Главная страница
qrcode

Кропоткин П.А. - Лекции по истории русской литературы. 2016. П. А. Кропоткин Москва 2016


НазваниеП. А. Кропоткин Москва 2016
АнкорКропоткин П.А. - Лекции по истории русской литературы. 2016. pdf
Дата25.01.2017
Размер1.25 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файлаKropotkin_P_A_-_Lektsii_po_istorii_russkoy_literatury_2016_pdf.p
оригинальный pdf просмотр
ТипДокументы
#37979
страница26 из 26
Каталогid332980378

С этим файлом связано 6 файл(ов). Среди них: Kheffe_O_-_Spravedlivost_Filosofskoe_vvedenie_djvu.djvu, Uots_A_-_Priroda_muzhchina_i_zhenschina_Put_osvobozhdenia_pdf.pd, Kant_I_-_Osnovy_metafiziki_nravstvennosti_pdf.pdf, Markuze_G_-_Eros_i_tsivilizatsia_Odnomerny_chelovek_djvu.djvu, Kropotkin_P_A_-_Vzaimopomosch_kak_faktor_evolyutsii_2007_pdf.pdf, Pozdnie_manuskripty_Bauer.pdf, Kropotkin_P_A_-_Lektsii_po_istorii_russkoy_literatury_2016_pdf.p.
Показать все связанные файлы
1   ...   18   19   20   21   22   23   24   25   26
Избранные письма ПА. Кропоткина В.П. Жуку, par Parame Stt et Vilaine, 22 августа Дорогой Василий Павлович.
Дошел до Толстого и прочел сейчас Ваши заметки к переводу. Спасибо большое-пребольшое за них. Всеми воспользуюсь с большою благодарностью. Есть, однако, две касающиеся Толстого, — одна о вероятном влиянии на него народнического движения, которое вы отрицаете, а другая о христианстве, о которых хочется написать вам подробнее. Вероятное влияние народнического движения — моя догадка, с которой, я знаю, большинство читателей не согласится. А между) тем, мне сдается, она верна. Только, конечно, не Нечаевское движение 1869-72 года, а движение
1873-76 года, ив особенности Московский) процесс 50- ти.
3
А затем — только я умолчал об этом, так как пришлось бы много распространяться, тем более, что люди, всегда все упрощающие при чтении, прочли бы просто зависть — а затем — успех Тургеневской Нови, его примирение с молодежью и оказии ему от молодежи.
Я знаю не только аристократизм, но левый реакционизм Толстого вначале х годов. Переворот начинается только, когда он кончил Анну Кар(енину)».
Я себе представляю дело так процесс 50-ти, процесс
Долгушина
4
, Субботин
5
(его ссылки) и при этом успех Нови —

361
ее-то он прочел — тогда как он считал своего соперника
Тургенева похороненным (именно за его революционные) наклонности, а к нему, Толстому, — самое резкое отношение критики. Все это вместе, да еще, того и гляди еще моя догадка, хотя, впрочем, «Крейц(ерова) соната имеет, действительные) подкладки, увлечения его жены, а может) быть, и собственные — все это вместе заставило его опомниться от катковщины и ростовщины
6
[«и для чего, моля хотел самарские имения, и табуны и прочее. Тогда, чтобы) не польститься, он вернулся к полнейшему православию, с евхаристией включительно, а потом к состоянию ума времен яснополянского обыска, когда он передавал Александру) П-му через тетку, статс- даму, что эмигрирует в Лондон (не к Герцену, а особо, если передним не извинятся за обыск Вообще — к тому времени, когда Руссо был его излюбленным писателем (книгу Руссо
10
он возил за пазухой, даже в походе на Тереке. Прудона
11
— тоже уважал, смрад, нагнанный браком, женитьба натуго натянутом (1 сл. нрзб.) разлился, ион вернулся в состояние ума юных лет — минус обожание комьильфотизма.
Вот как мне представляется развитие этого ума. Это мои догадки. Если я ошибся — не беда. Со временем, как говорил Белинский, он все-таки попадет на свою полочку».
Ну, а насчет рационального христианства, это тоже была смелая догадка Но представьте, что в недавно вышедшей бирюковской биографии дано извлечение из очень раннего дневника Толстого, где он выражал именно это желание построить всемирную рационалистическую религию. Он считал себя вообще продолжателем миссии Руссо — даже дневник вел, такой же откровенный, как его мемуары (его- то и читал жандарм при обыске, в присутствии тетки).
К сожалению, Толстой) никогда не был неверующим, хотя они говорит, что был (это опять видно из бир(юковской) биографии, те. из того, что в ней принадлежит) Толстому. А потому из его попытки ничего не вышло — даже если бы такая попытка была осуществима. Но было время
(«Христ(анское) учение, когда он искал, что в Христе есть такого, что могло бы быть принято всеми, в том числе
и атеистом. И эту сущность всех религий он хотел выразить.
Ну, конечно, из этого ничего не вышло — не потому, что он не понял исторического Христа, а потому, что он был) слишком привержен тому опортюнизму, который) содержат евангелия. — Я говорю «опортюнизм», потому) что) зато, что содержат евангелия, не за что было вешать данного Христа.
15
Несомненно, однако, что Христос иудейского восстания этих годов проповедовал уничтожение как родовой, таки судебной (государственной) мести, уничтожение государственных) учреждений и возврат к коммунистическому) родовому быту — рядом со всякой ахинеей насчет Страшного Суда, скорого о пришествия и т.д.
Евангелисты и авторы Апостольских) посланий, писавшие через 90-120 лет после казни этого Христа, сделали из этих учений такое же причесанное учение, какое нынешние) соц<иалис>ты-госуд<арственни>ки сделали из коммунистического учениях их годов.
Толстой этого не поняли я старался передать ему, что то, чем он восхищается в христианстве, есть (кроме отрицания родовой и судебной мести) достояние всех. Это общечеловеческое состояние, заимствованное, как я теперь стараюсь доказать в Этике из наблюдений) животного мира. Но христианство, будучи религией, привнесло к этому всю туже мразь всех религий, навеянную боязнью сверхъестественных сил. Но Толстой слишком боится смерти и Христианского бога, чтобы) стать на такую точку зрения. Он дитя московского дворянского православия.
Если бы я теперь писало Толстом, когда он вернулся к православному) богу, с бородой, то я с ним (? — ММ) бы бился (?) — может) бытья то и сделаю в примечании.
17
Но тогда, когда я писал, он еще стоял на точке зрения, изложенной в его катехизисе А это — была попытка всемирной религии, без бородатого старосты.
Хр(истианст)во я разбираю в своей Этике. Лучшая критика была, насколько я знаю, Фурье (Ницше
20
далеко
до Фурье, хотя художественнее). Но и та не касается сути.
Суть эта лучше всего выступила, когда Т(олстой)
выставил основным положением непротивление, те. в действительности отказ отмести и судебного преследования. Исторически это единственная заслуга буддизма и христианства. Но именно это и не (1 сл. нрзб.).] Все же прочее, включая люби ближнего, яко, есть во всех кодексах нравственности в Левите (Моисеева книга, у алеутов, у новогвинейцев, у козу сл. нрзб.) и т.д.
21
Но в том-то и горе, что, проповедуя отказ отмщения, христианство везде говорит о Боге — злом, мстительном, о его геенне огненной. Вот почему у Толстого вырвалась эта сильная фраза, что, не будь Христа, люди были бы ближе к христианству тек отрицанию мести и к этике, основанной на равенстве.
Ну, довольно. Не посетуйте за длинное письмо. Во всяком случае не отвечайте. Не стоит. Это так — заметки в ответ на ваши.
Буду ждать рукописи. Присылайте сюда сколько есть. Сердечный привет обоим.
П.К. Примечания. Подразумевается раздел, посвященный Л. Толстому в книге П. Кропоткина, включающий в себя следующие главы Детство и Отрочество Вовремя и после Крымской войны. Юность В поисках за идеалом Мелкие рассказы, Казаки Педагогические труды Война и мир Анна Каренина»; Религиозный кризис Главные черты христианской этики Толкование христианского учения Художественные произведения последних лет. Имеется ввиду две заметки. Кропоткин выделяет несколько этапов народнического движения организацию Сергеем Генриховичем Нечаевым (1847-1882) тайного общества Народная расправа, которое ориентировалось на методы мистификации и провокации кружок «чайковцев», объединившийся с кружком С. Перовской, осуществлявший издание революционной литературы и хождение в народ Процесс 50-ти», проходивший в 1877 году над членами группы москвичей, состоявшей из интеллигенции и рабочих, в том числе ПА. Алексеевым, СИ.

364
Бардиной, которые проводили революционную пропаганду в 1874-1875 годах. Александр Васильевич Долгушин (1848-1885) — деятель революционного движениях годов. В конце х годов создал кружок сибиряков, члены которого были арестованы по делу С.Г. Нечаева, нона процессе «нечаевцев» оправданы. В 1872 году сложился кружок «долгушенцев», который вел пропаганду в народе. В 1873 году Долгушина арестовывают и приговаривают в 1874 году к 10 годам каторги. Субботин — предположительно или Иннокентий Михайлович (1855-?), высланный за участие в студенческих беспорядках в 1879 году в Новгородскую губили Авдей (ок. 1842-?), в 1874 году высланный в Вологодскую губа затем в Тотьму. Однако в своей книге П. Кропоткин упоминает о сестрах Субботиных, приговоренных по процессу 50-ти».
6. Производное от Катков (Михаил Никифорович Катков, 1818-1887, публицист, издатель журнала Русский вестники газеты Московские ведомости) и Ростов (вероятнее всего, глава семейства Ростовых в романе Война и мир, воплощающий патриархальные настроения. Парафраза слов Л. Толстого из Исповеди Ну, хорошо, у тебя будет 6000 десятин в Самарской губернии — 300 голов лошадей, а потом И я совершенно опешивал и не знал, что думать дальше (Толстой Л. Собр. соч Вт. М, 1983. Т. 16. С. 116).
8. Яснополянский обыск имел место 6 июля 1862 года. Л.Н. Толстой 22 августа подал через дежурного флигель-адъютанта письмо государю, в котором просил, чтобы были, ежели не наказаны, то обличены виновные (Островский А. Молодой Толстой в записях современников. Л, 1929. С. 448).
10. Известно, что Толстой больше всего ценил у Руссо Эмиля и Исповедь, отмечая, что они оказали на него огромное влияние. Прудон Пьер Жозеф (1809-1865) — французский социалист, теоретик анархизма, выдвигал проекты экономического сотрудничества классов и ликвидации государства. Л. Толстой совершил специальную поездку к Прудону, который только что окончил свою книгу Война и мир (труд по философии и истории войны, в Брюссель. Как видим, Кропоткин настойчиво проводит параллели между мировоззрением Л. Толстого и анархистскими теориями. В своей книге о русской литературе Кропоткин высказал предположение, что предлагаемое Толстым христианское учение есть совершенно освобожденное от гностицизма и мистицизма, [...] чисто духовное учение о мировом духе, ведущем человека к высшей жизни — жизни равенства и дружелюбных отношений между всеми людьми (С. 155).

365 13. Бирюков ПИ. Л.Н. Толстой. Биография. Т. 1. СПб., 1906.
14. Брошюра Л. Толстого Христианское учение (1902) содержит изложение его религиозных взглядов в форме коротких законченных параграфов. Кропоткин имеет ввиду «отшлифованность» и приглаженность христианского учения, каким оно, на его взгляд, предстает в Евангелиях, пройдя соответствующую обработку в устах Апостолов. Над своей этической теорией Кропоткин работал вплоть до самой смерти. В книгу Этика. Т. 1. Происхождение и развитие нравственности (Пг.; М,
1922) вошли в переработанном виде Необходимость нравственности в наши дни и Нравственность в природе. Второй том остался в рукописи. Кропоткин предполагал положить начало нравственности, свободной от религий, и более высокой, чем религиозная (цит. по Бонч-Бруевич В.Д. Избр. соч Вт. М,
1963. Т. 3. С. 408), считая, что основой этому служат представления о добре и зле, об общественном инстинкте, которые можно наблюдать у всех насекомых и животных, живущих совместно. Примечания такого рода в книге Кропоткина отсутствуют. Катехизисом Кропоткин называет работу Л. Толстого Христианское учение. Кропоткину, несомненно, была близка содержащаяся в Теории четырех движений (1808) Фурье критика образа жизни монахов, уверенность философа, что в основе религии лежат легенды, которые были необходимы вождям, чтобы ввести человечество в заблуждение и увести от воспоминаний о счастливом первобытном обществе, а также утверждение, что Бог
[...] достоин порицания из-за того, что привел нас к созданию общества, отвратительного по своим порокам. Для Фурье было неоспоримо, что религия умеет делаться полезной для самых хищных и что человек должен быть
«сотворцом Бога, а не слепым исполнителем его воли, как он писал в статье О свободе воли. И хотя в своей философии Фурье положительно решал проблему Бога, это не спасло его от обвинения в безбожии, против философа выступила католическая церковь, а папа Григорий XVI издал энциклику, в которой осуждалась «социетарная теория французского мыслителя. Имеются ввиду работы Ф. Ницше Так говорил Заратустра», Человеческое, слишком человеческое, «Антихристианин», Воля к власти, в которых содержится резкая критика христианства как учения, лишающего человека полноты жизни, культивирующего его бессилие и слабость. Как видим, Кропоткин твердо стоит на той точке зрения, что нравственные понятия суть понятия зоологические, а не только человеческие (Этика. Происхождение и развитие нравственности. Пб.; МС. Кропоткин в своей книге цитирует слова Л. Толстого из работы В чем моя вера Ужасно сказать (но мне иногда кажется, не будь вовсе учения Христа с церковным учением, выросшим на нем, то те, которые теперь называются христианами, были бы гораздо ближе к учению Христа, те. разумному учению о благе жизни, чем они теперь (цит. по Полн. соч. Л.Н. Толстого, запрещенные русской цензурой Вт. Изд. В. Черткова, 1904. Т. 4. С. 145).
2.
Rotheneuf, par Parame Stt et Vilaine. 3 сентября 1906 года
Завтра едем в Виолу.
Дорогой Василий Павлович!
Сейчас получил рукопись, 218-325 1
, и от души благодарю вас и за переводи за ваши поправки, и за внимание, с которым вы относитесь ко всем этим мелочам, которые в такой книге вовсе не мелочи.
Все исправлю, как выпишете. Вот только насчет Достоевского. Смягчу мой отзыв, но представьте — двух наших писателей не выношу Достоевского) и Щедрина. И это — не навязанное, а что-то органическое. Когда я, бывало, читал все, что попадало под руку, начиная со воронах (1 сл. нрзб.)» Чичерина
2
(вероятно, мало понимая) вплоть до мелких повестей в Современнике или Библиотеке для Чтения, я никогда не мог читать Достоевского) (кроме Униженных) и Оскорбленных) — брали бросал.
Недавно, когда писал книгу, я взял всего Достоевского. —
Прочел Преступление и Наказание, Униженных) и Оскорбленных, прочел Братьев) Карамазовых... но последнее — с каким трудом Зевая, зевая (от чтения
Щедр(ина) у меня бывает болезненная зевота. Едва я заставил себя прочесть Бр(атъев) Кар(амазовых), а Идиота таки бросил...
А между) тем, представьте, я способен читать Zola от доски до доски (с принудкой), читаю Лилова
3
и даже

367
Шеллера
4
(скучно-таки). Нов Достоевском) есть что- то, что глубоко противно моему складу ума. Ведь я знаю, что сумасшедшие Достоевского вовсе не сумасшедшие у Гаршина — да, а выдуманные люди.
Я знаю, что Достоевским увлекаются в Германии. Но кто Эстеты, да еще ех-эстеты, старики (? — ММ, люди, которых жестоко интересуют ненатуральные страсти — не потому чтоб у них было к ним влечение, а потому, что они – ненатуральны. Люди надломленные и, прежде всего, слабые, которые и за Ницше и за христианских мистиков хватаются.
Все у Достоевского, за исключением) бытовых сцен из жизни бедняков — реальных сцен, — такое ходульное, неверное, нереальное это был) студент в Париже, который) захотел быть последовательным дарвинистом и убил закладчицу. Когда его везли гильотинировать, в карете везли, — он все время пели свистел. И — верно говорил себе Сор basson!» (дается приблизительно. — ММ, как Расплюев.
5
А Раскольников — ерунда. Это Достоевский) отозвался на теорию сенсуализма (или дарвинизма, если хотите) и заявил Вот до чего дойдет человек с такой теорией А чтобы написать это в виде повести, взял себя и стал думать, что произошло бы, если бы он, Достоевский, принял такие теории и как он убил бы. Но, как художник, он почувствовал, что теории ему было бы мало, — они наплел десяток причин, чтоб убедить Раск(ольнико)ва в необходимости убить закладчицу. А потом раскланялся в православно-толстовском вкусе.
Между тем Достоевские не убивают, убивают Lebies’bi да еще герой из Трое Горького А потому весь роман Преступление) и Нак(аказание) — ерунда, несмотря на убедительно трогательную красоту отдельных сцен, Сони и т. д.
В Трое тот же тип безумного вернее и был бы совсем реальным, если бы не нелепая последняя сцена с женой квартального и мозгами.
7
Так-то во всем, что писал Достоевский. Во всем я чувствую
выдуманность, фальшь. Даже его сумасшедшие выдуманы.
Вы упоминаете о Стоюнине.
8
В том-то и дело, что
Стоюнины и Леонидовы
9
(дается приблизительно. — ММ) больше делают (обыкновенно) втихомолку, а те, кто болтают, — не делают. Стоюнин и Леонидовне
Достоевские типы он таких не знали не понимал. Его типы — это Эжен Сюевские монстры но без их силы.
Вообще я утверждаю — против всех говоривших о психопатии Достоевского, что его психопатия мне кажется выдуманной и выдуманной человеком хорошим, неплохим наблюдателем и моралистом толстовского типа, а не художником.
Во всяком случае спасибо большое за указания. Прочту присланную брошюру — искажу немного когда стоишь один против чуть не всех, толково (? — ММ) спросить себя есть ли тут в чем-нибудь ошибка. Хотя Чем больше думаю о Достоевском (я не только думал по поводу (2 сл. нрзб.) Garnett’a
11
), тем больше мне кажется, что я прав.
Ну, довольно болтать.
Послал чек в 15 f. И сердечно жму руку обоим вам.
Примечания
1. Имеются ввиду страницы присланной рукописи. Борис Николаевич Чичерин (1828-1904) — юрист, историк, философ. Вероятно, имеется ввиду какое-то устоявшееся выражение из работ Чичерина шестидесятых годов, с которыми Кропоткин мог познакомиться в ранней юности. Лилов — возможно, речь идет об Александре Ильиче Лилове, авторе книги О зловредных действиях иезуитов в отношении к православной церкви в России в конце XVI ив нач. XVII в (1856) и О так называемой Кирилловой книге (1858).
4. Александр Константинович Шеллер (псевд. Михайлов, 1838-1900) — русский писатель, автор популярных в х годах романов на злободневные темы, отличавшихся морализаторством. Кропоткин упоминает героя пьес А.В. Сухово-Кобылина Свадьба
Кречинского» и Смерть Тарелкина». Однако подобной реплики на французском языке (?) в тексте пьесы нет. Возможно, это обобщение черт
самодовольства и апломба, присущих Расплюеву.
6. Имеется ввиду убийство Ильей Луневым купца Полуэктова.
7. Кропоткин подразумевает финал повести Трое, когда Лунев, убегая от полиции, сознательно бросается настоящую передним стену и разбивает голову. Перед этим он признается в совершенном убийстве ив любовной связи со своей квартирной хозяйкой, Татьяной Автономовой, ее мужу и его гостям. Возможно, речь идет о Владимире Яковлевиче Стоюнине (1826-1888) — российском педагоге и методисте-словеснике, написавшем большое количество трудов по педагогике, истории педагогики, а также руководств по методике преподавания литературы. Оком идет речь, установить не удалось. Подразумеваются герои авантюрно-сентиментальных романов французского писателя Эжена Сю (наст. имя Мари Жозеф, 1804-1857).
11. Речь идет об английской переводчице русской литературы Констанции
Гарнетт, переводившей Преступление и наказание и Братьев Карамазовых». О ее переводе Грозы АН. Островского Кропоткин упоминает в своей книге с. 225).
3.
Bromley. Kent. 14 сентября Дорогой Василий Павлович.
Письмо за письмом.
Я хочу поставить так в тексте В России говорили, что вовремя его нахождения в каторжной тюрьме он был подвергнут за какой-то мелкий проступок телесному наказанию и что к этому времени относится начало его болезни, эпилепсии, от которой) он не мог освободиться всю последующую) жизнь И тут ваше примечание.
2
Можно ли изменить его подвергнут телесному) наказанию на наказание розгами, чтобы тут удалить всякое сомнение.
Посылаю примечание) на случай, если бы вы захотели что-ниб(удь) прибавить
Примечания. В напечатанном виде этот текст звучит так В России упорно носился слух, что вовремя его (Достоевского. — ММ) нахождения в каторжной тюрьме он был подвергнут, за какой-то мелкий проступок, наказанию плетью, и что к этому времени относится начало его болезни, эпилепсии, от которой он не мог освободиться всю свою последующую жизнь (с. 182).
2. В этом месте (сбыло дано следующее примечание переводчика Легенда о телесном наказании, которому будто бы подвергали Достоевского на каторге, опровергается его биографами (см. Биографию, Письма и Заметки из записной книжки Ф.М. Достоевского, СПб., 1883, С 140-141), близко знавшим его д-ром Яновским и братом писателя. Падучей Достоевский страдал, по словам А.П. Милюкова, близко знавшего его в х годах, до ссылки, но припадки были слабыми и редкими болезнь, несомненно, обострилась на каторге. По новейшему исследованию Мартынова (Дела и люди века, т. III, с. 263), Достоевский телесному наказанию на каторге не подвергался, хотя был однажды случай, когда плац-майор Кривцов хотел наказать его розгами, но об этом немедленно дали знать генералу де-Граве, который сделал Кривцову публичный выговор. Из собранных Мартыновым материалов о пребывании Достоевского и Дурова на каторге видно, что некоторые из начальствовавших лиц (генерал Бориславский и др) всячески старались смягчить участь петрашевцев в Омске, насколько это, конечно, было возможно в то суровое время. 16 сентября Дорогой Василий Павлович.
Большое спасибо за ваше милое и ужасно интересное письмо.
О Розанове мне уже говорила одна наша хорошая приятельница, мистики описывала его именно так, как вы, те. как искреннего, увлекающегося и необыкновенно симпатичного человека. По всей вероятности, ваше определение его — вернее моего.
Но его книга — книга (1 ед. нрзб.) иезуитского ответа.
У него, как и у Достоевского, не нашлось ни слова опровержения против конца легенды об Инквизиторе.
Христос Достоевского — не Христос народа, не Христос
Руссо или Толстого, а Христос-иезуит.
Под впечатлением нашей переписки и книги Розанова я рассказал об этом одному хорошему приятелю, ученому, бельгийскому профессору, который) работает сейчас в British Museum. Его, как libre pro(fe)seur’a, поразила эта легенда, ион сейчас же взял Достоевского) и прочел ее. — Какой сильный, могучий аргумент против католической) церкви, говорил он. Им надо пользоваться. Но вот — Христос в конце ее.
Ведь он не возмутился обманом, не возмутился тем, что его именем пользуются, чтоб обманом держать людей в руках. Он не объявил, что сметет их с лица земли. Инквизитор его убедил. И выходит Выше божества и выше черта стоит Церковь. Что мне задело, что Розанов вместе с Побед(оносцевым)! Милые бранятся — только тешатся. Ведь этот спор — чья церковь — твоя или моя центральный пункт его учения, и учения Победоносцева, и учения иезуитизма — пункт, который) все доминирует, тот, что бог бессилен против людской злобы, что бог слишком абстрактен, слишком отвлеченно судит людей (вот как идея республики в глазах самодержца — представлена, или как идея анархии в глазах соц(иал)-демократа, или социализма в глазах буржуя. А вот Церковь, та знает людей умнее бога. Иона подготовит их к принятию учений бога.
Это и есть суть, сущность сущностей католического иезуитизма, его святая святых, и почему я имею право сказать, что Победоносцев) и Розанов) стоят на одном, умрут одними оба — иезуиты.
3
Заметьте разницу с Толстым. Для Толстого, Церковь — враг Христа. Не было бы Христа сего учением и евангелиями, люди ближе были бык христианству. Это совсем наоборот тому, что учит Церковь и что признавали) Достоевский) и Розанов. Толстой стоит (пока, или вернее, стоял) на протестантской, а Достоевский) и Розанов — на католической точке зрения
Выдумаете, что Церковь еще скажет свое слово. Сомневаюсь. В современном обществе вырабатываются уже высшие основы нравственности, чем христианские. Недаром Достоевскому для Зосимы пришлось брать неумного) христианина, а Тихона Задонского!!!
4 Легенду такой Великий христианин, как Иннокентий (Амурский — позже (?) митрополит) Московский) — отрицал нравственную силу христианства.
6
Ну, крепко жму руку.
П.К.
Примечания
1. Оком идет речь, установить не удалось. Кропоткин характеризует книгу В. Розанова Легенда о Великом инквизиторе Ф.М. Достоевского. Опыт критического комментария, с которой, по всей видимости, его познакомил адресат, посылавший ему многочисленные литературные новинки. Показательно, что в примечаниях, опубликованных в книге и возникших, очевидно, именно в результате ознакомления с книгой Розанова в процессе работы над переводом, отсутствуют все те резкие характеристики, которые использованы в переписке с Батуринским, что, скорее всего, обусловлено требованиями цензуры, не позволившей в негативном контексте употреблять имя обер-прокурора Синода (1880-1905) Константина Петровича Победоносцева
(1827-1907). Напротив, в них дана в целом очень высокая оценка трудов
Розанова и Д. Мережковского: О Достоевском было написано очень много, ив последнее время на русском языке явились две выдающиеся работы, посвященные разбору основных мотивов его творчества Легенда о Великом Инквизиторе В.В. Розанова (е изд. СПб., 1902 г) и большое исследование в двух томах Д.С. Мережковского Л. Толстой и Достоевский (СПб., 1901 и 1902 г. Обе работы в высшей степени поучительны, а в последней во множестве рассеяны, кроме того, удивительно тонкие и меткие замечания о художественных достоинствах отдельных мест Достоевского. Для выяснения болезненной психологии самого Достоевского обе работы, ив особенности вторая, являются драгоценным пособием — по крайней мере, для выяснения той раздвоенности миросозерцания, которая заставляла Достоевского так страстно желать религиозной дисциплины, — чтобы удержать человека от способности соединять самые низкие порывы с высшими. Кроме того, из обоих сочинений,
а особенно из разбора Мережковским последней трилогии Достоевского, становится ясным до очевидности, что лучшие стороны Достоевского — его любовь к обиженным судьбою — вытекали из совершенно другого источника, чем его потребность религии. Неона вдохновила его лучшие страницы — этого она очевидно не могла, так как это даже не было религиозное чувство простого человека, а какое-то требование религиозной дисциплины, но она, несомненно, затмила его понимание живой действительности и толкала его в тот лагерь, где, именно из-за лучших порывов его натуры, на него смотрели, как на врага, — вернее даже не религии, а церковной дисциплины, чтобы не давать людям переходить черту. Тихон Задонский (1724-1783) — святой, знаменитый иерархи духовный писатель, воплотивший народные представления о святости. Иннокентий (в миру Иван Евсеевич Попов-Вениаминов; 1797-1879) — видный миссионер в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке (возможно, поэтому назван П. Кропоткиным Амурским, обратил алеутов в христианство, изучив алеутский язык. Распространил христианство по всем Алеутским островам. С 1840 по 1868 год — епископ Камчатский. С го по год смерти — митрополит Московский и Коломенский. Необычайно яркая фигура Русской Православной Церкви, которая причислила его клику Святых. В его наследии имеются этнографические и лингвистические труды, он перевел Священное Писание на алеутский, курильский и якутский языки. Его творения изданы в Москве в 1887 году И. Барсуковым, написавшими его биографию Иннокентий, митрополит Московский и Коломенский. Это утверждение Кропоткина, возможно, основывается на том, что Иннокентий особенно интенсивно выделял в качестве основы христианского вероучения Богодухновенность и Откровение, а не его нравственно-этические принципы
common place издательская инициатива волонтерский DIY-проект
Наши книги всегда можно купить в независимых магазинах
«Фаланстер», Смена, Все свободны, Бакен,
«Фаренгейт 451», «Пиотровский».
а также заказать с доставкой на сайтах
izd-siyanie.ru
Больше информации о проекте на сайте ПА. Кропоткин
Лекции по истории русской литературы
Перевод с английского В. Батуринского под редакцией автора. Единственное издание, разрешенное для России автором, пересмотренное и дополненное им.
Редакторы - Маргарита Федотова, Мария Глушакова
Оформление серии - Евгения Ставицкая
Подписано в печать Формат 84х108/32
Тираж 500 экз.
Заказ № Издательская инициатива с Отпечатано в ПАО Т Издательские технологии, г. Москва, Волгоградский пр-т, д. 42, корп. Тел +7 (495) 221-89-80
1   ...   18   19   20   21   22   23   24   25   26

перейти в каталог файлов


связь с админом