Главная страница
qrcode

Д. Куликкья - Все равно тебе водить. Куликкья Джузеппе. Всё равно тебе водить всё равно тебе водить


НазваниеКуликкья Джузеппе. Всё равно тебе водить всё равно тебе водить
АнкорД. Куликкья - Все равно тебе водить.DOC
Дата15.12.2017
Размер0.98 Mb.
Формат файлаdoc
Имя файлаД. Куликкья - Все равно тебе водить.DOC.doc
ТипДокументы
#51829
страница5 из 14
Каталогid31053731

С этим файлом связано 47 файл(ов). Среди них: и ещё 37 файл(а).
Показать все связанные файлы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14


— Обратите их. Если они хотят ходить в школу, они должны молиться, как другие.

Обратите их!





Началась избирательная кампания.

Однажды Волчино велел нам подготовить все данные, какие только возможно, касающиеся охвата кочевников системой школьного образования. Количество детей, задействованные школы, часы занятий, посещаемость, успеваемость, вакцинация — всё, что можно. Мы с Паскуале целый день подбирали эти сведения и печатали их на машинке.

Неделю спустя появилась статья в газете. Под статьей была фотография улыбающегося Волчино, с телефоном. Заголовок гласил:

РУКОВОДИТЕЛЬ СОБАК СВОИМ ТРУДОМ ПРИВЕЛ В ГОРОДСКИЕ ШКОЛЫ СВЫШЕ СОТНИ ЦЫГАНСКИХ ДЕТЕЙ, ИЗБАВИВ ИХ ОТ ВОРОВСТВА И ПОПРОШАЙНИЧЕСТВА.

Продолжалась статья в таком же духе, ближе к концу была как бы невзначай упомянута партия, от которой Волчино выставлял свою кандидатуру на выборах.

Ясно, что журналист был его другом. Манипуляция новостями добралась и до бородавок.





Выборы приближались. СОБАК зависел от городских властей. Городским властям тоже нужны голоса избирателей. А как же! Нам сказали, что мы должны искать работу для цыган постарше, от пятнадцати лет и выше. Среднему избирателю не нравится, что государственное учреждение возится с людьми, которые никогда не работали и не платят налоги. Каждый знает, что цыгане посылают детей воровать, а жен — гадать по руке и побираться, и этим живут. Все взрослые цыгане жирные, с холёными руками, без мозолей. Целый день перебрасываются в карты, перешучиваются и прячут краденое. Прямо как члены городского совета.





Мы пригласили в офис цыганского барона. Его звали Карло. Встреча была назначена на понедельник утром. Он предстал перед нами в пятницу вечером.

Когда он вошел в нашу комнату, Паскуале тут же вскочил из-за своей пишущей машинки, и распахнул окно. Карло был совершенно пьян. Капли пота на нём воняли граппой. Пальцы его рук были в огромных золотых кольцах. Пальцы же ног — покрыты коркой грязи с кровью: Карло вышагивал в стоптанных пляжных шлепанцах.

На нём была зеленая тирольская охотничья куртка, прямо поверх майки, и брюки из шотландки, слишком для него короткие. Имел стиль.

— Что у тебя с ногами, Карло? — спросил я.

— Я был пьян, понимаешь?

Он попытался сдержать отрыжку, с самыми плачевными результатами.

— Да.

— В прошлую субботу я был на рынке. Увидал пару ботинок. Они мне понравились, я их купил, понимаешь?

— Да.

— Но я был пьян, так?

Я понял, что он ждет ответа.

— Так.

— Взял не тот размер. Четыре дня ходил, ноги болели — жуть. Понимаешь?

— Понимаю. А снять ты их не мог?

— Не, пьян был. Не сообразил, что ботинки жмут. Понимаешь?

С большим трудом нам удалось ему втолковать, что все цыгане старше пятнадцати лет должны явиться к нам, если хотят найти работу. Потом мы сведем их с разными фирмами.

— Вот ты — что хотел бы делать? — спросил я у Карло.

— Ничего, — улыбнулся он.

В каком-то смысле я им восхищался. Блистательный взлет Дональда Трампа ни на секунду не поколебал его веру в самого себя и его апломб. Его не затронула современная ярмарка тщеславия. Карло никогда не переменит манеру одеваться ради карьеры. Никогда и задницу не приподымет, чтобы получить место в банке или на Фиате. Он имел стиль, в отличие от стольких людей, и не подозревал об этом.





Мы думали, что никто не придет. Напротив, они шли толпами. Но когда мы стали слушать их пожелания, нам стало ясно, почему. Никто из них не представлял, что такое работа, это было ясно.

— Что ты умеешь делать? — спрашивали мы у всех.

— Ничего, — отвечали все.

— И кем ты хочешь стать? — спрашивали мы.

— Футболистом.

— Манекенщиком.

— Тарзаном.

— Зорро.

— Телеведущим.

— Пилотом "Формулы один".

Они тоже слишком много смотрят телевизор.

Выслушав все пожелания, мы назначили ряд собеседований по приему на работу.

Образование и куррикулюм витэ весьма сужали возможность выбора для наших будущих телезвёзд. Фирмы, в которые они могли обратиться, занимались уборкой, упаковкой, штамповкой изделий из пластмассы.





Начались собеседования. В газете появилась статья. Над нею фотография члена городского совета. Заголовок гласил:

БЛАГОДАРЯ ЧЛЕНУ ГОРОДСКОГО СОВЕТА В НАШЕМ ГОРОДЕ ВОПЛОЩЕН В ЖИЗНЬ ПЕРВЫЙ ПРОЕКТ ПО ВОВЛЕЧЕНИЮ КОЧЕВНИКОВ В ТРУДОВУЮ ЖИЗНЬ.

Продолжалась статья в таком же духе, ближе к концу была как бы невзначай упомянута партия, от которой член городского совета баллотировался на выборах.

Несколько недель спустя, закончив собеседования, мы составили сводную таблицу.

ДРАГАН МЛАДШИЙ КОНЮХ НЕ ПРОШЕЛ СОБЕСЕДОВАНИЕ БОРО ПОСУДОМОЙЩИК НЕ ПРОШЕЛ СОБЕСЕДОВАНИЕ РАТКО СВАРЩИК ОТКАЗАЛСЯ ОТ ПРЕДЛОЖЕНИЯ ДЗАНИ ПЛОТНИК НЕ ПРОШЕЛ ИСПЫТАТЕЛЬНЫЙ СРОК НЕНАД УБОРЩИК НЕ ПРОШЕЛ СОБЕСЕДОВАНИЕ АВДО КУРЬЕР НЕ ЯВИЛСЯ АЛАГА ГРУЗЧИК НЕ ПРОШЕЛ СОБЕСЕДОВАНИЕ ЗАХИД ПОМОЩНИК БАРМЕНА НЕ ПРОШЕЛ СОБЕСЕДОВАНИЕ ДАВИД ВУЛКАНИЗАТОР ОТКАЗАЛСЯ ОТ ПРЕДЛОЖЕНИЯ КАХРО КУЗНЕЦ НЕ ПРОШЕЛ СОБЕСЕДОВАНИЕ АЛИДА САДОВНИК НЕ ПРОШЕЛ СОБЕСЕДОВАНИЕ ВАХИД УЧЕНИК СЛЕСАРЯ НЕ ПРОШЕЛ СОБЕСЕДОВАНИЕ ВИЗИЛЬ ПОСУДОМОЙЩИК НЕ ПРОШЕЛ СОБЕСЕДОВАНИЕ РАТКО УБОРЩИК МАНЕЖА ОТКАЗАЛСЯ ПО ПРИЧИНЕ ГРАФИКА АВДО ЖЕСТЯНЩИК ОТКАЗАЛСЯ ПО ПРИЧИНЕ СЛОЖНОСТИ МИРКО ПОМОЩНИК МЯСНИКА НЕ ПРОШЕЛ ИСПЫТАТЕЛЬНЫЙ СРОК РЕНАТО УПАКОВЩИК НЕ ЯВИЛСЯ



И так на десять страниц. Никакой статьи в газете не появилось.





Однажды под вечер, когда я уже собрался уходить, в офисе появилась Энца.

Её шатало. Она перекрасила волосы. Из яблочно-зеленой стала желтой, как канарейка.

— Одолжи десять тысяч? — попросила она не здороваясь.

Она вся качалась, как тогда на дискотеке, когда я последний раз её видел.

В кармане у меня было двадцать тысяч лир. Я протянул ей десятку. Она смотрела в пустоту.

— Присядь, — сказал я.

— Хотела купить одну футболку, мне десяти тысяч не хватило. Я их тебе тут же отдам, когда найду работу.

— Да ладно, не проблема.

— Офигенная футболка. Я верну тебе деньги тут же, как только найду место.

— Договорились. Сядь, если хочешь.

Энца продолжала качаться, уставясь в пустоту. Справа налево, слева направо, без остановки.

— Хочешь что-нибудь? У нас здесь есть кофеварка.

— Нет, мне надо идти. Тебе надо посмотреть футболку. Офигенная.

Все было бесполезно. Она меня не слышала.

— Как только найду работу, тут же отдам тебе деньги.

Она была в трансе. Уже обдолбана.

— Ты за кого голосовала?

— Голосовала? Я не хожу на выборы. Какой смысл? Я надену футболку сегодня вечером в Space-Lab.

Качаясь, она вытащила из своего серебристого рюкзачка расческу. Стала причесываться. Причесывалась несколько минут, глядя в пустоту. Потом вышла, не говоря ни слова.





Делать ксерокопии надо было постоянно. Волчино требовал снимать по три копии с каждой бумаги, хоть с чека на освежитель воздуха для клозета. Однажды утром в ксероксе снова закончилась бумага. Я решил задвинуть это дело и ничего не сказал. Час спустя я услышал вопль. Настоящий вой. Волчино мчался к моему столу.

— ТЫ ОПЯТЬ ОСТАВИЛ КСЕРОКС БЕЗ БУМАГИ!

— Ну и что?

— Я ЖЕ ТЕБЕ ГОВОРИЛ, ЧТО ТЫ ДОЛЖЕН ПРЕДУПРЕЖДАТЬ МЕНЯ ВсЯКИЙ РАЗ, КОГДА КОНЧАЕТСЯ БУМАГА!

Он так побагровел, что, казалось, вот-вот лопнет.

— Хорошо, в следующий раз я учту.

— КСЕРОКС НИКОГДА НЕ ДОЛЖЕН ОСТАВАТЬСЯ БЕЗ БУМАГИ! ДОКУМЕНТЫ ТЕРЯЮТСЯ МГНОВЕННО!

— Хорошо, Волчино. Не рычи так из-за пустяков. Я иду за бумагой.

— ЯСНО, ЧТО ИДЕШЬ. БЫСТРО!

Я спустился в магазин и купил целую упаковку пачек бумаги.

Солнце, пока я шел, казалось бледным из-за смога. Воздух был тяжелым, трудно дышать. Впрочем, если верить городским властям, дышалось превосходно.

Достаточно поднять пределы допустимого загрязнения воздуха, как проделали прошлым летом с морской водой бальнеологические центры на Адриатике. Прежде, чем подняться в офис, зашел в бар. Я всегда мог сказать, что в магазине было много народу этот способ сделать паузу я открыл давно.





Волчино работал больше двадцати лет. Работа меняет людей. Немного времени — и они уже почти не люди. Работа проникает внутрь. Постоянно занимает большую часть мыслей. Властвует над снами. Даже мне, начавшему совсем недавно, случалось видеть во сне Волчино с бумагами на ксерокс. Мне снились трели телефона, голоса учительниц, физиономия Паскуале. И это было только начало. Чтобы выжить, я должен буду работать всю жизнь — ведь я из семьи рабочих, а рабочие не в состоянии платить взносы в университет, как родители будущих топ-менеджеров. Я превращусь в такого же, как Волчино, либо обзаведусь своим собственным неврозом, сдвигом или манией. Буду возвращаться домой озверевшим от дорожных пробок, от проглоченных обид, от стрессов, буду в кровь лупить своих детей, а потом падать в кресло и оглушать себя овердозой футбола и ТелеМайка.





— В твоем возрасте ты бы хоть машиной обзавелся. Их по телевизору просто так дарят, а у тебя даже подержанной нет.

В офисе у меня был тяжелый день. Сотня ксерокопий, тысяча звонков, Волчино вконец затрахал… Наконец-то я от всего этого отделался, так теперь ко мне отец прицепился.

— Ты совсем не думаешь о карьере. Тебе надо было поступать на Экономику и бизнес, создавать себе положение, а не возиться с цыганами.

Я был готов взорваться.

— У тебя даже девушки нет. Ты ненормальный. У всех в твоем возрасте есть работа, машина и девушка, а у тебя ничего, ну ничего нет.

Если он будет продолжать в том же духе, это может кончиться плохо. Очень плохо.

— Нормальные люди так не бреют голову. Нормальные люди думают, как создать семью. Ты считаешь, что не похож на других, а сам только херней страдаешь.

Херней, херней и херней!

— Каждый страдает херней по-своему.

— ЧТО ТЫ СКАЗАЛ ОТЦУ?

— Я сказал, что каждый страдает херней по-своему.

— Я НЕ СТРАДАЛ ХЕРНЕЙ НИКОГДА В ЖИЗНИ.

— Поздравляю.

— Я НЕ ПОЗВОЛЮ ТЕБЕ ГОВОРИТЬ, ЧТО Я СТРАДАЛ ХЕРНЕЙ. Я НИКОГДА В ЖИЗНИ НЕ ОШИБАЛСЯ.

Он был Господом Богом. Богом во плоти и крови, а я и не замечал.

— МНЕ НИКОГДА В ЖИЗНИ НИЧЕГО ПОДОБНОГО НЕ ГОВОРИЛИ. СПРОСИ СВОЮ МАТЬ, СТРАДАЛ ЛИ Я КОГДА-НИБУДЬ ХЕРНЕЙ, ЗАСРАНЕЦ!

Мать ставила кастрюлю на огонь.

— Не надо называть меня засранцем.

— ТЫ МОЙ СЫН, И Я НАЗЫВАЮ ТЕБЯ, КАК ХОЧУ.

Я поднялся и, упираясь руками в стол, стал на него надвигаться. В его глазах пробежал злой огонёк.

— НЕ НАДО НАЗЫВАТЬ МЕНЯ ЗАСРАНЦЕМ, ЯСНО?!

— ТЫ КРИЧИШЬ НА СВОЕГО ОТЦА?

— ДА, ЕСЛИ МОЙ ОТЕЦ КРИЧИТ НА МЕНЯ!

— РАНО ИЛИ ПОЗДНО ТЫ У МЕНЯ ВЫКАТИШЬСЯ ИЗ ДОМА.

— НЕ БЕСПОКОЙСЯ, Я ВЫКАЧУСЬ ИЗ ДОМА САМ.





Позже я позвонил тете Карлотте.

— Я решил уйти из дома.

— Хочешь, живи у меня.

— Нет, лучше буду жить один. Я должен учиться жить один.

— Ты уверен, что правильно поступаешь? Ты получаешь всего триста тысяч.

— Обедать буду в столовой. Свет, вода и жилье будут даром.

— В каком смысле даром?

— Попрошу место в Доме Отказника. Там живут ребята, которые проходят гражданскую службу, как я.

— Запомни: если тебе что-нибудь понадобится, я всегда готова помочь. Не бойся, проси меня о чем угодно.

— Спасибо.

— Когда ты соберешься меня навестить?

— Скоро. Как только вещи соберу.

— Я тебя жду.

Я представил себе её спокойные, ясные, голубые глаза.

— Ладно. Не беспокойся.









Третья глава







Становилось по-настоящему жарко. Парфюм Ванни пах еще сильнее. Мы сидели в его кабинете. Я говорил, глядя ему в галстук, он — в люстру.

— Значит, тебе нужно жильё поближе к работе?

— Ну да. Я живу на окраине, и трачу кучу времени, чтобы добраться до центра.

— А ты никогда не думал, что можно у кого-нибудь пожить, а не забираться в Дом Отказника?

Я-то понимал, куда он клонит.

— Да нет, я думаю, лучше учиться жить одному. Ну, понимаете, еду готовить, белье стирать… Стать самостоятельным.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14

перейти в каталог файлов


связь с админом