Главная страница
qrcode

История немецкой литературы.Том 2. Москва радуга


НазваниеМосква радуга
АнкорИстория немецкой литературы.Том 2.pdf
Дата08.12.2017
Размер4.97 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файлаIstoria_nemetskoy_literatury_Tom_2.pdf
оригинальный pdf просмотр
ТипЛитература
#50674
страница1 из 28
Каталогid9943230

С этим файлом связано 74 файл(ов). Среди них: Гиляровский Владимир - Москва и москвичи.DOC.doc, Heft_08.pdf, Agarkova_L_N.pdf и ещё 64 файл(а).
Показать все связанные файлы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   28

Von einem Autorenkollektiv
Leitung und Gesamtbearbeitung
Kurt Böttcher und Hans Jürgen Geerdts
Mitarbeit
Rudolf Heukenkamp
VOLK UND WISSEN
VOLKSEIGENER VERLAG BERLIN
1983
МОСКВА РАДУГА
1986

ББК Г И Общая редакция А. Дмитриева Перевод с немецкого В. Вебера, С. Гиждеу, А. Гугнина, Е. Маркович, М. Раевского, И. Солодуниной и Т. Холодовой Рецензенты В. Девекин и И. Фрадкин Редактор И. Голик Художник А. Серебряков И История немецкой литературы. Вт. Т. 2: Перс нем. / Общ. ред. А. Дмитриева. — М Радуга, 1986. — 344 с. История немецкой литературы (т. 2) охватывает период с 1789 по 1895 год. Литература на рубеже эпох представлена такими именами, как Георг Форстер, Жан Поль, Фридрих
Гёльдерлин. Одно из центральных мест в книге занимает анализ поэзии, прозы и драматургии
Гёте и Шиллера, творчества славной плеяды революционных писателей и поэтов, высоко оцененных К. Марксом и Ф. Энгельсом, — Г. Гейне, Г. Бюхнера, Г. Веерта, Г. Гервега, Ф. Фрей- лиграта. Значительное внимание уделено раннему этапу немецкого критического реализма и его развитию во второй половине XIX века — творчеству Ф. Рейтера, Т. Шторма, Т. Фонтане.
ББК Г
И(ГДР) Перевод с немецкого Коллектив авторов под руководством Курта Бётхера и Ганса Юргена Геердтса при участии Рудольфа Гойкенкампа Редакция литературоведения и искусствознания И
71—85
Volk und Wissen, Berlin, 1983 Перевод на русский язык издательство Радуга, 1986
КЛАССИКА И РОМАНТИЗМ
(1789—1830)
Литература на рубеже веков На переходе от XVIII к XIX веку в немецкой литературе произошли глубокие изменения. Закономерность общественного развития привела к необходимости преодоления феодальных отношений, постепенно формировалось буржуазное общество. Уже в XVI веке в Нидерландах ив веке в Англии одержала верх буржуазия. После победы буржуазных демократических сил в Войне за независимость в Северной Америке и особенно после революции во Франции борьба за создание буржуазной нации стала на повестку дня ив Германии, где распад феодальной системы и развитие капитализма также определяли историческую ситуацию. Все большее недовольство вызывали у буржуазии ставшие уже историческим анахронизмом аграрные отношения, окостеневшая цеховая система в городах, государственная и финансовая политика князей. Росло мануфактурное производство, и наряду с ним создавались первые технические предпосылки промышленного товарного производства. Буржуазия становилась самостоятельной силой, стремившейся сбросить с себя оковы феодальной раздробленности. Хотя растущее недовольство народных масс в Германии не привело к революционным преобразованиям, в немецком народе на протяжении десятилетий давало себя знать стремление к ликвидации феодального абсолютизма и к созданию единого немецкого государства буржуазного типа. Несмотря на все препятствия, несмотря на периоды реакции и реставрации, росла экономическая мощь буржуазии, укреплялся ее нравственный авторитет и самосознание. Мануфактуры и фабрики Около 1800 года было приблизительно 1000 мануфактур и 100 000 наемных рабочих фабрик — единицы так, например, в 1794 году появилась первая бумагопрядильная фабрика. В Берлине в 1795 году была установлена первая паровая машина. Средняя годовая заработная платана ситценабивной фабрике (Хем- нитц) составляла в 1784 году 97,6 рейхсталеров. Количество мануфактур: Немецкие наследственные земли Габсбургов
Бранденбург-Пруссия Силезия
Ансбах-Байрейт
Рейнланд-Вестфалия Саксония
Курпфальц-Бавария Ганновер
280 220 30 40 30 170 150 20 Эти исторические перемены привели к изменениям в литературных отношениях, к изменению функции литературы в обществе. Известную роль в этом сыграл рост числа читателей. Увеличилось количество издательств, писатели все
6
Литература на рубеже веков чаще находили источник доходов в своей деятельности, независимо от покровительства дворов. Сословный характер литературы первой половины XVIII века постепенно преодолевался. Преодолевался и дидактизм в поэзии, на первый план все больше выступали моменты собственно художественные. Совершенно по-новому проявилась личность художника. Разносторонность жизненных отношений, внутреннее богатство человека и более высокие представления о воспитании вкуса вызвали к жизни литературные программы, в которых давало себя знать стремление к расширению эстетического самосознания. Там же, где одновременно функцией литературы признавалось и нравственное воспитание публики, там достижения Просвещения сохраняли свою жизненность. Они способствовали прогрессу искусств, нравственному и эстетическому самосознанию буржуа. На этой основе могло возникнуть историческое требование разработки характеров в искусстве и возможность его осуществления. Все больше давал себя знать углубленный аналитический подход к психологии личности, опиравшийся на великую традицию немецкой и мировой литературы и сочетавшийся с более пристальным вниманием к исторической ситуации. В тоже время процесс исторического развития заставлял читателей задумываться над утопическими и реалистическими представлениями о свободе, о новом классе, о действительных проявлениях капиталистических отношений. Наряду с феодализмом предметом литературного отражения и критики уже на раннем этапе стали противоречия нарождающегося буржуазного общества. С одной стороны, эти противоречия стимулировали творческий процесс, нов тоже время были и препятствием в осуществлении больших культурных начинаний. Многочисленные конфликты, возникавшие на этой почве, велик образованию различных литературных группировок. С различных позиций предпринимались усилия определить исходные рубежи для общественной активности и создания такой литературы, которая оказывала бы воздействие на социальные и культурные битвы эпохи. Однако проблема реальной исторической перспективы развития Германии оставалась нерешенной, несмотря на распространение социальной критики. Об эту проблему разбились все попытки создания большой политической литературы, хотя она и переживала период известного подъема. Расцвету политической литературы в это время мешали в первую очередь как раздробленность Германии, таки политическая робость немецкой буржуазии. Смелые замыслы — раскрыть важнейшие проблемы эпохи в обобща-
Самые дешевые книги
1796
(рейхста- леры)
1900 марки)
Геллерт. Басни
Гёте. Эгмонт
Гёльти. Стихотворения
Шиллер. Фиеско Коварство и любовь Дон Карлос
Виланд. Оберон Бюргер. Стихотворения
Клопшток. Мессиада
2,00 2,00 3,00 3,70 3,70 5,00 3,70 4,50 10,00 0,20 0,20 0,20 0,20 0,20 0,20 0,40 0,60 0,80 Цены 1796 года — это цены переизданий по подписке. Цены книг 1900 года — в издательстве Реклам.
7
Классика и романтизм (1789—1830) ющих образах — не смогли быть реализованы в этой исторической обстановке. Все большая дифференциация в литературе вела к разнообразию методов и художественных структур. Богатство политической публицистики выражалось в различных сочинениях, трактатах и риторических стихотворениях расцвет переживал роман в многообразии своих форм, переосмыслялись его функции и место в литературной жизни. В области лирики и драматургии также раскрывались новые возможности. Изменения функций и форм велик большей современности этой литературы и тем самым к повышенной восприимчивости читателей. Этот общий художественный прогресс не был лишен характерных для буржуазной идеологии противоречий, выражавшихся как в критике, таки в апологии капиталистического развития ив разрыве между идеалом и действительностью, что имело место во многих областях тогдашней литературы. Политика и поэзия. Французская революция и литература Немецкая литература в период с 1789 по 1806 год находилась под сильным влиянием Французской революции 1
. Французская буржуазия, освободившаяся от феодально-абсолютистских порядков, неудержимо втягивала немецких соседей в процесс буржуазной эмансипации. Хотя Германия на исходе наполеоновской эры все еще не смогла преодолеть основное противоречие своего национального статуса, она тем не менее преодолела неподвижную косность своего существования и решительно стремилась к установлению буржуазных порядков. Нов году в Германии отсутствовали все объективные предпосылки буржуазной революции. Первые революционные импульсы, пришедшие из Франции, не могли получить в Германии заметного резонанса. В различных областях страны вспыхнули восстания крестьян, произошли демонстрации беднейших слоев населения, которые, однако, были подавлены. Майнц — первая демократическая республика на немецкой земле 2
(1792—1793) — даже с помощью революционной Франции не смог противостоять военному натиску феодальной реакции. Тем не менее национальный кризис ощущался многими. Буржуазные интеллектуалы — ученые, художники, учителя и журналисты — с живейшим участием следили за событиями во Франции, питая надежду, что эти события предвосхищают будущее немецкого общества. Вначале они были охвачены воодушевлением, которое по мере того, как революция в Париже принимала все более радикальные формы, вело к разочарованию, чтобы в конце концов уступить место чувству страха. Они понимали, как это выразил Гёте в сентябре 1792 года вовремя битвы при Вальми, что наступает новая эпоха мировой истории, но суть этой новой эры оставалась для них неясной. Они видели бессилие попыток немецких князей расправиться с революцией во Франции (войны против революционной Франции, они пережили после 1800 года крах Священной Римской империи под ударами армий Наполеона. Наряду с неразрешенным главным противоречием, которое существовало международными массами, возглавляемыми постепенно освобождающейся буржуазией, и феодальной системой, политика Наполеона раскрывала перед немецкой интеллигенцией внутренние противоречия новой эпохи возвышение буржуазии привело во Франции к замене прежней системы эксплуатации — феодальной — новой, капиталистической, вело к внешнеполитической и военной экспансии в Германии это вселяло разочаро-
8
Литература на рубеже веков Подавление восстания саксонских крестьян (1790)
вание в некоторых решительных сторонников французских революционных преобразований. Все это вело к дифференциации в среде немецких писателей, к дифференциации мировоззренческих и творческих позиций и к образованию новых литературных группировок. Импульсы, исходившие из событий до
1789 года, продолжали трансформироваться. В 1794 году пала якобинская диктатура, Директория заключила в 1795 году в Базеле сепаратный мир с Пруссией, Северная и Средняя Германия вышли из борьбы великих держав и обрели на десятилетие мир. У немецких писателей родились надежды на то, что немцы, свободные, в отличие от французов, от нечистого духа партий, смогут полностью посвятить себя развитию культуры. Подобные идеи воодушевляли прежде всего Гёте и Шиллера, которые, будучи связаны друг с другом с 1794 года, разработали совместную программу, чтобы благодаря общему возвышенному интересу к тому, что относится к чисто человеческому и неподвластно влиянию времени, вернуть свободу душами снова соединить под знаком свободы и красоты политически раздробленный мир (Ф. Шиллер. Преуведомление об издании «Ор»)
В середине х годов первоочередной проблемой были отнюдь не споры между противниками и сторонниками Французской революции. Людей разделял вопрос о том, имеют ли приданных общественно-исторических условиях в Германии преимущественное значение реальные социальные или духовно- идеологические изменения, то есть что должно стоять на первом месте — социальные реформы или изменения в сознании Против мнения, защищавшегося первоначально многими буржуазными интеллектуалами, что — как считал
Ребман — народ можно сделать лучше, изменив в первую очередь условия его существования, выступали «Оры» Шиллера, где утверждалось, что для решения этой политической проблемы нужно пойти по пути эстетики, ибо только через красоту ведет путь к свободе 4
. Не только союз классиков — Гёте и Шил­
лера — склонялся к этой точке зрения, она была распространена в широких кругах интеллигенции.
9
Классика и романтизм (1789—1830) Бюджет семьи каменщика, состоящей из пяти человек (Берлин, около 1800 года) Так важнейшим моментом культурного развития Германии оказывалось гуманистическое и эстетическое воспитание личности бюргера. Это встречало активный протест со стороны тех, кто видел в политических изменениях необходимую предпосылку свободного развития индивидов. При всех различиях революционный переворот во Франции оставался для них историческим примером. Против них
Гёте и Шиллер решительно защищали свою позицию, не в последнюю очередь в Ксениях. В написанных совместно сатирических и полемических эпиграммах они нападали как на представителей прежних просветительских течений, таки на революционно настроенных писателей. Классической концепции борьбы за чистую человечность следовали прежде всего романтики, которые поначалу не оставляли мысли о желательности политических преобразований в обществе, как об этом свидетельствует защита Георга Форстера молодым Фридрихом Шлегелем. Но все больше и больше речь шла теперь о широко задуманных попытках изменения внутреннего человека, в то время как о социальных отношениях вопрос не ставился. Литературные группировки Характерной чертой первых лет после Французской революции была далеко идущая политизация литературы. Революционно-демократические писатели и журналисты играли при этом ведущую роль — прежде всего Георг Форстер, а также Зейме, Ребман, а из писателей старшего поколения Бюргер, Фосс и
Клопшток. И тем не менее в Германии не наступил сколько-нибудь длительный период в развитии политической литературы. В соответствии с обстановкой в Германии историческое движение и политические проблемы выступали в различных поэтических преломлениях, как, например, в творчестве Гёте и Шиллера.
Гёте после итальянского путешествия (1786—1788) ориентировался в значительной мерена античную культуру и, стремясь осмыслить значение Французской революции, пришел после ряда неудачных попыток к созданию больших символических произведений, отражающих эпоху. Шиллер в своих зрелых драмах изображал на историческом материале проблемы становления буржуазной нации. Их сотрудничество родилось в 1794 году из общности их взглядов на новую классическую художественную программу духовно-эсте­
тическое воспитание тех классов и слоев, которые были ведущими в конституировании буржуазной нации, преодолевшей феодализм. Они заботились не о создании художественной школы, а об укреплении буржуазно-гуманистического культурного сознания. Их достижением было
10
Литература на рубеже веков создание гуманистического универсального идеала активной личности как масштаба деяний прогрессивных образованных кругов. Этому служило раскрытие объективных закономерностей в отношениях искусства и общества, художника, художественного произведения и публики. В то время как Гёте черпал импульсы прежде всего из области естественных наук, Шиллер опирался в своих взглядах на философские категории (почерпнутые преимущественно у Канта. Пользуясь понятием стиль писателя, в котором сочетались субъективный и объективный моменты в высшем единстве прекрасного и истинного, они пришли к высоким критериям для собственного искусства. Выдающимся свидетельством совместной борьбы стала их переписка, в которой ставились теоретические и практические вопросы литературного развития. Но их идеи не имели широкого отклика. Не говоря ужо массовой тривиальной литературе, другие писатели были более популярны — и среди них Жан Поль, который в глазах широкой публики был выразителем народных представлений и которого высоко ценили демократы за его юмористическую прозу. Напротив, великий лирик Фридрих Гёльдерлин, исповедовавший революционные идеалы, при жизни остался почти неизвестным. Трудно приходилось также писателям, которые оставались на прежних позициях просветительства (или заново переходили на них) перед лицом усложнившихся отношений между действительностью и литературой. Гердер в конце жизни оказался в изоляции
Клингер не мог предложить никаких решений современных проблем в своих обличительных романах Клопшток с трудом находил ответы на вопросы современности, хотя он защищал революцию. В тоже время родилось новое литературное течение, имевшее большие перспективы, — ранний романтизм. Братья Август Вильгельм и Фридрих Шле­
гели, Новалис, Людвиг Тик, Вильгельм Ваккенродер и их друзья защищали поэзию на рубеже веков, критикуя наступающую капиталистическую эру. Резко обличая противоречия своей эпохи, они вначале следовали за классической концепцией литературы, а затем создали свою оригинальную программу, соответствующую новым проблемам, вставшим в Германии перед буржуазией. Стремясь к установлению гармонического общественного устройства, они отвергали традиционное общество и государственное устройство XVIII века, и особенно буржуазное сословие (как оно выступает еще в Германе и Доро­
тее» Гёте). Образцы они искали не столько в античности, сколько в немецком средневековье, которое они сознательно идеализировали. В их творчестве давали себя знать и идеи эмансипации (например, идеал женщины. В утверждении субъективности они видели новые возможности для человека ив необходимости выразить ее — задачу художника, что влекло за собой опасность серьезного нарушения соотношения поэзии и действительности. Они склонялись также к смешению видов и жанров и, наконец, к синтезу искусства и субъективной религиозности, что решительно отвергали классики. Немецкая литература обязана романтикам богатым развитием своих языковых возможностей и продолжением народных традиций. Их мысли об искусстве, о философии и истории оказали влияние на многие поколения читателей. Они завоевали особое место среди романтических течений в тогдашней Европе и еще сегодня побуждают к различным интерпретациям своих теорий. Развитие этих разных взглядов на искусство протекало в бурных спорах между отдельными писателями и литературными группировками. Это относится в особенности к взаимоотношениям Гёте и Шиллера, с одной стороны, и романтиков — с другой. Первоначально Гёте благожелательно отнесся к молодым писателям —
11
Классика и романтизм (1789—1830) романтикам, в отличие от Шиллера, который очень скоро стал жаловаться на субъективизм молодых писателей. После 1800 года Гёте выступил срезкой полемикой, обвиняя романтиков в бесформенности ив усиливавшемся обскурантизме. Романтики со своей стороны при всем личном уважении к Гёте не принимали его стремления к сглаживанию противоречий. Это противостояние усилилось после 1806 года, когда наполеоновский гнет укрепил патриотические настроения многих романтиков, заставив их в своих произведениях все больше обращаться к народным традициям, в то время как Гёте все больше развивал свою оригинальную символику. В 1791 году в своей известной рецензии О стихотворениях Бюргера Шиллер попытался создать новую модель поэзии, которая должна восстановить целостного человека. Подобная цель, подразумевавшая отказ от народнических тенденций Бури и натиска и включившая высокие воспитательные идеалы, не могла быть принята романтиками, у которых выражение субъективности обычно облекалось в легкодоступные поэтические структуры. Поэтому-то и дальнейший путь Гёте был им непонятен при случае они выступали против присущего ему классицизма — как подобные явления стали называть позже, — подразумевая под этим тенденцию к сглаживанию и преображению противоречий и предпочтение, отдаваемое идеалу абстрактной красоты. Интерес, проявляемый современной публикой к этим проблемам, был весьма различным на рубеже столетий в большинстве своем она предпочитала массовую беллетристику и сентиментальную литературу и находила удовольствие в рыцарских романах и романах с привидениями. На протяжении ряда лет происходил процесс взаимных контактов между направлениями. Романтические моменты можно, например, обнаружить в позднем творчестве Гёте, скажем во второй части «Фауста». Не лишено объективных оснований то, что в этой сложной обстановке такие писатели, как Генрих Клейст и Фридрих
Гёльдерлин, лишь с трудом могли удержаться на собственных позициях, отличных от остальных. Важнейшие литературные журналы между 1790 и
1830 годами
1786—1827 1795—1797 1798—1800 1798—1800 1800 1801—1803 1801—1859 1803—1805 1803—1805 1804—1848 1807—1831 1807—1835 Журнал роскоши и мод ("Journal des Luxus und der Moden"), изд. Бертух. Веймар
«Оры» ("Die Horen"), изд. Шиллер. Тюбинген
«Атеней» ("Athenaeum"), изд. А. В. и Ф. Шлегели. Берлин
«Пропилеи» ("Die Propyläen"), изд. Гёте. Тюбинген Поэтический журнал ("Poetisches Journal"), изд. Тик. Йена
«Адрастея» ("Adrastea"), изд. Гердер. Веймар Газета для элегантного света ("Zeitung für die elegante Welt"), изд. Шпацир и др. Лейпциг Европа ("Europa"), изд. Ф. Шлегель. Франкфурт-на-Майне Прямодушный ("Der Freimütige"), изд. Коцебу и др. Берлин Всеобщая литературная газета ("Allgemeine Literatur Zeitung"), изд. Эйхштедт. Йена Зритель ("Der Zuschauer"), изд. Меркель. Рига Утренний листок для образованных сословий ("Morgenblatt für gebildete Stände"), изд. Гауг. Штутгарт
12
Литература на рубеже веков
1808—1872 1808 1808 1808 1810—1811 1812—1813 1816—1832 1817—1848 1819—1831 1820—1823 1820—1849 1829—1830
«Гейдельбергские литературные ежегодники ("Heidelberger
Jahrbücher der Literatur"), изд. Крейцер и др. Гейдельберг Прометей ("Prometheus"), изд. Зекендорф и Штолль. Вена Газета для отшельников ("Zeitung für Einsiedler"), изд. А. Ар­
ним. Гейдельберг
«Феб» ("Phöbus"), изд. Г. фон Клейст и А. Мюллер. Дрезден Берлинские вечерние листки ("Berliner Abendblätter"), изд. Г. фон Клейст. Берлин Немецкий музей ("Deutsches Museum"), изд. Ф. Шлегель. Вена Об искусстве и древности ("Über Kunst und Altertum"), изд.
Гёте. Штутгарт Собеседник ("Der Gesellschafter"), изд. Губиц. Берлин Гермес ("Hermes"), изд. Круги др. Лейпциг
«Конкордиа» ("Concordia"), изд. Ф. Шлегель. Вена Литературный листок (приложение к Утреннему листку)
("Literaturblatt"), изд. Мюльнер, Менцель. Штутгарт Берлинские листки для женщин ("Berlinische Blätter für Frau- en"), изд. Фуке. Берлин Соотношение числа писателей и общего числа жителей в духовных центрах в 1790 г.
Гёттинген Лейпциг Берлин Вена
1 писатель на 100 жителей
1 писатель на 170 жителей
1 писатель на 675 жителей
1 писатель на 800 жителей Политическая литература В период Французской революции наблюдается расцвет немецкой политической литературы. Еще были живы Шубарт и Векрлин, известные политические журналисты хи х годов, когда на арену выступило следующее поколение более радикально настроенных и политически более активных писателей. Они приняли участие в событиях Французской революции, в восстаниях в
Рейн-Пфальце, Силезии и Саксонии, а также в Майнцской республике. В своих трактатах, речах, диалогах и стихотворениях Георг Форстер, Георг
Ведекинд (1761—1839), Маттиас Меттерних (1758—1825), Андреас Йозеф
Гофман (1753—1849), Фридрих Котта (1758—1833), Фридрих Лене (1771—
1838) боролись за Французскую революцию и за Майнцскую республику. Комедии Николауса Мюллера (1770—1831) Дерево свободы и Аристократ в беде ставились в Майнцском национальном гражданском театре.
Андреас Георг Ребман (1768—1824), один из наиболее радикальных, рес­
публикански настроенных публицистов, начал как сатирик. В своих Письмах об Эрлангене (1792) Ребман выступил против церковного обскурантизма и антипросветительских тенденций. Из-за своей политической агитации он вынужден был в 1796 году эмигрировать из Германии в Париж. В 1798 году по поручению Директории он вернулся в Майнц в качестве судьи, а в конце наполеоновских войн стал председателем судебной палаты в Цвейбрюкене. Его
13
Классика и романтизм (1789—1830) Альманах обскурантов (1801) числился среди запрещенных книг. В романе Путешествие Ганса Кикиндивельт по всем четырем частям света (1795) он первым в немецкой литературе обратился к теме колониального угнетения. Немецкие политические журналы между
1790—1819 годами
1791 1792—1794 1792 1792 1792 1792 1792—1812 1794 1794—1800 1795 1798 1804—1837 1805 1808—1811 1810—1812 1813 1813—1814 1814—1816 1814—1818 1815—1816 1815—1817 1816—1819 1817—1819 1818—1820 1818—1819 Параграфы ("Paragrafen"), изд. Векрлин. Нюрнберг Патриотический архив ("Patriotisches Archiv"), изд. Мозер.
Маннгейм — Лейпциг
«Друг-гражданин» ("Bürgerfreund"), изд. М. Меттерних. Майнц Патриот ("Patriot"), изд. Ведекинд. Майнц Майнцская национальная газета ("Mainzer Nationalzeitung"), изд. Бёмер. Майнц Новая Майнцская газета, или Друг народа ("Die neue Mainzer
Zeitung oder der Volksfreund"), изд. Г. Форстер. Майнц
«Минерва» ("Minerva"), изд. Архенгольц и др. Гамбург Исторический журнал ("Historisches Journal"), изд. Вюрцер.
Альтона Гений эпохи ("Genius der Zeit"), изд. Хеннингс. Гамбург Новое серое чудовище ("Das neue graue Ungeheuer"), изд.
Ребман. Эрфурт Красный листок ("Das rote Blatt"), изд. Гёррес. Кобленц Чистосердечный и многоопытный швейцарский вестник ("Der aufrichtige und wohlerfahrene Schweizerbote"), изд. Цшокке. Арау Северный Меркурий ("Der nordische Merkur"), изд. Лангер. Берлин
«Язон» ("Jason"), изд. Бенцель-Штернау. Гота Австрийский наблюдатель ("Der österreichische Beobachter"), изд. Ф. Шлегель и др. Вена
«Русско-немецкий народный листок ("Russisch-Deutsches Volks-
Blatt"), изд. Коцебу Прусский корреспондент ("Der Preußische Correspondent"), изд. Нибур и др. Берлин Рейнский Меркурий ("Rheinischer Merkur"), изд. Гёррес. Кобленц Немезида ("Nemesis"), изд. Луден. Веймар — Йена Страж ("Der Wächter"), изд. Арндт. Кобленц
«Кильские листки ("Kieler Blätter"), изд. Дальман и др. Киль
«Изида» ("Isis"), изд. Окен. Веймар — Йена Оппозиционный листок, или Веймарская газета ("Oppositions­
blatt oder Weimarische Zeitung"), изд. Бертух и др. Веймар — Йена Весы ("Die Waage"), изд. Бёрне. Франкфурт-на-Майне Сокол ("Der Falke"), изд. Ашер. Лейпциг
14
Литература на рубеже веков
1818—1821 1818 1819 Вюртембергский друг народа ("Der Württembergische Volks- freund"), Штутгарт Патриот ("Patriot"), изд. Л. Виланд. Веймар — Йена Баварский друг конституции ("Der Baierische Verfassungs­
freund"), изд. Аретино. Мюнхен Георг Форстер Жизнь Форстера (1754—1794) подобна ярко вспыхнувшему и быстро погасшему пламени всего сорок лет длилась жизнь этого крупного естествоиспытателя, писателя и политического деятеля.
Форстер, сын пастора из Нассенхубена, близ Данцига, меньше полугода посещал школу, все свои знания он приобрел позднее в результате живых наблюдений и практического опыта в возрасте одиннадцати лет он сопровождал отца вовремя путешествия во внутренние области России, в тринадцать — перевел сочинение Ломоносова по истории России на английский язык, семнадцати — вступил в команду великого английского мореплавателя Джеймса
Кука вовремя поиска им легендарного Южного материка. Получив известность в качестве автора книги Путешествие вокруг света, он завязал знакомства с Бюффоном, Франклином, Лессингом, Лихтенбергом, стал профессором естественной истории в Касселе, доцентом в Вильне и библиотекарем университета в Майнце. Здесь его застигли революционные события. Войска французского генерала Кюстина прогнали осенью 1792 года курфюрста Фридриха фон
Эрталя и завоевали город. С 1792 года члена затем председатель Общества друзей свободы и равенства, Форстер успешно обосновал перед Конвентом необходимость объединения Майнца с Французской республикой. Он вынужден был остаться в качестве эмигранта в Париже, после того как в июле 1793 года Майнц сдался реакционной армии. Он умер в январе 1794 года, оставаясь верным до последнего вздоха своим идеям. Привлекательная сторона его произведений — описание путешествий, нравов и обычаев народов далеких стран. Его Путешествие вокруг света (1778—1780) уже свидетельствует о научном и историко-фило­
софском осмыслении необычайно богатых сведений, приобретенных им при знакомстве с самыми разными социально-историческими условиями. Исходя из противоположности естественного состояния жителей островов Южных морей и европейской цивилизации, он ставил вопрос Г. Ф. Ребман

15
Классика и романтизм (1789—1830) Г. Форстер (И. Г. Тишбейн) о путях развития человечества. Он ясно видел зарождение колониализма, но, обратив внимание на исчезновение счастливого равенства в результате колониализма, он тем не менее не мог не видеть в нем движущей силы исторического развития. Он считал его вызовом, ответом на который должен явиться гуманный процесс. Так диалектику общего процесса прогрессивного развития он определял как революционную теорию.
Форстера в качестве естествоиспытателя характеризовало то, что опыт он ставил выше умозрения, видел явления в их естественной связи, не скрывая при этом, что шел он от просветительского морализма. Последнее обстоятельство способствовало его позднейшей политической деятельности. Он ясно понимал, что для Германии буржуазная революция не стояла на повестке дня, ив своих работах Виды Нижнего Рейна, Брабанта, Фландрии, Голландии, Англии и Франции в апреле, мае, июне 1790 года (1791—1794), История английской литературы 1790 года, Революция и контрреволюция в 1790 году анализировал прежде всего местные причины социальных движений, получивших импульсы из Франции. Вначале он считал, что в Германии рамки имперских законов достаточно широки, чтобы найти равновесие между подданными, аристократией и королем. Тот факт, что в 1792 году он принял революцию, не означал пересмотра этих взглядов, означал лишь выбор, который он сделал между примирением с феодальным режимом и революционным путем, оказавшимся возможным для данного региона. Уже в своих Воспоминаниях 1790 года (1793) он указывал на всемирно- историческое значение французских событий, подчеркивая при этом, что положение в Германии складывается иначе Достославное готическое сооружение нашего имперского уложения не стоит на вулкане, его изящные башенки, его стройные колонны и роскошные своды не взлетят на воздух, обдавая нас огнем и серой политического возрождения. Значение совершающихся событий для будущего он мог только предчувствовать Как Французская революция отзовется в судьбе человечества и какой она найдет отклик до конца его дней — кто может сейчас сказать В отличие от морализующих идеалистов- мечтателей Форстер видел в точке пересечения местных и всемирно-истори­
ческих движений причины конкретных революционных процессов. Оставаясь на позициях вульгарного материализма, он пытался разъяснить своим соотечественникам закономерности совершающихся событий в таких работах, как Описание революции в Майнце (1793) и Парижские очерки (1794). Наиболее значительными произведениями Форстера-писателя остаются описания его путешествий. В его произведениях личность писателя начинает
16
Литература на рубеже веков играть все большую роль — со своими суждениями, оценками и мнениями она все больше выступает на первый план личность крупного прозаика, который благодаря своей теоретической прозорливости, публицистическому дару и политической стойкости принадлежит к выдающимся представителям немецкой литературы XVIII века, к самым значительным представителям революционной традиции.
Клопшток, Виланд и Гердер в последние годы творчества Актуальные исторические события заставили Клопштока покинуть древне­
германские дубравы. Выступив за независимость Североамериканских штатов в своих одах Воины (1778) и Нынешняя война (1781), он раньше других нашел в себе политическое мужество стать на сторону Французской революции.
Буржуазно-республиканские убеждения его заявили о себе в революционных одах Генеральные штаты (1788), Узнайте себя самих (1789) и Они, а немы, выразивших надежду на то, что Германия примкнет к революции.
Клопштоку — наряду с Вашингтоном и Пейном, Костюшкой и Песталоцци,
Шиллером и Кампе — было предоставлено французское гражданство как провозвестнику революции. В 1792 году в своей оде Освободительная война он заклинал полководцев контрреволюционной союзнической армии не сражаться с французскими революционерами. Но вскоре ему показалось, что идеалы свободы преданы. Когда французские войска перешли в наступление и пересекли границу, когда якобинская диктатура обратилась против внутренних и внешних врагов, Клопшток стал оплакивать свою ошибку (в стихотворе-
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   28

перейти в каталог файлов


связь с админом