Главная страница
qrcode

Мандеи История, литература, религия Сост. Н. К. Герасимова.


НазваниеМандеи История, литература, религия Сост. Н. К. Герасимова.
АнкорMandei istoria kultura religia (1).pdf
Дата03.02.2017
Формат файлаpdf
Имя файлаMandei_istoria_kultura_religia_1.pdf
оригинальный pdf просмотр
ТипПрограмма
#33185
страница1 из 34
Каталогclub23209350

С этим файлом связано 5 файл(ов). Среди них: Kratkaya_istoria_vremeni_Stiven_Khoking.fb2, S_G_Klyashtorny_-_Istoria_Tsentralnoy_Azii_i_pa.pdf, Kurt_Zeligmann_-_Istoria_magii_i_okkultizma.fb2, Mandei_istoria_kultura_religia_1.pdf, Trofimova_M_K_Pistis_Sofia_41_62_Iz_istorii.pdf, Kliri_Mudrost_dzen_Sto_istoriy_probuzhdeniya.doc.
Показать все связанные файлы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   34

M23 Федеральная целевая программа Культура России подпрограмма Поддержка полиграфии и книгоиздания России) Под научной редакцией АС. Четверухина М 2 3 Мандеи: История, литература, религия / Сост. Н . К. Герасимова. —
СПб.: Летний сад Журнал "Нева 2 0 0 2 . — 3 9 8 с. Издание содержит сведения по истории, литературе и религиозному мировоззрению мандеев — небольшого исчезающего народа, религия которого представляет собой особое ответвление гностицизма. В книгу включены наиболее значимые работы в области мандеизма, не потерявшие своего научного значения посей день. Состав сборника позволяет всесторонне обозреть проблему становления и развития ман-
деев и может служить справочником как для специалистов, таки для широкого круга заинтересованных читателей.
ISBN 5 - 8 9 7 4 0 - 0 7 6 - 8 (Летний сад)
ISBN 5-87516-236-8 (Журнал Нева)
ISBN 5-89740-076-8
© ИТ'Д Летний сад, 2002
© Журнал Нева, 2002 Издание, предлагаемое читателю, представляет собой уникальный сборник работ по истории, литературе и религии мандеев, последних, по-видимому, представителей так называемого гностического религиозного движения, которое впервые три века по Рождеству Христову успешно соперничало стем религиозным направлением, которое сперва Миланским эдиктом, а затем на Никейском соборе конституировалось как Христово. Многие корни у этих движений были общими. Гностицизм никогда не выступал как некоторое целое и был расколот наряд соперничающих между собой течений. В настоящий сборник вошло исследование очень известного специалиста по истории мандеев, а именно Р. Мацуха. Оно таки называется История мандеев (от истоков) до времен установления ислама. Надо быть поистине изощренным мастером своего дела, чтобы собрать по крохам, сопоставить и сделать убедительные выводы из такого чрезвычайно пестрого и противоречивого материала. Затем помещен очень важный фрагмент из работы виднейшего исследователя по гностицизму К. Рудольфа, в которой пове-
ствуется о мандейской литературе в целом, перечисляются как оригинальные источники, таки научная литература, посвященная их интерпретации. Третьим исследованием, входящим в сборник, является монография Е. С. Дровер под названием Сокрытый Адам. В нем излагаются и анализируются основы мандейской религии. К сборнику приложена статья АС. Четверухина — востоковеда широкого профиля, который вместе с филологом Н. Н.Ка-
менской осуществил перевод публикуемых научных произведений. Несмотря на серьезность рассматриваемых проблем, настоящий

4
Мандеи: история, литература, религия Предисловие 11 специалиста, а просто на человека с определенными интересами. Сборник может также пригодиться и историкам религии и культуры народов Ближнего Востока. А монография Е. С. Дровер представит интерес и для этнографов, поскольку содержит сведения по быту и нравам современных мандеев. Подобных сборников еще не было в отечественной переводной публикации западной научной литературы. Да и сама тема практически выпала из поля зрения российских исследователей. ПОСЛЕДНИЕ ПРИВЕРЖЕНЦЫ РЕЛИГИИ ПОЗНАНИЯ Именно так в целом можно назвать мандеев, до недавнего прошлого проживавших в Ираке в районе слияния рек Тигр и Евфрат ив иранском Хузистане по берегам реки Карун, а также в прилегающих областях по обе стороны границы между этими странами вплоть до Персидского залива. Строгой статистики населения в этих районах никогда не велось, да она была едва ли возможна уже хотя бы вследствие недавней открытости границ, особенно здесь, в этой плоской и болотистой местности, и с учетом постоянного перемещения населения, родственного по крови, языку и религии. Где-то в семидесятых годах двадцатого столетия эта конфессиональная группа по разным, весьма приблизительным оценкам могла составлять до нескольких тысяч человек. Положение сильно изменилось за последние десятилетия двадцатого века. Сначала произошла революция в Иране, ужесточившая режим, в том числе в религиозном смысле. Вскоре вспыхнула война между Ираком и Ираном за обладание нефтяными полями, на которых как рази проживали мандеи, продлившаяся целых десять лет. Не успела закончиться эта война, как разгорелся новый вооруженный конфликт, на сей раз между Ираком и Кувейтом, и тоже вблизи от мест проживания мандеев. Послевоенная разруха и международная блокада нанесли завершающий удар. То, что не было стерто с лица земли входе военных сухопутных операций и артиллерийских обстрелов в промежуток между 1 9 8 0 и 1990 годами, в Ираке было уничтожено уже авиацией западных стран. Район

6
Мандеи: история, литература, религия
Шатг-эль-Араба подвергся такому погрому, который трудно сравнить с последствиями миротворческой операции в Югославии или результатами наведения конституционного порядка в Чечне. Как всегда бывает, главной жертвой политиков и военных конфликтующих сторон стало местное население, в данном случае мирное без кавычек, ибо мандеи — не мусульмане и относятся равно безразлично как к Ирану сего исламом шиитского толка, таки к Ираку сего исламом как суннитского, таки шиитского толка, в политической жизни обеих стран участия не принимают, в экономической жизни играют незначительную роль, независимости или хотя бы автономии не требуют, низа какие особые права или привилегии не борются. Учитывая все вышесказанное, можно с высокой долей вероятности предположить, что в настоящее время месопотамские болота в основном покинуты прежними обитателями, которые разбежались кто куда, естественно, если остались живы. Но сумели бежать или погибли, по-видимому, не все. Поэтому можно предположить, что на своем прежнем месте по обеим сторонам ирано-иракской границы уцелело несколько сотен человек, исповедующих религию, малопонятную для непосвященных. Остальные из выживших, из тех, кто побогаче, удачливее или кто обладает какой-либо ходовой специальностью, осели, вероятно, в близлежащих более или менее крупных городах или даже в СТОЛИЦЕ обоих государств. Но исследователей мандейской религии гораздо больше интересует чистая наука, чем судьба этого удивительного народа. Нам, по крайней мере, неизвестно, чтобы кто-нибудь публично обеспокоился его судьбой, что вполне характерно для цивилизованного мира, где мертвых любят гораздо больше, чем живых. В те времена, когда была жива и плодотворно трудилась истинная подвижница на ниве изучения мандеев, их образа жизни, обрядов и верований, собирательница и ценительница, тонкий филологи широкий знаток истории, религий и культуры народов Передней Азии и Ближнего Востока Е . С . Дровер, исследовать мандейскую религию и самих мандеев на месте было несравнимо проще. Ирак долгое время находился под британским мандатом, а затем стал не-
Предисловие
11 зависимым, но продолжал оставаться доступным для западных туристов и ученых. Попасть в Иран при шахском режиме тоже было вполне возможно. Поэтому нет ничего удивительного в том, что, обладая огромными способностями и трудолюбием и гармонично сочетая в себе интересы как кабинетного ученого, таки полевого исследователя с жилкой этнографа, Е. С. Дровер, происходя из весьма состоятельной семьи и блестяще говорившая не только на живых арабских диалектах, но и на местных смешанных арабско-арамей- ских наречиях, сумела вызвать к себе симпатию и большое доверие со стороны местного мандейского населения и даже очаровать некоторых из них настолько, что они, едва лине даром, отдали ей часть своих бесценных сокровищ, предметов культурного наследия — священные свитки и книги общим числом в несколько десятков экземпляров. Именно благодаря этой самоотверженной и неугомонной труженице западная наука теперь располагает такими духовными сокровищами исчезающего народа, о которых ей едва ли приходилось мечтать еще вначале двадцатого столетия. Она прославилась своими исследованиями, успев издать ряд монографий и статей. Но самое главное в ее научной деятельности — это сбор и публикация источников и работа с местным населением. Стем, что она пишет в Сокрытом Адаме, одном из самых популярных (в лучшем смысле слова) ее сочинений, можно соглашаться, не соглашаться, спорить и т. дно бесспорно одно материал, который она препарирует и анализирует, обращаясь к оригинальным сочинениям, во многом является ее собственной заслугой, результатом ее собственных поисков, ее собственноручных записей со слов вполне реально живших людей, простых верующих и священнослужителей. Другие два автора — К . Рудольф и Р . Мацух — прекрасно известны специалистам как высококвалифицированные труженики науки. Это отличные знатоки своего дела, написавшие и издавшие десятки книги сотни статей и заметок. Такое богатство, естественно, не могло быть сколько-нибудь адекватно отражено в разделе, повествующем о литературе мандеев, ее изучении, тем более в библиографии, отражающей развитие науки на сравнительно непродолжи-

9
Мандеи: история, литература, религия тельном ее этапе. К . Рудольф — очень широкий и глубокий знаток в области гностицизма, автор неоднократно переиздаваемых исследований, замечательный теоретики тонкий исследователь. Надеемся, что одно из его исследований будет со временем переведено на русский язык. Публикуемое здесь исследование Р . Мацуха по материалам
«Харан Гаваита» как бы развивает тему мандейской истории, затронутую Е. С. Дровер в Сокрытом Адаме, и, надо сказать, делает он это мастерски. Со многими положениями данного автора хочется солидаризироваться. Проявив себя как изощренный филологи тонкий знаток истории стран ближневосточного региона, автор добился таких результатов, с которыми трудно спорить. Читателю теперь, пожалуй, стало ясно, почему речь идет о последних представителях мандейской религии, о последних ее приверженцах. Но почему мандеизм следует именовать все-таки религией, ипритом религией Познания, остается не совсем понятным. Априори мандейские верования можно обобщить под термином религия. Вот это, пожалуй, понятно, ибо религия — это то, что воссоединяет, повторно или вторично связывает людей друг с другом, сплачивая в группу единомышленников », ноне в каких-то мирских делах, а в делах духовных, сущностных и мировоззренческих, одновременно связывая, то есть ограничивая их в мо- рально-этическом отношении как по отношению друг к другу, таки по отношению ко всем инаковерцам или иноверцам. Развитые религии обладают, помимо определенной системы догматов, такой атрибутикой, как Священное Писание и рядом вспомогательных книг, которые его комментируют и дополняют в томили ином отношении. Таким Священным Писанием мандеев была Великая Сокровищница или попросту Гинза, да и вспомогательной литературы, будь тона свитках, либо в виде книг, было предостаточно. Обо всем этом читатель может узнать подробно, прочтя публикуемый сборник. Вторым непременным атрибутом является наличие духовного сословия. И оно до сих пор продолжает существовать у мандеев. Третьим атрибутом являются культовые сооружения, где собираются члены религиозной общины для проведения богослужения, церковных празд-
Предисловие
11
неств и совершения отдельных обрядов. Все это тоже имеет место у мандеев. Помимо всего вышеуказанного, ритуалов и обрядности, у мандеев существуют свои неписаные законы и обычаи, по которым живет этот народ уже более двух тысяч лет. Термин народ тоже вполне применим к мандеям даже по марксистским меркам, ибо проживали они более или менее компактно, и по языку, религии, образу мышления и поведенческим нормам они довольно едины и отличаются от окружающего населения, хотя отличия эти стараются не выпячивать. Жизненную позицию мандеев можно охарактеризовать как позицию внутренней самодостаточности, невмешательства, самоустранения, неназойливости и нестяжатель- ства. К образованию собственного государства они, по-видимому, не стремились никогда. В научной литературе мандейское религиозное направление, или движение, или совокупность мандейских общин, просто «мандейсгво», очень часто именуется как религиозная секта, одним из центральных обрядов которой, если не самым главным, является обряд крещения в любой проточной воде, называемой самими мандеями Иорданом вне зависимости оттого, как реально называется таили иная речка, ручей или источник, то есть по именитой самой реки Иордан, с берегов которой где-то на рубеже первого и второго веков н. э. (или раньше) они были вынуждены уйти под давлением, с одной стороны, ортодоксального иудейства, ас другой — под напором все усиливающегося христианства. Еще раньше их, по-видимому, изгнали из Иерусалима, и дело, кажется, не обошлось без резни. Так или иначе, но именно благодаря такой бросающейся в глаза роли обряда крещения, совершаемого буквально при любой возможности и по разным поводам в течение всей жизни каждого верующего, вплоть до смертного часа, мандеи именуются еще и как секта крестителей». У недостаточно просвещенного читателя сразу может возникнуть ассоциация с баптизмом и баптистами, которые тоже нечто иное, как «крестители». К тому же их тоже величают сектой. Секта в исконном переносном смысле слова означает учение, направление, школа, но уже у раннехристианских авторов это слово приобрело уничижительный смысли стало обозначать ере

10
Мандеи: история, литература, религия
тическое направление. К тому же генетически и по семантике это слово связано с глаголом «секаре», то есть отсекать. Правомерно ли такое обозначение в отношении баптистского и мандейского религиозных течений Сразу и однозначно на такой вопрос ответить нельзя. Но сначала разберемся со смыслом терминов баптисты и «крестители» (имея ввиду мандеев). Баптизма первоначально — анабаптизм, что означает перекрещение, возник входе Реформации и Крестьянской войны в Германии около 1525 года. В X V I I веке в Англии это движение легализировалось уже под названием Баптизм. Это религиозное движение возникло как протестное, направленное на отколот Рим- ско-Католической Церкви. Если термином секта обозначать то, что проявило инициативу на раскол какого-нибудь религиозного движения либо на откол или увод от него части верующих, тов этом смысле термин секта к баптистам применим вполне в плане истории Христианской Церкви. Думается, однако, что после легализации такого движения, обретения им внушительного числа сторонников и, главное, проверки временем говорить о баптизме как о секте уже не приходится. В этом смысле его лучше называть религиозным течением в рамках христианства. Не так просто дело обстоит в этом смысле и с мандеями, ибо история их уходит во тьму веков. Но ив данном случае наиболее вероятно, что это религиозное движение тоже возникло как протестное в рамках ортодоксального иудаизма. Исходя из намеков древнейших мандейских текстов, думать так есть все основания. Некоторые исследователи полагают, что это протестное движение возникло едва лине во втором веке до Рождества Христова, другие же считают, что в первом. Единственно, что мандеев объединяет с баптистами, так это, во-первых, наличие обряда крещения, а во-вторых, признание личности Иоанна Крестителя. И больше практически ничего. Если баптисты опираются на Священное Писание, общее для всех христиан, то у мандеев оно свое собственное ни Ветхого, ни Нового заветов мандеи не признают. Если в слово секта вкладывать негативный смысл, применяя их ко вполне устоявшимся и мирным религиозным течениям, то необ-
Предисловие
11
ходимо помнить, что в Писании сказано Не судите, да не судимы будете и Каким судом судите, таки судимы будете. Если стараться избегать эмоций такого рода, то термин религиозное движение будет в обоих случаях вполне применим. К тому же следует помнить, что и само христианство изначально возникло именно как протестная секта в рамках иудейской религии, и пребывало таковой по крайней мере, до Никейского собора. И все-таки если баптисты отсечены от Римско-Католической Церкви, то от кого же отсечены мандеи, помимо иудеев и христиан Ведь никаких близких родственников по вере у них давно не осталось. Полагают, однако, что мандеизм — это гностическая секта. Но ведь даже раннее христианство трудно назвать единым движением, настолько сильны были внутренние противоречия догматического плана. Понадобился ряд Вселенских соборов и признание со стороны официальной власти, чтобы наконец размежеваться и объединиться, сформировать четкую внутреннюю структуру, установить иерархию и канонизировать Новый завет, отбросив целый ряд ранних сочинений в разряд апокрифов, остальным же придать характер вспомогательной литературы, ноне более того. Так что уж тут говорить прогностическое религиозное движение, которое сразу же после своего возникновения (момент которого установить трудно, несмотря на старания раннехристианских и позднеантичных писателей) пребывало в виде отдельных школ, учений и направлений, то сближающихся, но чаще расходящихся. В этот период мандеизм, равно как и другие гностические направления, был именно сектой, направленной в первую очередь против ортодоксального иудаизма. Все эти гностические школы и направления, похоже, вовсе не стремились к объединению, как это имело место в раннехристианском религиозном движении, разве что одна секта стремилась подмять под себя другую. Исходя из вышесказанного, на раннем этапе развития мандейского движения его все же можно было бы назвать сектантским движением, независимо оттого, вкладывать ли в этот термин исконный или вторичный смысл. Но положение начинает меняться по мере того, как сходят с исто-

13
Мандеи: история, литература, религия
рическои арены прочие направления гностицизма, асами мандеи под напором сначала иудеев, затем христиан покидают восточный берег Иордана и удаляются в сторону Мидии и Парфии. Задержавшись на какое-то время в горах Северной Месопотамии, они продвигаются на юг, пока не оказываются на своем нынешнем месте, то есть в болотах Южного Двуречья, в пределах исторической Южной Вавилонии. Их передвижение закончилось, по-видимому, к моменту возникновения ислама либо несколько раньше. Гностицизм как религиозное направление в целом сошел на нет (если не считать мандеев), борьба велась теперь между самими христианскими направлениями, осложняясь борьбой за доступ к государственной власти, вплоть до самых высших ее эшелонов. Но пока все это происходило, в Аравии исподволь готовилась почва для возникновения нового религиозного направления, которое должно было принести серьезные испытания всем уже существующим религиозным движениям, не только мандеям. Видимо, примерно в это время несколько наиболее почитаемых мандейских священнослужителей озаботились письменной фиксацией своей священной традиции, бытовавшей до того преимущественно в устной форме, хотя не исключено, что запись начала вестись гораздо раньше, еще на исторической родине, на одном из западноара- мейских диалектов. Но точно доказать здесь пока что ничего нельзя. Так Или иначе, но когда ислам пришел в Месопотамию, манде- ям пришлось доказывать, что религия их не языческая, не многобо- жеская, почитают они не идолов, и обряды их сопровождаются чтением священных книг. И таковые уже были готовы к этому моменту. Было у них Священное Писание, ипритом свое собственное, и целый ряд вспомогательных книги свитков тоже. Это движение было зафиксировано и легализировано арабами. Тем самым оно получило право на свое дальнейшее существование при условии лояльности к исламским власть предержащим. Мандеи под именем Саби- ев были причислены к Семье Писания, в которую, помимо самих мусульман, входили иудеи и христиане. С этих пор ничто не препятствует говорить о мандействе как об особой религии, а не о секте, либо как об особом религиозном направлении в рамках Семьи Писания. Но вот почему получилось так, что название у этого движения Предисловие

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   34

перейти в каталог файлов


связь с админом