадачливого кандидата.

Важной частью подготовки будущих разведчиков является знание иностранных языков.

На базе «Моссада» существуют курсы изучения английского, французского, арабского, персидского и других языков. Некоторых курсантов посылают в спецшколы за границу — в Англию, Францию или Германию. Там заодно они учатся местному диалекту, сленгу и, что не менее важно, образу жизни. Офицеров спецслужбы, у которых изучение языков идет плохо, посылают на учебу в заграничные университеты. Это, как правило, служит прикрытием для их профессиональной работы.

Будущих агентов учат искусству грима и смены легенд. А главное — выживанию в самых неблагоприятных условиях. Для этого их оставляют в чужой стране, с чужим паспортом, без денег, требуя вернуться в Израиль, не раскрывая своего настоящего имени. Те «рыцари плаща и кинжала», которые приходят за помощью в свое посольство или местную еврейскую общину, с курсов сразу же отчисляются.

Специализация во враждебной стране предусматривает предварительное изучение малейших деталей повседневной жизни, включая имена спортивных звезд и размер чаевых таксистам. Во враждебную страну курсантов отправляют через одну из европейских столиц, где в аэропорту их пытаются заставить написать свое настоящее имя и арестовывают по вымышленному обвинению в контрабанде. Курсант должен держаться своей легенды. За эту проверку надо получить 100 баллов, и ни одним меньше.

Легенды делятся на временные (до трех суток), полупостоянные (месяцы) и постоянные. Последние либо собираются по крупинке (с запросом копии метрики подходящего по возрасту и статусу человека в какой-нибудь стране), либо покупаются за тысячи долларов у иностранца, согласившегося продать «Моссаду» свою личность со всеми потрохами (биография, связи, знакомые и т.д.) и исчезнуть из страны, обязуясь не возвращаться домой без предварительного уведомления.

Ежемесячная зарплата главы «Моссада» приравнена к зарплатам шефа ШАБАКа1, начальника генштаба ЦАХАЛа2и генерального комиссара полиции. Она составляет около 10 тысяч долларов в месяц. Жалованье начальников отделов приравнено к жалованью старших армейских офицеров и варьируется от 5 до 8 тысяч долларов. Помимо всех благ и доплат, сотрудники «Моссада» могут выйти на пенсию в 45 лет (год службы за границей засчитывается за полтора).

Кстати, холостяков за границу не посылают, чтобы у них не было лишних соблазнов, а у разведслужбы — лишних проблем.

В последние годы «Моссад» потерпел ряд серьезных провалов. Его более чем заслуженная слава и блеск заметно померкли. Тем не менее, желающих пополнить ряды «рыцарей плаща и кинжала» в Израиле пока не убавилось. И не удивительно: данная спецслужба для многих израильтян (особенно молодых) по-прежнему остается легендарной организацией…
ПОРТРЕТЫ ИЗ ЛИЧНЫХ ДЕЛ
УЛ. БЕН-ИЕГУДА, 85
Мимо этого серого жилого дома, расположенного в Тель-Авиве по улице Бен-Иегуда, 85, я проходил не раз. Обычное 3-х этажное здание, каких много в городе, с мраморными ступеньками, ведущими к подъезду. По бокам — два высоких пальмовых дерева, бросающие тень на асфальт.

Лишь позднее, когда я начал работать над книгой, местный коллега-журналист, занимающийся историей израильских секретных служб, рассказал, что именно в этом доме 30-го июня 1948 года были созданы три разведывательные структуры. В том числе — Институт разведки и специальных задач, больше известный как «Моссад» (от ивритского — «Моссад Ле Модиин ве ле тафкидим ме юхадим»).

В тот день в этом ничем не примечательном доме собрались шесть мужчин в костюмах цвета «хаки», хорошо знавших друг друга. Совещание проходило в крохотной комнате на втором этаже. На табличке, прибитой к двери, значилось: «Служба помощи ветеранам».

Заседание проводил седовласый, аскетического вида подполковник новой израильской армии 47-летний Иссер Беери (в прошлом — Бернцвейг). Он занимал должность начальника ШАЙ3— разведывательного подразделения подпольной армии «Хагана»4, сформированной еврейскими поселенцами в Палестине в 1920 году.

Беери сообщил, что «Старик»5предложил распустить ШАЙ и создать три новых ведомства. Военную разведку, которую возглавит сам Беери, политическую (будущий «Моссад») во главе с Борисом Гуриелем и службу внутренней безопасности, руководителем которой назначен начальник тель-авивского отдела ШАЙ Иссер Харэль.

С этого момента, можно сказать, и началась история разведывательного сообщества Израиля…

К 1950-му году работа спецслужб была уже отрегулирована. Дело, что называется пошло.

Но появился человек, заявивший, что всего сделанного — недостаточно.

Этим человеком был Реувен Шилоах, занимавший тогда пост посла Израиля в Вашингтоне. Именно он предложил Бен-Гуриону реорганизовать разведслужбу и превратить ее в независимое агентство, подчиненное непосредственно премьер-министру. Предложение было принято.

1-го сентября 1951-го года появилось новое разведывательное управление, получившее название Институт разведки и специальных заданий — «Моссад»…
РЕУВЕН ШИЛОАХ — «ГОСПОДИН РАЗВЕДКА»
Первым директором «Моссада» был назначен Реувен Шилоах, которого смело можно назвать одним из отцов израильских секретных служб. Он романтизировал профессию шпиона и не обращал особого внимания на эффективность.

Шилоах — одна из самых удивительных и загадочных фигур в истории Израиля. Обладая блестящим интеллектом, с легкостью решавшим любые ребусы и головоломки, он был генератором идей, которые сам же брался осуществлять. Жизнь его была пестрой, фантастичной и многообразной. Рутину, тусклость, поденщину — не выносил.
* * *
Реувен Шилоах родился в 1910 году в ультра-религиозном квартале Иерусалима Меа— Шеарим. Его отец — Ицхак Засланский был потомственным раввином. Он передал своим детям (двум сыновьям и двум дочерям) стремление к знаниям, далеко выходившее за рамки традиционного религиозного образования, характерного для его общины. Однако, вскоре отец покинул этот район, забрал семью и стал религиозным сионистом— поселенцем.

Преподаватели Реувена отмечали, что он был серьезным и талантливым студентом. Он обладал чувством юмора, хотя никогда его не выказывал, преуспевал в любительском театре, обнаружив талант, который впоследствии будет использовать в разведывательной работе. Он был независим в своих суждениях и к моменту окончания средней школы отказался от еврейских обычаев употребления кошерной пищи и вообще отошел от религиозных традиций своей семьи.

15-летним юношей он окончательно порвал с религией и вступил в ряды подпольной еврейской армии «Хаганы». Там Реувена заметили будущий первый премьер-министр Израиля Давид Бен-Гурион и другие лидеры. Оценив его способности, они стали продвигать молодого парня вверх по служебной лестнице. Он отвечал им беспредельной преданностью.

В момент вхождения в руководящие круги сионистского движения он сократил свою фамилию с Засланского до Заслани, а впоследствии взял в качестве фамилии свой подпольный псевдоним — «Шилоах». Трудно было придумать более подходящее имя, ибо оно происходило от слова «шалиах», что на иврите означает — «эмиссар», «посланник». Реувен действительно неоднократно выступал в этом качестве, выполняя ответственные тайные поручения Бен-Гуриона.

Впрочем, это еще не была настоящая разведывательная работа. Но его тайные миссии содержали первые элементы того, что впоследствии позволили ему сформировать свое представление о разведке — четкое определение противников, сбор полной информации о них и вечный поиск союзников.

Его природный талант конспиратора получил особое развитие в 30-е годы, когда Еврейское агентство (Сохнут) решило послать несколько наиболее способных людей в арабские страны, чтобы получать информацию из первых рук. Шилоах знал все основные европейские языки, прекрасно владел арабским. В августе 1931 года его направили в Ирак, где он прожил три года, выполняя специальные задания.

Под видом учителя еврейской школы, а затем журналиста (он работал на палестинское издание «Бюллетень») Шилоах занимался сбором информации и созданием агентурной сети. Он объездил весь Ирак, изучил курдский язык. Но главное — сумел создать внушительную агентурную сеть.

Самые полезные уроки во время этой служебной командировки Шилоах извлек из вылазок в горный Курдистан, расположенный на Севере Ирака. Там ему удалось установить контакты с представителями нацменьшинств, не имевшими своего государственного образования. Он никогда не забывал курдов и потом, формируя свое представление о будущем израильском разведывательном сообществе, уделяя особое внимание заключению тайных союзов с неарабскими меньшинствами на Ближнем Востоке. Он считал, что евреи могут найти себе друзей на периферии арабского мира. Позднее его «периферийная философия» стала одним из догматов израильской разведки.
* * *
Когда в 1934 году Шилоах возвратился в Иерусалим, «Хагана» поручила ему создание профессиональной разведывательной службы для защиты долгосрочных интересов еврейской общины в Палестине. Вскоре была создана ШАЙ. Официальной работой Шилоаха всегда считалось поддержание контактов между Еврейским агентством и британской администрацией в Палестине.

Во время Второй мировой войны Шилоах наладил тайное сотрудничество с британской контрразведкой, руководил операциями в тылу врага. Он помог создать Еврейскую бригаду в составе британских вооруженных сил. Это был дальновидный шаг: впоследствии бригада стала одной из основ израильской армии.

В этот период Шилоах не только учился, но и приобретал влиятельных друзей, которые впоследствии будут помогать евреям в их борьбе с арабами за контроль над Палестиной. Он также установил тесные отношения с представителями английской военной разведки в Иерусалиме и в Каире. Что было еще более важно — во время второй мировой войны он установил первые контакты между сионистским движением и американской разведкой.

Шилоах был непременным участником всех темных и опасных операций, где бы они ни происходили. В 1943 году в Италии в городе Бари он вел переговоры с британской разведкой о посылке на Балканы отрядов «коммандос». В 1946 году в Миннеаполисе он уговорил миллионеров-евреев создать фиктивные компании, с помощью которых можно было наладить закупку оружия и доставлять его контрабандным путем в Палестину. В 1948 году во время первой арабо-израильской войны (израильтяне называют ее Войной за Независимость) он несколько раз вступал в секретные переговоры с королем Иордании. Став личным советником президента Хаима Вейцмана и премьер-министра Давида Бен— Гуриона по особо важным вопросам, он играл ключевую роль в организации арабо— израильских переговоров о прекращении огня на острове Родос в 1949 году.

Сменив Аббу Эбана на посту посла Израиля в Вашингтоне, Шилоах довел до совершенства один из важнейших приемов израильской дипломатии — привлечение на сторону еврейского государства влиятельных друзей, имевших доступ к американской администрации. Во времена, когда сотрудничество с США было весьма шатким, он сумел наладить тайные связи с Центральным разведывательным управлением.

Шилоах всегда был обеспокоен изоляцией Израиля в мире и в регионе. Многие идеи, которые обычно приписываются Бен-Гуриону, на самом деле принадлежали ему. Например, именно он призывал к вступлению в НАТО, когда в Израиле была еще в моде идея о неприсоединении.
* * *
Став в сентябре 1951 года первым директором «Моссада», Шилоах разработал принципы сбора и оценки разведывательной информации, разграничил сферы деятельности внешней разведки, ШАБАКа и АМАНа6. Этот порядок, который доказал свою эффективность на практике, сохраняется до сих пор.

Наставляя отцов-основателей еврейского государства, Шилоах называл разведку «наиболее важным политическим инструментом». В этой сфере, где намерения редко провозглашаются открыто, он так определял тайные цели израильской внешней политики и задачи дипломатии:

— Арабы являются врагом номер один еврейской общины, и в арабскую среду надо внедрять профессиональных агентов. Израильская разведка не должна ограничиваться рамками Палестины. Она должна исполнять роль еврейско-сионистского гаранта безопасности евреев по всему миру. Тайная деятельность должна основываться на современной технологии, использовать новейшие достижения в области шпионажа, поддерживая связи с дружественными службами США и европейских стран.

Вскоре, однако, выяснилось, что Шилоах не способен к кропотливой повседневной работе. Он носился по своим отделам, предлагая блестящие идеи. Но дальше этого дело не шло. В делах у него царил невероятный хаос. Даже его секретарша месяцами не получала зарплату. Но такие мелочи его просто не интересовали.

Впрочем, Шилоах и сам понимал, что он не на своем месте. 19-го сентября 1952 года «Господин Разведка», как называли его во времена Бен-Гуриона, подал в отставку.

Правда, еще в течение нескольких месяцев Шилоах оставался своего рода верховным наблюдателем, осуществлявшим контроль над всеми отделами разведки и отчитывавшимся за их действия перед премьер-министром. 8-го февраля 1953 года он написал главе правительства окончательное прошение об отставке «по личным соображениям».

Когда Реувен Шилоах умер в 1959 году от загадочной сердечной болезни, диагноз которой так и не был установлен, его друг и соратник Хаим Герцог (впоследствии — президент Израиля) подсчитал, что только в последний год жизни Шилоах совершил 32 поездки за рубеж с дипломатическими миссиями. Хотя Герцог советовал ему поберечь себя, тот говорил, что «должен лично участвовать во всех важных мероприятиях».

Соратники Шилоаха вспоминают, что он был одержим работой. Его работоспособность граничила с помешательством. Фанатично преданный делу, он никому не доверял того, что мог сделать сам, работая без выходных и отпусков.

Шилоах умел задавать вопросы, но сам редко сообщал какую-то информацию. Это был одинокий волк, который занимался своим делом, предпочитая оставаться за кулисами, пунктуальный и методичный аналитик, представлявший свои рекомендации без какой— либо эмоциональной окраски. Все его начинания базировались на реальной основе, но в личной жизни он предпочитал оставаться загадочным.

Невысокого роста, с голубыми глазами, поблескивавшими за стеклами профессорских очков, Шилоах обладал способностью сфокусировать свой проницательный взгляд на том, с кем он разговаривал, и создавать у человека ощущение того, что тот подвергался допросу. От него исходило ощущение силы и таинственности. Он отличался ненасытной любознательностью и всегда вникал в мельчайшие детали вопросов, которыми занимался.

Впрочем, Шилоах, как вспоминают его коллеги, мог быть обаятельным, если ему хотелось таким казаться. Когда он в начале 30-х годов преподавал иврит новым иммигрантам из США, то стал ухаживать за активисткой системы социального обеспечения Бетти Борден.

В 1936 году они поженились.

Этот человек, не доживший до пятидесяти лет, успел внести неоценимый вклад в создание израильских спецслужб. Все свои замечательные качества — исключительное трудолюбие, новаторское мышление, скромность и личное обаяние — он полностью обратил на службу молодому еврейскому государству. Но у этой сильной личности были свои слабые стороны: при всей своей изобретательности перед лицом врага, он не сумел постоять за себя, когда соперники по службе стали против него интриговать.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   38

перейти в каталог файлов


связь с админом