Главная страница
qrcode

Н. А. Бердяеванархизм явление русского духа


Скачать 61.64 Kb.
НазваниеН. А. Бердяеванархизм явление русского духа
Дата26.03.2019
Размер61.64 Kb.
Формат файлаpdf
Имя файла26) Н. А. Бердяев.pdf
оригинальный pdf просмотр
ТипДокументы
#155940
Каталог

Н. А. БЕРДЯЕВ
Анархизм — явление русского духа
<Фрагменты>
…Русская национальная мысль чувствует потребность и долг разгадать загадку России, понять идею России, определить ее задачу и место в мире.
Для нас самих Россия остается неразгаданной тайной. Рос- сия — противоречива, антиномична. Душа России не покрыва- ется никакими доктринами. <…>
<…>
Россия — самая безгосударственная, самая анархическая страна в мире. И русский народ — самый аполитический народ, никогда не умевший устраивать свою землю. Все подлинно рус- ские, национальные наши писатели, мыслители, публицисты — все были безгосударственниками, своеобразными анархистами.
Анархизм — явление русского духа, он по-разному был присущ и нашим крайним левым, и нашим крайним правым. Славянофи- лы и Достоевский — такие же в сущности анархисты, как и Ми- хаил Бакунин или Кропоткин . Эта анархическая русская природа нашла в себе типическое выражение в религиозном анархизме
Льва Толстого . Русская интеллигенция, хотя и зараженная по- верхностными позитивистическими идеями, была чисто русской в своей безгосударственности. В лучшей, героической своей части она стремилась к абсолютной свободе и правде, не вместимой ни в какую государственность. Наше народничество, — явление характерно-русское, незнакомое Западной Европе, — есть явле- ние безгосударственного духа. И русские либералы всегда были скорее гуманистами, чем государственниками. Никто не хотел власти, все боялись власти, как нечистоты. Наша православная

Анархизм — явление русского духа
265
идеология самодержавия — такое же явление безгосударственного духа, отказ народа и общества создавать государственную жизнь.
Славянофилы сознавали, что их учение о самодержавии было сво- еобразной формой отрицания государства. Всякая государствен- ность представлялась позитивистической и рационалистической.
Русская душа хочет священной общественности, богоизбранной власти. Природа русского народа сознается, как аскетическая, отрекающаяся от земных дел и земных благ. Наши левые и рево- люционные направления не так уже глубоко отличаются в своем отношении к государству от направлений правых и славянофиль- ских, — в них есть значительная доза славянофильского и аскети- ческого духа. Такие идеологи государственности, как Катков или
Чичерин , всегда казались не русскими, какими-то иностранцами на русской почве, как иностранной, не русской всегда казалась бюрократия, занимавшаяся государственными делами — не рус- ским занятием. В основе русской истории лежит знаменательная легенда о призвании варяг-иностранцев для управления русской землей, так как «земля наша велика и обильна, но порядка в ней нет». Как характерно это для роковой неспособности и нежелания русского народа самому устраивать порядок в своей земле!
Русский народ как будто бы хочет не столько свободного госу- дарства, свободы в государстве, сколько свободы от государства, свободы от забот о земном устройстве. Русский народ не хочет быть мужественным строителем, его природа определяется как женственная, пассивная и покорная в делах государственных, он всегда ждет жениха, мужа, властелина. Россия — земля по- корная, женственная. Пассивная, рецептивная женственность в отношении к государственной власти — так характерна для русского народа и для русской истории…
Нет пределов смиренному терпению многострадального рус- ского народа. Государственная власть всегда была внешним, а не внутренним принципом для безгосударственного русского народа; она не из него созидалась, а приходила как бы извне, как жених приходит к невесте. И потому так часто власть произво- дила впечатление иноземной, какого-то немецкого владычества.
Русские радикалы и русские консерваторы одинаково думали, что государство — это «они», а не «мы». Очень характерно, что в русской истории не было рыцарства, этого мужественного на- чала. С этим связано недостаточное развитие личного начала в русской жизни. Русский народ всегда любил жить в тепле

266
Н. А. БЕРДЯЕВ
коллектива, в какой-то растворенности в стихии земли, в лоне матери. Рыцарство кует чувство личного достоинства и чести, создает закал личности. Этого личного закала не создавала рус- ская история. В русском человеке есть мягкотелость, в русском лице нет вырезанного и выточенного профиля. Платон Карата- ев у Толстого — круглый. Русский анархизм — женственный, а не мужественный, пассивный, а не активный. И бунт Баку- нина есть погружение в хаотическую русскую стихию. Русская безгосударственность — не завоевание себе свободы, а отдание себя, свобода от активности. Русский народ хочет быть землей, которая невестится, ждет мужа. <…>
Россия — самая государственная и самая бюрократическая страна в мире; все в России превращается в орудие политики.
Русский народ создал могущественнейшее в мире государство, величайшую империю. С Ивана Калиты последовательно и упорно собиралась Россия и достигла размеров, потрясающих воображе- ние всех народов мира. Силы народа, о котором не без основания думают, что он устремлен к внутренней духовной жизни, отдают- ся колоссу государственности, превращающему все в свое орудие.
Интересы созидания, поддержания и охранения огромного госу- дарства занимают совершенно исключительное и подавляющее место в русской истории. Почти не оставалось сил у русского народа для свободной творческой жизни, вся кровь шла на укре- пление и защиту государства. Классы и сословия слабо были развиты и не играли той роли, какую играли в истории западных стран. Личность была придавлена огромными размерами госу- дарства, предъявлявшего непосильные требования. Бюрократия развилась до размеров чудовищных. Русская государственность занимала положение сторожевое и оборонительное. Она выко- вывалась в борьбе с татарщиной, в смутную эпоху, в иноземные нашествия. И она превратилась в самодовлеющее отвлеченное начало; она живет своей собственной жизнью, по своему закону, не хочет быть подчиненной функцией народной жизни. Эта осо- бенность русской истории наложила на русскую жизнь печать безрадостности и придавленности. Невозможна была свободная игра творческих сил человека. Власть бюрократии в русской жизни была внутренним нашествием неметчины. Неметчина как-то органически вошла в русскую государственность и владела женственной и пассивной русской стихией. Земля русская не того приняла за своего суженого, ошиблась в женихе. Великие жертвы

Анархизм — явление русского духа
267
понес русский народ для создания русского государства, много крови пролил, но сам остался безвластным в своем необъятном государстве. Чужд русскому народу империализм в западном и буржуазном смысле слова, но он покорно отдавал свои силы на создание империализма, в котором сердце его не было заинте- ресовано. Здесь скрыта тайна русской истории и русской души.
Никакая философия истории, славянофильская или западниче- ская, не разгадала еще, почему самый безгосударственный народ создал такую огромную и могущественную государственность, почему самый анархический народ так покорен бюрократии, почему свободный духом народ как будто бы не хочет свободной жизни? Эта тайна связана с особенным соотношением женствен- ного и мужественного начала в русском народном характере.
Та же антиномичность проходит через все русской бытие. <…>
Можно установить неисчислимое количество тезисов и анти- тезисов о русском национальном характере, вскрыть много противоречий в русской душе. Россия страна безграничной свободы духа, страна странничества и искания Божьей правды.
Россия — самая не буржуазная страна в мире; в ней нет того креп- кого мещанства, которое так отталкивает и отвращает русских на Западе. <…> В русском народе поистине есть свобода духа, которая дается лишь тому, кто не слишком поглощен жаждой земной прибыли и земного благоустройства. Россия — страна бытовой свободы, неведомой передовым народам Запада, закре- пощенным мещанскими нормами. Только в России нет давящей власти буржуазных условностей, нет деспотизма мещанской семьи. Русский человек с большой легкостью духа преодолевает всякую буржуазность, уходит от всякого быта, от всякой норми- рованной жизни. Тип странника так характерен для России и так прекрасен. Странник — самый свободный человек на земле. Он ходит по земле, но стихия его воздушная, он не врос в землю, в нем нет приземистости. Странник — свободен от «мира» и вся тяжесть земли и земной жизни свелась для него к небольшой котомке на плечах.
Величие русского народа и призванность его к высшей жизни сосредоточены в типе странника. Русский тип странника нашел себе выражение не только в народной жизни, но и в жизни куль- турной, в жизни лучшей части интеллигенции. <…> Духовное странствование есть в Лермонтове , в Гоголе, есть в Л. Толстом и Достоевском , а на другом конце — у русских анархистов и ре-

268
Н. А. БЕРДЯЕВ
волюционеров, стремящихся по-своему к абсолютному, выходя- щему за грани всякой позитивной и зримой жизни. То же есть и в русском сектантстве, в мистической народной жажде, в этом исступленном желании, чтобы «накатил Дух».
Россия — фантастическая страна духовного опьянения, страна хлыстов, самосожигателей, духоборов, страна Кондратия Сели- ванова и Григория Распутина , страна самозванцев и пугачевщи- ны. Русской душе не сидится на месте, это не мещанская душа, не местная душа. В России, в душе народной есть какое-то бес- конечное искание, искание невидимого града Китежа, незримого дома. Перед русской душой открываются дали, и нет очерченного горизонта перед духовными ее очами. Русская душа сгорает в пламенном искании правды, абсолютной, божественной прав- ды и спасения для всего мира и всеобщего воскресения к новой жизни. Она вечно печалуется о горе и страдании народа и всего мира, и мука ее не знает утоления. Душа эта поглощена решением конечных, проклятых вопросов о смысле жизни. Есть мятеж- ность, непокорность в русской душе, неутолимость и неудовлет- воренность ничем временным, относительным и условным. Все дальше и дальше должно идти, к концу, к пределу, к выходу из этого «мира», из этой земли, из всего местного, мещанского, прикрепленного. Не раз уже указывали на то, что сам русский атеизм религиозен. Героически настроенная интеллигенция шла на смерть во имя материалистических идей. Это странное противоречие будет понято, если увидеть, что под материали- стическим обличием она стремилась к абсолютному. Славянский бунт — пламенная, огненная стихия, неведомая другим расам.
И Бакунин в своей пламенной жажде мирового пожара, в кото- ром все старое должно сгореть, был русским, славянином, был мессианистом. Таков один из тезисов о душе России. Русская на- родная жизнь с ее мистическими сектами, и русская литература, и русская мысль, и жуткая судьба русских писателей, и судьба русской интеллигенции, оторвавшейся от почвы и в то же время столь характерно национальной, все, все дает нам право ут- верждать тот тезис, что Россия — страна бесконечной свободы и духовных далей, страна странников, скитальцев и искателей, страна мятежная и жуткая в своей стихийности, в своем народном дионисизме, не желающем знать формы.
А вот и антитезис. Россия — страна неслыханного сервилизма и жуткой покорности, страна, лишенная сознания прав лично-

Анархизм — явление русского духа
269
сти и не защищающая достоинства личности, страна инертного консерватизма, порабощения религиозной жизни государством, страна крепкого быта и тяжелой плоти. Россия — страна купцов, погруженных в тяжелую плоть, стяжателей, консервативных до неподвижности, страна чиновников, никогда не пересту- пающих пределов замкнутого и мертвого бюрократического царства, страна крестьян, ничего не желающих, кроме земли, и принимающих христианство совершенно внешне и корыстно, страна духовенства, погруженного в материальный быт, страна обрядоверия, страна интеллигентщины, инертной и консерва- тивной в своей мысли, зараженной самыми поверхностными материалистическими идеями. Россия не любит красоты, бо- ится красоты, как роскоши, не хочет никакой избыточности.
Россию почти невозможно сдвинуть с места, так она отяжелела, так инертна, так ленива, так погружена в материю, так покорно мирится со своей жизнью…

Как понять эту загадочную противоречивость России, эту одинаковую верность взаимоисключающих о ней тезисов?
И здесь, как и везде, в вопросе о свободе и рабстве души России, о ее странничестве и ее неподвижности, мы сталкиваемся с тай- ной соотношения мужественного и женственного. Корень этих глубоких противоречий — в несоединенности мужественного и женственного в русском духе и русском характере. Безгра- ничная свобода оборачивается безграничным рабством, вечное странничество — вечным застоем, потому что мужественная сво- бода не овладевает женственной национальной стихией в России изнутри, из глубины. Мужественное начало всегда ожидается извне, личное начало не раскрывается в самом русском народе.
Отсюда вечная зависимость от инородного. В терминах фило- софских это значит, что Россия всегда чувствует мужественное начало себе трансцендентным, а не имманентным, привходящим извне. С этим связано то, что все мужественное, освобождающее и оформляющее было в России как бы не русским, заграничным, западноевропейским, французским или немецким или греческим в старину. Россия как бы бессильна сама себя оформить в бытие свободное, бессильна образовать из себя личность. Возвращение к собственной почве, к своей национальной стихии так легко принимает в России характер порабощенности, приводит к без- движности, обращается в реакцию. Россия невестится, ждет жениха, который должен прийти из какой-то выси, но приходит

270
Н. А. БЕРДЯЕВ
не суженый, а немец-чиновник и владеет ею. В жизни духа вла- деют ею: то Маркс , то Кант , то Штейнер , то иной какой-нибудь иностранный муж. Россия, столь своеобразная, столь необычай- ного духа страна, постоянно находилась в сервилистическом отношении к Западной Европе. Она не училась у Европы, что нужно и хорошо, не приобщалась к европейской культуре, что для нее спасительно, а рабски подчинялась Западу или в дикой националистической реакции громила Запад, отрицала куль- туру. Бог Аполлон, бог мужественной формы, все не сходил в дионисическую Россию. Русский дионисизм — варварский, а не эллинский. И в других странах можно найти все противопо- ложности, но только в России тезис оборачивается антитезисом, бюрократическая государственность рождается из анархизма, рабство рождается из свободы, крайний национализм из сверх- национализма. Из этого безвыходного круга есть только один выход: раскрытие внутри самой России, в ее духовной глубине мужественного, личного, оформляющего начала, овладение собственной национальной стихией, имманентное пробуждение мужественного, светоносного сознания. <…>
* * *
<…> Для русских характерно какое-то бессилие, какая-то без- дарность во всем относительном и среднем. А история культу- ры и общественности вся ведь в среднем и относительном; она не абсолютна и не конечна. Так как царство Божие есть царство абсолютного и конечного, то русские легко отдают все относи- тельное и среднее во власть царства дьявола. Черта эта очень национально-русская. Добыть себе относительную общественную свободу русским трудно не потому только, что в русской природе есть пассивность и подавленность, но и потому, что русский дух жаждет абсолютной Божественной свободы. Поэтому же трудно русским создавать относительную культуру, которая всегда есть дело предпоследнее, а не последнее. Русские постоянно находятся в рабстве в среднем и в относительном и оправдывают это тем, что в окончательном и абсолютном они свободны. Тут скрыт один из глубочайших мотивов славянофильства. Славянофилы хотели оставить русскому народу свободу религиозной совести, свободу думы, свободу духа, а всю остальную жизнь отдать во власть си- лы, неограниченно управляющей русским народом. Достоевский в легенде о «Великом Инквизиторе» провозгласил неслыханную

Анархизм — явление русского духа
271
свободу духа, абсолютную религиозную свободу во Христе. И До- стоевский же готов был не только покорно мириться, но и защи- щать общественное рабство. По-иному, но та же русская черта сказалась и у наших революционеров-максималистов, требующих абсолютного во всякой относительной общественности и не спо- собных создать свободной общественности.
Тут мы с новой стороны подходим к основным противоречиям
России. Это все та же разобщенность мужественного и женствен- ного начала в недрах русской стихии и русского духа. Русский дух, устремленный к абсолютному во всем, не овладевает му- жественно сферой относительного и серединного, он отдается во власть внешних сил. Так в серединной культуре он всегда готов отдаться во власть германизма, германской философии и науки. То же и в государственности, по существу серединной и относительной. Русский дух хочет священного государства в абсолютном и готов мириться с звериным государством в от- носительном. Он хочет святости в жизни абсолютной, и только святость его пленяет, и он же готов мириться с грязью и низостью в жизни относительной. Поэтому святая Русь имела всегда обрат- ной своей стороной Русь звериную. Россия как бы всегда хотела лишь ангельского и зверского и недостаточно раскрывала в себе человеческое. Ангельская святость и зверская низость — вот вечные колебания русского народа, неведомые более средним западным народам. Русский человек упоен святостью, и он же упоен грехом, низостью. Смиренная греховность, не дерзающая слишком подыматься, так характерна для русской религиоз- ности. В этом чувствуется упоение от погружения в теплую на- циональную плоть, в низинную земляную стихию. Так и само пророческое мессианское в русском духе, его жажда абсолютного, жажда преображения, оборачивается какой-то порабощенностью.
Я пытался характеризовать все противоречия России и свести их к единству. Это путь к самосознанию, к осознанию того, что нужно России для раскрытия ее великих духовных потенций, для осуществления ее мировых задач. <…>
…Возрождение России к новой жизни может быть связано лишь с мужественными, активными и творящими путями духа, с раскрытием Христа внутри человека и народа, а не с натурали- стической родовой стихией, вечно влекущей и порабощающей.
Это победа огня духа над влагой и теплом душевной плоти.
В России в силу религиозного ее характера, всегда устремлен-

272
Н. А. БЕРДЯЕВ
ного к абсолютному и конечному, человеческое начало не может раскрыться в форме гуманизма, т. е. безрелигиозно. И на Западе гуманизм исчерпал, изжил себя, пришел к кризису, из которо- го мучительно ищет западное человечество выхода. Повторять с запозданием западный гуманизм Россия не может. В России откровение человека может быть лишь религиозным открове- нием, лишь раскрытием внутреннего, а не внешнего человека,
Христа внутри. Таков абсолютный дух России, в котором все должно идти от внутреннего, а не внешнего. Таково призвание славянства. В него можно только верить, его доказать нельзя.
Русский народ нужно более всего призывать к религиозной му- жественности не на войне только, но и в жизни мирной, где он должен быть господином своей земли. Мужественность русского народа не будет отвлеченной, оторванной от женственности, как у германцев. Есть тайна особенной судьбы в том, что Россия с ее аскетической душой должна быть великой и могущественной.
Не слабой и маленькой, а сильной и большой победит она соблазн царства этого мира. Лишь жертвенность большого и сильного, лишь свободное его уничтожение в этом мире спасает и иску- пляет…
Русское национальное самосознание должно полностью вместить в себя эту антиномию: русский народ по духу своему и по призванию своему сверхгосударственный и сверхнациональ- ный народ, по идее своей не любящий «мира» и того, что в «ми- ре», но ему дано могущественнейшее национальное государство для того, чтобы жертва его и отречение были вольными, были от силы, а не от бессилия. Но антиномия русского бытия должна быть перенесена внутрь русской души, которая станет муже- ственно-жертвенной, в себе самой изживающей таинственную свою судьбу. Раскрытие мужественного духа в России не может быть прививкой к ней серединной западной культуры. Русская культура может быть лишь конечной, лишь выходом за грани культуры. Мужественный дух потенциально заключен в России пророческой, в русском странничестве и русском искании правды.
И внутренне он соединится с женственностью русской земли.
* * *
<…> В русском человеке нет узости европейского человека, концентрирующего свою энергию на небольшом пространстве души, нет этой расчетливости, экономии пространства и време-

Анархизм — явление русского духа
273
ни, интенсивности культуры. Власть шири над русской душой порождает целый ряд русских качеств и русских недостатков.
Русская лень, беспечность, недостаток инициативы, слабо раз- витое чувство ответственности с этим связаны. Ширь русской земли и ширь русской души давили русскую энергию, открывая возможность движения в сторону экстенсивности. Эта ширь не требовала интенсивной энергии и интенсивной культуры.
От русской души необъятные русские пространства требовали смирения и жертвы, но они же охраняли русского человека и давали ему чувство безопасности. Со всех сторон чувствовал себя русский человек окруженным огромными пространствами, и не страшно ему было в этих недрах России. Огромная русская земля, широкая и глубокая, всегда вывозит русского человека, спасает его. Всегда слишком возлагается он на русскую землю, на матушку Россию. Почти смешивает и отождествляет он свою мать-землю с Богородицей и полагается на ее заступничество.
Над русским человеком властвует русская земля, а не он вла- ствует над ней. Западноевропейский человек чувствует себя сдавленным малыми размерами пространств земли и столь же малыми пространствами души. Он привык возлагаться на свою интенсивную энергию и активность. И в душе его тесно, а не про- странно, все должно быть рассчитано и правильно распределено.
Организованная прикрепленность всего к своему месту создает мещанство западноевропейского человека, столь всегда пора- жающее и отталкивающее человека русского. Это мещанские плоды европейской культуры вызывали негодование Герцена , отвращение К. Леонтьева , и для всякой характерно русской души не сладостны эти плоды. <…>
[Русский человек] должен, наконец, освободиться от власти пространств и сам овладеть пространствами, нимало не изменяя этим русскому своеобразию, связанному с русской ширью. Это означает радикально иное отношение к государству и культу- ре, чем то, которое было доныне у русских людей. Государство должно стать внутренней силой русского народа, его собственной положительной мощью, его орудием, а не внешним над ним на- чалом, не господином его. <…>
Очень характерно, что не только в русской народной рели- гиозности и у представителей старого русского благочестия, но и у атеистической интеллигенции, и у многих русских пи- сателей чувствуется все тот же трансцендентный дуализм, все

274
Н. А. БЕРДЯЕВ
то же признание ценности лишь сверхчеловеческого совершен- ства и недостаточная оценка совершенства человеческого. Так средний радикальный интеллигент обычно думает, что он или призван перевернуть мир, или принужден остаться в довольно низком состоянии, пребывать в нравственной неряшливости и опускаться. Промышленную деятельность он целиком предо- ставляет той «буржуазии», которая, по его мнению, и не может обладать нравственными качествами. Русского человека слиш- ком легко «заедает среда». Он привык возлагаться не на себя, не на свою активность, не на внутреннюю дисциплину личности, а на органический коллектив, на что-то внешнее, что должно его подымать и спасать. Материалистическая теория социальной среды в России есть своеобразное и искаженное переживание религиозной трансцендентности, полагающей центр тяжести вне глубины человека. Принцип «всё или ничего» обычно в России оставляет победу за «ничем».
* * *
Нужно признать, что личное достоинство, личная честность и чистота мало кого у нас пленяют. Всякий призыв к личной дис- циплине раздражает русских. Духовная работа над формировани- ем своей личности не представляется русскому человеку нужной и пленительной. Когда русский человек религиозен, то он верит, что святые или сам Бог все за него сделают, когда же он атеист, то думает, что все за него должна сделать социальная среда…
Святости все еще поклоняется русский человек в лучшие минуты своей жизни, но ему недостает честности, человеческой честности. Но и почитание святости, этот главный источник нравственного питания русского народа, идет на убыль, старая вера слабеет. Зверино-земное начало в человеке, не привыкшем к духовной работе над собой, к претворению низшей природы в высшую, оказывается предоставленным на произвол судьбы.
И в отпавшем от веры, по современному обуржуазившемся рус- ском человеке остается в силе старый религиозный дуализм.
Но благодать отошла от него, и он остался предоставленным своим непросветленным инстинктам.
Оргия химических инстинктов, безобразной наживы и спе- куляции в дни… великих испытаний для России есть наш ве- личайший позор, темное пятно на национальной жизни, язва на теле России. Жажда наживы охватила слишком широкие

Анархизм — явление русского духа
275
слои русского народа. Обнаруживается вековой недостаток честности и чести в русском человеке, недостаток нравственного воспитания личности и свободного ее самоограничения. И в этом есть что-то рабье, какое-то не гражданское, догражданское со- стояние. Среднему русскому человеку, будь он землевладельцем или торговцем, недостает гражданской честности и чести…
Русский человек может бесконечно много терпеть и выносить, он прошел школу смирения. Но он легко поддается соблазнам и не выдерживает соблазна легкой наживы, он не прошел настоя- щей школы чести, не имеет гражданского закала. Это не значит, что, так легко соблазняющийся и уклоняющийся от путей личной и гражданской честности, русский человек совсем не любит Рос- сии. По-своему он любит Россию, но он не привык чувствовать себя ответственным перед Россией, не воспитан в духе свободно- гражданского к ней отношения.
Приходится с грустью сказать, что святая Русь имеет свой коррелятив в Руси мошеннической. Это подобно тому, как моногамическая семья имеет свой коррелятив в проституции.
Вот этот дуализм должен быть преодолен и прекращен. Нуж- но вникать в глубокие духовные истоки наших современных нравственных язв. В глубине России, в душе русского народа должны раскрыться имманентная религиозность и имманент- ная мораль, для которой высшее божественное начало делается внутренне преображающим и творческим началом. Это значит, что должен во весь свой рост стать человек и гражданин, вполне свободный. Свободная религиозная и социальная психология должна победить внутри каждого человека рабскую религиоз- ную и социальную психологию. Это значит также, что русский человек должен выйти из того состояния, когда он может быть святым, но не может быть честным. Святость навеки останется у русского народа, как его достояние, но он должен обогатить- ся новыми ценностями. Русский человек и весь русский народ должны сознать божественность человеческой чести и честности.
Тогда инстинкты творческие победят инстинкты хищнические.
* * *
Вершина человечества вступила уже в ночь нового средневе- ковья, когда солнце должно засветиться внутри нас и привести к новому дню. Внешний свет гаснет. Крах рационализма, возрож- дение мистики и есть этот ночной момент. Но когда происходит

276
Н. А. БЕРДЯЕВ
крах старой рассудочной мысли, особенно нужно призывать к творческой мысли, к раскрытию идей духа. Борьба идет на ду- ховных вершинах человечества, там определяется судьба чело- веческого сознания, есть настоящая жизнь мысли, жизнь идей.
В середине же царит старая инертность мысли, нет инициативы в творчестве идей, клочья старого мира мысли влачат жалкое существование. Средняя мысль, мнящая себя интеллигентной, доходит до состояния полного бессмыслия. Мы вечно наталкива- емся на статику мысли, динамики же мысли не видно. Но мысль по природе своей динамичная, она есть вечное движение духа, перед ней стоят вечно новые задачи, раскрываются вечно новые меры, она должна давать вечно творческие решения. Когда мысль делается статической — она костенеет и умирает…
В мировой борьбе народов русский народ должен иметь свою идею, должен вносить в нее свой закал духа… Русские должны в этой борьбе не только государственно и общественно пере- строиться, но и перестроиться идейно и духовно. Постыдное равнодушие к идеям, закрепощающее отсталость и статическую окаменелость мысли, должно замениться новым идейным во- одушевлением и идейным подъемом.
Почва разрыхлена, и настало благоприятное время для идей- ной проповеди, от которой зависит все наше будущее. В самый трудный и ответственный час нашей истории мы находимся в состоянии идейной анархии и распутицы, в нашем духе со- вершается гнилостный процесс, связанный с омертвением мыс- ли консервативной и революционной, идей правых и левых.
Но в глубине русского народа есть живой дух, скрыты великие возможности. На разрыхленную почву должны пасть семена новой мысли и новой жизни. Созревание России до мировой роли предполагает ее духовное возрождение.

перейти в каталог файлов


связь с админом