Главная страница
qrcode

Maybe Someday Может, однажды Любительский перевод


НазваниеMaybe Someday Может, однажды Любительский перевод
АнкорMaybe Someday - Colleen Hoover.docx
Дата02.02.2017
Формат файлаdocx
Имя файлаMaybe_Someday_-_Colleen_Hoover.docx
ТипДокументы
#31882
страница1 из 22
Каталогid175379474

С этим файлом связано 85 файл(ов). Среди них: Barlam_Derevyannyy-klyuch_234649_fb2.epub, Pronikaya_v_dushu.pdf, Maybe_Someday_-_Colleen_Hoover.txt, Somerset_Moem_-_Bremya_strastey_chelovecheskikh.docx, Sumka_s_knigami.fb2, Dzhoan_Rouling_-_Volshebnye_tvari_i_gde_ikh_isk.epub, Ya_moi_druzya_i_geroin.mobi, Dayuschiy.fb2 и ещё 75 файл(а).
Показать все связанные файлы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   22

Колин Гувер

Maybe Someday - "Может, однажды"

Любительский перевод

exbo4bivd2a.jpg
Перевод выполнен специально для группы В Контакте: https://vk.com/colleen_hoover_books

Любое копирование без ссылки на группу и переводчика запрещено!

Любое последующее изменение исходного файла запрещено!

Пожалуйста, уважайте чужой труд!
Переводчики:

Анастасия Шевченко 

Ирина Романова

Анастасия Макарова

 

Пролог

Сидни 

Я только что ударила девушку в лицо. Не любую девушку. Мою лучшую подругу,соседку по квартире. 
Через пять минут, думаю, я могу звать ее бывшей соседкой. 

Из ее носа побежала кровь, и в туже секунду, я почувствовала, что не должна была этого делать. Но вспомнив, какая она лживая шлюха, мне захотелось ударить ее снова. И я бы ударила, если бы между нами не встал Хантер. 

Так что, вместо нее, я ударила его. К несчастью, я ему не навредила. По крайней мере, моя рука пострадала сильнее. 

Ударять кого–то очень больно, не так, как я себе это представляла. Не то чтобы я тратила чрезмерное количество времени, представляя, как я буду себя чувствовать, ударяя людей. В это время пришло новое сообщение от Риджа. С ним я тоже хотела бы поквитаться. Я знаю, что он не имеет никакого отношения к нынешнему моему положению, но он хотя бы мог предупредить меня об этом раньше. Поэтому я хочу ударить и его тоже. 

Ридж: С тобой все хорошо? Не желаешь подняться, пока дождь не прекратится? 

Конечно, я не хочу подниматься к нему. Мой кулак итак сильно болит, и если я пойду в квартиру Риджа, он будет болеть еще сильнее к тому времени, когда я закончу с ним разбираться. 

Я повернулась и посмотрела на его балкон. Он опирается на стеклянную дверь, держа телефон в руке и наблюдая за мной. Уже стемнело, но свет со двора освещает его лицо. Его темные глаза приковали мои, и его рот сжался в мягкой, сожалеющей улыбке. Я даже забыла, почему я на него сначала злилась. Он пробегает свободной рукой по волосам, падающим на лоб, и я вижу еще большее беспокойство, отразившееся на его лице. А может, это взгляд сожаления. Так и должно быть. 
Я решила не отвечать, вместо этого я показываю ему средний палец. Он трясет головой и пожимает плечами, как бы говоря, я пытался, затем заходит обратно и запирает дверь. 

Я положила свой телефон обратно в карман, прежде чем он успеет намокнуть, и осмотрела двор, где прожила целых два месяца. Когда мы сюда переехали, горячее солнце Техаса поглощало последние следы весны, но этот двор каким–то образом все еще цеплялся за жизнь. Ярко–голубые и фиолетовые гортензии цвели вдоль дорожек, ведущих к лестницам. Фонтан в центре двора все еще принимал потоки новых посетителей. Сейчас лето достигло самого непривлекательного пика, вода в фонтане давно испарилась. Гортензии, печальные и увядшие, напоминают о волнении, которое я чувствовала, когда Тори и я переезжали сюда. Глядя на двор сейчас, пораженный сезоном, я провожу параллель с тем, как чувствую себя. Опустошенной. 

Я сижу на краю пустого фонтана, упираясь локтями в два чемодана, в которых находится большая часть моих вещей, ожидая такси, которое поскорее увезет меня отсюда. Понятия не имею куда поеду, знаю точно лишь одно, что предпочла бы быть где угодно, лишь бы подальше от этого места. Бездомная. 

Я бы могла позвонить родителям, но это дало бы им возможность сказать мне: мы же тебе говорили. 
Мы говорили тебе, чтобы не заходила так далеко, Сидни. 

Мы тебе говорили, чтоб не строила серьезных отношений с этим парнем. 

Мы тебе говорили, что если выберешь другую специальность, мы оплатим ее. 

Мы говорили тебе, что при ударе нельзя зажимать большой палец в кулак. 

Хорошо, может они меня этому и не учили, но если они постоянно во всем правы, то должны были научить меня драться. 

Я сжала свою руку в кулак, затем выпрямила пальцы и снова сжала их. Моя рука до сих пор болит, и я уверена, что нужно было приложить лед. Мне жалко ребят. Драться – отстойно. 

Знаете, что еще отстойно? Дождь. Он всегда находит неподходящее время, чтобы пойти, как сейчас, когда у меня нет крыши над головой. 

Наконец–то подъехало такси. Пока водитель выходит из машины, чтобы открыть мне багажник, я встаю и несу свои вещи. В этот момент мое сердце екнуло, и я вдруг понимаю, что на мне нет сумки. 
Дерьмо. 

Я оглядываюсь на то место, где только что сидела, затем ощупываю себя, как будто моя сумка магическим образом могла появиться на моем плече. Но я точно знаю, где я могла ее оставить. Я уронила ее в тот момент, когда собиралась ударить Тори в ее изящный, как у Кэмерон Диаз, нос. 

Я вздохнула, и засмеялась. Конечно, я оставила свою сумку. Мой первый день без крыши над головой прошел бы значительно легче, будь она у меня. 

–Извините, – говорю я водителю машины в то время, как он загружает мой второй чемодан в багажник. – Я передумала, мне не нужно такси. 

Я знаю, что где–то поблизости есть отель. Если бы мне хватило смелости вернуться и взять сумку, я бы пошла в отель и жила бы там до тех пор, пока не придумала бы что мне дальше делать. 

Вытащив из багажника мои чемоданы, таксист садиться на водительское сидение и уезжает, даже не взглянув на меня. Как будто, то, что я отменила заказ, как–то облегчило ему жизнь. 
 Неужели я выгляжу такой жалкой? 

Взяв свои вещи, я иду обратно на то место, где сидела до того, как поняла, что у меня ни копейки за душой. Я взглянула на свою квартиру, и подумала, что бы было, если бы я вернулась за сумкой. Я устроила полный беспорядок, когда уходила. Полагаю, лучше остаться здесь, чем вернуться к этим двоим. 

Снова сев на свой багаж, я обдумываю сложившуюся ситуацию. Я бы могла заплатить кому–нибудь, чтобы тот поднялся наверх. Но кому? На улице никого нет, и кто сказал, что Хантер или Тори отдадут мою сумку незнакомцу? 

Это реально отстойно. Я знаю, что все закончится звонком одному из моих друзей, но сейчас, мне слишком стыдно, чтобы рассказать кому–либо с каким невежеством я жила последние два года. Я была абсолютно слепа. 

Я уже ненавижу свои 22, а впереди еще целых 364 дня. 

Все настолько плохо, что я… плачу? 

Замечательно. Сейчас я плачу. Без денег, злая, плачущая, бездомная девушка. И как бы я не хотела этого признавать, но еще и с разбитым сердцем. 

Ага. Теперь рыдаю. Уверена что именно так чувствуют себя люди с разбитым сердцем. 
– Дождь идет. Поторапливайся. 

Я поднимаю глаза и смотрю на девушку, склонившуюся надо мной. В руках она держит зонт и смотрит на меня в изумлении, переминаясь с ноги на ногу, ожидая от меня хоть какой–нибудь реакции. 

– Я не хочу намокнуть. Поспеши. 

Ее голос немного требовательный, как будто она делает для меня услугу, а я неблагодарна. Я стряхиваю с лица капли дождя и смотрю на нее. Не знаю, почему она жалуется на то, что может промокнуть, когда на ней одето всего пару вещей. Она почти голая. Я смотрю на ее рубашку, в которой отсутствует низ и понимаю, что она одета в униформу "Хутерс". 

Может ли этот день стать еще хуже? Мало того, что я сижу на всем, что у меня осталось, в проливной дождь, так мне еще дает указания стервозная официантка из "Хутерс". 

Я все еще смотрю на ее футболку, когда она хватает меня за руку, и тянет к себе. 

– Ридж говорил, что ты будешь так себя вести. Мне нужно на работу. Следуй за мной, я покажу тебе, где находится квартира. 

Схватив один из моих чемоданов, она быстро уходит со двора. Я следую за ней только потому, что у нее мои вещи, и я хочу получить их назад. 

– Не знаю, как надолго ты у нас останешься, но у меня есть одно правило. Держись подальше от моей комнаты, – кричит она мне, поднимаясь по лестнице. 

Ни разу не взглянув, следую ли я за ней, она достает ключ от квартиры и открывает дверь. Достигнув последней ступеньки, я остановилась перед входом в квартиру и смотрю на папоротник внизу. Его листья пышные и зеленые, как если бы они показали средний палец лету, не желая подчиняться жаре. Улыбнувшись, я чувствую гордость за него. Но затем я хмурюсь от понимания того, что меня охватывает чувство зависти по отношению к этому устойчивому растению. 

Я потрясла головой, осмотрелась, и сделала шаг в незнакомую мне квартиру. Планировкой она похожа на мою квартиру, только в этой две спальни разделены на 4. В моей с Тори квартире было только 2 спальни, но гостиная была такая же. 

Заметным отличием является отсутствие лживой предательницы с разбитым носом. Кругом не разбросаны ее грязные вещи и не лежит ее немытая посуда. 

Поставив мой чемодан рядом с дверью, девушка сделала шаг вперед и ждет, пока я … честно говоря я понятия не имею чего она от меня ждет. 

Она закатывает глаза, хватает меня за руку и ведет в квартиру. 

– Что, черт возьми, с тобой происходит? Ты вообще разговариваешь? 

Она начинает закрывать дверь, но останавливается, повернувшись ко мне с испуганным взглядом на лице. 

– Подожди, – говорит она, – ты же не … – она закатывает глаза и бьет себя по лбу. – Боже мой, ты глухая. 

Ээм? Что не так с этой девушкой? Я начала трясти головой и хотела сказать, но она перебила меня. 
– Боже, Бриджитт, – мямлит она себе под нос. – Иногда ты такая сучка. 

Вау. У этой девушки серьезные проблемы с людьми. Она своего рода сучка, несмотря на то, что она прилагает усилия, чтобы не быть одной из них. Теперь, когда она думает, что я глухая, я даже не знаю, как на это реагировать. Она качает головой, как будто испытывает разочарование к самой себе, затем смотрит прямо на меня. 

– МНЕ … НУЖНО … ИДТИ … НА … РАБОТУ! – кричит она громко и достаточно медленно. Я скорчила лицо и отвернулась, я слышу, как она кричит, но она этого не замечает. Она указывает на дверь в конце коридора. 

– РИДЖ … В … СВОЕЙ … КОМНАТЕ! 

Прежде, чем я успела сказать ей, чтобы она перестала кричать, она уходит, закрыв за собой дверь. 
Понятия не имею, что и думать. Или что делать. Я стою в промокшей одежде, посреди незнакомой квартиры, и единственный человек, кроме Тори и Хантера, которого мне хочется ударить, находится в соседней комнате. Говоря о Ридже, какого черта он послал за мной сумасшедшую официантку "Хутерс"?

Я начала писать ему сообщение, когда дверь его комнаты открылась. Он вышел в коридор с охапкой одеял и подушек. Как только он посмотрел на меня, мое дыхание сбилось. Надеюсь, он не заметил моего изумления.

Это из–за того, что я никогда не видела его так близко. Он выглядит даже лучше, чем я себе его представляла. 

Я не думаю, что когда–либо видела, чтобы глаза могли говорить. Не уверена, что именно я под этим подразумеваю. Просто, кажется, что он заигрывает со мной своими темными глазами, и мне бы хотелось знать, что у него на уме. В его взгляде читается пронзительность и напряженность. Боже, я пялюсь на него. 

Слегка улыбнувшись, он идет прямиком к дивану. Несмотря на его привлекательность и безобидное личико, я все еще хочу накричать на него, за то, что он солгал мне. Ему не стоило держать меня в неведении целых две недели. Тогда я смогла бы подготовиться и спланировать все заранее. Я не понимаю, как мы могли общаться с ним две недели, и у него даже не возникло желания рассказать мне, что мой парень и лучшая подруга спят вместе. 

Ридж бросает одеяла и подушки на диван. 

– Я не останусь здесь, Ридж,– говорю я, пытаясь остановить его от бесполезной траты времени на гостеприимство. Я знаю, что ему жалко меня, но я почти его не знаю, и мне было бы комфортнее в гостиничном номере, чем на чужом диване. Но, опять же, чтобы спать в гостиничном номере, нужны деньги. 

То, чего на данный момент у меня нет. 

То, что находится внутри моей сумки, через дорогу, в квартире с двумя единственными людьми, которых я сейчас меньше всего хочу видеть. 

Может, диван не такая уж и плохая идея. 

Сев на диван, он обратил свой взгляд на мою промокшую одежду. Я смотрю на лужу воды, которая успела образоваться из–за меня на полу. 

– Ох, прости, – промямлила я. Мои волосы прилипли к лицу, футболка превратилась в жалкое подобие барьера между внешним миром и моим розовым, очень заметным лифчиком. 

– Где тут ванная комната? 

Он кивает головой в сторону ванны. 

Развернувшись, я начала рыться в своем чемодане. Ридж уходит в свою комнату. Я рада, что он не задает вопросов о случившемся. Я не в настроении, чтобы разговаривать об этом. 

Выбрав штаны для йоги и майку, я хватаю свою сумку с туалетными принадлежностями и иду в ванну. Меня беспокоит, что многое в этой квартире напоминает мне свою собственную, есть лишь незначительные различия. 
Здесь такие же ванные, с дверьми по правую и левую стороны, ведущие к двум примыкающим к ней спальням. Очевидно, что одна из них Риджа. Мне любопытно, кому принадлежит другая, но не на столько, чтобы открывать дверь. Девушка с Хутерса предупреждала о своем правиле, держаться подальше от ее комнаты. 

Закрыв дверь в гостиную, я запираю ее, затем проверяю замки спальни, чтобы убедиться, что никто не зайдет. Не знаю, живет ли здесь кто–либо еще, помимо Бриджитт и Риджа, но я не хочу проверять это таким образом. 

Сняв мокрую одежду, я бросаю ее в раковину, стараясь не намочить пол. Затем включаю душ и, как только вода нагревается, захожу в него, вставая под теплые струи воды, благодарная за то, что не сижу сейчас на улице под дождем. В тоже время, я не особо рада, что нахожу именно здесь. 

Я и подумать не могла, что мой 22–ой день рождения закончится именно так. В душе, в незнакомой мне квартире и спя на диване, принадлежащем парню, с которым мы знакомы всего две недели. А все из–за двух людей, которым я доверяла и о которых заботилась больше всего. 

Глава 1

2 недели назад

Сидни 

Я открыла балконную дверь и вышла, радуясь тому, что солнце уже скрылось за соседним зданием, и воздух стал прохладнее. Когда я откинулась на шезлонг, звуки гитары пронеслись через двор. Я сказала Тори, что прихожу сюда делать домашнее задание, потому что я не хочу признавать, что гитара - единственная причина, почему я здесь. 

Целую неделю, парень, из здания напротив, каждый вечер выходит на балкон и играет хотя бы час. Каждый вечер, я сижу напротив и слушаю. 

Я заметила еще нескольких соседей на балконах, которые выходят, когда он играет, но никто из них не предан, так как я. Я не понимаю, как люди, услышав эти песни, не жаждут услышать их снова. Опять же, музыка это моя страсть, так что, возможно, я немного больше завлечена его музыкой, чем другие люди. Я играла на пианино, сколько я себя помню, и никогда не делилась этим с кем-нибудь еще. Я люблю писать музыку. Я даже сменила мою специальность на музыкальное образование два года назад. Мой план – стать учителем музыки, даже если бы папа настоял на своем, я бы все равно поменяла специальность. 

«Жизнь посредственности – пустая трата жизни» - так он сказал, когда я сообщила ему, что поменяла специальность. 

Жизнь посредственности. Я считаю это более забавным, чем оскорбительным, тогда как он кажется самым недовольным человеком, которого я когда-либо знала. И он адвокат. Пойди пойми. 

Одна знакомая песня заканчивается, и парень с гитарой начинает играть песню, которую раньше никогда не играл. Я привыкла к его неофициальному плэйлисту, так как каждый вечер он играет одни и те же песни в одном и том же порядке. Однако, я никогда не слышала эту песню от него. 

Повторение аккордов заставляет меня думать, что он создает песню прямо сейчас. Я рада, что застала это, так как после нескольких одинаковых аккордов, эта песня уже стала моей любимой. Все его песни звучат оригинально. Мне интересно, выступает ли он с ними или пишет их только для себя. 

Я встала со стула, положила руки на край балкона и стала наблюдать за ним. Его балкон прямо через двор, достаточно далеко, чтобы не чувствовать себя неловко оттого, что я наблюдаю за ним, но достаточно близко, что бы быть уверенной, что, когда Хантер рядом, он не заметит моей слежки. Я не думаю, что Хантеру понравится тот факт, что я немного влюбилась в талант этого парня. 

Я также не могу отрицать этого. Любой, кто услышит, как страстно он играет, влюбился бы в его талант. То, как он держит глаза закрытыми все время, уделяя особое внимание каждому аккорду.

Больше всего мне нравится, когда он садится, скрещивая ноги, с гитарой вертикальном положении между ног. Он тянет за струну и звук заполняет улицу, держа при этом глаза все время закрытыми. Это так завораживающе, наблюдать за ним, что иногда я ловлю себя за тем, что слушаю его затаив дыхание, сама не замечая этого до тех пор, пока воздух в лёгких не кончается. 

Усложняет все еще и то, что он симпатичный. По крайней мере отсюда, кажется, что он симпатичный. Его непослушные светло-каштановые волосы падают на лоб каждый раз, когда он смотрит на гитару. Он слишком далеко, чтобы определить цвет его глаз, или другие особенности, но детали не так важны, как страсть, с которой он играет свою музыку. Мне нравится его уверенность в себе. Я всегда восхищалась музыкантами, которые способны настраивать всех вокруг под себя и сосредотачивать все внимание на их музыке. Быть способной отключиться от всего мира, и позволить себе быть сметенной – это все, что я всегда хотела, но у меня этого нет. 

Этот парень так точно может. Он уверенный и талантливый. Я всегда сохла по музыкантам, но больше в воображении. Они другой породы. Породы, в которой редко встречаются хорошие парни. 

Он взглянул на меня, будто мог слышать мои мысли и на его лице медленно появилась усмешка. Он не делает паузу, пока смотрит на меня. Контакт глаз заставляет меня покраснеть, поэтому я убрала руки с перил, вытащила ноутбук , поставила его на колени и сосредоточилась на нем. Мне не по себе от того, что он поймал меня, когда я «пялилась» на него. Не то чтобы я делала что-то неправильно; просто казалось,что он знал, что я наблюдаю за ним. Я посмотрела на него снова, он по-прежнему наблюдал за мной, но больше не улыбался. То, как он смотрит на меня, заставляет мое сердце биться быстрее, поэтому я отвернулась и сфокусировалась на ноутбуке. 

Нужно найти способ быть сильнее, Сидни. 

-Вот и моя девочка, - раздался голос позади меня. Я подняла голову, чтобы посмотреть, как Хантер заходит на балкон. Я старалась скрыть тот факт, что была потрясена, увидев его, потому что я должна была помнить, что он придет. 

На всякий случай, если парень с гитарой все еще смотрит, мне показалось разумным, поцеловать Хантера, чтобы не казаться ему «преследующим сталкером», а казаться тем, кто просто расслаблялся под его патио. Я закинула свою руку на шею Хантера, и он, опираясь на спинку стула, поцеловал меня. 

-Подвинься, - сказал Хантер, подталкивая меня за плечи. Я делаю то, что он просит, и проскальзываю вперед на сиденье, а он садится позади меня. Моя спина оказывается у его груди и он обнимает меня. 

Мои глаза предали меня, когда внезапно перестали доноситься звуки гитары, и я выглянула во двор. Парень с гитарой бросил на меня тяжелый взгляд и вернулся в свою квартиру. Выражение его лица было странным, почти злым. 

- Как в школе? - спросил Хантер. 

-Слишком скучно, чтобы говорить об этом. Как твоя работа? 

-Интересно, - сказал Хантер, убирая мои волосы с шеи, и прокладывая дорожку из поцелуев до ключицы. 

-Что такого интересного? 

Он притягивает меня к себе, кладя подбородок на мои плечи. – Странная вещь произошла на ланче. Я обедал с одним из парней в итальянском ресторане. Мы ели на внутреннем дворике, и я только спросил у официанта, что он может предложить на десерт, когда полиция завернула за угол. Они остановились прямо у ресторана, и два офицера с пистолетами выпрыгнули из машины. Они начали показывать нам ордер, когда наш официант пробормотал «Дерьмо». Он медленно поднял руки, и офицеры перепрыгнув через барьер на внутренний дворик, повалили его на землю и одели на него наручники прямо у наших ног. После того, как они зачитали ему права, они подняли его на ноги и проводили к полицейской машине. Официант взглянул на меня и крикнул: «Тирамису очень вкусно!». Затем они посадили его в машину и уехали. 

Я повернула свою голову и посмотрела на него. – Серьезно? Это реально произошло? 

Он качает головой, смеясь. – Клянусь, Сид. Это было сумасшествие. 

- Ну, ты попробовал тирамису? 

- Черт возьми, да, мы сделали это. Это был вкуснейший тирамису, который я когда-либо пробовал. 
Он поцеловал меня в щеку, и подтолкнул вперед. – Говоря о еде, я ужасно хочу есть. Ты готовила сегодня? 

- Мы только что поели салат, но я могу приготовить и для тебя. 

Когда мы зашли внутрь, Хантер сел на диван рядом с Тори. На ее коленях лежал раскрытый учебник, она была сфокусирована на домашней работе и телевизоре одновременно. Я достала контейнеры из холодильника, и начала делать ему салат. Я чувствовала себя немного виноватой, потому что забыла, что он придет. Я обычно что-нибудь готовлю, когда знаю, что он будет здесь. 

Мы встречаемся почти 2 года. Я встретила его на втором курсе в колледже, он был старше. Они с Тори были лучшими друзьями долгие годы. После того, как она переехала в мою комнату, и мы стали лучшими друзьями, она настояла на том, чтобы я познакомилась с ним. Она сказала, что мы найдем общий язык, и она была права. Мы объявили себя парой уже после двух свиданий, и все было замечательно. 

Конечно, у нас были свои взлеты и падения в отношениях, особенно когда мы стали жить в часе езды друг от друга. Когда он начал работать в бухгалтерской фирме в прошлом семестре, он предложил переехать к нему. Я сказала ему нет, потому что я действительно хотела сначала закончить колледж, прежде чем сделать такой большой шаг вперед. А если честно, мне просто страшно. 

Мысли о том, чтобы переехать к нему, казались мне концом, такими же, как если бы я потеряла свою свободу. Я знаю, что однажды мы сделаем этот шаг, следующим шагом будет свадьба, и у меня не будет больше шанса пожить одной. У меня всегда была соседка по комнате, и до того момента, пока я не смогу купить собственное жилье, я буду делить квартиру с Тори. Я еще не говорила Хантеру, но я действительно хочу пожить год одна. Я пообещала себе, что сделаю это до того, как выйду замуж. 
Через 2 недели мне исполнится всего лишь 22, так что я не тороплюсь. 

Я принесла еду Хантера в гостиную. 

-Зачем ты смотришь это? – Спросил он у Тори – Все, что это женщины делают, так это поливают друг друга грязью и устраивают разгром. 

-Именно поэтому я смотрю его. – Сказала Тори не отводя глаз от телевизора. 

Хантер подмигнул мне, взял еду и закинул ноги на кофейный столик. 

- Спасибо, детка. Он повернулся к телевизору, и начинал есть. – Ты можешь принести мне пива? 

Я покачала головой, и пошла обратно на кухню. Я открыла холодильник, и посмотрела на полку, где он обычно хранит пиво. И тут до меня дошло осознание того, что я уставилась на «его» полку, вот так это обычно и начинается. Сначала у него появляется своя полка в холодильнике, потом появится зубная щетка в ванной, место в шкафу, и, в конце концов, его вещи будут проникать в мои во многих отношениях, и,в конце концов, я не смогу жить собственной жизнью. 

Я пытаюсь отделаться от внезапного дискомфорта. Я чувствую, как мое будущее встает передо мной и не уверена, что именно так представляла его себе. 

Я готова для этого? 

Готова ли я к тому, что этому парню я буду приносить ужин каждый вечер, когда он придет с работы? 
Готова ли я к такой комфортной жизни вместе с ним? В такой, где я преподаю весь день, а он собирает налоги с людей, а потом мы приходим домой, и я готовлю ему ужин и «приношу ему пиво» пока он набивает свой живот и зовет меня деткой. Затем мы идем в кровать, занимаемся любовью приблизительно до 9 вечера, чтобы мы смогли отдохнуть перед новым днем, в котором снова в порядке вещей нужно проснуться, одеться и пойти на работу и все снова и снова? 

- Земля вызывает Сидни, - сказал Хантер. Я слышала, как он два раза щелкнул пальцами. – Пиво? Пожалуйста, детка? 

Я быстро схватила его пиво, отдала ему, и отправилась прямиком в ванну. Я включила воду в душе, но не зашла внутрь. Вместо этого я заперла дверь, и скатилась на пол. 

У нас хорошие отношения. Он хорош для меня, и я знаю, он любит меня. Я просто не понимаю, почему, каждый раз, когда я думаю о будущем с ним, оно не выглядит таким уж захватывающим. 

Ридж 

Мэгги наклонилась вперед и поцеловала мой лоб. 

- Мне нужно идти. 

Я лежу на спине, мои плечи и голова прислонены к изголовью кровати. Она села мне на колени и посмотрела с сожалением. Я ненавижу, что мы живем так далеко сейчас, но это делает время проведенное вместе более значимым для нас. Я беру ее руки, так чтобы она не смогла вырваться и притягиваю ее к себе, надеясь уговорить ее, чтобы она пока не уходила. 

Она засмеялась и покачала головой. Быстро поцеловав меня, она слезла с моих колен, но я не позволил ей ускользнуть от меня. Я наклонился и перекинул ее на матрас, уткнувшись лицом в ее грудь. 

- Тебе, - я поцеловал ее в кончик носа. – Нужно остаться еще на одну ночь. 

- Я не могу, у меня уроки. 

Я схватил ее запястья, и сцепил ее руки над головой, затем прижал свои губы к ее губам. Я знаю, что она не останется еще на одну ночь. Она не пропустила ни одного урока за всю свою жизнь, за исключением тех случаев, когда была слишком больна. Я хотел бы, что бы она чувствовала себя немного больной сейчас и я смог бы уговорить ее остаться в моей постели. 

Я ласкаю ее руки, медленно спускаясь к лицую. Затем я целую ее в последний раз и отстраняюсь от нее. 

- Иди. И будь осторожна. Дай мне знать, когда будешь дома. 

Она кивнула и встала с кровати. Она берет свою футболку и одевает. Я наблюдаю за ней, как она собирает свою одежду, которую я в спешке сорвал с нее прошлым вечером. 

Мы встречаемся уже 5 лет. Многие пары уже жили бы вместе к этому времени. Однако, другие люди – не Мэгги. Она так независима, что это пугает. Но это объяснимо, учитывая, как сложилась ее жизнь. 
Она ухаживала за дедушкой, с того момента как я встретил ее. До этого она провела большую часть своего подросткового возраста, помогая ему ухаживать за бабушкой, которая умерла, когда Мэгги было шестнадцать. Сейчас, когда ее дедушка в доме престарелых, у нее, наконец, появился шанс жить одной, пока она заканчивает школу, и как бы я не хотел, что бы она жила со мной, я знаю как для нее важна эта стажировка. Так что в следующем году, я застряну здесь, пока она будет в Сан-Антонио, а я буду в Остине.

Будь я проклят, если я когда-нибудь перееду из Остина, особенно в Сан-Антонио. 
  До тех пор, пока она меня не попросит, конечно. 

- Скажи своему брату, что я желаю ему удачи,- говорит она, стоя в дверях моей спальни, готовая уйти. – И тебе нужно перестать изводить себя, Ридж. У всех музыкантов бывает творческий «кризис», как и у писателей. Ты сможешь найти свою музу снова. Люблю тебя. 

- Я тоже тебя люблю. 

Она улыбнулась и вышла. Я простонал, зная, что она пытается быть позитивной со всеми этими писательскими вещами, но я не могу перестать заморачивать себя этим. Я не знаю, или это потому что Бреннен ждет от меня новых песен, или я просто вымотался, но слова просто не приходят. 
Мой телефон завибрировал. Это сообщение от Брэннана, что только больше заставляет чувствовать себя хуже, потому что я застрял. 

Брэннан: Прошла уже неделя. Пожалуйста, скажи, что у тебя есть что-нибудь. 

Я: Работаю над этим. Как тур? 

Брэннан: Хорошо, но напомни мне, проследить за тем, чтобы Уоррен не планировал так много концертов. 

Я: Концерты делают вас популярнее. 

Брэннан: НАС популярнее. Я не буду опять говорить о том, чтобы ты перестал себя вести так, как будто не причастен к этому. 

Я: Я не буду причастен, если не сделаю этот чертов блок. 

Брэннан: Может быть, тебе следует выходить больше. Вызывать некоторые ненужные драмы в твоей жизни. Порвать с Мэгги ради искусства. Она поймет. Сердечная боль помогает лирическому вдохновению. Ты когда-нибудь слушал кантри? 

Я: Отличная идея. Скажу Мэгги, что ты предложил это. 

Брэннан: Ничего из того, что я сказал, не заставит Мэгги ненавидеть меня. Поцелуй ее за меня, и начинай писать. Или кара падет на твои плечи. 

Я: Придурок. 

Брэннан: Ах! Это злость я увидел в твоем сообщении? Используй это. Иди напиши злую песню о том, как ты ненавидишь своего младшего брата, потом мне отправь. ;) 

Я: Ага. Пришлю после того, как ты уберешь свое дерьмо из старой спальни. Сестра Бриджитт может приехать в следующем месяце. 

Брэннан: Ты когда-нибудь видел Брэнди? 

Я: Нет. Хочу ли я? 

Брэннан: Только если ты хочешь жить с двумя Бриджитт. 

Я: Дерьмо. 

Брэннан: Точно. Поговорим позже. 

Я закрыл переписку с Брэннаном, и открыл с Уорреном. 

Я: Нам нужен новый сосед. Брэннан сказал, что Брэнди не вариант. Я позволю тебе сообщить плохие новости Бриджитт, раз уж вы так хорошо ладите. 

Уоррен: Ублюдки. 

Я засмеялся и слез с кровати, затем пошел играть на гитаре. Уже почти 8, и я знаю, что она будет на своем балконе. Я не знаю, как она отреагирует на мои действия, но все, что я могу сделать, это попробовать. Мне нечего терять. 

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   22

перейти в каталог файлов


связь с админом