Главная страница
qrcode

О фотографии Сьюзен Сонтаг Отрывки из книги


Скачать 299.96 Kb.
НазваниеО фотографии Сьюзен Сонтаг Отрывки из книги
Анкор«О фотографии» — Сьюзен Сонтаг.pdf
Дата02.12.2017
Размер299.96 Kb.
Формат файлаpdf
Имя файлаO_fotografii__Syuzen_Sontag.pdf
оригинальный pdf просмотр
ТипДокументы
#49921
Каталогid180809449

С этим файлом связано 72 файл(ов). Среди них: Morus_I_R_The_Oxford_Illustrated_History_of_Science.pdf, Dukhovnaya_kultura_Kitaya_Tom_4.pdf, Dukhovnaya_kultura_Kitaya_Tom_3.pdf и ещё 62 файл(а).
Показать все связанные файлы

«О фотографии» — Сьюзен Сонтаг
Отрывки из книги
Обучая нас новому визуальному кодексу, фотографии меняют и расширяют наши представления о том, на что стоит смотреть и что мы вправе наблюдать.
Они — грамматика и, что ещё важнее, этика зрения.
Фотография — это зафиксированный опыт, а камера - идеальное орудие сознания, настроенного приобретательски. Сфотографировать — значит присвоить фотографируемое.
Фотография в книге это, конечно, изображение изображения, но поскольку фотография - печатный, гладкий объект, она теряет на книжных страницах гораздо меньше существенных особенностей, чем живопись.
Несмотря на подозреваемую достоверность, которая и делает фотографию убедительной, интересной, соблазнительной, в работе фотографа творятся те же, обычно темные, сделки между правдой и искусством, что и во всяком художестве.
Так же как фотографии создают иллюзию владения прошлым, которого нет, они помогают людям владеть пространством, где те не чувствуют себя уверенно. Таким образом, фотография развивается в тандеме с еще одним из самых типичных современных занятий — с туризмом.
Фотография стала одним из главных посредников в восприятии действительности, притом создающих видимость участия.
Фото не просто результат встречи фотографа с событием; съемка — сама по себе событие, и событие с преимущественным правом: соваться в происходящее или же игнорировать его.
Сфотографировать человека — значит совершить над ним некоторое насилие: увидеть его таким, каким он себя никогда не видит, узнать о нем то, чего он не знал, словом, превратить его в объект, которым можно символически владеть.
Фотографии не могут создать моральную позицию, но могут ее подкрепить — или способствовать ее зарождению.
Фото — это привилегированное мгновение, превращенное в легкий предмет, который можно хранить и рассматривать повторно.

Время возводит большинство фотографий, даже самых любительски неумелых, на уровень искусства.
Фото — это тонкий ломтик и времени, и пространства.
Все можно отделить, отчленить от чего угодно другого — надо только нужным образом выстроить кадр вокруг объекта. (И наоборот — можно что угодно к чему угодно присоединить).
Увидеть что-то через фотографию — значит встретиться с потенциально притягательным предметом. Самое умное, что может предложить нам фотографическое изображение: «Смотри, это — поверхность. Теперь подумай - вернее, почувствуй, ощути интуитивно, — что за ней, какова должна быть реальность, если она выглядит так». Фотографии сами не могут ничего объяснить, но неутомимо призывают к дедукции, спекуляции, работе воображения.
Камера всегда замалчивает больше, чем открывает.
Желание подтвердить реальность и расширить опыт с помощью фотографии — это эстетическое, потребительство, которым сегодня заражены все.
Сюрреализм заложен в самом создании дубликатного мира, реальности второй степени, более узкой, но и более эффектной, чем та, которую воспринимают обычным зрением. Чем меньше ухищрений, чем меньше оригинальной выделки, тем скорее всего убедительнее будет фотография.
Фотограф — это вооруженная разновидность одинокого гуляки, разведывающего, выслеживающего, бродящего по городскому аду, — праздный соглядатай, он открывает город как арену роскошных крайностей.
Фотография служит высокой цели — обнаружению скрытой правды и сохранению исчезающего прошлого.
Камера делает каждого туристом в чужом мире, а в конце концов — и в своём.
Как писала Беренис Эббот, «фотограф — существо современное по преимуществу; в его глазах сегодня становится прошлым».
Фотография — всего лишь фрагмент, и со временем её связи с целым рвутся.
Она плавает в мягком абстрактном былом и открыта для любого толкования
(или совмещением с другими фотографиями).
Фотография иллюстрирует то отчасти праздничное, отчасти снисходительное отношение к реальности, которое составляет объединяющую идею сюрреализма, и утверждения фотографа, что реально всё, подразумевают также, что реального недостаточно. В прошлом недовольство действительностью выражалось в тоске по иному миру. В современном
обществе недовольство действительностью выражается активно и назойливо в желании репродуцировать этот.
Заманчивость фотографии, её власть над нами объясняется тем, что она предлагает встать в позицию знатока по отношению к миру и в то же время разрешает неразборчивое его приятие.
Фотография создает прекрасное — и из поколения в поколение снимками истощает его.
Историю фотографии можно суммарно описать как борьбу между двумя установками — на украшение, унаследованное от изобразительных искусств, и на правдивость, которая подразумевает не только внецентренную истину, как в науках, но и моралистический идеал правдивого сообщения, унаследованный от литературных образов XIX века и от новой (в ту пору) независимой журналистики.
Если большинство снимающих только следуют заемным представлениям о красоте, то творческие профессионалы обычно думают, что опровергают их.
Камера может быть снисходительной и хорошо умеет быть жестокой.
Даже самая точная подпись (имеется ввиду подпись к фотографии) — это всего лишь одна из интерпретаций снимка, неизбежно ограниченная. Подпись- перчатка легко надевается и снимается.
Если фотография обращена к миру, фотограф мало значит, но если она — орудие бесстрашной вопрошающей субъективности, фотограф - это все.
Фотография, как и поп-арт, уверяет зрителя: искусство — это не трудно; она как будто бы больше о сюжетах, чем об искусстве.
Не будет большой ошибкой сказать, что нет такой вещи, как плохая фотография, — есть только менее интересные, менее существенные, менее таинственные.
Это неизбежно, что все больше и больше искусства будет создаваться таким образом, чтобы конечным результатом стала фотография. Модернисту придется перефразировать изречение Патера, что все искусство стремится к тому, чтобы стать музыкой. Теперь все искусство стремится к тому, чтобы стать фотографией.
Отрывки из книги: Сьюзен Сонтаг. «О фотографии» — Москва: Ад Маргинем
Пресс, 2015.


перейти в каталог файлов


связь с админом