Главная страница
qrcode

Михаил Рощин. Продается мир. Недорого.. Недорого. 2016 годГлава 01


НазваниеНедорого. 2016 годГлава 01
АнкорМихаил Рощин. Продается мир. Недорого..pdf
Дата13.12.2017
Размер3.81 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файлаMikhail_Roschin_Prodaetsya_mir_Nedorogo.pdf
оригинальный pdf просмотр
ТипДокументы
#51403
страница1 из 14
Каталогid9433704

С этим файлом связано 44 файл(ов). Среди них: Mikhail_Roschin_Prodaetsya_mir_Nedorogo.pdf, Gratis_H_228_kelanleitung_B_228_r_Minimishka.pdf, VVHob11pril2015.pdf, Cross_Stitch_Crazy_January_2016.pdf, Lena_Kreativ_11_2015.pdf и ещё 34 файл(а).
Показать все связанные файлы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14

МихаилРощин
Продаётсямир. Недорого.
2016 год
Глава 01
Голос достучался до сознания не сразу, вырывая Стаса из глубины мыслей.
- Сколько нужно?
Для дилера это был рабочий момент, а вот для его клиента каждая такая встреча вызвала внутреннюю дрожь и благоговенный трепет. Еще бы, в предвкушении долгожданного удовольствия кого угодно начнет тряски, как на холодном ветру. И хотя погода была далека от летней, никакой ветер не мог бы вызвать подобную дрожь, как у наркомана при виде дозы.
- Мне две. Если есть, подешевле.
Голос Стаса был слабым, с трудом различимым на фоне уличных шумов. Да и сам он выглядел изможденным и безжизненным. Бледное лицо с ввалившимися глазами говорило о постоянном недосыпании, худое тело, спрятанное слишком свободной одеждой, выдавало неготовность к активной жизни. Для убедительности он еще показал два пальца, словно опасаясь, что торговец зельем его не расслышит и отпустит меньше, чем надо.
Дилер, которого все звали Шнифт, опустил одну руку в карман, начал нащупывать товар.
Вторую же протянул к Стасу, недвусмысленно намекая на необходимость оплаты.
- Ты же знаешь, что дешевле и дороже не бывает. Весь товар одинакового качества.
И в подтверждение своих же слов добавил.
- Так что с тебя две сотки.
Стас с фатализмом вздохнул, он и не рассчитывал получить скидку, но надежда умирает предпоследней. Сумма была заранее приготовлена, и через секунду перекочевала из рук в руки.
Шнифт быстрым движением спрятал купюры в кармане, а другой рукой протянул клиенту приготовленный пакетик. Стас воровато взял его в руки и не смог удержаться, чтобы не рассмотреть поближе. Прозрачный полиэтилен давал хороший обзор: внутри лежали две небольших, бледно-голубых капсулы, и они обещали удовольствие тому, кому принадлежали.
Стас вдруг вспомнил, как в далеком детстве так же сильно желал получить сладкую конфету. Он был готов сделать почти всё, чтобы кто-нибудь из взрослых его угостил. И спустя
годы, в его полных двадцать пять лет, ситуация принципиально не изменилась: роль дяди выполнял Шнифт, а сам Стас - оставался тем же ребенком, желающим удовольствия.
Изменились только леденцы.
Дилер обоснованно считал сделку законченной, и его начинало напрягать то, что клиент не желает уходить. Это ему не нравилось, и всегда было плохим знаком. "Контрольную закупку" еще никто не отменял, а общаться с полицией ему хотелось меньше всего. Он окинул улицу взглядом, но пока ничего подозрительного не было. Тем не менее, от этого торчка следует избавиться.
- Еще что-нибудь?
Стас секунду помолчал, как будто прикидывая свои шансы, потом достал из кармана оставшиеся деньги, быстро пересчитал. Не хватало совсем немного, и он решился еще раз попытаться.
- У меня тут немного не хватает. Может, продашь третью со скидкой?
Шнифт понял, о чем пойдет разговор, еще до того, как Стас открыл рот. Работа предполагала такие вот ситуации, но давать слабину не следовало, иначе вести разлетятся быстро, и у него возникнут проблемы.
- Цена стандартная. Нет денег - нет товара.
Потом чуть приблизился к лицу Стаса, и продолжил, уже намного тише, и гораздо более доходчиво: - И в знак уважения к тебе, как к постоянному клиенту, я просто отвечу "нет",
вместо того, чтобы разбить тебе лицо.
После этого Шнифт улыбнулся, неприятно прищурившись. Мышцы лица напряглись, и от этого один его глаз каким-то невообразимым образом почти вылез из глазницы и принялся буравить Стаса взглядом. Тот отстранился, поежившись - зрелище было крайне неприятное.
Дилер хохотнул и вернул лицо в прежнее, паскудно улыбающееся состояние.
- А если будут деньги, всегда рад помочь.
#######
Всю свою историю человечество погружалось в пучину страстей и пороков, с течением времени отличались лишь методы.
В далекой древности, когда дикие племена еще отбивали пещеры у медведей и маленькими стайками загоняли мамонтов ради мяса, уже тогда их шаманы сжигали на костре специальные травы и входили в транс. Они думали, что связываются с духами, и те говорят, что делать. А на деле это было просто наркотическое воздействие.
Чуть позже на смену вредным травам пришел якобы более безопасный алкоголь, и он
приводил к еще более неприятным последствиям. Но его не считали такой уж пагубной привычкой, чтобы искоренить из обихода. До тех пор, пока не стало слишком поздно. Не одна тысяча человек погибла из-за спиртного, и не одна обогатилась на его продаже.
Дальше - хуже. Появились синтетические наркотики, и они в последнее время занимали лидирующее положение на рынке, в большинстве своём подпольном. Много кто хотел купить, и мало кто продавал, но тем не менее, покупатель и продавец всегда находили друг друга. А если нет, то первый страдал куда больше второго.
Но в последние пару лет ситуация вновь начала меняться, на виду оказалось очередное зелье. Принципиально новый вид наркотика, необычная формула, которая не поддавалась анализу. Отдельные компоненты удавалось выделить, но все они были слишком простыми, и не описывали конечный эффект на организм.
Каналы сбыта были хоть и традиционными, но закрыть их все не удавалось. В
большинстве случаев можно было найти только финального дилера, который распространял товар на улицах, а о более крупных поставщиках оставалось лишь мечтать. Как и о верхушке товарного потока.
Все наблюдения и расследования не позволяли найти организатора или хотя бы изобретателя этой формулы. "Корень зла" оставался неизвестным, и это осложняло всю работу по борьбе с наркотиком. Было мнение, что организатором был человек, наделенный властью, которая подкреплялась законодательно. Но это были только лишь слухи, не подтвержденные никакими фактами.
Никто ничего не знал о "синих", а именно так их называли на улицах. На деле это были бледно-голубые капсулы, небольшого размера, похожие на леденцы. Немного сладковатые на вкус, они и вправду были похожи не конфеты, разница была только в цене. И, разумеется, в эффекте. Удовольствия от них было больше, чем от целого кулька обычных детских леденцов.
Однако, "синие" были привычной проблемой. Они появились, они распространялись и прочно вошли в обиход многих людей. И искоренить их оттуда будет очень сложно. А вот появившиеся слухи о более продвинутых капсулах заставляли тревожиться...
#######
Гарт сделал глоток прямо из горлышка, пиво было холодным и немного щекотало горло.
Он поставил бутылку на стол, рядом с уже пустующей, и вновь взглянул на напарницу.
Молодая девушка, с живыми глазами, короткими темными волосами, и мелодичным голосом. Она совсем не походила на сотрудницу полиции, и он в очередной раз подумал, что эта работа не для неё. Однако, сразу вспомнил о прячущейся в этой девушке настойчивости и
целеустремленности, и отбросил вредные мысли.
Она тем временем придвинула поближе к себе заказанное блюдо, только что принесенное официантом. Стопка маленьких блинчиков, сложенных на большой тарелке.
Рядом небольшой кувшин со сладким сиропом. Сплошные калории.
- Что? - Со смехом спросила Лина, проследив его взгляд. Она знала, как он относится к вредной еде. Точнее, это было не отношение, а многолетняя привычка. Еще несколько лет назад он активно занимался атлетизмом, и много знал о правильном питании. Однако сейчас, он уже забросил эту привычку, и стал превращаться в нормального человека. Но занятия прошлых лет были заметны по его громадной фигуре, выделявшейся даже под свободной одеждой.
Он был старше, и относился к ней как-то по отечески. Мало того, что он был напарником, но еще и другом. И не упускал случая пожурить за заведомо вредные занятия.
- Ну что? - Повторила она вопрос, зная, что иначе Гарта не разговорить. Характер оставлял желать лучшего, и даже к концу второй бутылки пива смягчался не сильно.
- На ночь, блины со сгущёнкой ешь. - Он с деланным укором погрозил пальцем.
- И не сгущёнка это, а сироп. - Она аккуратно взяла тонкими пальцами первый блин,
макнула в тягучую жидкость и отправила в рот.
- Хрен редьки не слаще, углеводы тут одинаковые.
Секунду подождал ответа, но его не последовало. Она была занята жеванием, и только через некоторое время добавила: - Раз в неделю можно. Всё равно завтра на пробежке всё
сгорит. А себя радовать нужно.
Он тем временем в очередной раз сделал глоток, потом наклонился чуть ближе.
- Надо по работе кое-что обсудить.
Девушка была внутренне готова к такому повороту. Гарт всегда был человеком дела, она об этом знала до прихода в управление, и успела убедиться за время их совместной работы.
Он мог запросто начать излагать какие-нибудь обстоятельства текущего дела, независимо от времени суток, или обсуждать возможные зацепки, или любой из подобных вопросов. Её это никогда не смущало, и поэтому, наверное, они хорошо сработались. У него одержимость работой, у неё природный энтузиазм. Удачное сочетание.
Гарт вернул бутылку на стол, быстро оглянулся, убедившись, что никого нет рядом, и только потом начал говорить.
- На улицах стали появляться "красные". Есть мнение, что могут появиться в широкой продаже.
Лина отправила в рот еще один блинчик, обильно политый сиропом. Не торопясь
прожевала, потом деланно пожала плечами, как бы "ничего удивительного".
- Они уже начинают всплывать иногда. - Слова была не разборчивы, девушка еще жевала.
- Всё не так просто, речь идёт не о рознице. Где-то...
Он внезапно замолчал. Подошедший официант принес девушке чай и забрал бутылку из- под пива, недавно опустошенную Гартом. Тот молча дождался, пока они останутся одни, и продолжил.
- Возможно, где-то в городе должно начаться массовое производство. То, что всплывало раньше - пробные образцы.
Лина наконец закончила с блинами, обтерла руки и придвинула к себе чай.
- А что дают эти "красные"? Новое поколение? Я про "синие" читала, но с трудом улавливала смысл, какие-то гормоны, нейромедиаторы и еще куча медицинских терминов.
Непонятно написано. Ясно, что вызывают зависимость и часто побочные эффекты. Но это у любой отравы так.
- Матчасть учить надо было.
Лина потупилась, и только потом поняла, что это была шутка. Гарт не менялся в лице,
независимо от контекста своих слов, и нельзя было понять, шутит он или говорит серьезно. В
этом была еще одна сложность в общении с ним.
- Ладно, поняла ошибку. Просветишь? - С улыбкой ответила она.
Он начал говорить спокойным размеренным тоном, как будто преподаватель объяснял нерадивым ученикам очередной вопрос школьной программы.
- "Синие" воздействуют на глубинные структуры мозга, и человек засыпает. Это воздействие особенное, сон получается не естественный. И засыпающий человек осознаёт,
что он спит. Сновидение часто оказывается одно и то же. Спящий человек будто видит фильм, в котором он сам же и принимает участие. Для него эти события во сне становятся реальностью, и он начинает жить там. Как этого добиваются, я не знаю, химики говорят, что в капсуле особый баланс гормонов, психостимуляторов и галлюциногенов. Но важно не это,
а то, что человек погружается в осознанный сон. Такие сновидения длятся как обычно,
несколько часов, но спящему кажется, что он живет в этом искусственном мире несколько дней. Это и приводит к зависимости, преимущественно психологической. Иногда бывают и побочные эффекты, типа эмоционального выгорания и деградации личности. Вроде как от перегрузки мозга, или что-то в этом роде.
Гарт был хорошо ориентирован в вопросе, учитывая, что он был полицейским, а не химиком. Лина слушала, не перебивая. Она делала небольшие глотки чая, держа кружку обеими руками, и не сводила глаз с напарника. А тот продолжал.

- "Красные" же действуют немного по-другому. Суть у них одинакова, и те, и другие погружают человека в осознанный сон. Но в случае "красных" мир не такой огромный, но более детальный. Ощущения сна меньше, и человек зачастую забывает, что спит, принимая видимое за реальность. И главное, что в такой сон можно поместить некую информацию,
которую человек не знал, и после пробуждения он её как будто изучает. Она вместе со сном записывается ему в голову, или что-то в этом роде. Всё неплохо, но у "красных" намного больше побочных эффектов, они опаснее для жизни.
Он сделал паузу, горько хмыкнул.
- Но кого это остановит?
Лина не говорила ни слова. Она знала о прошлом Гарта, но никогда об этом не говорила.
Еще только когда пришла в управление, ей шепнули по секрету, что его сын некоторое время назад погиб, и не без помощи "синих". Многие хотели бы забыть об этом, но только не Гарт.
Он словно обозлился на весь мир и рьяно взялся за дело. Он пускал все силы, чтобы искоренить эти наркотики, и возникающую от них угрозу.
Гарт не показывал виду, но Лина знала, что внутри он еще переживает события тех дней.
Допив последний глоток чая, она отставила чашку в сторону и вопросительно посмотрела на напарника. Тот прикончил пиво одним залпом, утёр рот тыльной стороной ладони и вопросительно кивнул в сторону выхода. Она согласно склонила голову.
Уже на улице, застегнувшись на молнию до предела и зябко поеживаясь от ветра, они стояли на ступеньках кафе. Гарт прикурил сигарету, она демонстративно отмахнула от себя синь табачного дыма.
- Доберешься сама? - Вопрос был излишним, оба это понимали. Её подготовка позволила бы постоять за себя. Но он по-отечески заботился о ней, редкими вопросами предлагая помощь.
- Конечно. А ты?
Он хмыкнул в ответ. Если у неё еще могли возникнуть сложности в пути, то к нему бы даже никто не стал подходить, учитывая немаленькие габариты.
Она махнула рукой в знак прощания и двинулась вдоль по улице. Гарт был ей благодарен.
Он знал, что Лина была в курсе его прошлых дел, и произошедшей у него трагедии. И
никогда не произносила не слова, чтобы не бередить старые душевные раны.
Он сделал еще пару затяжек, затем бросил окурок на мокрую землю и растоптал его тяжелым ботинком. Не застегивая куртку, он опустил руки в карманы, и его крупная фигура неторопливо двинулась по улицу в другую сторону. Он не озвучивал своих планов, но был уверен, что Лина поняла его как надо. Завтра нужно будет проверить пару зацепок. Может,

"красные" действительно начали появляться.
Глава 02
Стас находился в комнате для допросов уже около часа, но его это практически не волновало. Кофе, хоть и остывший, у него был, в участке было тепло, а на остальное ему было плевать. Он не знал, за что его задержали, но причина доставки в участок была ясна,
как день. При обыске у него в кармане нашли оставшуюся голубую капсулу, одну из двух,
которые ему продал Шнифт. Такое уже случалось раньше, и Стас знал, что долго его не продержат. Поэтому душевных волнений он не испытывал.
Однако, такое состояние могло быть и последствием приема капсулы накануне вечером,
у них часто были похожие остаточные явления. Все становилось неважно, и проходящая мимо тусклая жизнь превращалась в набор картинок, фиксируемых мозгом и тут же забываемых.
Ярче всего в памяти был вчерашних приём "синей", такие моменты были самыми мощными его воспоминаниями последних лет. Он вернулся домой, разделся и приготовился ко сну. Проглотил капсулу, запил стаканом воды и забрался в постель.
Эффекта обычно долго ждать не приходилось. Всего пару минут спустя на него навалилась тяжесть, тело переставало слушаться, глаза закрылись и он постепенно начал погружаться в сон. Управляемые сновидения тем и хорошо, что позволяют перехватить этот момент и запомнить его на будущее.
Перед глазами сквозь закрытые веки иногда проникали бледные лучи света с улицы,
шумы проезжавших мимо машин сливались в один монотонный гул, а конечности отказывались повиноваться. Раз за разом, тёмные пятна перед глазами меняли форму,
приобретая странные, но знакомые очертания. Погружение было похоже всегда, отличалось лишь набором образов, в каждом случае своё. Кто-то считал, что это зависело от конкретного человека и его образа мыслей, некоторые полагали, что видения зависели от дозы галлюциногенов в капсуле. Но все сходились в одном - в момент погружения причина видений становилась неважной.
Очередное бледное пятно сложилось в образ большого тигра. Оно приближалось,
наступало на Стаса, полоски на боках становились всё ярче, он издал беззвучный рык из огромной клыкастой пасти, проносясь мимо, в последний момент обратившись в такую же огромную полосатую пчелу.
Она была уже озвучена, видимо, психостимуляторы добрались до нужных отделов коры
головного мозга. С явным жужжанием полосатое насекомое промчалось мимо, исчезая за границей поля зрения. Стас повернул голову вслед звуку, и взгляд его упёрся в парящий на облаках средневековый галеон. Высокие мачты поднимались высоко над тремя палубами,
фигурки матросов мелькали то тут, то там, выполняя команды капитана, стоящего на мостике. Корабль медленно двигался вдоль узкой полоски перистых облаков, искажая их ровную границу. Они постепенно деформировались от движения судна, меняли цвет и плотность, превращаясь в глазах Стаса в пенные волны. Они выбрасывались на берег,
разбиваясь о торчащий из прибрежного песка округлый серый камень, отполированный соленой водой за многие сотни лет до состояния идеально ровного шара. Брызги разбившихся волн покрывали поверхность камня, отражая множество лучей солнца, которые попадали в глаза и ослепляли наблюдавшего за картиной Стаса.
Тот несколько раз моргнул, приспосабливаясь к новой обстановке, и огляделся. Всё
перед этим было преддверием, а теперь он уже находился во сне. Никаких странных преобразований больше не было, мир вокруг был устойчив и непоколебим, как если бы был реальным.
Стас находился на одном из пустынных островов в центре океана, где-нибудь на экваторе. Поблизости на расстоянии многих морских миль не было никаких проявлений цивилизации. Шумные города и толпы людей остались где-то очень далеко. А здесь было комфортно и спокойно. Шезлонг удобно охватывал его тело, лежать на нем было очень удобно, однако палящее солнце грело немного сильнее, чем надо.
Мгновенье спустя, только он успел моргнуть и пожалеть о жаре, над ним появился полупрозрачный зонтик из двухслойного пластика. Такое было вполне в духе управляемого сна: нежелательных изменений не было, а вот любые прихоти хозяина сна исполнялись тотчас, он даже не успевал сформировать внятную мысль.
Зонтик был хорошим, пропускал тепло, но задерживал солнечные лучи и позволял не щуриться. Так стало намного лучше, Стас откинулся на спину, прикрыл глаза и собрался насладиться отдыхом, как кто-то сбоку коснулся его плеча.
- Хочешь?
Голос был мелодичный, приятный, он ласкал слух. Открыв глаза, Стас увидел красивую девушку, она стояла, наклонившись к нему, и протягивала коктейль. Он с легким кивком благодарности принял в руки запотевший стакан и сделал глоток. То что нужно!
Стас был здесь первый раз. Пляж был завораживающим, как и все места, где он раньше оказывался. И, как правило, он не менял местоположение, а оставался на весь сон. А это, по местным меркам, занимало несколько дней. Он знал, что в любое время, стоит ему только
захотеть, он окажется где ему угодно. Любое место, время, любые условия. И именно поэтому ему нравились такие сны. Да и не только ему, а всем "наркоманам сна". Все зависели от жизни, которой они не могли себе позволить. И все соглашались платить небольшую цену, чтобы пожить несколько дней так, как они всегда мечтали.
Омрачал тот факт, что в конце всё равно придется в ту клоаку, которую называли "реальным миром". Но такова жизнь, и сетовать не приходилось, особенно когда впереди несколько воображаемых, но таких реальных дней счастья.
Стас отбросил тяжелые мысли, и они мгновенно растворились где-то в глубине. У него есть несколько дней, а потом будет еще и еще. Нет причин сожалеть. Он подманил пальцем стоящую рядом девушку, та не спеша приблизилась на край его шезлонга и наклонилась ближе к лицу...
От размышлений его отвлек звук открываемой двери. В допросную вошли двое сотрудников, Стас окинул их безразличным взглядом - транквилизаторы действительно давали о себе знать. Вошедшие разделились, молодая девушка уселась за стол, прямо напротив, положила перед собой тонкую картонную папку. Мужчина же, более старший и значительно крупнее в размерах, отошел к стене и облокотился об неё спиной. Он будет наблюдать.
Стас поймал себя на мысли, что люди интересуют его меньше, чем стена. Она была обита звукоизолирующим картоном. Рыхлый, с большим количеством отверстий, он был однотонного грязно-серого цвета, но в свете потолочной лампы становился почему-то зеленоватым...
- Итак, Стас, - привлекла его внимание сидящая напротив девушка. Она смотрела прямо на него, пытаясь прочитать реакцию. Он медленно повернул к ней голову, будто находясь в трансе.
- Тебе известно, за что тебя задержали?
Стас не отвечал. Он знал, что разговоры записываются, и любые его слова могут обернуть против него. А еще он знал, что серьезных правонарушений не совершал.
Девушка раскрыла тонкую папку, принесенную с собой. Не спеша перевернула несколько листов, изучая изложенную информацию. Потом подняла глаза на Стаса.
- У тебя при досмотре нашли запрещенное вещество. Ты вообще в курсе, что нельзя торговать "синими"?
Стас упорно смотрел на лист бумаги в руках девушки. Секунды молчания тянулись медленно, но в конце концов он открыл рот.
- Я не понимаю, о чем вы говорите.

Мужчина отошел от стены и начал прогуливаться размеренными шагами позади задержанного. Походка его была тяжелой, внушительной, и начинала действовать на нервы.
Девушка протянула ему лист, Стас взял его в руки и принялся изучать.
- Это копия протокола досмотра. У тебя в кармане была найдена бледно-голубая капсула. Конечно, она отправлена на экспертизу, но заранее могу сказать, что внешне она похожа на запрещенный препарат, для погружения человека в управляемые сновидения.
Торговля ими запрещена, и тебе это должно быть известно.
Стас как мог, изобразил удивление. Конечно, ему это было известно, об этом знали все живущие в мире, кроме самых маленьких детей и глубоких стариков. Да и то потому, что у первых еще не сформировалось мышление, а вторые начинали деградировать.
- О какой торговле идёт речь? Я никому ничего не продавал, а эта штука оказалась в моём кармане случайно.
Он еще раз окинул взглядом бумагу.
- Да, вот, написано про одну капсулу. А для обвинения в торговле у меня должно их быть не меньше десятка. Так что, думаю, вам нечего мне предъявить и скоро вы меня отпустите.
Девушка переглянулась с напарником, он минуту назад прекратил ходить и остановился за спиной Стаса. Оба понимали, что парень ориентирован в вопросе, и надавить на него вряд ли получится. Одна капсула - это употребление, а за такое не полагается ответственности.
Каждый волен травить себя тем, чем хочет.
Мужчина за спиной Стаса приблизился, чуть склонился к уху и тихим низким голосом произнес ему прямо на ухо: - Лучше говори, у кого взял!
И вслед за этим резко ударил по крышке стола раскрытой ладонью. Воздух вздрогнул от мощного хлопка, а Стас от неожиданности. Секунду он колебался, но на удивление быстро взял себя в руки.
- Дед Мороз под дверь положил, это подарочек такой.
Девушка за столом молча закрыла папку, поднялась с места и направилась к двери. Уже возле выхода она обернулась.
- Смотри, не выделывайся слишком. Сейчас на тебя ничего нет, но мы будет за тобой присматривать.
И оба полицейских вышли из комнаты, оставив задержанного в одиночестве.
Уже в коридоре, на ходу, Лина обратилась к напарнику.
- Парень в курсе ситуации. Нам нечего ему предъявить, придется отпустить.
Гарт согласно кивнул.
- Что можно, так это держать его в поле зрения. Если повезет, выйдем на дилера.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14

перейти в каталог файлов


связь с админом