Главная страница
qrcode

Веллман Франсис Л. Искусство перекрестного допроса. Перс англ. К. Адамович. М американская ассоциация юристов с. Из серии Адвокатская практика Американская ассоциация юристов Все права защищены, 2011 Рубинштейн Е. А. предисловие, 2011


НазваниеПерс англ. К. Адамович. М американская ассоциация юристов с. Из серии Адвокатская практика Американская ассоциация юристов Все права защищены, 2011 Рубинштейн Е. А. предисловие, 2011
АнкорВеллман Франсис Л. Искусство перекрестного допроса.pdf
Дата23.04.2017
Размер2.07 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файлаVellman_Fransis_L_Iskusstvo_perekrestnogo_doprosa.pdf
оригинальный pdf просмотр
ТипДокументы
#38691
страница5 из 25
Каталогplatonclic

С этим файлом связано 50 файл(ов). Среди них: Веллман Франсис Л. Искусство перекрестного допроса.doc, Vellman_Fransis_L_Iskusstvo_perekrestnogo_doprosa.pdf, Poslanie.epub, 1329476863_10.jpg, Iz_zhizni_detskoy_dushi.fb2, Zavodnoy_apelsin.fb2, Lobsang_Rampa_Shafranaya_mantia.fb2, Snezhnaya_strana.fb2 и ещё 40 файл(а).
Показать все связанные файлы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   25
1
С другой стороны, о Руфусе Чоате, чье искусство и утонченность, конечно же, делают его одним из первых в рядах американских адвокатов, говорилось, что вовремя перекрестного допроса он никогда не вызывал отпора со стороны свидетелей, нападая на них, он умиротворял их своей тихой и вежливой манерой допроса. Но всегда, прежде чем отпустить свидетеля, раскрывал слабые места в его показаниях или его предвзятость, умаляющую твердость его показаний. (Чоате острил, что отпуск адвоката состоит из промежутка между вопросом, заданным свидетелю, и его ответом»)
2
Джуда П.
Бенжамин, выдающийся адвокат двух континентов, проводил перекрестный допрос глазами. Ни один свидетель не мог посмотреть в черные, пронзительные глаза Бенжамина и продолжать настаивать на лжи».
Среди английских барристеров сэр Джеймс Скарлетт, лорд Абин- жер, имел репутацию перекрестного допрашивающего, превзошедшего всех адвокатов, выступивших к тому времени в Британском суде. Джентльменская непринужденность, изысканная учтивость и христианская воспитанность и заботливость, с которыми он приступал к делу, причиняли бесконечный вред показаниям свидетелей, которые пытались его обмануть или которых он счел целесообразным в чем-то подозревать».
Хороший адвокат должен быть хорошим актером. Самый осторожный из адвокатов, ведущий перекрестный допрос, часто получает ответ, который может нанести ущерб делу. В таких случаях адвокат должен контролировать себя больше всего. Если на вашем лице отразилось, что ответ навредил, вы можете проиграть дело только из- за этого. Как часто мы видим допрашивающего, которого такой ответ застал врасплох Он делает паузу, быть может, краснеет и, после того как ответ имел достаточный эффект, наконец, обретает самооблада-
1
Clark Gilbert J., Esq. Life Sketches of Eminent Lawyers.
2
Neilson. Memories of Rufus Choate.
Ф. Л. ВЕЛЛМАН. ИСКУССТВО ПЕРЕКРЕСТНОГО ДОПРОСА 55
ние, но редко вместе с этим к нему возвращается контроль над свидетелем. А вот опытного адвоката такие ответы не только не удивят и не собьют с пути, но будут казаться сами собой разумеющимися и не произведут ожидаемого впечатления. Он задаст следующий вопрос, как будто ничего не произошло, и улыбнется свидетелю недоверчиво, как бы говоря Неужели выдумаете, что этому кто-то поверит?»
Как пример одного из таких случаев, есть рассказ о Руфусе Чоате. Свидетель противоположной стороны нечаянно проронил, не заостряя на этом внимание, очень важный факт, который, по мнению
Чоата, мог бы, при определенном мастерстве, быть использован во вред его клиенту. Он позволил свидетелю высказаться, а потом, делая вид, что услышал что-то очень важное, попросил его повторить показания, дабы убедиться, что он их правильно записал. Таким образом, он осторожно обошел перекрестный допрос свидетеля ив своем заключительном слове ни разу даже не намекнул на эти показания. Когда адвокат противоположной стороны в своем заключительном слове дошел до этой части дела, он был настолько под впечатлением оттого, что мистер Чоат обнаружил в этих показаниях что-то позитивное для своего клиента, что, хотя они не видел, чем именно эта информация могла ему помочь, он удовлетворился тем, что сказал, что хотя мистер Чоат и думал, что показания могут помочь его клиенту, ему все же казалось, что показания более помогли противоположной стороне, и далее перешел к рассмотрению других частей дела»
1
Любовь к бою, присущая мужчинам, — вот что привлекает внимание присяжных к процедуре судебного разбирательства. Приятный юрисконсульт, который говорит с видимым прямодушием, который кажется истинным искателем правды, который вежлив к дающим показания против него, который не задерживает постоянно ход дела неисчислимыми протестами и исключениями, быть может неумелых, но безобидных показаний, который знает свое дело и садится на место, когда оно сделано, всегда играя по правилам, — именно он создает атмосферу, благоприятную для стороны, которую он представляет, оказывая сильное, возможно подсознательное, влияние на присяжных при принятии их решения. Даже если, из-за значительных показаний, вердикт оказывается против него, приговор будет намного менее строгим, чем тот, что ожидал клиент Neilson. Memories of Rufus Choate.

56
II. МЕТОДЫ ПЕРЕКРЕСТНОГО ДОПРОСА
С другой стороны, адвокат, утомляющий суди присяжных бесконечными и бессмысленными перекрестными допросами, который постоянно выходит из себя и проявляет враждебность к свидетелям, который постоянно сидит с беспокойной и кислой миной, у которого монотонный, резкий и пронзительный голос, который выглядит неряшливо и неопрятно, который склонен жестко использовать слабые стороны свидетеля или адвоката и который твердо намерен выиграть любой ценой, такой адвокат быстро настраивает присяжных против себя и своего клиента, вне зависимости от показаний, данных по делу.
Очень часто кажется, что все улики сходятся в одну точку, когда на самом деле это отнюдь не так. Это во многом зависит от сообразительности адвоката, ведущего перекрестный допрос часто он может создать атмосферу, в которой б
όльшая часть показаний против него будет просто незаметна. Это часть умелого ведения делана его пути к заключительному слову, от которого так много зависит. Допрос свидетелей, также как и заключительное слово, — показатель ораторского искусства адвоката. Сущность в стиле. Яне хочу пропагандировать ту преувеличенную манеру, которая встречается так часто, которая разделяет внимание ваших слушателей между вами и вашим вопросом и которая часто отвлекает внимание присяжных от сути того, что вы хотите сказать, и заостряет их внимание на своеобразии вашего поведения и манеры говорить. Как воcкликнул один глуховатый человек, которому не удалось найти места поближе к Генри Клею вовремя слушания одного из его лучших деля не слышал ни слова из того, что он говорил, но, великий Иегова, как же он двигался!»
Сама интонация и выражение лица адвоката, ведущего перекре- cтный допрос, могут сильно подействовать на присяжных и дать им возможность полностью оценить какой-то вопрос, который они могли бы иначе пропустить мимо своих ушей.
«Один раз, при допросе свидетеля, которого звали Сампсон, на которого подали в суд (он был редактором журнала Арбитр, Рас- селл задал свидетелю вопрос, на который тот не ответил. Вы слышали мой вопрос — тихо спросил Расселл. Да, — ответил Сампсон. Вы его поняли — спросил Расселл еще тише. Да, — ответил
Сампсон. В таком случае, — громко воскликнул Расселл, и казалось, что он вот-вот вскочит с места и схватит свидетеля за горло, — почему же вы не ответили Расскажите присяжным, почему вы не отве-
Ф. Л. ВЕЛЛМАН. ИСКУССТВО ПЕРЕКРЕСТНОГО ДОПРОСА 57
тили на вопрос Волнение охватило зал суда, Сампсон был потрясен итак и не оправился после этого»
1
Говорите четко сами и заставляйте вашего свидетеля делать также. Объясняйте главные детали так ясно, чтобы они были понятны даже самым посредственным людям. Постоянно поддерживайте интерес вашего зрителя — присяжных, не давайте им быть невнимательными. Помните, что вы обращаетесь к рассудку присяжных, хотя и задаете вопросы свидетелю. Поддерживайте тон вашего голоса, соответствующий теме, которую вы обсуждаете. Голос Руфуса Чоата, казалось, обволакивал свидетеля, в какой-то мере влиял на него и водворял тишину среди зрителей. Он полностью использовал свой богатый голос при допросе свидетелей, совсем его разнообразием и резонансом. Разница между тоном его допроса и тоном противоположной стороны, выступающей после него, была очень заметна.
«Мистер Чоат притягивал присяжных задолго до его заключительного слова, он завораживал их, как только садился передними в зале суда и заглядывал им в глаза. Обычно он ухитрялся сесть как можно ближе к ним, по мере возможности ставя свой стол рядом с барьером, прямо перед присяжными, отделяясь от них только узким проходом. Там он сидел, спокойный, задумчивый и при любом шуме и беспорядке оставался невозмутимым. Он постоянно продвигался вперед — или с присяжными, или с судом, или со свидетелем, никогда не делая ничего, что имело малейший шанс отрицательно повлиять на его дело, и не упуская ни одной мелочи, полезной для выигрыша. Он ласково улыбался адвокату, сказавшему что-либо хорошее улыбался с симпатией и пониманием присяжным, когда кто-то из них смеялся или задавал вопрос, он пленял их своим притягивающим взглядом, как любовник пленяет любимую женщину. Казалось, что он руководит всем процессом с видом легкого превосходства. Умение его направлять и влиять на всех вокруг с самого начала процесса не поддавалось описанию. Он вел себя с присяжными, как друг, заботливый друг, готовый помочь им сих утомительным расследованием, но никогда как опытный боец, намеренный выиграть, рассматривающий их всего лишь как средство в достижении своей цели O’Brien Barry.Life of Lord Russell.
2
Parker. Reminiscences of Rufus Choate.

III. с
уть
Перекрестного
доПроса
Е
сли из своего опыта мы узнали первый урок нашего искусства контролировать свою манеру поведения в отношении свидетеля, даже при самых сложных обстоятельствах, далее нам важно обратить внимание на суть нашего перекрестного допроса. Быть может, своей манерой мы его немного обезоружили или, по крайней мере, усыпили его бдительность, пока он роется в памяти или совести в поисках ответов на искусно заданные и глубокие вопросы, смысл которых он, скорее всего, не понимает, но разбить его полностью мы можем только сутью нашего перекрестного допроса.
Какого рода будет наша первая атака Стоит ли нам воспользоваться губительным методом, который мы видим ежедневно в судах, и попросить свидетеля пересказать нам туже историю, которую он уже рассказал нашему противнику, абсурдно надеясь, что он изменит ее при повторе, а не перескажет слово в слово, произведя на присяжных вдвойне сильное впечатление Или лучше вовсе не упоминать его первоначальный рассказ, кроме как для того, чтобы обратить внимание на слабые места Чтобы мы ни делали, давайте делать это с тихим достоинством, с абсолютной честностью по отношению к свидетелю и формулировать вопросы как можно более просто, дабы избежать недопонимания и путаницы. Давайте представим себя на их месте, на скамье присяжных, и посмотрим на доказательства их глазами. Мы не пытаемся заслужить репутацию заумных адвокатов, ведущих перекрестный допрос. Скорее, мы думаем о нашем клиенте, о том, что он нанял нас для того, чтобы мы перетянули присяжных на его сторону в этом деле. Не будем также задавать безрассудных вопросов без определенной цели. Неумело заданные вопросы хуже, чем отсутствие вопросов вообще, и скорее укрепляют свидетеля, чем уничтожают его.
Мы должны помнить, что вовремя прямой дачи показаний нашим воображаемым свидетелем мы наблюдали за каждым его движением и выражением лица. Нашли ли мыс чего начать наш перекрестный допрос Обнаружили ли мы слабое место в его рассказе
Ф. Л. ВЕЛЛМАН. ИСКУССТВО ПЕРЕКРЕСТНОГО ДОПРОСА Если так, тоне будем тратить время зря и сразу же обратим внимание на это место. Быть может, стоит рассказать присяжным об отношении свидетеля к сторонам, участвующим в деле, или к сути рассматриваемого дела, как о причине, из-за которой его показания были представлены в благоприятном свете для стороны, в пользу которой он выступает. Быть может, у него прямой интерес к исходу дела, или он получит от позитивного исхода какую-то выгоду. Или у него есть другая заинтересованность в деле, которую можно осторожно разоблачить. Может быть, свидетель всего лишь страдает от пристрастности, пагубной для показаний, о которой и сам не подозревает. Может даже оказаться, что, узнай присяжные о тех ограниченных способах, с помощью которых свидетель добыл ту достоверную информацию, о которой он принес клятву, путем искусного допроса адвоката противоположной стороны, одно это может уже умалить влияние его показаний. С другой стороны, может статься, что у свидетеля была наилучшая возможность наблюдать те факты, о которых он рассказывает, но ему не хватило ума правильно их оценить. Два человека могут стать свидетелями одного итого же происшествия и понять его совершенно по-разному, но каждый из них, вызванный для дачи показаний, может быть готов поклясться, что его толкование события и есть правильное. Очевидно, что обе оценки одного дела немо- гут быть верны, чья же трактовка ошибочна У кого была лучшая возможность увидеть ситуацию У кого из свидетелей более точное восприятие Все это мы можем должным образом назвать сутью нашего перекрестного допроса.
Одно дело — иметь возможность наблюдения или даже ум, достаточный для правильного наблюдения, но совсем другое — точно запомнить на продолжительное время то, что мы когда-то услышали или увидели, а еще сложнее — внятно и вразумительно описать увиденное. Многие свидетели видели одну часть сделки и слышали о другой, и уже потом перепутали, или не смогли понятно объяснить на словах, что они видели собственными глазами, а что слышали от других. Все свидетели склонны к преувеличениям — они раздувают или преуменьшают факты, о которых давали клятву.
Почти каждый день встречается такой тип свидетеля — человек, ставший свидетелем какого-то происшествия несколько лет назад, узнавший, что его вызывают в суд. Он тотчас же пытается вспомнить свои первоначальные впечатления, и постепенно, общаясь с адвока-

60
III. СУТЬ ПЕРЕКРЕСТНОГО ДОПРОСА
том, который будет вести его показания, он приукрашивает свой рассказ новыми деталями, которые он сам считает воспоминаниями или ему помогают так считать, ив конце концов, он приносит клятву, что воспоминания эти нечто иное, как факты. Многие боятся, что, ответив Яне знаю, они будут выглядеть невеждами. Хотя они абсолютно честны в своих намерениях, они склонны, вследствие этого, дополнять свой рассказ выдумками. И очень редкий свидетель не перемешивает, хотя бы в части своего рассказа, факты со своими личными убеждениями и выводами.
Из этих соображений следует, что нужно выстраивать свои вопросы к каждому свидетелю таким образом, чтобы ответы на них помогли отделить видимость от фактов и уменьшили преувеличения. Также необходимо не забывать о том, что присяжным не следует просто указывать на ошибку, им должно быть понятно, каким образом и почему она возникла. Если оставить такое объяснение до заключительного слова и уже тогда обратить внимание присяжных на ошибку свидетеля, то эта информация более сильно подействует на присяжных.
Опытный допрашивающий обычно понимает после нескольких заданных вопросов, каким образом лучше выстроить дальнейший допрос. Представьте себе ситуацию, осторожно спросите свидетеля, откуда у него таили иная информация, и делайте собственные выводы о том, откуда взялась ошибка и почему у него возникло неправильное восприятие ситуации. Четко покажите, что выверите в честность свидетеля и хотите быть справедливым по отношению к нему, и постарайтесь заставить свидетеля поверить в то, что он может быть с вами откровенен. Затем, когда обнаружатся те недостатки, которые повлияли на его показания, его можно легко привести к тому, чтобы он раскрыл их перед присяжными. Его ошибки лучше уличать предположениями, а непрямыми вопросами, потому что все свидетели боятся противоречить самим себе. Если он увидит связь между вашими вопросами и собственным рассказом, он начнет выдумывать объяснения до того, как у вас будет возможность выявить противоречия между его первоначальными показаниями и последующими версиями. Часто целесообразно разрушить эффект рассказа свидетеля, задав ему вопросы, которые сразу же дадут понять присяжным, что позже они услышат более правдоподобную версию происшедшего, в некотором смысле открыть им версию, представляемую защитой. Остерегайтесь ошибки, которую часто делаю неопытные адвока-
Ф. Л. ВЕЛЛМАН. ИСКУССТВО ПЕРЕКРЕСТНОГО ДОПРОСА ты, и не заостряйте внимание на незначительных несоответствиях. Было четко подмечено, что присяжные не уважают маленькие победы над самообладанием или памятью свидетеля. Дайте болтливому свидетелю выговориться, он сам создаст себе трудности, из которых ему потом будет сложно выпутаться. Некоторые свидетели бывают чересчур активными — поощряйте их и постепенно ведите их на путь преувеличений, которые будут противоречить здравому смыслу присяжных. Нив коем случае не перевирайте слова свидетеля — у адвоката мало недостатков, более пагубных в глазах присяжных.
Если вы случайно услышали благоприятный ответ, оставьте его и тихо перейдите к другим вопросам. Неопытный адвокат, скорее всего, повторит тот же вопрос, с целью донести полученный ответ до слушателей, вместо того чтобы оставить его при себе до заключительного слова, и, когда свидетель исправит свой ответили изменит его, делая его менее значимым, спишет новый ответ на неудачу. Тот, кто считает, что он может радоваться успеху вовремя перекрестного допроса, плохо разбирается в людях, он всего лишь насторожит свидетеля и предотвратит благоприятные ответы в будущем.
Давид Грэхем, адвокат успешный и благоразумный в своих перекрестных допросах, однажды заметил полушутя Адвокат никогда не должен задавать вопрос свидетелю вовремя перекрестного допроса, если он не знает, каким будет ответили на ответ ему и вовсе наплевать. Это к слову о принципах адвоката, который говорил, что результат большинства судебных дел зависит оттого, какая сторона сделала больше ошибок вовремя перекрестного допроса. Конечно же, адвокат никогда не должен задавать решающего вопроса, не зная ответ на него заранее.
Мистер Саржент Баллантин в его Опытах ссылается на случай судебного процесса над заключенным, обвиненным в убийстве, в котором когда-то очень известный английский барристер был вынужден, из-за спешки адвоката и вопреки его собственному мнению, задать вопрос на перекрестном допросе, ответ на который отправил его клиента в тюрьму. Получив ответ, он повернулся к адвокату, советовавшему ему задать этот вопрос, и сказал, делая ударение на каждом слоге Идите домой, перережьте себе горло и, когда вы встретитесь с вашим клиентом в аду, просите у него прощения».
Иногда стоит, в случае, когда вам кажется, что свидетель не хочет раскрыть всей правды, задавать вопросы таким образом, чтобы

62
III. СУТЬ ПЕРЕКРЕСТНОГО ДОПРОСА
ответы (которые вы можете предугадать) удивили присяжных или показались им неправдоподобными. Приведу пример такой ситуации я помню недавний случай, который произошел вовремя разбирательства по делу о получении страховой выплаты за большой склад товаров, который сгорел дотла. Страховые компании не смогли найти товарную книгу, показывающую, что именно лежало на складе в момент пожара. Одним из свидетелей пожара был бухгалтер истца, который на первоначальном допросе дал показания о пожарено ничего не сказало бухгалтерских книгах. Перекрестный допрос ограничился следующими целенаправленными вопросами У вас в офисе, наверное, был железный сейф, в котором вы хранили ваши счетоводные книги Да, сэр Он сгорел О, нет Вы присутствовали при его вскрытии после пожара Да, сэр Тогда будьте добры, подайте мне товарную книгу, чтобы мы могли показать присяжным, какие именно товары лежали у вас на складе на момент пожара и были в связи с ним потеряны. (В этом вопросе была вся суть дела, и присяжные не ожидали услышать ответа, который последовал У меня ее нет, сэр У вас нет товарной книги Вы имеете ввиду, что вы ее потеряли Ее не было в сейфе, сэр Разве ей не следовало быть там Да, сэр Тогда почему же книги в нем не было Очевидно, ее по ошибке забыли убрать в ночь перед пожаром.
Некоторые из присяжных тут же подумали, что наиважнейшую товарную книгу утаили от суда, и не поддержали своих коллег против страховых компаний.
Средний человек намного умнее, чем многие думают. Вовремя перекрестного допроса свидетелю можно задавать косвенные вопросы, и часто такие вопросы и ответы на них более сильно влияют на присяжных, чем если быте же рассуждения были оставлены доза- ключительного слова. Присяжный, понявший суть дела, как будто
Ф. Л. ВЕЛЛМАН. ИСКУССТВО ПЕРЕКРЕСТНОГО ДОПРОСА делает самостоятельное открытие и цепко держится за него. Вовремя перекрестного допроса Генри Варда Бичера, в знаменитом деле
Тилтона против Бичера, когда мистер Бичер отверг обвинения в том, что у него были интимные отношения с женой мистера Тилтона, судья Фуллертон прочел отрывок одной из проповедей мистера Биче- ра, в котором говорилось, что, если человек совершит великий грех, разоблачение которого повлечет за собой страдание других, такой человек не должен в нем признаваться только для того, чтобы облегчить свою собственную совесть. После этого Фуллертон посмотрел
Бичеру прямо в глаза испросил Вы все еще придерживаетесь этой доктрины Мистер Бичер ответил Да. Из этого вопроса и ответа, присяжный мог сделать свои выводы, влияющие на исход этой части рассматриваемого дела.
Весь эффект показаний враждебно настроенного свидетеля иногда может быть разрушен веселой перебранкой, в результате которой он оказывается осмеянным присяжными, и все, что он сказал против вас до этого, исчезает в смехе, под который он сходит со свидетельской трибуны. В недавнем деле трамвайной компании «Метрополи- тан» свидетель, которого досконально извели на перекрестном допросе, наконец, сел очень прямо на свидетельском кресле и нагло спросил Я пришел сюда не для того, чтобы разыгрывать комедию, или высчитаете, что я Анна Хельд?» Я думал не об Анне Хельд, — тихо ответил адвокат, — скорее, об Ананиасе!» Свидетель впал в бешенство, присяжные засмеялись, а адвокат, сведя показания свидетеля на нет, сел на свое место.
Но эти маленькие победы не всегда на стороне адвоката. Часто, если адвокат поднимет какую-либо тему, умный свидетель отпарирует оскорбительно и унизительно, что, конечно же, с радостью воспримется и присяжными, и зрителями. В Вустерском суде, в Англии, слушалось дело о пригодности лошади, и священник, вызванный свидетелем, только более запутал дело своим сбивчивым рассказом о сделке. Грозный адвокат противоположной стороны, после неоднократных попыток прояснить факты делана перекрестном допросе, воскликнул Скажите, сэр, вы вообще знаете разницу между лошадью и коровой Я признаю мое невежество, — ответил священник Я действительно смутно представляю, в чем разница между лошадью и коровой или быком и буяном, вот только мне рассказывали, что у быка есть рога, ау буяна (тут он вежливо поклонился адво-

64
III. СУТЬ ПЕРЕКРЕСТНОГО ДОПРОСА
кату), на мое счастье, их нет. В следующей главе упоминается перекрестный допрос доктора N в деле Карлайла В.
Харриса, где детально описан пример удачного применения этого метода допроса.
Не будет лишним упомянуть в связи с этим один или два дела, показывающих важность сути перекрестного допроса в делах о личном ущербе, где единственной целью адвоката является смягчить приговор присяжных и пробить брешь в жалостливом рассказе о собственных страданиях, которые в таких делах описывают истцы.
Чиновник из Нью-йорка Меттс, шестидесяти шести лет, ехал по
Колумбус-авеню в открытом трамвае. Когда трамвай подъезжал к углу й стрит и й авеню, Меттс наклонился закрыть переднее окно по просьбе пожилой пассажирки. В этот момент машина резко дернулась, и его выбросило на улицу, в результате чего он получил увечья, от которых страдал, на момент суда, уже три года.
Адвокат истца детально описал страдания своего клиента. У истца было сотрясение мозга, потеря памяти, проблемы с мочеиспусканием, перелом ноги, неврастения, постоянная боль в спине. Усилия, приложенные к излечению всех этих проблем, также были представлены со всеми соответствующими деталями. В довершение ко всему, лечащий врач дал показания, что разумной компенсацией за его профессиональные услуги является скромная сумма в размере 2500 долларов Адвокат трамвайной компании, до перекрестного допроса, критически оглядел врача — его лицо и как он держался в кресле свидетеля и заключил, что если с ним обращаться вежливо, то он даст вполне правдивые показания, какими бы они ни были. Он пошел в бой, выжидая удобный момент для своей стратегии, предоставившийся ему не далее чем нашестом вопросе:
Адвокат: Доктор, в медицинской терминологии, как бы вы назвали то, чем болеет истец на данный момент?
Доктор: У него нечто, называемое травматический микроз».
Адвокат: «Микроз», доктор Это означает, не так ли, привычку, или болезнь, как вы это называете, при которой пациент серьезно относится к недугам, которые обычный здоровый человек не замечает?
Доктор: Это так, сэр Curiousities of Law and Lawyers.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   25

перейти в каталог файлов


связь с админом