Главная страница
qrcode

Толстой Лев. Хаджи-Мурат - royallib.ru. Лев Николаевич Толстой


НазваниеЛев Николаевич Толстой
АнкорТолстой Лев. Хаджи-Мурат - royallib.ru.fb2
Дата03.01.2018
Размер0.86 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файла?art=172380&format=a4.pdf&lfrom=241867179
оригинальный pdf просмотр
ТипДокументы
#51492
страница2 из 3
Каталогxarafatx

С этим файлом связано 66 файл(ов). Среди них: и ещё 56 файл(а).
Показать все связанные файлы
1   2   3
III
В окнах казарм и солдатских домиков давно уже было темно, но в одном из лучших домов крепости светились еще все окна. Дом этот занимал полковой командир Куринского полка, сын главнокомандующего, флигель-адъютант князь Семен Михайлович Воронцов.
Воронцов жил с женой, Марьей Васильевной, знаменитой петербургской красавицей, и жил в маленькой кавказской крепости роскошно, как никто никогда не жил здесь. Воронцову, и в особенности его жене, казалось, что они живут здесь не только скромной, но исполненной лишений жизнью; здешних же жителей жизнь эта удивляла своей необыкновенной роско- шью.
Теперь, в двенадцать часов ночи, в большой гостиной, с ковром во всю комнату, с опущенными тяжелыми портьерами, за ломберным столом, освещенным четырьмя свечами,
сидели хозяева с гостями и играли в карты. Один из играющих был сам хозяин, длиннолицый белокурый полковник с флигель-адъютантскими вензелями и аксельбантами, Воронцов;
партнером его был кандидат Петербургского университета, недавно выписанный княгиней
Воронцовой учитель для ее маленького сына от первого мужа, лохматый юноша угрюмого вида. Против них играли два офицера: один – широколицый, румяный, перешедший из гвар- дии, ротный командир Полторацкий, и, очень прямо сидевший, с холодным выражением красивого лица, полковой адъютант. Сама княгиня Марья Васильевна, крупная, большегла- зая, чернобровая красавица, сидела подле Полторацкого, касаясь его ног своим кринолином и заглядывая ему в карты. И в ее словах, и в ее взглядах, и улыбке, и во всех движениях ее тела, и в духах, которыми от нее пахло, было то, что доводило Полторацкого до забвения всего, кроме сознания ее близости, и он делал ошибку за ошибкой, все более и более раз- дражая своего партнера.
– Нет, это невозможно! Опять просолил туза! – весь покраснев, проговорил адъютант,
когда Полторацкий скинул туза.
Полторацкий, точно проснувшись, не понимая глядел своими добрыми, широко рас- ставленными черными глазами на недовольного адъютанта.
– Ну простите его! – улыбаясь, сказала Марья Васильевна. – Видите, я вам говорила, –
обратилась она к Полторацкому.
– Да вы совсем не то говорили, – улыбаясь, сказал Полторацкий.
– Разве не то? – сказала она и также улыбнулась. И эта ответная улыбка так страшно взволновала и обрадовала Полторацкого, что он багрово покраснел и, схватив карты, стал мешать их.
– Не тебе мешать, – строго сказал адъютант и стал своей белой, с перстнем, рукой сдавать карты, так, как будто он только хотел поскорее избавиться от них.
В гостиную вошел камердинер князя и доложил, что князя требует дежурный.
– Извините, господа, – сказал Воронцов, с английским акцентом говоря по-русски. –
Ты за меня, Marie, сядешь.
– Согласны? – спросила княгиня, быстро и легко вставая во весь свой высокий рост,
шурша шелком и улыбаясь своей сияющей улыбкой счастливой женщины.
– Я всегда на все согласен, – сказал адъютант, очень довольный тем, что против него играет теперь совершенно не умеющая играть княгиня. Полторацкий же только развел руками, улыбаясь.
Роббер кончался, когда князь вернулся в гостиную. Он пришел особенно веселый и возбужденный.
– Знаете, что я вам предложу?
– Ну?

Л. Н. Толстой. «Хаджи-Мурат»
14
– Выпьемте шампанского.
– На это я всегда готов, – сказал Полторацкий.
– Что же, это очень приятно, – сказал адъютант.
– Василий! Подайте, – сказал князь.
– Зачем тебя звали? – спросила Марья Васильевна.
– Был дежурный и еще один человек.
– Кто? Что? – поспешно спросила Марья Васильевна.
– Не могу сказать, – пожав плечами, сказал Воронцов.
– Не можешь сказать, – повторила Марья Васильевна. – Это мы увидим.
Принесли шампанского. Гости выпили по стакану и, окончив игру и разочтясь, стали прощаться.
– Ваша рота завтра назначена в лес? – спросил князь Полторацкого.
– Моя. А что?
– Так мы увидимся завтра с вами, – сказал князь, слегка улыбаясь.
– Очень рад, – сказал Полторацкий, хорошенько не понимая того, что ему говорил
Воронцов, и озабоченный только тем, как он сейчас пожмет большую белую руку Марьи
Васильевны.
Марья Васильевна, как всегда, не только крепко пожала, но и сильно тряхнула руку
Полторацкого. И еще раз напомнив ему его ошибку, когда он пошел с бубен, она улыбнулась ему, как показалось Полторацкому, прелестной, ласковой и значительной улыбкой.
Полторацкий шел домой в том восторженном настроении, которое могут понимать только люди, как он, выросшие и воспитанные в свете, когда они, после месяцев уединенной военной жизни, вновь встречают женщину из своего прежнего круга. Да еще такую жен- щину, как княгиня Воронцова.
Подойдя к домику, в котором он жил с товарищем, он толкнул входную дверь, но дверь была заперта. Он стукнул. Дверь не отпиралась. Ему стало досадно, и он стал барабанить в запертую дверь ногой и шашкой. За дверью послышались шаги, и Вавило, крепостной дворовый человек Полторацкого, откинул крючок.
– С чего вздумал запирать?! Болван!
– Да разве можно, Алексей Владимир…
– Опять пьян! Вот я тебе покажу, как можно…
Полторацкий хотел ударить Вавилу, но раздумал.
– Ну, черт с тобой. Свечу зажги.
– Сею минутою.
Вавило был действительно выпивши, а выпил он потому, что был на именинах у кап- тенармуса. Вернувшись домой, он задумался о своей жизни в сравнении с жизнью Ивана
Макеича, каптенармуса. Иван Макеич имел доходы, был женат и надеялся через год выйти вчистую. Вавило же был мальчиком взят в верх, то есть в услужение господам, и вот уже ему было сорок с лишком лет, а он не женился и жил походной жизнью при своем безалаберном барине. Барин был хороший, дрался мало, но какая же это была жизнь! «Обещал дать воль- ную, когда вернется с Кавказа. Да куда же мне идти с вольной. Собачья жизнь!» – думал
Вавило. И ему так захотелось спать, что он, боясь, чтобы кто-нибудь не вошел и не унес что- нибудь, закинул крючок и заснул.
Полторацкий вошел в комнату, где он спал вместе с товарищем Тихоновым.
– Ну что, проигрался? – сказал проснувшийся Тихонов.
– Ан нет, семнадцать рублей выиграл, и клико бутылочку распили.
– И на Марью Васильевну смотрел?
– И на Марью Васильевну смотрел, – повторил Полторацкий.

Л. Н. Толстой. «Хаджи-Мурат»
15
– Скоро уж вставать, – сказал Тихонов, – и в шесть надо уж выступать.
– Вавило, – крикнул Полторацкий. – Смотри, хорошенько буди меня завтра в пять.
– Как же вас будить, когда вы деретесь.
– Я говорю, чтоб разбудить. Слышал?
– Слушаю.
Вавило ушел, унося сапоги и платье.
А Полторацкий лег в постель и, улыбаясь, закурил папироску и потушил свечу. Он в темноте видел перед собою улыбающееся лицо Марьи Васильевны.
У Воронцовых тоже не сейчас заснули. Когда гости ушли, Марья Васильевна подошла к мужу и, остановившись перед ним, строго сказала:
– Eh bien, vous allez me dire ce que c'est?
– Mais, ma chère…
– Pas de «ma chère»! C'est un èmissaire, n'est-ce pas?
– Quand même je ne puis pas vous le dire.
– Vous ne pouvez pas? Alors c'est moi qui vais vous le dire!
– Vous?
1
– Хаджи-Мурат? Да? – сказала княгиня, слыхавшая уже несколько дней о переговорах с Хаджи-Муратом и предполагавшая, что у ее мужа был сам Хаджи-Мурат.
Воронцов не мог отрицать, но разочаровал жену в том, что был не сам Хаджи-Мурат, а только лазутчик, объявивший, что Хаджи-Мурат завтра выедет к нему в то место, где назна- чена рубка леса.
Среди однообразия жизни в крепости молодые Воронцовы – и муж и жена – были очень рады этому событию. Поговорив о том, как приятно будет это известие его отцу, муж с женой в третьем часу легли спать.
1
– Ну, ты скажешь мне, в чем дело?– Но, дорогая…– При чем тут «дорогая»! Это, конечно, лазутчик?– Тем не менее я не могу тебе сказать.– Не можешь? Ну, так я тебе скажу!– Ты? (франц.)

Л. Н. Толстой. «Хаджи-Мурат»
16
IV
После тех трех бессонных ночей, которые он провел, убегая от высланных против него мюридов Шамиля, Хаджи-Мурат заснул тотчас же, как только Садо вышел из сакли, поже- лав ему спокойной ночи. Он спал не раздеваясь, облокотившись на руку, утонувшую локтем в подложенные ему хозяином пуховые красные подушки. Недалеко от него, у стены, спал
Элдар. Элдар лежал на спине, раскинув широко свои сильные, молодые члены, так что высо- кая грудь его с черными хозырями на белой черкеске была выше откинувшейся свежебри- той, синей головы, свалившейся с подушки. Оттопыренная, как у детей, с чуть покрывавшим ее пушком верхняя губа его точно прихлебывала, сжимаясь и распускаясь. Он спал так же,
как и Хаджи-Мурат: одетый, с пистолетом за поясом и кинжалом. В камине сакли догорали сучья, и в печурке чуть светился ночник.
В середине ночи скрипнула дверь в кунацкой, и Хаджи-Мурат тотчас же поднялся и взялся за пистолет. В комнату, мягко ступая по земляному полу, вошел Садо.
– Что надо? – спросил Хаджи-Мурат бодро, как будто никогда не спал.
– Думать надо, – сказал Садо, усаживаясь на корточки перед Хаджи-Муратом. – Жен- щина с крыши видела, как ты ехал, – сказал он, – и рассказала мужу, а теперь весь аул знает.
Сейчас прибегала к жене соседка, сказывала, что старики собрались у мечети и хотят оста- новить тебя.
– Ехать надо, – сказал Хаджи-Мурат.
– Кони готовы, – сказал Садо и быстро вышел из сакли.
– Элдар, – прошептал Хаджи-Мурат, и Элдар, услыхав свое имя и, главное, голос своего мюршида, вскочил на сильные ноги, оправляя папаху. Хаджи-Мурат надел оружие на бурку.
Элдар сделал то же. И оба молча вышли из сакли под навес. Черноглазый мальчик подвел лошадей. На стук копыт по убитой дороге улицы чья-то голова высунулась из двери соседней сакли, и, стуча деревянными башмаками, пробежал какой-то человек в гору к мечети.
Месяца не было, но звезды ярко светили в черном небе, и в темноте видны были очер- тания крыш саклей и больше других здание мечети с минаретом в верхней части аула. От мечети доносился гул голосов.
Хаджи-Мурат, быстро прихватив ружье, вложил ногу в узкое стремя и, беззвучно, неза- метно перекинув тело, неслышно сел на высокую подушку седла.
– Бог да воздаст вам! – сказал он, обращаясь к хозяину, отыскивая привычным дви- жением правой ноги другое стремя, и чуть-чуть тронул мальчика, державшего лошадь, пле- тью, в знак того, чтобы он посторонился. Мальчик посторонился, и лошадь, как будто сама зная, что ей надо делать, бодрым шагом тронулась из проулка на главную дорогу. Элдар ехал сзади; Садо, в шубе, быстро размахивая руками, почти бежал за ними, перебегая то на одну,
то на другую сторону узкой улицы. У выезда, через дорогу, показалась движущаяся тень,
потом – другая.
– Стой! Кто едет? Остановись! – крикнул голос, и несколько людей загородили дорогу.
Вместо того, чтобы остановиться, Хаджи-Мурат выхватил пистолет из-за пояса и, при- бавляя хода, направил лошадь прямо на заграждавших дорогу людей. Стоявшие на дороге люди разошлись, и Хаджи-Мурат, не оглядываясь, большой иноходью пустился вниз по дороге. Элдар большой рысью ехал за ним. Позади их щелкнули два выстрела, просвистели две пули, не задевшие ни его, ни Элдара. Хаджи-Мурат продолжал ехать тем же ходом. Отъ- ехав шагов триста, он остановил слегка запыхавшуюся лошадь и стал прислушиваться. Впе- реди, внизу, шумела быстрая вода. Сзади слышны были перекликающиеся петухи в ауле.
Из-за этих звуков послышался приближающийся лошадиный топот и говор позади Хаджи-
Мурата. Хаджи-Мурат тронул лошадь и поехал тем же ровным проездом.

Л. Н. Толстой. «Хаджи-Мурат»
17
Ехавшие сзади скакали и скоро догнали Хаджи-Мурата. Их было человек двадцать верховых. Это были жители аула, решившие задержать Хаджи-Мурата или по крайней мере,
для очистки себя перед Шамилем, сделать вид, что они хотят задержать его. Когда они при- близились настолько, что стали видны в темноте, Хаджи-Мурат остановился, бросив пово- дья, и, привычным движением левой руки отстегнув чехол винтовки, правой рукой вынул ее. Элдар сделал то же.
– Чего надо? – крикнул Хаджи-Мурат. – Взять хотите? Ну, бери! – И он поднял вин- товку. Жители аула остановились.
Хаджи-Мурат, держа винтовку в руке, стал спускаться в лощину. Конные, не прибли- жаясь, ехали за ним. Когда Хаджи-Мурат переехал на другую сторону лощины, ехавшие за ним верховые закричали ему, чтобы он выслушал то, что они хотят сказать. В ответ на это
Хаджи-Мурат выстрелил из винтовки и пустил свою лошадь вскачь. Когда он остановил ее,
погони за ним уже не слышно было; не слышно было и петухов, а только яснее слышалось в лесу журчание воды и изредка плач филина. Черная стена леса была совсем близко. Это был тот самый лес, в котором дожидались его его мюриды. Подъехав к лесу, Хаджи-Мурат оста- новился и, забрав много воздуху в легкие, засвистал и потом затих, прислушиваясь. Через минуту такой же свист послышался из леса. Хаджи-Мурат свернул с дороги и поехал в лес.
Проехав шагов сто, Хаджи-Мурат увидал сквозь стволы деревьев костер, тени людей, сидев- ших у огня, и до половины освещенную огнем стреноженную лошадь в седле.
Один из сидевших у костра людей быстро встал и подошел к Хаджи-Мурату, взявшись за повод и за стремя. Это был аварец Ханефи, названый брат Хаджи-Мурата, заведующий его хозяйством.
– Огонь потушить, – сказал Хаджи-Мурат, слезая с лошади. Люди стали раскидывать костер и топтать горевшие сучья.
– Был здесь Бата? – спросил Хаджи-Мурат, подходя к расстеленной бурке.
– Был, давно ушли с Хан-Магомой.
– По какой дороге пошли?
– По этой, – отвечал Ханефи, указывая на противоположную сторону той, по которой приехал Хаджи-Мурат.
– Ладно, – сказал Хаджи-Мурат и, сняв винтовку, стал заряжать ее. – Поберечься надо,
гнались за мной, – сказал он, обращаясь к человеку, тушившему огонь.
Это был чеченец Гамзало. Гамзало подошел к бурке, взял лежавшую на ней в чехле винтовку и молча пошел на край поляны, к тому месту, из которого подъехал Хаджи-Мурат.
Элдар, слезши с лошади, взял лошадь Хаджи-Мурата и, высоко подтянув обеим головы,
привязал их к деревьям, потом, так же как Гамзало, с винтовкой за плечами стал на другой край поляны. Костер был потушен, и лес не казался уже таким черным, как прежде, и на небе хотя и слабо, но светились звезды.
Поглядев на звезды, на Стожары, поднявшиеся уже на половину неба, Хаджи-Мурат рассчитал, что было далеко за полночь и что давно уже была пора ночной молитвы. Он спро- сил у Ханефи кумган, всегда возимый с собой в сумах, и, надев бурку, пошел к воде.
Разувшись и совершив омовение, Хаджи-Мурат стал босыми ногами на бурку, потом сел на икры и, сначала заткнув пальцами уши и закрыв глаза, произнес, обращаясь на восток,
обычные молитвы.
Окончив молитву, он вернулся на свое место, где были переметные сумы, и, сев на бурку, облокотил руки на колена и, опустив голову, задумался.
Хаджи-Мурат всегда верил в свое счастие. Затевая что-нибудь, он был вперед твердо уверен в удаче – и все удавалось ему. Так это было, за редкими исключениями, во все про- должение его бурной военной жизни. Так он надеялся, что будет и теперь. Он представлял себе, как он с войском, которое даст ему Воронцов, пойдет на Шамиля, и захватит его в плен,

Л. Н. Толстой. «Хаджи-Мурат»
18
и отомстит ему, и как русский царь наградит его, и он опять будет управлять не только Ава- рией, но и всей Чечней, которая покорится ему. С этими мыслями он не заметил, как заснул.
Он видел во сне, как он с своими молодцами, с песнью и криком «Хаджи-Мурат идет»
летит на Шамиля, и захватывает его с его женами, и слышит, как плачут и рыдают его жены.
Он проснулся. Песня «Ля илляха», и крики: «Хаджи-Мурат идет», и плач жен Шамиля –
это были вой, плач и хохот шакалов, который разбудил его. Хаджи-Мурат поднял голову,
взглянул на светлевшееся уже сквозь стволы дерев небо на востоке и спросил у сидевшего поодаль от него мюрида о Хан-Магоме. Узнав, что Хан-Магома еще не возвращался, Хаджи-
Мурат опустил голову и тотчас же опять задремал.
Разбудил его веселый голос Хан-Магомы, возвращавшегося с Батою из своего посоль- ства. Хан-Магома тотчас же подсел к Хаджи-Мурату и стал рассказывать, как солдаты встре- тили их и проводили к самому князю, как он говорил с самим князем, как князь радовался и обещал утром встретить их там, где русские будут рубить лес, за Мичиком, на Шалинской поляне. Бата перебивал речь своего сотоварища, вставляя свои подробности.
Хаджи-Мурат расспросил подробно о том, какими именно словами отвечал Воронцов на предложение Хаджи-Мурата выйти к русским. И Хан-Магома, и Бата в один голос гово- рили, что князь обещал принять Хаджи-Мурата как гостя и сделать так, чтобы ему хорошо было. Хаджи-Мурат расспросил еще про дорогу, и, когда Хан-Магома заверил его, что он хорошо знает дорогу и прямо приведет туда, Хаджи-Мурат достал деньги и отдал Бате обе- щанные три рубля; своим же велел достать из переметных сум свое с золотой насечкой оружие и папаху с чалмою, самим же мюридам почиститься, чтобы приехать к русским в хорошем виде. Пока чистили оружие, седла, сбрую и коней, звезды померкли, стало совсем светло, и потянул предрассветный ветерок.

Л. Н. Толстой. «Хаджи-Мурат»
19
V
Рано утром, еще в темноте, две роты с топорами, под командой Полторацкого, вышли за десять верст за Чахгиринские ворота и, рассыпав цепь стрелков, как только стало светать,
принялись за рубку леса. К восьми часам туман, сливавшийся с душистым дымом шипящих и трещащих на кострах сырых сучьев, начал подниматься кверху, и рубившие лес, прежде за пять шагов не видавшие, а только слышавшие друг друга, стали видеть и костры, и зава- ленную деревьями дорогу, шедшую через лес; солнце то показывалось светлым пятном в тумане, то опять скрывалось. На полянке, поодаль от дороги, сидели на барабанах: Полто- рацкий с своим субалтерн-офицером Тихоновым, два офицера 3-й роты и бывший кавалер- гард, разжалованный за дуэль, товарищ Полторацкого по Пажескому корпусу, барон Фрезе.
Вокруг барабанов валялись бумажки от закусок, окурки и пустые бутылки. Офицеры выпили водки, закусили и пили портер. Барабанщик откупоривал восьмую бутылку. Полторацкий,
несмотря на то, что не выспался, был в том особенном настроении подъема душевных сил и доброго, беззаботного веселья, в котором он чувствовал себя всегда среди своих солдат и товарищей там, где могла быть опасность.
Между офицерами шел оживленный разговор о последней новости, смерти генерала
Слепцова. В этой смерти никто не видел того важнейшего в этой жизни момента – окончания ее и возвращения к тому источнику, из которого она вышла, а виделось только молодечество лихого офицера, бросившегося с шашкой на горцев и отчаянно рубившего их.
Хотя все, в особенности побывавшие в делах офицеры, знали и могли знать, что на войне тогда на Кавказе, да и никогда нигде не бывает той рубки врукопашную шашками,
которая всегда предполагается и описывается (а если и бывает такая рукопашная шашками и штыками, то рубят и колют всегда только бегущих), эта фикция рукопашной признавалась офицерами и придавала им ту спокойную гордость и веселость, с которой они, одни в моло- децких, другие, напротив, в самых скромных позах, сидели на барабанах, курили, пили и шутили, не заботясь о смерти, которая, так же как и Слепцова, могла всякую минуту постиг- нуть каждого из них. И действительно, как бы в подтверждение их ожидания в середине их разговора влево от дороги послышался бодрящий, красивый звук винтовочного, резко щелкнувшего выстрела, и пулька, весело посвистывая, пролетела где-то в туманном воздухе и щелкнулась в дерево. Несколько грузно-громких выстрелов солдатских ружей ответили на неприятельский выстрел.
– Эге! – крикнул веселым голосом Полторацкий, – ведь это в цепи! Ну, брат Костя, –
обратился он к Фрезе, – твое счастие. Иди к роте. Мы сейчас такое устроим сражение, что прелесть! И представление сделаем.
Разжалованный барон вскочил на ноги и быстрым шагом пошел в область дыма, где была его рота. Полторацкому подали его маленького каракового кабардинца, он сел на него и, выстроив роту, повел ее к цепи по направлению выстрелов. Цепь стояла на опушке леса перед спускающейся голой балкой. Ветер тянул на лес, и не только спуск балки, но и та сторона ее были ясно видны.
Когда Полторацкий подъехал к цепи, солнце выглянуло из-за тумана, и на противопо- ложной стороне балки, у другого начинавшегося там мелкого леса, сажен за сто, виднелось несколько всадников. Чеченцы эти были те, которые преследовали Хаджи-Мурата и хотели видеть его приезд к русским. Один из них выстрелил по цепи. Несколько солдат из цепи отве- тили ему. Чеченцы отъехали назад, и стрельба прекратилась. Но когда Полторацкий подо- шел с ротой, он велел стрелять, и только что была передана команда, по всей линии цепи послышался непрерывный веселый, бодрящий треск ружей, сопровождаемый красиво рас- ходившимися дымками. Солдаты, радуясь развлечению, торопились заряжать и выпускали

Л. Н. Толстой. «Хаджи-Мурат»
20
заряд за зарядом. Чеченцы, очевидно, почувствовали задор и, выскакивая вперед, один за другим выпустили несколько выстрелов по солдатам. Один из их выстрелов ранил солдата.
Солдат этот был тот самый Авдеев, который был в секрете. Когда товарищи подошли к нему,
он лежал кверху спиной, держа обеими руками рану в животе, и равномерно покачивался.
– Только стал ружье заряжать, слышу – чикнуло, – говорил солдат, бывший с ним в паре. – Смотрю, а он ружье выпустил.
Авдеев был из роты Полторацкого. Увидев собравшуюся кучку солдат, Полторацкий подъехал к ним.
– Что, брат, попало? – сказал он. – Куда?
Авдеев не отвечал.
– Только стал заряжать, ваше благородие, – заговорил солдат, бывший в паре с Авдее- вым, – слышу – чикнуло, смотрю – он ружье выпустил.
– Те-те, – пощелкал языком Полторацкий. – Что же, больно, Авдеев?
– Не больно, а идти не дает. Винца бы, ваше благородие.
Водка, то есть спирт, который пили солдаты на Кавказе, нашелся, и Панов, строго нахмурившись, поднес Авдееву крышку спирта. Авдеев начал пить, но тотчас же отстранил крышку рукой.
– Не примает душа, – сказал он. – Пей сам.
Панов допил спирт. Авдеев опять попытался подняться и опять сел. Расстелили шинель и положили на нее Авдеева.
– Ваше благородие, полковник едет, – сказал фельдфебель Полторацкому.
– Ну ладно, распорядись ты, – сказал Полторацкий и, взмахнув плетью, поехал боль- шой рысью навстречу Воронцову.
Воронцов ехал на своем английском, кровном рыжем жеребце, сопутствуемый адъ- ютантом полка, казаком и чеченцем-переводчиком.
– Что это у вас? – спросил он Полторацкого.
– Да вот выехала партия, напала на цепь, – отвечал ему Полторацкий.
– Ну-ну, и всё вы затеяли.
– Да не я, князь, – улыбаясь, сказал Полторацкий, – сами лезли.
– Я слышал, солдата ранили?
– Да, очень жаль. Солдат хороший.
– Тяжело?
– Кажется, тяжело – в живот.
– А я, вы знаете, куда еду? – спросил Воронцов.
– Не знаю.
– Неужели не догадываетесь?
– Нет.
– Хаджи-Мурат вышел и сейчас встретит нас.
– Не может быть!
– Вчера лазутчик от него был, – сказал Воронцов, с трудом сдерживая улыбку радо- сти. – Сейчас должен ждать меня на Шалинской поляне; так вы рассыпьте стрелков до поляны и потом приезжайте ко мне.
– Слушаю, – сказал Полторацкий, приложив руку к папахе, и поехал к своей роте. Сам он свел цепь на правую сторону, с левой же стороны велел это сделать фельдфебелю. Ране- ного между тем четыре солдата унесли в крепость.
Полторацкий уже возвращался к Воронцову, когда увидал сзади себя догоняющих его верховых. Полторацкий остановился и подождал их.
Впереди всех ехал на белогривом коне, в белой черкеске, в чалме на папахе и в отде- ланном золотом оружии человек внушительного вида. Человек этот был Хаджи-Мурат. Он

Л. Н. Толстой. «Хаджи-Мурат»
21
подъехал к Полторацкому и сказал ему что-то по-татарски. Полторацкий, подняв брови, раз- вел руками в знак того, что не понимает, и улыбнулся. Хаджи-Мурат ответил улыбкой на улыбку, и улыбка эта поразила Полторацкого своим детским добродушием. Полторацкий никак не ожидал видеть таким этого страшного горца. Он ожидал мрачного, сухого, чуждого человека, а перед ним был самый простой человек, улыбавшийся такой доброй улыбкой,
что он казался не чужим, а давно знакомым приятелем. Только одно было в нем особенное:
это были его широко расставленные глаза, которые внимательно, проницательно и спокойно смотрели в глаза другим людям.
Свита Хаджи-Мурата состояла из четырех человек. Был в этой свите тот Хан-Магома,
который нынче ночью ходил к Воронцову. Это был румяный, с черными, без век, яркими гла- зами, круглолицый человек, сияющий жизнерадостным выражением. Был еще коренастый волосатый человек с сросшимися бровями. Этот был тавлинец Ханефи, заведующий всем имуществом Хаджи-Мурата. Он вел с собой заводную лошадь с туго наполненными пере- метными сумами. Особенно же выделялись из свиты два человека: один – молодой, тонкий,
как женщина, в поясе и широкий в плечах, с чуть пробивающейся русой бородкой, красавец с бараньими глазами, – это был Элдар, и другой, кривой на один глаз, без бровей и без рес- ниц, с рыжей подстриженной бородой и шрамом через нос и лицо, – чеченец Гамзало.
Полторацкий указал Хаджи-Мурату на показавшегося по дороге Воронцова. Хаджи-
Мурат направился к нему и, подъехав вплоть, приложил правую руку к груди и сказал что- то по-татарски и остановился. Чеченец-переводчик перевел:
– Отдаюсь, говорит, на волю русского царя, хочу, говорит, послужить ему. Давно хотел,
говорит, Шамиль не пускал.
Выслушав переводчика, Воронцов протянул руку в замшевой перчатке Хаджи-Мурату.
Хаджи-Мурат взглянул на эту руку, секунду помедлил, но потом крепко сжал ее и еще сказал что-то, глядя то на переводчика, то на Воронцова.
– Он, говорит, ни к кому не хотел выходить, а только к тебе, потому ты сын сардаря.
Тебя уважал крепко.
Воронцов кивнул головой в знак того, что благодарит. Хаджи-Мурат еще сказал что- то, указывая на свою свиту.
– Он говорит, что люди эти, его мюриды, будут так же, как и он, служить русским.
Воронцов оглянулся на них, кивнул и им головой.
Веселый, черноглазый, без век, Хан-Магома, также кивая головой, что-то, должно быть, смешное проговорил Воронцову, потому что волосатый аварец оскалил улыбкой ярко- белые зубы. Рыжий же Гамзало только блеснул на мгновение одним своим красным глазом на Воронцова и опять уставился на уши своей лошади.
Когда Воронцов и Хаджи-Мурат, сопутствуемые свитой, проезжали назад к крепости,
солдаты, снятые с цепи и собравшиеся кучкой, делали свои замечания:
– Сколько душ загубил, проклятый, теперь, поди, как его ублаготворять будут, – сказал один.
– А то как же. Первый камандер у Шмеля был. Теперь, небось…
– А молодчина, что говорить, джигит.
– А рыжий-то, рыжий, – как зверь, косится.
– Ух, собака, должно быть.
Все особенно заметили рыжего.
Там, где шла рубка, солдаты, бывшие ближе к дороге, выбегали смотреть. Офицер крикнул на них, но Воронцов остановил его.
– Пускай посмотрят своего старого знакомого. Ты знаешь, кто это? – спросил Воронцов у ближе стоявшего солдата, медленно выговаривая слова с своим аглицким акцентом.
– Никак нет, ваше сиятельство.

Л. Н. Толстой. «Хаджи-Мурат»
22
– Хаджи-Мурат, – слыхал?
– Как не слыхать, ваше сиятельство, били его много раз.
– Ну, да и от него доставалось.
– Так точно, ваше сиятельство, – отвечал солдат, довольный тем, что удалось погово- рить с начальником.
Хаджи-Мурат понимал, что говорят про него, и веселая улыбка светилась в его глазах.
Воронцов в самом веселом расположении духа вернулся в крепость.

Л. Н. Толстой. «Хаджи-Мурат»
23
1   2   3

перейти в каталог файлов


связь с админом