Главная страница
qrcode

Веллман Франсис Л. Искусство перекрестного допроса. Перс англ. К. Адамович. М американская ассоциация юристов с. Из серии Адвокатская практика Американская ассоциация юристов Все права защищены, 2011 Рубинштейн Е. А. предисловие, 2011


НазваниеПерс англ. К. Адамович. М американская ассоциация юристов с. Из серии Адвокатская практика Американская ассоциация юристов Все права защищены, 2011 Рубинштейн Е. А. предисловие, 2011
АнкорВеллман Франсис Л. Искусство перекрестного допроса.pdf
Дата23.04.2017
Размер2.07 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файлаVellman_Fransis_L_Iskusstvo_perekrestnogo_doprosa.pdf
оригинальный pdf просмотр
ТипДокументы
#38691
страница14 из 25
Каталогplatonclic

С этим файлом связано 50 файл(ов). Среди них: Веллман Франсис Л. Искусство перекрестного допроса.doc, Vellman_Fransis_L_Iskusstvo_perekrestnogo_doprosa.pdf, Poslanie.epub, 1329476863_10.jpg, Iz_zhizni_detskoy_dushi.fb2, Zavodnoy_apelsin.fb2, Lobsang_Rampa_Shafranaya_mantia.fb2, Snezhnaya_strana.fb2 и ещё 40 файл(а).
Показать все связанные файлы
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   25
1
Принцип Расселла относительно перекрестного допроса заключался в следующем Сразу идите на свидетеля и к сути дела, откройте ваши карты, английские присяжные не ценят деликатность».
Говоря об успехе Расселла как перекрестного допрашивающего, его биограф Барри О'Брайен пишет Это было великолепное зрелище, когда он вставал для проведения перекрестного допроса. Даже сам его вид, наверное, шокировал свидетеля мужественная, непокорная осанка, благородные черты лица, надменный взгляд, безжалостный рот, эти глубоко посаженные глаза, широко раскрытые, и тот испытующий взгляд, пронизывающий до глубины души. Рас- селл, — сказал адвокат из Северной юрисдикции, — действует на свидетеля также, как кобра на кролика. Водном деле он оказался не на той стороне. Тридцать два свидетеля дали показания, тридцать один за него, один против. Ни один из тридцати одного не был сломлен вовремя перекрестного допроса, но тот, один, на правой стороне дела, был совершенно уничтожен Расселлом.
1
O’Brien Barry. Life of Lord Russell.
Ф. Л. ВЕЛЛМАН. ИСКУССТВО ПЕРЕКРЕСТНОГО ДОПРОСА Как дела у Расселла?», — спросил друг одного из судей Парнелль- ской комиссии вовремя перекрестного допроса Пиготта. Мастер Чарли метко стреляет, — последовал ответ. Мастер Чарли всегда стрелял очень метко, и горе было тому, в кого он стрелял. Я сам видел, как он подходил к свидетелю по-доброму — с добротой льва, отслеживающего добычу. Я также видел, как он набрасывался на свидетеля со свирепостью тигра. Но, добрый или свирепый, он всегда был крайне противен любому, кто пришел на трибуну с целью солгать».
У Руфуса Чоата было мало той природной силы, с которой Рас- селл командовал свидетелями, он скорее гипнотизировал, его называли магом судебного зала. Он использовал совершенно другой метод в перекрестном допросе. Он никогда не атаковал свидетеля, пытаясь его запугать. Однажды, комментируя перекрестный допрос одного выдающегося адвоката из Бостона с явным осуждением, Чоат сказал Этот человек так нападает на свидетеля, что все присяжные неизбежно становятся на сторону свидетеля. Яне думаю, — добавил он, — что это верный план действий. Его собственный план действий был намного более осмотрительным, интеллигентными продуманным. У него были глубокие познания человеческой натуры, мотивов человеческих действий, размышлений в человеческих сердцах. Чтобы добраться до них и показать их присяжным, он задавал всего несколько многозначительных вопросов — очень немного вопросов, но обычно каждый из них был задан прямо и попадал прямо в цель. Его девизом было Никогда не допрашивайте больше, чем нужно. Если вы не сломаете вашего свидетеля, он сломает вас. Он относился к каждому человеку, представшему передним, как к честному и искреннему, как будто считая, что каждый из них — джентльмена если человек этот оказывался плохим, он уничтожал его, нос видом хирурга, делающего неприятную операцию, как будто он был глубоко огорчен этим вынужденным действием. Немногие люди, и хорошие и плохие, питали неприязнь к Чоату за его перекрестный допрос. Весь его стиль в обращении с присутствующими на трибуне был успокаивающим, добрыми обнадеживающим. Когда он набрасывался на свидетеля, пытаясь его раздавить, это было спокойными целеустремленным решением, но без грубости — ничего едкого, ничего резкого он не говорил Parker. Reminiscences of Rufus Choate.

154 XI. НЕКОТОРЫЕ ЗНАМЕНИТЫЕ ПЕРЕКРЕСТНЫЕ ДОПРОСЧИКИ
Идея Чоата о количестве времени, нужном для обращения к присяжным, была следующей Говорящий производит впечатление, если он его вообще производит, в течение первого часа, иногда в течение первых пятнадцати минут, потому что если он твердо владеет своим делом, то за это время он объясняет основные вехи своей аргументации. Он играет увертюру, которая прямо или намеками показывает все мотивы предстоящей оперы. Все остальное — просто дополнение ответы на возражения, дача одному из присяжных аргументов, которыми он впоследствии может ответить на возражения его соратников, итак далее. В самом деле, можно принять как правило, что массовое сознание никогда нельзя глубоко тронуть, расшевелить и заставить вас выслушивать в течение более часа при любом конкретном обращении».
То, кем Чоат был для Америки, а Эрскин и впоследствии Рас- селл — для Англии, Джон Филпот Курран был для Ирландии. Как адвокат по работе с присяжными, он был того же класса, что и Эр- скин. Сын крестьянина, он стал членом Высокого суда правосудия Ирландии в 1806 году. Он был маленькими худым, с заикающимся, грубым, пронзительным голосом, изначально настолько непохожим на того, кем он стал потом, что вовремя своего первого дела он потерял дар речи и уронил все бумаги наполно упорством и опытом он стал одним из самых красноречивых и сильных криминальных адвокатов в мире. О Курране как о перекрестном допрашивающем говорили Он мог расплести самую искусную сеть, свитую лжесвидетельством, он сразу видел все промахи и несоответствия и на них выстраивал разоблачение, ужасное в своей искренности»
1
О Скарлетте, лорде Абинжере, говорили, что он выигрывал дела, потому что на скамье присяжных сидели двенадцать сэров Джонов
Скарлеттов. Он стал одним из ведущих адвокатов в делах с присяжными своей эпохи, по крайней мере, по количеству выигранных дел.
Скарлетт обхаживал присяжных, когда речь шла о слабых местах в его деле. Чоат быстро проходил мимо, с энтузиазмом, присущим ему во всем, с огоньком в глазах и неистовством на языке. Скарлетт снижался до уровня каждого из присяжных, льстил ими одерживал над ними победу. В своих перекрестных допросах он брал тех, кого ему приходилось допрашивать, как будто бы за руку, делал их свои Clark Gilbert J. Life Sketches of Eminent Lawyers.
Ф. Л. ВЕЛЛМАН. ИСКУССТВО ПЕРЕКРЕСТНОГО ДОПРОСА ми друзьями, фамильярно разговаривал сними, поддерживал их в их ответах, нужных ему в его собственных целях, и таким образом одерживал победу, казалось бы даже не вступая в конфликт».
Судья Уайтмен рассказывал историю о Скарлетте. Однажды судья шел из зала суда и обнаружил, что рядом с ним идет земляк, которого он видел каждый день в числе присяжных и с которым он не мог не заговорить. Человек этот понравился ему на вид, и, узнав, что тот первый раз оказался в суде, судья Уайтмен спросил его, что он думало ведущих адвокатах. Ну, — сказал земляк, — тот адвокат,
Броухем, он замечательный человек, хорошо говорит, очень хорошо, но вот адвокат Скарлетт меня совсем не впечатляет. Да вы что — воскликнул судья, — вы меня удивляете, Вы же решили все дела в его пользу Ада в этом ничего такого и нет, — последовал ответ. — Он такой счастливчик, видите ли, он всегда выступает на правой стороне b1bЧоат тоже умел забираться на скамью присяжных. Известен случай, когда он целый час выступал перед одним присяжным, опасаясь, что тот был против него. Собрав все свои доказательства и убеждения, он часто говорил одну из своих любимых фраз Но это только половина моего дела, джентльмены, а теперь я перейду к основной части доказательств».
Как и Скарлетт, Эрскин был среднего роста и худ, но красив и обаятелен, с быстротой и нервозностью, в его движениях было что- то от чистокровного скакуна — такой же легкий, подвижный, с такой же скрытой силой и скоростью. У него тоже не было преимущества университетского образования, и сначала он очень плохо говорил. Он говорил, что бросил бы свое первое дело, если бы не чувствовал, по его словам, что дети его дергают егоза мантию. В более поздние годы, — однажды сказало нем Чоат, — у него была лучшая английская речь, когда-либо произносимая адвокатом. Однажды, когда председательствующий судья пригрозил ему заключением за неуважение к суду, он ответил Ваша честь может делать так, как считает нужным, я знаю свои обязанности также хорошо, как ваша честь знает свои. Простая грация его дикции, тихая и естественная страсть были прямой противоположностью Руфуса Чоата, чью речь описывали, как музыкальный поток ритма и гармонии, больше похожий
1
Curiosities of Law and Lawyers.

156 XI. НЕКОТОРЫЕ ЗНАМЕНИТЫЕ ПЕРЕКРЕСТНЫЕ ДОПРОСЧИКИ
на долгую, нарастающую, возвышающуюся песню, чем на разговорили обсуждение. Одному из своих клиентов, который был недоволен тем, как Эрскин вел его дело, и написал ему записку Меня повесят, если я сам за себя не выступлю, Эрскин тихо ответил Вас повесят, если выступите. Эрскин хвастался, что за двадцать лет он не пропустил ни дня в суде по болезни. А о Курране говорили, что он мог встать перед присяжными после шестнадцатичасового заседания с одним двадцатиминутным перерывом и произнести одну из самых памятных речей своей жизни.
Из более современных адвокатов Английской коллегии заметно выделяется сэр Генри Хоукинс. У него репутация человека, забравшего больше денег у судебной коллегии, чем любой другой адвокат его поколения. Его главной особенностью в суде было его изумительное мастерство по проведению перекрестного допроса. Он работал вместе с лордом Колриджем над первым делом Тихборна, и его перекрестный допрос свидетелей, Байгнета и Картера, заработал ему репутацию лучшего перекрестного допрашивающего во всем мире. Еще одним великим перекрестным допрашивающим был сэр Ричард Вебстер. Говорили, что он получил сто тысяч долларов за свои услуги в деле Парнелльской специальной комиссии, в котором он выступал против сэра Чарльза Расселла.
Руфус Чоат говорило Даниеле Вебстере, что он считает его величайшим адвокатом мира. Уже при смерти Вебстер назвал Чоата самым великолепным человеком в Америке. Паркер рассказывает один эпизод, характерный для сражений этих двух идолов Американской коллегии адвокатов. Один раз мы слышали, как Вебстер одним предложением и одним взглядом раздавил часовое, мастерски проведенное выступление Чоата. С интеллектуальной стороны это было что-то тончайшее и детальное, с греческим софизмом и утонченностью, которой мог бы позавидовать сам Леонтин Горжиа. Дело было о двух шинах, которые простому обывателю казались похожими, как два яйца. Но мистер Чоат, описывая тончайшую разницу между этими двойниками и рассуждая о точках фиксации так глубоко и утонченно, показал присяжным, что между ними была колоссальная разница. Но, — сказал мистер Вебстер, широко раскрыв свои огромные черные глаза, глядя на две одинаковые шины перед
1
Clark Gilbert J. Life Sketches of Eminent Lawyers.
Ф. Л. ВЕЛЛМАН. ИСКУССТВО ПЕРЕКРЕСТНОГО ДОПРОСА собой, — господа присяжные, вот они — посмотрите на них И как только он сказал это громким голосом, искаженные шины опять вернулись в свое первоначальное одинаковое состояние, и длинный аргумент о точках фиксации умер естественной смертью. Это был пример господства простой личности над простой интеллектуальностью, но, тем не менее, интеллектуальность была поистине великой»
1
Джеремайя Мейсон был наравне и с Чоатом, и с Вебстером, когда выступал перед присяжными. Его стиль был незамысловатый, разговорный. Он не был оратором. Он подходил близко к скамье присяжных и самыми простыми словами, используя простейшую логику, убеждал слушателей признать подсудимого виновным. Веб- стер сказал, что он обязан своим успехом тому факту, что девять лет, изо дня вдень, был вынужден внимательно слушать выступления Мейсона в том же суде. Ему не было равных в судах Новой Англии как перекрестному допрашивающему.
Во всей истории наших нью-йоркских судов вряд ли были адвокаты, равные судье Вилльяму Фуллертону в области перекрестного допроса. Он был известен своим спокойствием и кроткими манерами, своими быстро повторяющимися вопросами, своими остротами, переплетенными с вопросами, своим собственным изобретательным методом.
Перекрестные допросы, проведенные Фуллертоном в знаменитом деле Тилтона против Генри Варда Бичера, заработали ему международную репутацию и считались лучшими допросами, когда-либо проведенными в этой стране. Но именно эти допросы, блестящие и трудные, не принесли особых результатов, скорее всего из-за необыкновенной интеллигентности и проницательности самих свидетелей. Сам судебный процесс был самым знаменитым процессом такого рода, когда-либо проведенным в Нью-йорке. Один из наиболее уважаемых христианских проповедников обвинялся в том, что использовал свой талант к красноречию, приумноженный его религиозным влиянием, чтобы расположить к себе и уничтожить кристальную честность прихожанки его церкви — набожной женщины с чистой душой, жены его старого друга. Его (проповедника) обвиняли в том, что он продолжал преступную связь в течение полутора лети в том, что он скрывал этот проступок и от своей совести, лицемерными сло-
1
Parker. Reminiscences of Rufus Choate.

158 XI. НЕКОТОРЫЕ ЗНАМЕНИТЫЕ ПЕРЕКРЕСТНЫЕ ДОПРОСЧИКИ
вами о благочестии в том, что он эту связь благословила затем извлек из нее выгоду, и, наконец, в том, что добавил лжесвидетельство к совращению для того, чтобы избежать последствий. Его обвинители, мистер Тилтон и мистер Мултон, были людьми с хорошей репутацией и занимающие уважаемое положение в обществе.
Продолжительность и сложность перекрестного допроса Фул- лертона делают невозможным даже их частичное упоминание на этих страницах. Однажды, когда он высказал недовольство мистером
Бичером зато, что тот отвечал на вопросы недостаточно свободно и прямо, Бичер честно ответил Я вас боюсь!!»
Во время перекрестного допроса Бичера по поводу знаменитого порванного письма Фуллертон спросил, почему он не дал объяснений церкви, если был невиновен. Бичер ответил, что он действовал в соответствии с договоренностью о тайне, и добавил, что не думал, что остальные также сдержали свое обещание молчать. В ответ на это по залу пронесся смех, и судья Нильсон приказал судебному помощнику выдворить из зала суда любого человека, ведущего себя оскорбительно Кроме адвоката — добавил Фуллертон. Позже перекрестный допрашивающий с нетерпением высказал мистеру Бичеру, что все равно все узнает до окончания допроса, на что Бичер ответил Не думаю, что у вас пока это получается».
Мистер Фуллертон (громогласно Почему вы не встали и не стали отрицать обвинение?
Мистер Бичер (своим чудесным обаятельным голосом, так отличающим его от других людей своего времени Мистер Фуллертон, это не входит в мои привычки и не соответствует тому, как я веду себя с людьми и разбираюсь с проблемами.
Мистер Фуллертон: Да, я заметил. Выговорите, что обвинение Теодора Тилтона вас в том, что у вас была интимная связь сего женой, и обвинения вашей церкви и церковного комитета на вас никак не подействовали?
Мистер Бичер (резко Никоим образом.
В этот момент мистер Томас Г.
Шерман, адвокат Бичера, вскочил, вступился за своего клиента и заметил, что когда у адвоката противоположной стороны нет перед глазами записей дела, он никогда правильно их не цитирует
Ф. Л. ВЕЛЛМАН. ИСКУССТВО ПЕРЕКРЕСТНОГО ДОПРОСА Мистер Фуллертон (обращаясь к залу суда Когда мистер Шер- манне говорит наглости в этом деле, он просто молчит...
Судья Нильсон (приходя на помощь Скорее всего, адвокат думал...
Мистер Фуллертон (перебивая То, что думает мистер Шерман, ваша честь, нив коей мере не может считаться достаточно важным, чтобы занимать время суда или адвоката противоположной стороны.
«Вы часто публикуете свои проповеди, — продолжил мистер
Фуллертон. Мистер Бичер признался, что да, и что он также прочел проповедь на тему Благородство в покаянии».
Мистер Шерман (с сарказмом Я надеюсь, что мистер Фуллер- тонне будет нам читать проповеди.
Мистер Фуллертон: Я бы таки сделал, если бы думал, что удастся обратить к вере брата Шермана.
Мистер Бичер (тихо Я буду очень рад дать вам попользоваться моей кафедрой.
Мистер Фуллертон (смеясь Брат Шерман — единственный зритель, который мне нужен!
Мистер Бичер (с сарказмом Может быть, он единственный зритель, готовый вас слушать!
Мистер Фуллертон: Если мне удастся обратить к вере брата
Шермана, я буду считать, что моя работа христианского проповедника сделана.
После этого мистер Фуллертон прочел отрывок из проповеди, суть которого сводилась к тому, что если человек совершил великий грехи разоблачение этого греха приведет к страданиям, то такой человек не должен в нем признаваться только для того, чтобы облегчить собственную совесть. Мистер Бичер признался, что он все еще считает это здравым учением.
В этот момент мистер Фуллертон повернулся к залу суда и, показывая на часы, сказал После проповеди, насколько мне известно, нет ничего, кроме благословения. Его честь понял намеки заседание на тот день закончилось Отрывки из ежедневной прессы, описывающие один из тридцати дней судебного процесса, из репортажа в «Modern Jury Trials», Donovan.

160 XI. НЕКОТОРЫЕ ЗНАМЕНИТЫЕ ПЕРЕКРЕСТНЫЕ ДОПРОСЧИКИ
В этом же судебном процессе почтенный Вилльям М.
Евартс, как ведущий адвокат мистера Бичера, укрепил свою репутацию всемирно известного, хорошего адвоката. В деле Бичера более всего была прокомментирована именно разносторонность мистера Евартса. Он показывал свои таланты с одинаковым успехом при прямом и перекрестном допросе, при обсуждении доказательств, при заключительном слове. Его перекрестный допрос Теодора Тилтона был шедевром. Его речи в суде были ясными, спокойными и последовательными. Мистер Евартс был непросто великим адвокатом, но и оратором и выдающимся государственным деятелем. Его называли принцем американской коллегии адвокатов. Он был очень образованным джентльменом, с хорошим литературным вкусом. Его манера в суде была описана некоторыми как все голова, нос, голос и указательный палец. Он был ростом пять футов и семь дюймов (170 см, худой и стройный, с лицом, похожим на пергамент».
Мистер Джозеф Х.
Чоат однажды сказал мне, что он считает, что обязан своим успехом в суде тем девяти годам, которые он работал помощником мистера Евартса в его судебных делах. Никто, кроме самого мистера Чоата, не посмел бы так сказать. Его непревзойденная гениальность адвоката не могла быть объяснена тем, что он был под опекой мистера Евартса. Когда мистер Чоат вступил в новую должность — посла при королевском дворе Англии, он уволился из адвокатуры, и поэтому уже можно комментировать его потрясающие таланты адвоката в суде присяжных. Он был не только первым в рядах адвокатов Нью-йоркской коллегии, но, по мнению многих, и показательным адвокатом Американской коллегии. Конечно же, никто из адвокатов его времени не имел такого успеха у присяжных. Его карьера была сплошным успехом. Нельзя сказать, что он особо сверкал в какой-то определенной роли из всех, которые входят в обязанности судебного адвоката, но он был непревзойденным в своем юморе и острой иронии. То, как он вел дело, его отношение к свидетелям, к суду, к адвокату противоположной стороны и, особенно, к присяжным, было настолько очаровательными обаятельным, что все остальное оставалось позади. Можно было выйти из суда после трехнедельного соревнования с Чоатом в состоянии приятного душевного возбуждения, несмотря на вердикт, вынесенный присяжными.
Совсем не так обстояло дело спокойным Эдвардом С.
Джейм- сом. Соревнование с ним означало для оппонента сильное умствен-
Ф. Л. ВЕЛЛМАН. ИСКУССТВО ПЕРЕКРЕСТНОГО ДОПРОСА 161
ное и физическое утомление. Джеймс был массивными неутомимым. Его перекрестные допросы были крайне трудными. На допросе он держался с достоинством и был человеком очень волевым, он всегда был в состоянии боевой готовности и никогда не забывало проблеме, стоящей передним, ноу него не было обаяния и яркости, присущих мистеру Чоату. Он был настойчив, полон решимости и тяжел в общении. Он непрерывно нападал на свидетеля, но редко успешно. Он утомлял своего оппонента и никогда не мог понять, что стоит на неправильной стороне дела, пока ему об этом не говорил старшина присяжных. Даже тогда он хотел, чтобы присяжные проголосовали, чтобы убедиться, что не произошло ошибки. Джеймс никогда не улыбался, за исключением случаев, когда побеждал или когда его оппонент хмурил брови. Когда улыбался мистер Чоат, трудно было не улыбнуться вместе с ним. За последние десять лет своей жизни Джеймс выступал с одной или другой стороны самых важных дел, дошедших до суда. Намой взгляд, его успех был вызван его активными и неутомимыми качествами борца, а не его искусством.
Джеймса Т.
Брейди называли «Курраном Нью-йоркской коллегии. Своим успехом он был обязан почти исключительно своей учтивости и изумительному мастерству ведения перекрестного допроса. В суде он вел себя спокойно, был обаятельными был одним из наилучших ораторов своего времени. Он установил рекорд, которым можно гордиться он был защитником пятидесяти мужчин, которым грозила смертная казнь, и спас каждого из них от виселицы.
А вот Вилльям А.
Бич, «Гамлет американских судов, был плохим перекрестным допрашивающим. Он обращался со всеми свидетелями одинаково. Он был методичен, но властен. Он медленно адаптировался к неожиданным поворотам в деле, которое вел. Он проиграл множество дели не мог вести безнадежно сложные дела. Но как судебный оратор он был превосходен. Его речь в деле Бичера могла бы создать ему репутацию виртуозного оратора. У него был на удивление богатый словарный запаси поразительно приятный голос.
О Джеймсе В.
Герарде-старшем говорили, что он выиграл самое большое количество вердиктов, вынесенных в противоречии с имеющимися доказательствами, чем кто-либо другой практикующий в
Нью-йорке. У него был большой запас приемов и уловок, а также необычайный такт. В его глубоких познаниях о человеческой природе и его готовности адаптироваться вовремя процесса ко всем

162 XI. НЕКОТОРЫЕ ЗНАМЕНИТЫЕ ПЕРЕКРЕСТНЫЕ ДОПРОСЧИКИ
особенностям, капризами прихотям различных присяжных, перед которыми ему довелось выступать, в этом ему не было равных. <...> Любой, кто был свидетелем ударов, нанесенных мистером Герардом вовремя перекрестного допроса, и сенсационных ситуаций, брошенных ему его оппонентами, подумал бы, что он живет текущим моментом, что все, что он делает и что он говорит — это импровизация. На самом деле мистер Герард тщательно готовился к суду. Обычно все удары, наносимые им на перекрестном допросе, были результатом предварительной подготовки. Он составлял досье для перекрестного допроса. По большому счету, его остроумие и необычайный, фантастический юмор были хорошо продуманы и подготовлены заранее»
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   25

перейти в каталог файлов


связь с админом