Главная страница
qrcode

Веллман Франсис Л. Искусство перекрестного допроса. Перс англ. К. Адамович. М американская ассоциация юристов с. Из серии Адвокатская практика Американская ассоциация юристов Все права защищены, 2011 Рубинштейн Е. А. предисловие, 2011


НазваниеПерс англ. К. Адамович. М американская ассоциация юристов с. Из серии Адвокатская практика Американская ассоциация юристов Все права защищены, 2011 Рубинштейн Е. А. предисловие, 2011
АнкорВеллман Франсис Л. Искусство перекрестного допроса.pdf
Дата23.04.2017
Размер2.07 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файлаVellman_Fransis_L_Iskusstvo_perekrestnogo_doprosa.pdf
оригинальный pdf просмотр
ТипДокументы
#38691
страница7 из 25
Каталогplatonclic

С этим файлом связано 50 файл(ов). Среди них: Веллман Франсис Л. Искусство перекрестного допроса.doc, Vellman_Fransis_L_Iskusstvo_perekrestnogo_doprosa.pdf, Poslanie.epub, 1329476863_10.jpg, Iz_zhizni_detskoy_dushi.fb2, Zavodnoy_apelsin.fb2, Lobsang_Rampa_Shafranaya_mantia.fb2, Snezhnaya_strana.fb2 и ещё 40 файл(а).
Показать все связанные файлы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   25
1
Около 1 км

74
IV. ПЕРЕКРЕСТНЫй ДОПРОС ЛЖЕСВИДЕТЕЛЯ
него, которые, по ее словам, принадлежали ей. Ее муж выступал свидетелем и клялся, что он отдал эти ценные бумаги на хранение брокеру в качестве залога за свои рыночные спекуляции, но что они ему не принадлежали и что он выступал сам за себя, а не как представитель своей жены, и взял эти бумаги без ее ведома.
Мистер Чоат считал, что, даже если бумаги принадлежали жене, она или согласилась дать мужу их использовать, или же была его партнером в сделке. Оба эти предположения муж клятвенно от- вергал.
Чоат: Когда вы начали заниматься рыночными спекуляциями на Уолл-стрит, я полагаю, вы понимали, что рынок может повернуться против вас, не так ли?
Свидетель: Ну, нет, мистер Чоат, я пришел на Уолл-стрит, чтобы делать деньги, а не терять их.
Чоат: Конечно, сэр, новы должны признать, что иногда рынок ведет себя вопреки ожиданиям.
Свидетель: Да, сэр.
Чоат: Выговорите, что облигации принадлежали не вам, а вашей жене?
Свидетель: Да, сэр.
Чоат: Ивы говорите, что она не давала их вам для спекуляций и вообще не знала, что они у вас?
Свидетель: Да, сэр.
Чоат: Вы даже признаете, что, когда вы передали облигации вашему брокеру в качестве залога против ваших рыночных спекуляций, вы не сказали ему, что они вам не принадлежат?
Свидетель: Яне говорил, кому они принадлежат, сэр.
Чоат (в своем неподражаемом стиле Но тогда, сэр, в случае если бы рынок повернулся против вас, ивам пришлось бы продать залог, для того чтобы покрыть ваши убытки, кого вы собирались обмануть, вашего брокера или вашу жену?
Свидетель не смог дать удовлетворительного ответа, и на этот раз нашлись Нью-йоркские присяжные, готовые вынести вердикт против клиента ив пользу брокера с Уолл-стрит.
Тем не менее в большинстве дел даже самые искусные уловки допрашивающего не смогут поймать свидетеля в такую ловушку. Если вам удалось нанести такого рода удар, не пытайтесь повторить его стем же свидетелем, сядьте на свое место и отпустите свидетеля
Ф. Л. ВЕЛЛМАН. ИСКУССТВО ПЕРЕКРЕСТНОГО ДОПРОСА Но давайте представим, что вы допрашиваете свидетеля, в деле которого такой исход невозможен. Тут вам понадобится бесконечное терпение и усердие. Постарайтесь показать, что его показания противоречивы или не соответствуют другим фактам в деле или обычному человеческому опыту. В упорстве — потрясающая сила. Если в какой-то части вы потерпите неудачу, оставьте ее и попробуйте что- нибудь другое. Если показания ложные, тов них непременно найдется слабое звено. Задайте вопрос так, чтобы свидетель думал, что выждете определенного ответа, тогда как на самом деле выждете ответа противоположного. Сдерживайтесь на допросе, пока свидетель не выйдет из себя — вот золотое правило в таких случаях. Если вы позволите свидетелю дать свои объяснения или высказать свои причины действий в таких случаях, будьте уверены, что объяснения эти нанесут ущерб вам, а не ему. Если вам удастся утомить свидетеля или довести его до угрюмого состояния, вы добьетесь впечатления, что он лжет.
Но я не пропагандирую практику длительных перекрестных допросов, потому что, если вам не удастся сломить свидетеля, присяжные подумают, что показания его чересчур важны, раз вы тратите столько времени на его допрос, пытаясь вывести его из себя. Вовремя суда по делу о лжесвидетельстве в процессе Тихборна вызвали на допрос потрясающего человека по имени Луи. Он был проницательным свидетелем и давал показания с поразительной четкостью и кажущейся точностью. Вопрос о том, правдивые они или нет, даже не стоял, но доказать, что они ложные, казалось невозможным или почти безнадежным. Это был невероятный рассказ, но отнюдь не невозможный. Если показания были верными, то истец и правда был настоящим Роджером Тихборном или по крайней мере это было настолько вероятно, что ни один суд присяжных не признал бы, что на самом деле он был Артуром Ортоном. Манера дачи показаний Луи была идеальна. После суда одного из присяжных спросили, что он думало показаниях Луи и считал ли он его рассказ важным. Присяжный ответил, что, услышав показания на главном допросе, он подумал, что они настолько невероятны, что им нельзя верить. Но после того, как мистер Хаукинс целый день его допрашивала свидетель остался непоколебим, я начал думать, что если такой допрашивающий не может ничего доказать, то, наверное, что-то есть в том, что он говорит, и я стал сомневаться. Яне понимаю, как он мог, если все это было ложью, выдержать допрос такого умелого адвоката

Harris. Hints on Advocacy.

76
IV. ПЕРЕКРЕСТНЫй ДОПРОС ЛЖЕСВИДЕТЕЛЯ
Председательствующий судья, самое малое слово которого более значимо, чем любое красноречие адвоката, может резко перебить такой бесцельный и затянутый перекрестный допрос словами Мистер, мне кажется, что мы тратим время впустую, или Яне разрешаю вам далее продолжать эту тему, или Яне вижу смысла в этом допросе. От такой неудачи в силах оправиться только самый опытный адвокат. До выступления судьи присяжные уже утомились, быть может, перестали слушать внимательно и с нетерпением ожидали конца дела они были готовы согласиться с замечанием Его Чести, и атмосфера дела, как я ее всегда называл, становилась неблагоприятной для клиента провинившегося адвоката. Как же важна роль, которую играет эта атмосфера в исходе дела Многие присяжные могут и вовсе забыть о сторонах, участвующих в процессе наших клиентах, втянувшись в битву остроумия между их адво- катами.
Система суда присяжных подвергается наибольшим испытаниям вовремя судебных процессов, где замешаны местные политики. Обычный присяжный настолько ослеплен своими политическими пристрастиями, что в случаях, где вина или невиновность заключенного упирается в вопрос, произвел ли он какие-либо действия для того, чтобы помочь своей партии, присяжные склонны разделяться по политическим убеждениям.
Около 10 лет назад, когда Нью-йорк накрыла волна политических реформ, Клубы Правильного Управления (Good Government
Clubs) стали причиной ареста около 50 выборных инспекторов за нарушения законов о выборах. Все эти люди были переданы Верховному уголовному суду под председательством судьи Барретта. Заключенных должны были защищать различные ведущие судебные адвокаты, и все зависело от результатов первых нескольких дел. Если бы приговор в этих делах был оправдательным, ожидалось, что и все последующие приговоры будут также оправдательными если же первые несколько нарушителей, представшие перед судом, были бы осуждены и приговорены к длительным тюремным срокам, большинство остальных признали бы себя виновными и немногим бы удалось избежать похожей участи.
В то время графство Нью-йорк было разделено, в целях голосования, на 1067 избирательных участков, ив среднем около 250 голосов были подсчитаны в каждом участке. Первым в суд вызвали
Ф. Л. ВЕЛЛМАН. ИСКУССТВО ПЕРЕКРЕСТНОГО ДОПРОСА инспектора одного из избирательных участков. Против него выдвигалось обвинение в том, что он неправильно записал один из голосов, отданный на его участке за кандидата от партии республиканцев. В этом избирательном участке было подсчитано всего 167 бюллетеней, ив обязанности инспекторов входило подсчитать эти бюллетени и доложить о результатах в управление полиции.
В ходе суда в свидетелях побывали 12 уважаемых граждан, один за другими все они подтвердили, что живут в пределах избирательного участка обвиняемого и что все они проголосовали вдень выборов за кандидата от республиканцев. Далее, в качестве доказательства был представлен официальный отчет за этот участок, подписанный обвиняемым, в котором было сказано голоса за демократов 167, голоса за республиканцев 0. Защита вызвала нескольких свидетелей- демократов. Дело начало приобретать политический характер, что могло привести к расходу мнений присяжных и отсутствию приговора, так как уже было показано, что обвиняемый был человеком идеальной репутации и никогда до этого не был подозреваемым в каких-либо правонарушениях. И, наконец, обвиняемый и сам принес клятву в том, что он не виновен.
Адвокат, ведущий перекрестный допрос, попытался показать обвиняемого присяжным с такой стороны, что они не смогли бы его оправдать, вне зависимости от их личных политических взглядов. Он задал всего пять вопросов.
Адвокат: Сэр, высказали нам, что у вас есть жена и семеро детей, которых вы содержите. Я полагаю, что вы не хотели бы их бросать, не так ли?
Обвиняемый: Конечно нет, сэр.
Адвокат: Помимо этого, я думаю, у вас нет особого желания провести несколько лет в тюрьме Синг-Синг?
Обвиняемый: Конечно же нет, сэр.
Адвокат: Новы слышали, что двенадцать уважаемых граждан выступили свидетелями и поклялись, что они голосовали за республиканского кандидата на вашем участке, не так ли?
Обвиняемый: Да, сэр.
Адвокат показывая на присяжных Ивы видите этих двенадцать уважаемых джентльменов, которые готовы вынести судебное решение по вопросу о вашей свободе, не так ли?
Обвиняемый: Да, сэр

78
IV. ПЕРЕКРЕСТНЫй ДОПРОС ЛЖЕСВИДЕТЕЛЯ
Адвокат внушительно, но тихо Ну, тогда, мистер, пожалуйста, объясните этим двенадцати джентльменам показывая на присяжных, как получилось, что бюллетени, отданные другими двенадцатью джентльменами, небыли вами учтены, и после этого можете забрать свою шляпу и выйти из зала суда свободным человеком.
Обвиняемый замялся, опустил глаза, ноне ответили адвокат сел на свое место.
Естественно, после этого его признали виновными приговорили к пяти годам лишения свободы в государственной тюрьме. В течение следующих нескольких дней почти тридцать обвиняемых, представшие перед судом по похожим нарушениям, признали свою вину, и вся работа суда была сделана за несколько недель. И не было ни одного оправдательного приговора или разногласия.
Иногда, если имеется достаточное количество информации о свидетеле или деталях его прямого допроса, ему можно поставить ловушку, в которую попадется даже самый умный свидетель. Пример как раз такой ловушки и приведен ниже.
В течение всей жизни доктора Дж.
В.
Ранни в этой стране не было почти ни одного терапевта, который бы также часто появлялся на свидетельской трибуне, особенно в делах о нанесенном ущербе. Он стал настолько важным экспертным свидетелем, что верховный судья Ван Брунт заметил много лет назад Адвокат, пробующий перекрестно допросить доктора Ранни, дурак. Но за несколько лет до смерти Ранни было одно дело, в котором провал перекрестного допроса был бы равен признанию своей неправоты, и судебный адвокат, ведущий это дело, хотя и понимал всю опасность ситуации, не имел особого выбора и, как это часто бывает, когда безумцы мчатся без оглядки, попал прямо в яблочко. Об этом стоит рас- сказать.
Это было дело о нанесенном ущербе, в котором одна леди подала в судна городские власти. Однажды утром она шла домой из церкви, споткнулась о незаметный выступ на тротуаре и вследствие этого была прикована к постели уже почти три года на момент суда. Ее внесли в зал суда в кресле и посадили напротив присяжных, мертвенно-бледную и жалкую, окруженную подругами, которые взяли на себя роль медсестер, постоянно мазали ее руки и лицо плохо пахнущими мазями и предлагали ей тонизирующие средства, что сильно повлияло на присяжных
Ф. Л. ВЕЛЛМАН. ИСКУССТВО ПЕРЕКРЕСТНОГО ДОПРОСА Ее адвокат, бывший председатель верховного суда (член верховного суда штата Нью-йорк) судья Ноа Дэйвис, заявил, что у нее неизлечимые проблемы с позвоночником, и попросил присяжных присудить ей 50 000 долларов в качестве возмещения ущерба.
Судя по всему, доктор Ранни был ее постоянным врачом с момента несчастного случая. Он дал показания, что был у нее дома около трехсот рази тщательно обследовал ее, по крайней мере, двести раз, для того чтобы быть уверенным в своем диагнозе. Теперь же он был совершенно уверен, что этот случай представлял собой истинную болезнь спинного мозга. Судья Дэйвис задал ему несколько подготовительных вопросов, а потом попросил врача повернуться к присяжными все им рассказать об этом деле. Доктор Ранни говорил безумолчно почти три четверти часа. Он детально описал страдания его пациентки с тех пор, как она поступила к нему на лечение, его попытки облегчить ее боль и безнадежный характер ее болезни. После этого он выразительно описал присяжным постепенное и беспощадное развитие болезни, переходящей в прогрессирующий паралич, разрушающий один орган за другим до тех пор, пока не придет долгожданная смерть. По окончании этого рассказа, без дополнительных вопросов, судья Дэйвис спросил спокойным, но торжествующим голосом Вы хотите провести перекрестный допрос?»
Суть проблемы заключалась в характере болезни — то, что леди больна, не вызывало сомнений. Судмедэксперты, выступающие на стороне городских властей, единодушно утверждали, что она не заболела и не могла заболеть болезнью позвоночника вследствие легкого ушиба, полученного ею на улице. Они описывали ее жалобу как истеричную, существующую только в воображении пациентки, и ее травму как не затрагивающую ни один больной орган, но присяжные, видимо, все поверили доктору Ранни и хотели вынести вердикт на основе его показаний. Его нужно было перекрестно допрашивать. Абсолютный провал не мог быть хуже молчания, хотя и было понятно, что вопросы, относящиеся к его прямому допросу, были бы больше чем бесполезны. Адвокат очень хорошо понимал все богатство опыта доктора и быстро выбрал свою тактику.
Допрашивающий начал с того, что задал вопросы, показывающие присяжным, что свидетель был медицинским экспертом в Нью- йорке, Нью-Хэйвене и Хартфорде уже тридцать пять лет, в Нью- йоркской центральной железнодорожной компании — сорок лет, в

80
IV. ПЕРЕКРЕСТНЫй ДОПРОС ЛЖЕСВИДЕТЕЛЯ
Нью-йоркской и Гарлемской железнодорожных компаниях — двадцать лет, в Ерийской железнодорожной компании — пятнадцать лети так далее, пока доктор не признал, что он проводил столько времени в судах в качестве свидетеля защиты всех этих железнодорожных компаний и был настолько занят их делами, что у него было крайне мало времени для того, чтобы читать профессиональную литературу и вести свою частную практику.
Адвокат очень тихо Доктор, вы можете нам назвать медицинского специалиста, который согласен с вашим заявлением, что те симптомы, которые наблюдаются в этом случае, указывают на одну единственную болезнь и только на нее?
Доктор: Ода, доктор Эриксон со мной согласен.
Адвокат: Пожалуйста, скажите, кто такой доктор Эриксон?
Доктор (с высокомерной улыбкой Ну, мистер, Эриксон был одним из самых знаменитых хирургов, когда-либо вышедших из Новой
Англии.
(В зале захихикали над адвокатом.)
Адвокат: Какую книгу он написал?
Доктор (все еще улыбаясь Он написал книгу под названием
«Эриксон о позвоночнике, которая является самой известной книгой на эту тему.
(Хихиканье в зале суда усилилось.)
Адвокат: Когда была издана эта книга?
Доктор: Около десяти лет назад.
Адвокат: Но как же может быть, что у человека, который так занят, как вы нам сейчас рассказали, нашлось время для того, чтобы связаться с медицинскими специалистами и узнать, согласны ли они с ним?
Доктор (почти сияя Ну, мистер, если честно, ямного о вас слышали подозревал, что вы можете мне задать какой-нибудь глупый вопрос вроде этого, и поэтому сегодня утром, после завтрака и до того, как поехать в судя взял свою копию книги Эриксона и выяснил, что он был совершенно согласен со моим диагнозом в этом деле.
(Громкий смех над адвокатом, к которому на этот раз примкнули и присяжные.)
Адвокат залезая под свой стол, доставая из-под него свою копию

«Эриксона о позвоночнике и подходя к свидетелю Вы не будете так любезны показать мне, где именно Эриксон пишет, что он согласен с вашим мнением поэтому делу
Ф. Л. ВЕЛЛМАН. ИСКУССТВО ПЕРЕКРЕСТНОГО ДОПРОСА Доктор (в смущении О, я не могу этого сделать сейчас, это очень толстая книга!
Адвокат (продолжая держать книгу перед свидетелем Но, доктор, вы забываете, думая, что я могу задать вам какой-то глупый вопрос вроде этого, вы пролистали вашу копию Эриксона не позднее, чем сегодня утром, после завтрака и до того, как поехали в суд».
Доктор (смущаясь еще больше и не беря книгу в руки Но сейчас у меня нет на это времени.
Адвокат: Времени Да у нас уйма времени!
Доктор не отвечает.
Адвокат и свидетель тщательно разглядывают друг друга.
Адвокат (садясь на место, не сводя глаз со свидетеля Я уверен, что суд разрешит мне отложить мой допрос до тех пор, пока у вас не найдется времени найти то место, которое вы перечитали сегодня утром в этой книге, чтобы прочесть его вслух присяжным.
Доктор не отвечает.
Гробовое молчание воцарилось в зале суда на целых три минуты. Свидетель просто молчал, адвокат истца несмел не молчать, а адвокат городских властей не хотел ничего говорить. Он видел, что поймал свидетеля на очевидной лжи и что все показания доктора были поставлены под сомнение в глазах присяжных, если только ему не удалось бы открыть книгу на том самом абзаце, которого, как было известно адвокату, в книге Эриксона не было ив помине.
Через несколько минут судья Барретт, председательствовавший на этом судебном процессе, тихо повернулся к свидетелю испросил, не хочет ли тот ответить на вопрос, и, услышав в ответ, что свидетель не собирается отвечать на него более того, что он уже ответил, отпустил свидетеля, который покинул свидетельскую трибуну средь затаившего дыхание зала. Проходя на свое место, он остановился и прошептал на ухо адвокату Вы самый, самый наглый адвокат, которого я когда-либо встречал».
После десяти дней обсуждений присяжные таки не смогли забыть крах главного свидетеля истца и не смогли вынести единодушный приговор

V. П
ерекрестный
доПрос
эксПертов
С
егодня, когда невозможно знать все сразу, но для успеха в любой работе нужно знать немного обо всеми все о немногом, ив гражданских ив уголовных делах часто привлекают в свидетели экспертов. Их услуги часто бывают нужны, чтобы помочь присяжным в рассмотрении фактических вопросов, относящихся к предметам, с которыми обычный человек не знаком.
В работе современных американских судов, я думаю, могу суверенностью утверждать, что в половине дел, предстающих перед судом присяжных, показания одного или нескольких свидетелей-экс- пертов становятся очень важным фактором в попытке присяжного вынести справедливый приговор. Поэтому сегодня правильное обращение с такими свидетелями стало намного важнее, чем когда- либо. Наши авторы, пишущие по правовой тематике, зря игнорируют тему свидетелей-экспертов, ссылаясь на авторитеты вроде лорда
Кэмпбелла, который окончательно решил, после многолетнего опыта в суде, что квалифицированные свидетели приходят в суд с такими предубеждениями, пытаясь поддержать ту сторону делана которой они выступают, что вряд ли стоит слишком серьезно относитья к их показаниям. А Тэйлор еще более категорично отзывается в последнем издании своего трактата Доказательное право Мнение свидетелей-экпертов стало настолько искажено тем, что они смотрят надело только с одной стороны, что, даже если они хотят быть добросовестными, они просто не могут выразить свое настоящее, искре- нее мнение. Но факт остается фактом нам приходится считаться с мнением свидетелей-экпертов в почти шестидесяти процентах наших наиболее важных судебных дели единственное, что мы можем сделать, чтобы просветить наших присяжных и дать им возможность адекватно воспринять такие показания, тщательно разобраться вис- кусстве перекрестного допроса таких свидетелей.
Хотя перекрестный допрос различных экспертов — медицинских, графологов, по недвижимости или других специалистов — становится все более значимой темой, целью этой главы является не
Ф. Л. ВЕЛЛМАН. ИСКУССТВО ПЕРЕКРЕСТНОГО ДОПРОСА более чем предложить читателю несколько советов и дать ряд примеров определенных методов, которые были использованы с успехом при допросе этого класса свидетелей.
В результате обычных наблюдений стало ясно, что можно получить как честное мнение разных экспертов для противоположных сторон одного итого же вопроса, таки неискренние мнения для противоположных сторон одного итого же вопроса.
Также следует обратить внимание на различие между научными фактами и всего лишь мнениями. Например, можно вызвать некоторых медицинских экспертов для установления некоторых медицинских фактов, которые являются фактами, а не мнениями. Эксперты не могут иметь разногласий по этим фактам, нов области мнений хорошо известно, как часто эксперты расходятся во мнениях между собой, что экспертному мнению в таких случаях мало верят.
В общем и целом, перекрестному допросчику не следует мериться силами со специалистом относительно его сферы деятельности. Длинные перекрестные допросы о теории эксперта обычно заканчиваются катастрофой, и их следует применять крайне редко.
Многие адвокаты, например, пытаются общаться с медицинским экспертом или экспертом по почерку на его же языке — операции, правильный диагноз или детали анализа почерка. В некоторых редких случаях (особенно сне очень образованными врачами) этот метод перекрестного допроса может принести положительные результаты. Тем не менее чаще он просто дает врачу шанс расширить уже данные им показания и объяснить то, что в противном случае присяжные могли не понять или попросту не заметить.
С другой стороны, несколько точных и продуманных вопросов, целью которых является выявление отдельных фактов и отдельных пунктов из общих познаний и опыта эксперта, которые могут поддержать теорию дела, предлагаемую адвокатом, часто могут принести хорошие результаты. Другими словами, искусство перекрестного допросчика должно заключаться в том, чтобы выявить научные факты такого рода из общих познаний эксперта ровно настолько, насколько это может помочь его стороне дела, таким образом, разрушив весомость мнения эксперта противоположной стороны.
Еще один совет, о котором следует всегда помнить, заключается в том, что никогда нельзя задавать эксперту вопросы настолько обширные, чтобы предоставить ему шанс поразглагольствовать о своем

84
V. ПЕРЕКРЕСТНЫй ДОПРОС ЭКСПЕРТОВ
взгляде на данную тему и таким образом дать ему возможность изложить в своем ответе причины, по которым он имеет данное мнение, которые адвокат противоположной стороны мог и не выявить вовремя своего допроса данного эксперта.
Во время судебного процесса над доктором Букэйнаном, обвиняемым в убийстве своей жены, один-единственный опрометчиво заданный вовремя перекрестного допроса вопрос доктору, который находился с миссис Букэйнан перед смертью и сказал, что она умерла от естественных причин, привел к тому, что присяжные совещались двадцать четыре часа и, наконец, согласились на вердикте убийства первой степени, в результате которого Букэйнана постигла смертная казнь.
Доктора Букэйнана обвиняли в том, что он отравил свою жену — женщину, намного его старше, составившую завещание в его пользу, морфием и атропином, используя препараты в таких пропорциях, чтобы избавиться от симптомов, приводящих к смерти, которые бывают при использовании только одного из препаратов.
На судебном процессе Букэйнана окружной прокурор оказался в чрезвычайно неловком положении, так как должен был убедить присяжных в том, что смерть миссис Букэйнан была, вне всяких разумных сомнений, результатом передозировки морфия, смешанного с атропином, которые далей ее муж, несмотря на то, что уважаемый доктор, который находился с ней, когда она умирала, высказал мнение, что она умерла от естественных причини выписал свидетельство о смерти, в котором указал апоплексический удар как причину смерти.
По отношению к заключенному было честно, что этому доктору дали выступить и дать показания в его пользу. Поэтому окружной прокурор вызвал врача на скамью свидетелей и допросил его о симптомах, которые он видел вовремя лечения больной, до ее смерти, и развил тот факт, что доктор выписал свидетельство о смерти, в котором он указал, что считает апоплексический удар единственной причиной смерти. После этого доктора передали адвокатам защиты для перекрестного допроса.
Перекрестный допрос этого свидетеля был поручен одному из адвокатов заключенного, который гораздо лучше разбирался в медицине, чем в искусстве перекрестного допроса. Поприставав к доктору в течение часа с сугубо медицинскими вопросами, так или иначе отдаленными от обсуждаемой темы, цель которых была скорее в том, чтобы показать эрудированность адвоката, проводящего допрос, чем
Ф. Л. ВЕЛЛМАН. ИСКУССТВО ПЕРЕКРЕСТНОГО ДОПРОСА пролить свет на вопросы, о которых думали присяжные, допросчик, наконец, достал свидетельство о смерти и добавил его в доказательства дела, и, обращая внимание доктора на заявление, написанное на этом свидетельстве — что смерть наступила в результате удара, воскликнул, размахивая бумагой:
«Так вот, доктор, вы рассказали нам о симптомах этой леди, высказали нам, что вы тогда считали причиной ее смерти, а теперь я спрашиваю вас, произошло ли что-нибудь после смерти миссис Бу- кэйнан, что могло бы изменить ваше мнение, изложенное в этом документе Доктор откинулся назад на своем стуле и медленно повторил заданный ему вопрос «Произошло....ли...что-нибудь...после....смерти....
миссис Букэйнан....что могло бы. изменить. мое мнение.....
изложенное....в этом....документе?» Свидетель повернулся к судье испросил в ответе на этот вопрос он может говорить о вещах, о которых узнал уже после того, как выдал свидетельство о смерти Судья ответил Это широко поставленный вопрос. Адвокат спрашивает, не знаете ли вы о каких-либо причинах, по которым вы могли бы изменить свое первоначальное мнение?»
Свидетель наклонился к стенографу и попросил, чтобы тот зачитал вопрос еще раз. Стенограф зачитал. Все внимание в зале суда было приковано к свидетелю и его ответу. Присяжным начинало казаться, что это переломный момент в деле.
Доктор, выслушав вопрос еще раз, сделал секундную паузу, аза- тем, выпрямившись на стуле, повернулся к адвокату, ведущему перекрестный допроси сказал Я хотел бы задать вам вопрос. Был ли уже представлен в качестве доказательства отчет химика о том, что в желудке этой женщины он нашел атропин и морфий Суд ответил, что отчет представлен не был.
«Еще один вопрос, — сказал доктор. — Был ли уже представлен в качестве доказательства отчет патологоанатома. Суд ответил «Нет».
«В таком случае, — сказал доктор, приподнимаясь со стула, — я могу правдиво ответить на ваш вопрос, что пока что, учитывая отсутствие отчетов патологоанатома и химика, я не знаю ни о каких юридических доказательствах, которые могли бы заставить меня изменить мнение, выраженное мною в свидетельстве о смерти».
Невозможно преувеличить впечатление, произведенное на присутствующих в зале суда и на присяжных этими ответами. Любое

86
V. ПЕРЕКРЕСТНЫй ДОПРОС ЭКСПЕРТОВ
преимущество, имевшееся у заключенного в результате первоначального свидетельства о смерти, было полностью потеряно.
После этого эпизода суд продолжался еще целые две недели. Когда в конце судебного процесса присяжные ушли в свою совещательную комнату, выяснилось, что они совершенно неспособны прийти к обоюдному согласию по вердикту. Они спорили между собой на протяжении двадцати четырех часов итак ничего и не решили. По истечении этого времени присяжные вернулись в зал суда и попросили стенографа перечитать им показания этого доктора. Стенограф, читая свои записи, воспроизвел всю сцену, разыгравшуюся в зале суда за две недели до этого. Присяжные удалились во второй рази тотчас же согласились на вердикте смерти.
Перекрестный допрос медицинских свидетелей в деле Букэйна- на, проведенный тем же «медико-юридическим чудом, восхваляли все газеты того времени, а одна ежедневная газета даже посвятила его портрету всю первую страницу воскресного выпуска.
То, как свидетели-эксперты были дискредитированы в глазах присяжных в прошлом, должно служить наглядным пособием для будущего. Весь эффект показаний свидетеля-эксперта может быть разрушен, если свидетеля подвергнуть неожиданной и импровизированной проверке — проверке его опыта, его возможностей и его квалификации как эксперта, ив случае, если он проверку не пройдет, его можно поднять на смех перед присяжными, и смех над ним заставит присяжных забыть о всем том важном, что он сказал против вас.
Я всегда находил, что этот метод очень эффективен при перекрестном допросе определенного типа профессиональных медицинских свидетелей, которые сегодня так часто встречаются в наших судах. Поразительный пример эффективности этого метода был пережит пишущим эти строки в деле о нанесенном ущербе против властей города Нью-йорка, которое было вынесено на рассмотрение в Верховном суде в 1887 году.
Очень изестный врач-терапевт, президент одного из ведущих клубов того времени (уже ушедший из жизни, посоветовал женщине, которая была его экономкой в течение тридцати лети которая сломала лодыжку, споткнувшись о незаделанную яму в тротуаре, подать в судна городские власти с иском на сумму в 40 000 долларов. Защиты против главных фактов дела было очень мало яма на тротуаре была, и женщина действительно о нее споткнулась, норе Ф. Л. ВЕЛЛМАН. ИСКУССТВО ПЕРЕКРЕСТНОГО ДОПРОСА 87
шительно оспаривалось ее право получить за это существенную сумму денег.
Ее главным свидетелем, на самом деле ее единственным медицинским свидетелем, был ее работодатель, известный терапевт. Он дал показания о страданиях истицы, описал перелом ее лодыжки, объяснил, что сам вправил сломанные кости и ухаживал за пациенткой, но подтвердил, что все его усилия не помогли и ему не удалось вправить кости так, чтобы они идеально срослись, и что его экономка, очень уважаемая и почтенная дама, на всю жизнь останется хромой. Он держался на трибуне свидетеля с достоинством и говорил открыто, и, судя по всему, произвел впечатление на присяжных. Большой вердикт в размере 15 000 долларов был гарантирован, если бы не удалось разрушить власть этого свидетеля над присяжными вовремя перекрестного допроса. Адвокат не знал ни одной причины, из-за которой лодыжка не должна была бы быстро срастись, как это обычно бывает при переломах такого типа, но весь вопрос был в том, как сделать так, чтобы присяжные это поняли Дополнительное затруднение составляло то, что допрашивающий и свидетель были давно и близко знакомы.
Перекрестный допрос начался с показа того, что свидетель, хотя и закончил Гарвард, не сразу пошел учиться на врача, скорее наоборот он начал заниматься бизнесом на Уолл-стрит, потом был менеджером нескольких торговых фирм и начал учиться на врача, когда ему было уже сорок лет. После этого допрос продолжался в самой любезной форме, каждый вопрос задавался почти извиняющимся тоном.
Адвокат: Нам всем известно, доктор, что у вас большая и прибыльная практика врача-терапевта, но разве не факт, что в этом великом городе, где такие несчастные случаи довольно часты, больных с такими травмами обычно везут в больницу, где за ними следят опытные хирурги?
Доктор: Да, сэр, это так.
Адвокат: Вы не делаете вид, что вы опытный хирург?
Доктор: О нет, сэр. У меня такой же опыт, как и у любого врача- терапевта.
Адвокат: Как бы хирург назвал этот конкретный перелом, полученный этой дамой?
Доктор: Этот тип перелома называется «переломовывих Потта на лодыжке

88
V. ПЕРЕКРЕСТНЫй ДОПРОС ЭКСПЕРТОВ
Адвокат: Это хорошо узнаваемый тип перелома, не так ли?
Доктор: О да.
Адвокат рискуя Вы не могли бы рассказать присяжным, когда, до этого случая, в вашей практике последний раз был случай такого перелома?
Доктор (увиливая от ответа Яне считаю возможным раскрывать имена моих пациентов.
Адвокат воодушевившись Яне прошу вас называть имена или секреты ваших пациентов, совсем нет. Я просто прошу вас, доктор, назвать дату, но помните, что вы принесли клятву.
Доктор: Я никак не могу вам назвать дату, сэр.
Адвокат все еще воодушевленно Это было в прошлом году?
Доктор колеблясь Я бы не хотел говорить, сэр.
Адвокат еще более воодушевившись Извините, что давлю на вас, сэр, ноя обязан потребовать от вас ответа на вопрос приходилось ли Вам лечить похожий «переломовывих Потта на лодыжке в прошлом году?
Доктор: Ну, нет, я не помню, чтобы приходилось.
Адвокат: А два года назад?
Доктор: Не могу сказать.
Адвокат нажимая А в течение пяти лет до случая истицы?
Доктор: Яне могу точно сказать.
Адвокат понимая, что нажимать дальше опасно, но задавая вопрос как крайнюю меру Вы можете поклясться, что в вашей практике когда-либо был случай переломовывиха Потта до этого инцидента Я вам должен признаться, что если выскажете, что был, я спрошу у вас дату, время, место и детали того случая.
Доктор (очень смутившись Ваш вопрос меня смутил. Мне нужно время порыться в памяти.
Адвокат: Я просто спрашиваю вас — по вашей джентльменской памяти и под присягой.
Доктор: Если так, я скажу, что не помню ни одного похожего случая до этого, за исключением студенческой практики в боль- ницах.
Адвокат: Но разве для того, чтобы вылечить такой серьезный перелом голеностопного сустава, ненужен большой опыт и длительная практика?
Доктор: Ода Ф. Л. ВЕЛЛМАН. ИСКУССТВО ПЕРЕКРЕСТНОГО ДОПРОСА Адвокат Доктор, честно говоря, не можете ли вы признать, что переломовывихи Потта лечатся каждый день в наших больницах опытными людьми, в результате чего после нескольких месяцев функции лодыжки полностью восстанавливаются?
Доктор: Это может быть итак, но многое зависит от возраста пациента, и опять же в некоторых случаях ничто не может заставить кости срастись.
Адвокат наклоняясь и доставая из-под стола две нижние кости ноги, скрепленные вместе, и подходя к свидетелю Доктор, возьмите, пожалуйста, вот это и скажите присяжным при жизни эти кости принадлежали ноге мужчины или женщины?
Доктор: Сложно сказать, сэр.
Адвокат: Что, вы не можете отличить скелет женской ноги от скелета мужской, доктор?
Доктор: Ода, я бы сказал, что это женская нога.
Адвокат (улыбаясь и с довольным видом Так что высчитаете, что это женская нога (Это действительно была женская нога).
Доктор присмотревшись к лицу адвоката и думая, что он ошибся О, извините, конечно же, это нога мужчины. Я невнимательно осмотрел ее.
К этому времени все присяжные выпрямились на своих местах и были явно развеселены растущим смущением доктора.
Адвокат все еще улыбаясь Вы не могли бы сказать присяжным, это правая или левая нога?
Доктор (тихо и нерешительно) (неопытным врачам очень сложно отличить правую от левой Это правая нога.
Адвокат в изумлении Что высказали, доктор?
Доктор в растерянности Извините, это левая нога.
Адвокат: Доктор, разве вы небыли правы в первый раз Разве это неправая нога?
Доктор: Нет, я не думаю. Нет, это левая нога.
Адвокат опять наклоняясь и доставая из-под стола кости ступни и передавая их доктору Пожалуйста, вправьте кости ступни в кости ноги, которые уже у вас в руках, и скажите мне, это правая или левая нога?
Доктор уверенно Да, это левая нога, как я уже сказал.
Адвокат бурно Но, доктор, вы разве не видите, что вправили ступню в колено Разве в жизни кости растут так

90
V. ПЕРЕКРЕСТНЫй ДОПРОС ЭКСПЕРТОВ
Доктор, сквозь бурный смех присяжных, к которым присоединился весь зал суда, быстро переправил кости и сидел, покраснев до корней волос. Адвокат подождал, пока смех стихи тихо сказал Я думаю, что не буду вас больше утруждать, доктор».
Этот случай нисколько не преувеличен, наоборот, трудно описать на бумаге то впечатление, которое произвел этот инцидент. Адвокаты обеих сторон произнесли свое заключительное слово, и защита ни разу не упомянула описанный здесь случай. Присяжные приняли это во внимание и вернулись с вердиктом присудить истице долларов. Наследующий день ученый врач написал благодарственное письмо на четырех страницах, сказав, что ценит тот факт, что его волнение перед аудиторией не было упомянуто перед присяжными в заключительном слове.
В отличие от длительных, хотя, несомненно, научно обоснованных перекрестных допросов экспертов по почеркам, с которыми члены нашей профессии хорошо ознакомились во многих недавних известных процессах этого города, следующий случай не может не считаться убедительной иллюстрацией советов по перекрестному допросу экспертов, приводимых здесь. Этот случай казался бы неправдоподобным в художественной литературе, но тем не менее это чистая правда.
В судебном процессе против Эллисона за нападение с намерением совершить преступление против Вилльяма Генрика, который внезапно прекратил ухаживания мистера Эллисона за своей дочерью, миссис Лилой Ноэм, и отказал ему от дома, возник вопрос об аутентичности некоторых писем, якобы написанных миссис Ноэм мистеру Эллисону. Сама дама энергично отрицала, что предполагаемые компрометирующие письма были написаны ею.
Адвокат Эллисона, покойный Чарльз Брукс, эсквайр, основал весь свой перекрестный допрос миссис Ноэм на этих письмах и сделал последнюю попытку добавить их к доказательствам по делу, вызвав профессора Эймса, известного эксперта по почеркам. Тот заявил, что тщательно изучил данное письмо вместе с признанным действительным образцом почерка дамы и считает, что эти документы былина- писаны одной и той же рукой. После этого мистер Брукс предложил добавить письма к доказательствами уже собирался прочесть их присяжным, когда помощник окружного прокурора попросил разрешения задать несколько вопросов
Ф. Л. ВЕЛЛМАН. ИСКУССТВО ПЕРЕКРЕСТНОГО ДОПРОСА Окружной прокурор Мистер Эймс, насколько я понял, вам дали только один образец настоящего почерка дамы, ивы вынесли свое заключение на основе этого одного образца, не так ли?
Свидетель: Да, сэр, мне было выдано только одно письмо, но оно было довольно длинными дало мне хорошую возможность для срав- нения.
Окружной прокурор Вашей работе не помогло бы, если бы вам предоставили несколько ее писем для сравнения?
Свидетель: Ода, чем больше было бы у меня образцов настоящего почерка, тем ценнее было бы мое заключение.
Окружной прокурор (доставая из кипы бумаг письмо, сложив его так, чтобы не была видна подпись, и передавая его свидетелю Вы могли бы взять вот это письмо, сравнить его с остальными и сказать нам, один и тот же это почерк или нет?
Свидетель несколько минут внимательно рассматривая бумагу Да, сэр, я бы сказал, что это тот же почерк.
Окружной прокурор Разве не факт, сэр, что один и тот же человек может писать разным почерком в разных случаях и разными ручками?
Свидетель: Ода, сэр, они могут немного различаться.
Окружной прокурор (доставая второе письмо из своих бумаг, снова сложив его так, чтобы не была видна подпись, и передавая его свидетелю Будьте добры, возьмите и это письмо и сравните его с теми, которые уже у вас.
Свидетель рассматривая письмо Да, сэр, это вариант того же почерка.
Окружной прокурор Вы готовы дать заключение, что эти бумаги писал один и тот же человек?
Свидетель: Конечно, сэр.
Окружной прокурор доставая третье письмо из своих бумаг, снова сложив его так, чтобы не была видна подпись, и передавая его свидетелю Будьте так добры, возьмите еще один образец — я не хочу вас утомлять — и скажите, это тоже почерк этой дамы?
Свидетель аккуратно рассматривая письмо, подходя кокну, чтобы было лучше видно Да, сэр. Вы понимаете, что я не клянусь, что это факт, это просто мое мнение.
Окружной прокурор (добродушно Конечно, я понимаю. Но это ваше честное мнение, как эксперта, что эти три письма написаны одними тем же почерком

92
V. ПЕРЕКРЕСТНЫй ДОПРОС ЭКСПЕРТОВ
Свидетель: Я говорю да, сэр, это мое честное мнение.
Окружной прокурор А теперь, сэр, вы не могли бы отвернуть ту часть письма, где я скрыл подпись, на первом письме, которое я вам передали вслух прочесть для присяжных, кем подписано письмо?
Свидетель разворачивая письмо и читая, ликуя Лила Ноэм.
Окружной прокурор Пожалуйста, разверните второе письмо и прочтите, кем оно подписано.
Свидетель читая Вилльям Генрик.
Окружной прокурор А теперь третье, пожалуйста.
Свидетель (колеблясь и смущенно читая Франк Эллисон!
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   25

перейти в каталог файлов


связь с админом