Главная страница
qrcode

Николай Кузьмичев. Час серебряного орла


НазваниеНиколай Кузьмичев. Час серебряного орла
АнкорЧас серебряного орла.pdf
Дата03.01.2018
Размер0.62 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файлаChas_serebryanogo_orla.pdf
оригинальный pdf просмотр
ТипДокументы
#54497
страница1 из 10
Каталогnickolay_kuzmichev

С этим файлом связано 42 файл(ов). Среди них: ChAS_SEREBRYaNNOGO_ORLA_GLAVA_6.pdf, Svyatitel_Feofan_Zatvornik_-_Evangelskaya_istor.pdf, Kyerkegor_S_-_Besedy_-_2009.pdf, Robert_F_Taft_Stati_2.pdf, Chas_serebryanogo_orla.pdf, Istoria_gotov_vandalov_i_svevov_Isidor_Sevilskiy_Iz_sbornika_nau, arkhimandrit_Ioann_Manussakis_Bog_posle_metafiziki_pdf.pdf и ещё 32 файл(а).
Показать все связанные файлы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

1
Николай Кузьмичев.
ЧАС СЕРЕБРЯНОГО ОРЛА
Пролог.
Монолитным блоком, грохоча тяжелыми ботинками в унисон друг другу,
так, что стёкла в домах вибрировали, а в ушах звенело, маршировали штурмовики. Чёрная, матово-чёрная, чернее самой ночи броня будто поглощала лунный свет, от чего казалась ещё чернее. Словно волна океана
Тьмы захлестнула улицы спящей Империи в полуночный час и с грохотом величественно покатилась по ним к главным городским воротам. Даже свет факелов в их руках не особенно осветлял легионеров, отчего складывалось впечатление, что они не люди, но демоны Бездны,
порождения самой ночи.
Колонны шли молча почти все время, лишь изредка зловещим громовым раскатом прокатывалась грубая фраза на общеимперском, и то выкрикивали её обыватели, наблюдавшие все это: "Слава Императору!" .
Ночной воздух задрожал от гула тысяч голосов... Вдоль войсковых колонн одинокими серыми фигурами тянулись служители Езуса, которому поклонялись в Империи с первых её дней. А меж серых фигур изредка проскакивали другие. В чёрных балахонах, с капюшонами, скрывающими лица, без факелов, с одними лишь крестами в руках. Инквизиторы. О них ходило столько слухов... Их обвиняли в куче преступлений, вплоть до уничтожения детей. Правда, обвинители обычно заканчивали свои жизни на кострах или в темных застенках. Святая Инквизиция была справедлива,
но жестока, и клевету не прощала. Родилась она в первые дни Империи, в
2055 году от рождества Езуса, одновременно с Новой Церковью. О тех

2
временах в целом известно достаточно мало. Тогда западный континент,
называемый Европой, тонул в потоках переселенцев с Востока, буквально задыхаясь в них. И в какой-то момент несогласные с этим страны восстали. Что произошло дальше — точно неизвестно. Сформировались режимы жёсткой, нацистской диктатуры на территории всей Европы и частично Азии, зачистки несогласных и "расово-неполноценных"
закончились лишь через 5 лет. Тогда же режим стал все более консервативным и менее жестоким. Была провозглашена Первая Империя,
во главе с Марком Первым. Началась экспансия и колонизация Африки и
Азии.
С 2030-го до 2055-го года существовала Первая Империя, или, как её
ещё называют, прото-империя. До тех пор, пока не были открыты гиперпространство и возможность создания искусственной атмосферы. С
этого началась космическая эра. Эра Новой Империи...
Колонна штурмовиков остановилась у огромной, почти необозримой площади, запруженной людьми. Чёрным змеем проползла она сквозь толпу, плавно, красиво, словно бы в некоем танце, разбиваясь, или, даже вернее будет сказать, растекаясь, на ровные квадраты, над каждым из которых парило знамя Империи — красный флаг и чёрный орёл в белом круге, держащий в грозных когтях фасцию, как символ единства народа
Империи. Такое же знамя, но в три раза больше, эдакое гигантское полотно, висело и на здании, стоящем напротив бойцов.
Самым заметным в здании был огромный купол. Он опирался на четыре мощных столба. В нише одного из них стояла пятиметровая статуя:
высокий мужчина с густой бородой и кудрявыми волосами. Подняв глаза к небу, он опирался на копье выше его самого. Тело его было облачено в просторные одежды, а на ногах были сандалии. В подкупольном

3
пространстве над главным алтарём находился огромный балдахин на четырёх витых колоннах, на которых стояли статуи ангелов.
Красота здания (кажется, это был Собор, Центральный Имперский
Собор) так завлекала, что высокую фигуру на балконе, отображающуюся на десятках огромных экранов, можно было и не сразу заметить. Это был
Император. Его имени не знал никто, для всех он был просто Император.
Невзирая на отличное освещение, фигура его была словно нечёткой.
Невозможно было определить её очертаний. Только суровое нордическое лицо, отдающее северной красотой, русые длинные волосы по плечи,
черная военная форма и фуражка с серебрянным орлом, как на знамени.
Император что-то неспешно говорил. Какая-то речь, медом для ушей подданных, лилась из его уст, ложась на душу, обволакивая и увлекая.
Точных слов расслышать не удавалось, но душой чувствовалось все и без этого.
Если он говорил о Родине, Матери Империи, то в душе мгновенно поднималась волна патриотизма, возникало желание взять винтовку и идти в штыковую на любого врага. Если говорил о Церкви, игравшей немалую роль в жизни Империи, возникал благоговейный трепет. О чем бы он ни говорил: о техническом прогрессе человечества, о договорах с
Чужими, о восстании колоний или о чем-либо ином, нутром ощущалась атмосфера того, что он произносил — гордость ли, одобрение ли союзов,
ненависть ли к восставшим предателям — все это бурей эмоций бушевало в душах каждого, кто слышал речь Императора.
Подобным даром обладал только он и Первый Понтифик — Папа
Римский. Традиция, оставшаяся со времён древней католической церкви,
ставшей основой новой, Единой Церкви. Империя старалась по крупицам восстанавливать догматику, теологию и прочее наследие, но старый

4
Ватикан был полностью стёрт с лица земли варварами с Востока, остался лишь нынешний Центральный Собор. Но кое-что все же сохранилось, и из этого и была создана Имперская Церковь. Она оказала невероятную поддержку развитию культуры, активно поддерживала движение вперед науки. Но методы к противникам её были суровыми. Инквизиция была гораздо суровее, чем та, что существовала в средние века, ещё до Великого
Миграционного Кризиса. Но и ошибок она не совершала. Никогда.
Император закончил речь. Тысячи рук взлетели к небу в приветственном салюте, знамя на Соборе затрепетало на ветру, отчего могло показаться,
будто чёрный орёл сейчас воспарит к небу...
Глава первая
Джей медленно приоткрыл один глаз. Сквозь жалюзи едва пробивался солнечный свет, словно бы робко и неуверенно приглашая Джея вылезти из тёплой и уютной постели, одеться и выйти на свежий воздух...
Впрочем, свежий воздух и улица уже лет сто как не синонимы. Воздух в квартире за счет современных фильтров был куда чище и свежее. Джей,
словно большой, натрескавшийся валерьянки кот, лениво потянулся,
зевнул и свесил с кровати одну ногу. Слегка прохладный воздух комнаты показался ему слишком холодным. Поморщившись, он спрятал ногу обратно под одеяло и ещё минут пять так и лежал, уставившись в потолок,
будто пытаясь разглядеть на нем что-то, и думая о своем.
Уютный частный домик на севере Африки обошелся Джею в круглую сумму, но оно того стоило. Не каждый может позволить себе жизнь не то что на Терре, но вообще во внешнем кольце (жилые планеты, наиболее близко прилегающие к Земле). А уж частное жильё в элитной зоне Терры,
рядом с курортной зоной, в колыбели человеческой Цивилизации —

5
Египте, могли позволить себе лишь единицы. Джей был страшно горд этим жильем. Домик был оборудован всем необходимым: интерактивными панелями, встроенными в стены, позволявшими в два касания по ближайшей стене сделать себе полноценный обед из первого, второго блюд и десерта, сообщить последние новости и ещё услышать вежливое
«приятного аппетита» мелодичным женским (или мужским, в зависимости от предпочтений клиента) голосом; отличным музыкальным центром,
множеством фильтров воздуха, отличным мини—баром с интерактивным управлением и многими другими функциями.
При всем этом обстановка была довольно минималистской. Кровать,
длинный шкаф, комод, легко убирающийся в стену, и маленький коврик посреди комнаты. Огромная пластина телевизора шириной во всю стену висела напротив кровати (впрочем, телевизор легко сворачивался в рулон и мог быть повешен где угодно, толщиной он был не больше школьной тетради в 12 листов), и требовалась лишь голосовая команда, чтобы включить его. В принципе, Джей мог позавтракать, послушать новости,
посмотреть фильм, выкурить сигару, пообщаться с кем угодно в Империи и послушать хорошую музыку даже не поднимаясь с постели. И,
разумеется, так бы он и сделал, но зазвонивший телефон (довольно большая и очень тонкая, толщиной в лист А4 "лопата") нарушил все планы.
— Да? — голос Джея спросонья был хриплым и слегка недовольным.
Можно даже сказать, капризным.
— Джей? Это Вик, — собеседник явно был встревожен. В голосе прямо- таки звенела тревога.
— Да, это я, — тон Джея резко изменился. Из капризного изнеженного человека 22 века он превратился в сурового и полностью серьёзного

6
мужчину. — Что случилось?
— Пи**ец случился, — выдохнул Вик. — "Красный свет", Эллада-4.
Тебя ждут в Центральном Штабе в Риме. Там все и объяснят, — и собеседник оборвал связь.
Джей действительно резко изменился. Когда дело доходило до чего—то важного, все леность и расслабленность мгновенно исчезали. Сбросив одеяло, он встал и мгновенно оделся. Одежда ничуть не изменилась за полстолетия: джинсы и чёрная шелковая рубашка одинаково хорошо смотрелись как на человеке 21—го, так и 22—го столетий. Просторная ванная комната услужливо зажглась электрическим светом, едва Джей коснулся ручки двери.
Взяв бритву — старую, как мир, без капли новшеств, лишь пластик и сталь — он уставился в зеркало на своё отражение. Красивой внешности мужчина лет тридцати, нордической строгой внешности, с короткой стрижкой "ежиком" и татуировкой — кельтским крестом на шее.
Недельная щетина, помятый вид, красные глаза, и кислая мина немного портили общую картину, но в целом все было неплохо. С щетиной за минуту управилась бритва, а вид поправила ледяная вода. Теперь Джей уже никак не походил на лентяя и неженку, коим был еще пятнадцать минут назад. Суровый, средних лет, мужчина, крепкий и поджарый,
прямая осанка выдавала в нем военного, а ледяной безжалостный взгляд,
пронизывающий до глубины души, даже указывал на подразделение...
Через час Джей уже переминался с ноги на ногу в здании аэропорта,
ожидая рейс до Рима. Аэропорты, начиная с 2056-го ещё года, стали чем- то вроде автобусных остановок. Никаких таможен не было и в помине.
Случаи терактов были единичными. За последние 20 лет такой произошёл всего один. Во многом этому поспособствовала монорелигиозность. Та же

7
проблема радикального ислама, бывшая причиной стольких бед и смертей в 21 и ранее, веках, оказался забыт со смертью народов, его исповедовавших, во время кровавой тирании прото-империи. Помимо прочего, в Империи почти полностью отсутствовало радикальное инакомыслие. Желающие больших свобод заканчивали жизни в концентрационных лагерях в дальних районах Империи. Или... поднимали восстания.
"Красный свет" — кодовая фраза, означающее вооруженное сопротивление планеты или связки планет Империи и Императору.
Эллада-4 была довольно далеко от Терры, но при этом являлась крайне важным торговым узлом. Все товары с более дальних планет так или иначе проходили через неё. В принципе, в восстаниях не было ничего необычного. Они случались ежегодно и всегда хватало одного легиона штурмовиков для того, чтобы мятеж утоп в крови. Но в этот раз что—то явно было не так. Оставалось лишь понять, что же именно.
Наконец, рейс подошёл. Сев в самолёт, Джей закрыл глаза. Предстояло обдумать все дальнейшие действия. Его вызвали не куда-нибудь, а в центральный штаб Империи, в Рим. Древний город, оплот Империй...
Причём вызвали почему-то именно его, бывшего наемного убийцу,
прошедшего военную службу в карательном легионе, а ныне работающего на Службу Безопасности, занимаясь той же работой — убийствами — за деньги.
Самолёт дрогнул и начал разгон. Джей тряхнул головой, стараясь отогнать от себя навязчиво лезущие в голову воспоминания, связанные с его грязной работой, и вытащил из кармана джинс телефон и два маленьких шарика, напоминающих беруши, только сделанные из чего-то очень пластичного, и вставил их в уши. Те мгновенно "растеклись" под

8
размер его ушной раковины. Выбрав в плеере, встроенном, как и сотня других функций, в смартфон Джея, он включил режим случайного воспроизведения, оставляя за устройством право решать, что ему слушать.
В ушах заиграла приятная и красивая музыка, в которой Джей без труда узнал органную фантазию Баха. Такая музыка вечна, она переживёт саму вселенную и никогда не умрёт. Музыка, словно холодный, до ломоты ледяной, кристально-чистый горный ручей вливалась в душу Джея,
освежала и бодрила его. Действовала она всегда по-разному. Иногда могла пробудить какие-то воспоминания, спавшие до этого в тёмных уголках его разума, иногда, напротив, очищала мозг от них. Могла она настроить его на философский лад, заставляя размышлять над довольно сложными вопросами бытия или же обдумывать насущные проблемы.
На этот раз она, словно умелый гипнотизёр, усыпляла его. Веки тяжелели, а в глаза словно насыпали ведра песка. Последнее, что уловил мозг Джея, перед тем, как провалиться в ласковые объятия Морфея —
лёгкий толчок, когда огромный лайнер, словно гигантская белоснежная птица, оторвался от земли и взмыл в небо.
Рим был совсем не похож на тот средневековый городок, каким он ещё
был полвека назад... Стеклянные иглы небоскребов, сверкающие на солнце, словно стремились к небу. Их внешняя лёгкость как—то удивительно настраивала на оптимистичный лад даже самых отпетых пессимистов и нытиков. Центральный Штаб располагался в одном из небоскребов и занимал все здание. Несколько сотен этажей ввысь и ещё
столько же вглубь, огромная сеть подвальных помещений, бомбоубежища,
в том числе и противоатомные; паутиной растянувшиеся на много тысяч километров коридоры, соединяющиеся с метрополитенами сразу нескольких крупнейших городов Терры и различными подземными

9
коммуникациями, чей возраст столь велик, что волосы на голове приходили в движение при одной мысли о тех временах.
Насколько знал Джей, основательнее было лишь центральное здание
Святой Инквизиции в Ватикане. Ввысь оно было совсем невысоким, но вглубь... А уж сеть подземных тоннелей опутывала всю Терру огромной рыбацкой сетью, соединяясь даже с подвалами жилых домов.
Теоретически, инквизиция могла наведаться с визитом к любому жителю столицы Империи. Не уступали в запутанности катакомбам и эстакады.
Взмывающие на много метров, а иногда и километров вверх, они опутывали небеса Терры так, что порой закрывали солнце; на нижних уровнях многих городов его вовсе заменяли искусственные приборы освещения, хоть как—то спасая эти места от вечной тьмы.
Здание аэропорта Джей покинул почти сразу же. Два охранника —
двухметрового роста андроиды — проводили его взглядами, прямо—таки излучавшими недружелюбие, но пристать не решились. Аэропорт окружала большая парковая зона. Ряды аккуратно высаженных деревьев,
скамейки, стоящие на одинаковом расстоянии друг от друга по бокам ровных дорожек однозначно бы порадовали глаз любого перфекциониста.
Однако любоваться окружающей природой Джею было некогда. Рядом с ним уже опускался маленький, размером с теннисный мячик, робот.
Внешне он напоминал в разы уменьшенную человеческую голову: чёрный шар с двумя белыми полосами слева и справа. Словно два рубина,
красными огнями светили два фотодиода, расположенных на этой "голове"
там, где должны быть глаза. Снизу, как фильтры противогаза,
располагались динамики.
Робот с минуту повисел, словно бы пристально изучая стоящего перед ним человека, и улетел восвояси. К тотальной слежке Джей привык, как и

10
все в Империи. Жить в полицейском государстве не так тяжело, как кажется. Созданный в 2070 году Искусственный Интеллект (ИСИ), за 30
лет ставший искусственным Сверхразумом, что в миллионы раз умнее любого из людей, делал уровень жизни в Империи, а в особенности на наиболее близких Кольцах Обитаемости, более чем высоким. И население медленно стало превращаться из людей в стадо. Потребление стало смыслом жизни. А ИСИ производил все новые и новые технологии,
делающие жизнь человека все более комфортной. Человек бы неизбежно уже деградировал, но, по счастью, культ здорового образа жизни,
ведущегося организациями, занимающимися духовной сферой общества,
давал свои плоды. Спорт приносил Империи большую прибыль.
Инвентарь разлетался на «ура», а загруженность транспорта желающими отдохнуть на природе давала стимул создавать больше этого транспорта и расширять дороги, что в итоге давало дополнительную прибыль.
Сытое брюхо, хороший досуг, бесплатная медицина и образование,
пусть и ставшее одним из видов пропаганды, — все это превращало человечество в овец, пастухом которых был Император. Овцы любили пастуха, но и пастух овец не обижал. Хотя, иногда Джей начинал сомневаться, кто же есть Император? ИСИ, совмещающий функции государственного аппарата, научных центров и центрального банка? Или,
быть может, Папа Римский, имеющий влияние едва ли не равное
Императору? Философия материализма, несмотря на усилия Церкви это исправить, победила в Империи. Светлое будущее лишило людей стимула стремиться к Идеалу, к высшим матерям. Примитивизм возобладал в умах людей, поставив потребности выше всего, культивировав и сделав их единственно—верным смыслом жизни. В Езуса верил каждый второй, но насколько искренней была эта вера? Для многих Езус был лишь одной из

11
частиц всеобщего круговорота благ. Одной из традиций, вроде орла
Римской Империи на флаге или символа Ликтора у него в когтях.
Традиции играли большую роль в жизни людей Империи, но сплетаясь с культом потребительства, они давали безумную смесь.
Сам Джей полагал себя, скорее, агностиком. Если Езус и существует, то он, Джей, совершил слишком много зла в дарованной ему Богом свободе,
и ничуть в нем не раскаивается. А таким путь в рай, пожалуй, закрыт.
Однако на дальних кольцах обитаемости дело обстояло совсем иначе.
Первое кольцо — заселенные планеты вокруг Терры, находящиеся ближе всего к ней. Там жили почти как на Терре, разе что немного победнее.
Второе, чуть дальше относительно первого. И немного менее богатое. И
так далее. Чем дальше Кольцо, тем менее полезно оно Империи, тем меньше есть смысл тратить на него огромное количество денег. Хотя, есть исключения: так называемые "Золотые Планеты" — богатые источники ресурсов. Там население ни в чём не нуждается, словно живёт под боком
Императора.
Десятое же Кольцо вообще не кольцо, а огромное количество разбросанных планет, на совершенно разном, но далёком расстоянии от
Терры. Оборудованы они по необходимому минимуму. На них располагаются концлагеря, рудники, шахты... Туда ссылают преступников со всей галактики, мятежников в особенности. Рабский труд до смерти под жёстким ультрафиолетовым излучением звезд, в радиации, под дулами винтовок охраны. Большинство зеков с "промытыми" мозгами.
Психологически закодированы на подчинение. Жестоко, конечно, но выгодно. Использовать совершенные технологии слишком дорогостоящее удовольствие. Оборудовать ими одну такую планету — уже миллиарды имперских марок, а уж все их... А использование рабского труда позволяет

12
снизить цену обслуживания одной планеты-шахты до одного миллиона.
Дешево и удобно. Хотя население об этом почти ничего не знает,
предпочитая даже не задумываться, откуда Империя берет ресурсы.
Мысли людей зациклены на личных благах, что отлично устраивает
Императора.
Джей двинулся сквозь парк. Встреченные им люди были одеты довольно неброско, за века внешний вид одежды ничуть не поменялся, разве что материал, из которого ее изготавливали, стал совершенно искусственным.
Лица у людей были приветливыми и веселыми, причём, как показалось
Джею, искусственно-веселыми. Было в этой веселости что-то ненастоящее, наигранное. Словно их расслабленность — сугубо дежурный элемент, не отображающий внутренний мир, состояние человека в данный момент, его настроение и чувства, но какая-то рабочая обязанность. Джею даже противно было от такого. Наушники, сразу после того как Джей заснул, свернулись в маленькие шарики и прицепились к ушной раковине, словно пластырь. Внешне это было даже не заметно, они сменили цвет на телесный, и толщиной стали не больше миллиметра.
Удобно. Захотел — снял и вставил в ухо, не захотел — свернуть обратно в тонкую пластину дело секундное. Прогресс, однако. Прогресс,
направленный на то, чтобы сделать жизнь человека наиболее ему комфортной. Сделать так, чтобы человеку пришлось прикладывать минимум усилий для всего и минимум умственных потуг. Неизбежное следствие развития технологий.
Откуда-то из пустоты играла ненавязчивая красивая мелодия,
излучаемая словно бы самим воздухом. Она была как бы везде, нигде не становясь тише или громче, как будто источник звука двигался одновременно с Джеем или находился в его голове. Объяснялось это очень

13
просто. Тропинка совмещала в себе в том числе и функцию динамика.
Вскоре Джей вышел за пределы парка, прямиком к автомагистрали.
Проносящиеся по дороге — а это были, как правило, автобусы —
загруженные доверху людьми, работали на электроэнергии, а потому не создавали вредных выхлопов. Частных автомобилей было много меньше,
чем раньше. В условиях мегаполиса они лишь захламляли движение, да и налоги на них были немаленькие. На Терре было мало тех, кто не мог их себе позволить.
Это была самая оживленная часть Рима, рабочие кварталы. Небоскребы корпораций, паутины эстакад... Ближе к центру город становился все более старинным. Средневековая архитектура, готические соборы, узкие улочки... Но путь Джея лежал, к его сожалению, не туда, не к маленькому уюту южно-европейских стран, но в современные кварталы, в стеклянные леса небоскребов.
Вскоре к обочине, на которой терпеливо ждал Джей, подъехал, словно подплыл, небольшой чёрный микроавтобус. Выглядел он примерно так же,
как выглядели они лет пятьдесят назад, разве что был более обтекаемым и чем-то напоминал футуристические машины из прошловековых фильмов в жанре «киберпанк». Джей сел внутрь. Мягкие сидения из настоящей кожи были явным признаком того, что у компании, коей принадлежал транспорт, денег такое количество, что девать уже некуда. Настоящая кожа стоила столько, что даже у Джея глаза лезли из орбит при виде таких сумм. Впрочем, владельцем автобуса была Имперская Армия. А её
денежные резервы были безграничны.
Автобус управлялся автопилотом, как и весь транспорт Империи,
потому Джею оставалось лишь пялиться в окно, наблюдая серые городские пейзажи. Автопилот — бортовой компьютер; как и все

14
компьютерные системы Империи он был полностью подключен к искусственному сверхинтеллекту, ИСИ, или, как его иногда называли,
надмозгу, что сводило шансы ДТП к нулю, ведь ИСИ практически не способен ошибиться. И ДТП и впрямь не случалось.
Собственно, это было ещё одно объяснение отсутствию терактов.
Компьютерная система безопасности охватывала все общественные места
Империи, даже частные территории. И, как порождение ИСИ,
безошибочно обнаруживала любого террориста.
Наконец, автобус подъехал к огромной игле офиса Имперского
Центрального Штаба. Джей вышел из распахнувшейся двери и двинулся к стеклянным же дверям холла офиса. Сквозь них идеально просматривался сам холл: широкая, круглая комната, на стенах беспрерывно мелькает реклама, расписывающая все прелести службы Империи в рядах её
славной армии, стойка рецепшена с интерактивной поверхностью. Все необходимое можно выбрать самому. Двери услужливо разъехались в стороны, словно демонстрируя своё дружелюбие перед посетителем. Джей вошёл в холл по белому как снег полу, на котором, как и на стенах,
мелькали всевозможные пропагандистские плакаты, и приблизился к ресепшену. На его поверхности мгновенно возникли строки: «Джейсон
Стив Дэвидсон, "Красный Свет", встреча в Штабе», затем мелодичный услужливый женский голос произнес: «Господин Дэвидсон, к сожалению,
глава Штаба, господин Кроули, с которым у вас назначена встреча,
временно отсутствует, а его заместитель, господин Вик Кинг, что осведомил вас о встрече, не имеет достаточных полномочий для введения вас в курс дела. По этой причине меня просили организовать для вас виртуальную встречу. Вы же проходили чипизацию?»
Компьютер штаба разговаривал с Джеем так, что создавалось

15
впечатление, будто перед ним стоит реальная девушка. Чипизацию —
вживление в головной мозг чипа, несущего в себе функции мобильного телефона, банковской карты, удостоверения личности и ещё кучи личных документов, он проходил ещё перед поступлением на службу в
Имперскую Армию, двадцать лет назад.
— Тогда, — не дожидаясь ответа, продолжила «девушка», — мы можем сразу подключить вас к моим системам. Сядьте в любое кресло и расслабьтесь.
Джей обернулся. Сзади него, вдоль стены стояло несколько кресел. Он опустился в одно из них и откинул голову на спинку, закрыв глаза. Это всегда похоже на транс. Или на сон. Сначала твои мысли начинают путаться, в голове возникают спонтанные образы, потом они обретают очертания и, наконец, когда десятки компьютеров, держащих сервера виртуальной реальности, обработают запрос пользователя и загрузят ему нужное пространство, очертания обретут четкую структуру, став единым целым.
Джей сидел в такой же комнате. Ничего не поменялось, разве что напротив тоже стояло кресло, в котором нога на ногу развалился его собеседник. В официальном костюме, с сигарой в зубах... Эдакий типичный "капиталист" с плакатов марксистов. На столике между ними стояла бутылка дорогого виски и два стакана. Впрочем, пить никто из собеседников явно не собирался. Хотя, в виртуальности это куда лучше,
нежели в реальной жизни. Опьянение наступит, но это будет лишь его иллюзия, додуманная мозгом. Клетки его не пострадают. И печень тоже.
— Ты, верно, удивлён, зачем тебя, киллера на службе государства,
вызвали по вопросу какого-то вшивого мятежа, пусть и случившегося в основной торговой зоне Империи, в четвёртом кольце, да еще и на

16
планете, что из этого кольца ближе остальных к Терре, Элладе-4... — глава штаба обладал глубоким, мелодичным баритоном, проникающим в саму душу.
— Есть такое, — слегка хрипловатый голос Джея каким—то образом был созвучен собеседнику.
— Что ж... — вздохнул Кроули, вынимая сигару изо рта. В
виртуальности у него не было лица. Лишь дымная пелена. А как выглядел
Кроули в реальности, Джей не знал, посему облик собеседника оставался для него тайной. — Восстания случаются в среднем раза два в год.
Земной, естественно год. То бишь, разумеется, два раза в 365 дней.
Обычно их сразу топят в крови. Но в этот раз... Мы попытались.
Карателей туда посылать было бесполезно, мятежники хорошо вооружились и составили грамотную линию обороны, потому туда была отправлена пехота. Точнее, элита войск, Штурмовые Отряды. Но их попытки ничего не дали. Атака отбита. Штурмовики окопались на севере планеты, в городке Энжелтаун. Это беспрецедентный случай. Последний раз штурмовики не смогли взять восставшую планету лет двадцать назад,
во времена Техноереси, когда кучка идиотов, обожествлявших ИСИ,
бежала от инквизиции на Эндорус и там подняла восстание под знаменами марксистской революции. Тогда планету уничтожили бомбой нового поколения, спровоцировав субатомный её распад. В этот раз уничтожать планету — крайне невыгодно для Империи. Но проблема, друг мой, в ином. Какого, спрашивается, черта, они за два дня выстроили такую грамотную линию обороны? Среди них нет военных. Но оборона по всем правилам. И силовые поля и артиллерия, и все, что хочешь. Я уж молчу,
откуда у них такие технологии, торговый центр все же, но такие стратеги...
Это возможно только при наличии у них помощи ИСИ. А это невозможно.

17
Ибо уже на ранней стадии создания ИСИ, помимо прочего, запрещена любого вида измена. Код, встроенный в него, автоматически блокирует любую логическую цепочку, которая может привести к предательству искусственным сверхинтеллектом власти хумансов. Ты должен это понимать. Но тогда как? Искусственный сверхразум только один.
Созданный Тадеушем Ружевичем в 2045-м году. Именно его усилиями мы открыли гиперпространство, как ты помнишь. Так вот, кроме него у человеческой расы нет больше таких программ. Если бы и появились —
ИСИ мгновенно подчинил бы их себе уже на ранней стадии развития.
— Чужие? — предположил Джей.
— Нет. Исключено. Во-первых, Чужие, если допускать их существование — а ИСИ оценил шансы на это как почти стопроцентные
— не пойдут на контакт с какими-то оборванцами. А Империя слишком велика, чтобы не заметить её. Мы много раз посылали сигналы в открытый космос. До сих пор ответа не было. Но если их улавливали, то не знать о Империи не могут. Следовательно, возможность их сотрудничества с повстанцами исключена. Совершенно.
— Быть может, просто среди них нашёлся талантливый стратег?
Самородок, — Джею совсем не хотелось никаких загадок. И он совершенно не желал усложнять все какими-то тайнами вокруг планеты.
Будь его воля, он бы сбросил туда биобомбу, уничтожающую все живые организмы на планете, и не мучался бы. Но Имперский Штаб не любил разбрасываться планетами.
— Самородок? Наиболее вероятная версия, на данный момент, но...
Самородок переиграл ИСИ. Штурм укреплений повстанцев был тщательно спланирован им, а мы лишь внесли необходимые корректировки, перепроверенные и одобренные ИСИ. План был идеален.

18
Разумеется, ИСИ тоже не всемогущ, его действия подчинены законам логики, да и его логика тоже не совершенна, равно как и его разум.
Например, некоторые антиномии неподвластны оказались даже ему, но при этом он все равно в миллиарды раз умнее любого человека. Он не способен ошибаться. Тем более, в таких мелочах. Следовательно, план не содержал в себе никаких изъянов и однозначно работал. Разгадай они его
— им пришлось бы лет десять придумывать как его обойти. А тут за час спланировать такую операцию и покрошить в капусту тридцать тысяч наших бойцов... Это же невозможно! Ситуация осложнена тем, что на стороне повстанцев теперь и местный гарнизон. Ничего серьёзного,
рядовые солдаты регулярной армии, простые защитные комбинезоны,
даже силовой брони нет, да и навыки страдают. Но вот оружие.. Им они владеют достаточно хорошо, чтобы научить сносно стрелять даже самого отъявленного болвана. Да и моральный дух ребят из регулярной армии это подбивает. Как так, их же братья по оружию перешли к повстанцам...
Кстати, на сей раз они уже не прикрывается именем Езуса, а воюют против неё. Идеология воинствующего атеизма. Так что на этот раз в уничтожении их заинтересована и Инквизиция. Войну против Церкви она не прощает. А методы у неё... Я промолчу. В общем, твоя задача —
отправиться на Элладу-4 в качестве капитана Имперской Армии, коим ты являешься. Только из карателей перевожу тебя в элитные войска.
Направлю в 141-й пехотный легион. Там ты приживешься. В прямых столкновениях с врагом отслеживать их стратегию и логику их действий.
Анализировать не надо. Просто наблюдай. Анализ — дело ИСИ. Задача номер два — уничтожение повстанческого правительства. Это все таки твоя работа. Ах да, они свергли губернатора, он находится в их застенках.
Его не помешало бы вызволить. И на допрос, на Терру. Епископ местной

19
Церкви уже прибыл в Москву. Сейчас его допрашивает Святая
Инквизиция. О том что я тебе тут говорил — ни слова. Для всех ты не киллер, а офицер запаса. Завтра с утра за тобой прилетит шаттл. В
полдень, в космопорте Империум. Номер в гостинице в этом же здании тебе забронирован. Это сто пятый этаж, пятьсот семидесятый номер.
Удачи.
Видение расплылось кругами по воде. Минуту Джей сидел не двигаясь,
приходя в себя. Вот как? Восстание, которое не может подавить даже элита Имперской Армии.... Что ж, и не с таким судьба сводила, как—
нибудь справимся. Куда интереснее то, что его отправили на Элладу—4
как действующего капитана вооружённых сил Империи, действующего капитана Штурмовых Отрядов. По сути, он даже выше званием простого армейского майора. С чего бы такое доверие наемному убийце?.. Впрочем,
в этом ещё предстоит разобраться. А пока что следует подняться в номер и как следует выспаться.
С этой мыслью Джей поднялся и двинулся к прозрачной внешне кабине лифта. Лишь внешне она казалась прозрачной, но хитрость крылась в том,
что это был один сплошной экран, проецирующий все, что внутри лифтовой шахты, кроме тех, кто лифтом пользуется, из-за чего складывалось ощущение, будто бы люди, входя в лифт, просто исчезают.
Номер был совершенно обычным. Широкая кровать, столик,
холодильник, углубленный прямо в стену, так, что дверь находилась со стеной на одном уровне, словно это был какой—нибудь тайный сейф.
Джей ткнул рукой в стену. Та мгновенно отозвалась и вывела ему целый список функций.
— Ужин, — буркнул Джей, вспоминая, что за весь день во рту у него не было ни крошки. Желудок согласно заурчал, подтверждая факт столь

20
небрежного обращения с собой. Джей разделся и бросил взгляд на время,
указываемое на стене. Без пяти полночь, третье апреля, по времени Терры.
Другие планеты Джея мало интересовали. Наконец, дверь открылась и в номер влетел почти такой же робот, какой изучал его днём при выходе из аэропорта, только чуть крупнее и с подносом, встроенным в него. Еда была, разумеется синтезированной. Настоящая пища, быть может, и уступает по вкусу, но является деликатесом. Кусок прожаренной свинины и картофель... С развитием биохимии и возможностью "печатать" еду,
просто загрузив необходимые соединения, многие на первых порах баловались с вкусовыми качествами. Нередко можно было в гостях отведать бифштекс со вкусом яблока или хлеб, напоминающий по вкусу арбуз. К счастью, сейчас такие вкусовые извращения ушли в прошлое, ибо иногда случались казусы, когда такие эксперименты проводились даже в отелях. И в номер желающему пообедать могли принести арбузный кусок чёрного хлеба с ароматом жареной курицы.
Джей заглотил последний кусок мяса и плюхнулся в кровать. Еду со стола заберет тот же робот утром. Постепенно мысли Джея стали напоминать запутанный клубок, и вновь к нему явился Морфей,
уволакивая в своё царство блаженства и сна.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

перейти в каталог файлов


связь с админом