Главная страница
qrcode

Веллман Франсис Л. Искусство перекрестного допроса. Перс англ. К. Адамович. М американская ассоциация юристов с. Из серии Адвокатская практика Американская ассоциация юристов Все права защищены, 2011 Рубинштейн Е. А. предисловие, 2011


НазваниеПерс англ. К. Адамович. М американская ассоциация юристов с. Из серии Адвокатская практика Американская ассоциация юристов Все права защищены, 2011 Рубинштейн Е. А. предисловие, 2011
АнкорВеллман Франсис Л. Искусство перекрестного допроса.pdf
Дата23.04.2017
Размер2.07 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файлаVellman_Fransis_L_Iskusstvo_perekrestnogo_doprosa.pdf
оригинальный pdf просмотр
ТипДокументы
#38691
страница9 из 25
Каталогplatonclic

С этим файлом связано 50 файл(ов). Среди них: Веллман Франсис Л. Искусство перекрестного допроса.doc, Vellman_Fransis_L_Iskusstvo_perekrestnogo_doprosa.pdf, Poslanie.epub, 1329476863_10.jpg, Iz_zhizni_detskoy_dushi.fb2, Zavodnoy_apelsin.fb2, Lobsang_Rampa_Shafranaya_mantia.fb2, Snezhnaya_strana.fb2 и ещё 40 файл(а).
Показать все связанные файлы
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   25
Адвокат продолжал в том же духе, задавая свидетелю похожие вопросы о других выдуманных медицинских книгах, каждую из которых доктор или внимательно изучал или уже приобрел для своей библиотеки и как раз собирался прочесть, пока, наконец, подозревая, что доктор начинает понимать, что его завели в ловушку, адвокат внезапно сменил тактику испросил громко и ехидно, не читал ли доктор работу Пейджа Травмы позвоночника и спинного мозга (настоящий научный трактат на данную тему. На этот вопрос доктор ответил со смехом я никогда не слышало такой книге и подозреваю, что ивы о ней не слышали!»
Наступила кульминация. Доктор Гамильтон немедленно принес присягу для дачи показаний на стороне защиты и объяснил присяжным, что участвовал в подготовке перечня липовых медицинских книг, с которыми оказался так близко знаком ученый эксперт, выступающий на стороне истца.
С другой стороны, если у адвоката, ведущего перекрестный допрос, не получилось пробить брешь в показаниях честного и квалифицированного эксперта, он должен быть очень осторожен в попытке дискредитировать его унизительными намеками на его профессиональные способности, как это показывает следующий пример, демонстрирующий опасность давать эксперту шанс отпарировать вам.
Прошлой зимой доктор Джозеф Коллинс, известный специалист по нервным болезням, давал показания на стороне Городской трамвайной компании в деле, где истец заявил, что страдает от аномально расположенной почки, чего не смог подтвердить врач, выступающий на стороне трамвайной компании. Ничего не получив от перекрестного допроса доктора Коллинса, на прощание адвокат истца бросил в свидетеля следующий бумеранг.
Адвокат: В конце концов, доктор, неправда ли, что в вашей профессии никто не считает вас хирургом?
Доктор: Я никогда себя ими не считал.
Адвокат: Вы невролог, не так ли, доктор

102 V. ПЕРЕКРЕСТНЫй ДОПРОС ЭКСПЕРТОВ
Доктор: Да, сэр.
Адвокат: Просто-напросто чистой воды невролог?
Доктор: Ну, я относительно чисти вполне прост.
Помимо уже предложенных наилучших методов перекрестного допроса экспертов, надежных методов для успешного перекрестного допроса экспертов-психиатров не существует. Но ниже следует замечательный пример одного превосходного метода, который можно использовать при допросе психиатров вовремя определенного типа процедуры habeas Летом 1898 года в Нью-йорке в деле о попечительстве о ребенке было начато разбирательство в порядке habeas corpus. Суть дела заключалась в том, был ли отец ребенка в здравом уме, когда он произвел определенные действия, пока ребенок был под его опекой.
Известный психиатр, который выступал в нью-йоркском суде уже в течение десяти лет с обеих сторон и почтив каждом важном деле о сумасшествии, был нанят просителем для того, чтобы понаблюдать в зале суда за действиями, манерой держаться и показаниями отца, подозреваемого в сумасшествии, пока тот давал показания со свидетельской трибуны.
По окончании показаний отца этого свидетеля-эксперта вызвали для дачи показаний по результатам его наблюдений. Допрос происходил следующим образом:
Адвокат: Вы присутствовали в зале суда вчера, когда обвиняемый поэтому делу давал свидетельские показания?
Свидетель: Да, присутствовал.
Адвокат: Вы видели его в зале суда до того, как он вышел на свидетельскую трибуну?
Свидетель: Я наблюдал за ним в зале суда и на трибуне в поне- дельник.
Адвокат: Высидели за этим столом вовремя заседания суда?
Свидетель: Я сидел за столом вовремя его допроса.
Адвокат: Вы слышали все его показания?
Свидетель: Да.
Адвокат: Вы наблюдали за его манерой поведения вовремя дачи показаний?
Свидетель: Да.
Адвокат: Внимательно?
Свидетель: Очень внимательно
Ф. Л. ВЕЛЛМАН. ИСКУССТВО ПЕРЕКРЕСТНОГО ДОПРОСА После того как свидетелю показали образцы почерка обвиняемого, допрос продолжился следующим образом:
Адвокат: А теперь, доктор, если считать, что адреса на этих конвертах были написаны обвиняемым три года или более назад и что другие адреса, показанные вами подписи к ним были написаны им в течение последнего года, и если учесть его манеру поведения придаче показаний, за которой вы наблюдали, и вообще его манеру держаться на допросе, сформировалось ли у вас какое-либо мнение насчет психического состояния этого человека на сегодняшний день?
Свидетель: Да, у меня сформировалась оценка его психического состояния в результате наблюдений за ним в зале суда и вовремя дачи показаний, и после изучения этих образцов почерка, взятых одновременно с моими наблюдениями за этим человеком.
Адвокат: Как бы вы оценили его психическое состояние на момент дачи показаний?
Судья: Я думаю, доктор, что до того, как вы ответите на этот вопрос, было бы хорошо, если бы вы рассказали нам, что вы увидели, что привело вас к вашим заключениям.
Свидетель: Мне показалось, что, давая показания, обвиняемый медленно и нерешительно отвечал на ясные и простые вопросы, что не соответствует здоровому психическому состоянию человека сего образованием и положением. Я заметил забывчивость, особенно относительно недавних событий. Я также заметил на его лице выражение, характерное для определенного вида психического расстройства, выражение не то чтобы бурного веселья, но глупой, мимолетной улыбки, которая появлялась, намой взгляд, неуместно и которая для психиатров имеет особое значение. Относительно образцов почерка, которые мне показали, особенно подписи к договору, мне показалось, что написана она была дрожащей рукой, показывающей отсутствие мышечного контроля, используемого при написании.
В ответ на гипотетический вопрос об истории жизни обвиняемого свидетель ответил:
Свидетель: Я считаю, что человек, описанный в гипотетическом вопросе, страдает от психического заболевания, известного как прогрессивный паралич, на стадии слабоумия.
После завершения заседания суда в тот день свидетеля попросили взять договор (подпись к которому и была написана дрожа

104 V. ПЕРЕКРЕСТНЫй ДОПРОС ЭКСПЕРТОВ
щей рукой, на основе которой он поставил диагноз слабоумия) и внимательно прочитать до следующего заседания суда. Наследующее утро свидетель вернулся на трибуну и заявил, что считает, что обвиняемый был в таком состоянии, что он не мог понять смысли последствия этого документа.
После этого свидетеля передали адвокату защиты для перекрестного допроса. Адвокат вскочил на ноги и, неожиданно для свидетеля, резко прокричал:
Адвокат: Как высчитаете, зачем вас сюда пригласили?
Свидетель после длительного раздумья Меня пригласили сюда для того, чтобы я послушал показания этого обвиняемого, отца ребенка, дело об опеке над которым слушается здесь.
Адвокат: Это был простой вопрос, тот, что я вам сейчас задал Высчитаете его простым?
Свидетель: Совершенно простой вопрос.
Адвокат улыбаясь Тогда почему же вы так долго не могли на него ответить?
Свидетель: Я всегда отвечаю не спеша, это моя привычка.
Адвокат: Может ли это быть показателем расстройства вашей психики, доктор, — медлительность, с которой вы отвечаете?
Свидетель: Я очень стараюсь правильно отвечать на ваши вопросы.
Адвокат: Но быть может, обвиняемый тоже очень старался правильно отвечать на вопросы несколько дней назад?
Свидетель: Несомненно, он пытался это сделать.
Адвокат: Вы пришли сюда официально с целью наблюдения за обвиняемым, не так ли?
Свидетель: Я пришел сюда в целях вынести свое заключение о его психическом состоянии.
Адвокат: Вы собирались выслушать его показания, до того как вынести ваше заключение?
Свидетель: Да.
Адвокат улыбаясь Один из симптомов прогрессивного паралича, о которых выговорили, медлительность обвиняемого при ответе на простые вопросы, не так ли?
Свидетель: Да, так
Ф. Л. ВЕЛЛМАН. ИСКУССТВО ПЕРЕКРЕСТНОГО ДОПРОСА Адвокат Ваше заключение частично обосновано и анализом его почерка, не так ли?
Свидетель: Да, я так сказал в своих показаниях вчера.
Адвокат: Ив этих целях вы использовали одну подпись на определенном документе и не использовали кое-какие конверты, которые были вам переданы, не так ли?
Свидетель: Я изучил несколько подписей, но только одна из них была сделана дрожащей рукой, характерной при прогрессивном параличе, подпись на документе.
Тут свидетелю показали различные письма и документы, написанные и подписанные обвиняемым после договора об опекун- стве.
Адвокат: А теперь, доктор, что вы можете сказать об этих, более поздних письмах?
Свидетель: Это образцы хорошего почерка. Если вам угодно, они не показательны ни для какой болезни — ни для прогрессивного паралича, ни для других.
Адвокат: Как выдумаете, состояние обвиняемого улучшилось за это время?
Свидетель: Яне знаю. Почерк точно улучшился.
Адвокат: Кажется, доктор, что вы выбрали из многочисленных бумаги писем одно-единственное, показывающее нервное расстройство, ивы делаете вид, что считаете это честным?
Свидетель: Да, потому что я искал то одно, которое показало бы наибольшее нервное расстройство, хотя я действительно и нашел только одно.
Адвокат: Сколько образцов почерка были переданы вам, из которых вы выбирали?
Свидетель: Пятнадцать или двадцать.
Адвокат: Доктор, вы опять медленно отвечаете.
Свидетель: Это мое право, мои ответы записываются. Я имею право отвечать так точно и осторожно, как хочу.
Адвокат строго Обвиняемый давал показания, от которых зависела его свобода и опека над его ребенком, у него было право быть немного осторожным в своих ответах, или вы так не думаете?
Свидетель: Несомненно

106 V. ПЕРЕКРЕСТНЫй ДОПРОС ЭКСПЕРТОВ
Адвокат: Вы также высказали мнение, что обвиняемый не мог понять смысла договора об опекунстве, который вам передали для исследования вчера вечером?
Свидетель: Таково мое мнение.
Адвокат: Как вы понимаете смысл этого документа?
Свидетель: Смысл этого документа в том, чтобы законно и формально передать опеку над дочерью обвиняемого миссис Бланки дать ей все права и привилегии, положенные при такой опеке. В свою очередь миссис Бланк соглашается выступать в любых делах об опекунстве вместо обвиняемого, и обвиняемый передает ей право действовать от его имени, как она считает нужным. Это то, что я помню об этом документе.
Адвокат: То есть эта бумага фактически передает заботу и опеку над ребенком миссис Бланк, не так ли?
Свидетель: Яне знаю. Я даю показания только относительно психического состояния обвиняемого.
Адвокат: Вызнаете, передает ли эта бумага право на опекунство миссис Бланк?
Свидетель: Я вам пересказал все, что вспомнил. Я прочел бумагу один раз.
Адвокат: Я спрашиваю, какое значение вы придаете этой бумаге, потому что я собираюсь оказать честь обвиняемому и сравнить его умственные способности с вашими.
Свидетель: Я был бы очень рад, если бы мои умственные способности были бы хуже, чем его. Мне бы очень хотелось, чтобы он был другим.
Адвокат: Когда обвиняемый давал показания поэтому документу, ему задали тот же вопрос, что ивами он сказал Я знаю, что это просто бумага, дающая миссис Бланк право следить и ухаживать за моим ребенком. Вам не кажется, что это очень точное описание содержания этого документа для человека, страдающего, по вашим словам, слабоумием?
Свидетель: Очень точное.
Адвокат: Просто удивительно, не так ли?
Свидетель: Это была правильная интерпретация документа.
Адвокат: Если он смог сделать такое заявление на свидетельской трибуне, отвечая неблагоприятно настроенному адвокату противоположной стороны, неужели вы все еще хотите сказать, что он не понимает значения этого документа
Ф. Л. ВЕЛЛМАН. ИСКУССТВО ПЕРЕКРЕСТНОГО ДОПРОСА Свидетель Он очень сильно колебался и запинался, если я правильно помню, отвечая на этот вопрос. Но ответил правильно, это действительно так.
Адвокат: То есть выговорите о его манере говорить, а не о сути того, что он сказал, не так ли?
Свидетель: Он сказал, что у него не очень хорошая память и что он точно не помнил, что это за документ, но потом ответил на вопрос правильно.
Адвокат: Вам не кажется поразительным, что он смог вспомнить один знаменательный факто событиях седьмого июня относительно этого документа — что он передает право на заботу и уход за его дочерью миссис Бланк?
Свидетель: Он это вспомнил.
Адвокат: Прекрасная память, если учесть, что он сумасшедший, не так ли?
Свидетель: Он вспомнил это.
Адвокат: Для сумасшедшего это очень хорошая память?
Свидетель: Да.
Адвокат: А для человека, который не сумасшедший, это же тоже признак хорошей памяти?
Свидетель: Он все вспомнил идеально.
Адвокат: Доктор, неужели вы не понимаете, что человек, который может изложить суть этого документа водном предложении, обладает более развитыми умственными способностями, чем человек, которому понадобится полдюжины предложений, чтобы сказать тоже самое?
Свидетель: Намного более развитыми.
Адвокат: В таком случае обвиняемый преуспел над вами вопи- сании этого документа?
Свидетель: Он был очень точен и четок.
Адвокат: Это очков пользу его умственных способностей по сравнению с вашими?
Свидетель: Касательно этой детали, да.
Адвокат: Давайте перейдем к следующему вопросу и посмотрим, не могу я ли помочь умственным способностям обвиняемого достичь вашего уровня. Следующее, что вы заметили, по вашим словам, это то, что обвиняемый медленно и нерешительно отвечал на ясные и простые вопросы

108 V. ПЕРЕКРЕСТНЫй ДОПРОС ЭКСПЕРТОВ
Свидетель: Это так.
Адвокат: Но сегодня вы отвечали с такой же медлительностью и нерешительностью?
Свидетель: Яне был нерешителен, я отвечал обдуманно.
Адвокат: Доктор, как вы понимаете разницу между нерешительностью и обдуманностью?
Свидетель: Нерешительность — это то, чем я страдаю сейчас я не могу решить, как ответить на этот вопрос.
Адвокат: Вы признаете, что это — нерешительность, не так ли?
Свидетель: А медлительность есть медлительность.
Адвокат: Тогда выстрадаете и теми другим. Вы и медлительны и нерешительны, по вашему собственному признанию, это так, доктор?
Свидетель: Да.
Адвокат: То есть выведете себя также, как и обвиняемый, я правильно говорю?
Свидетель: Яне признаю, что отвечаю медленно и нерешительно. Я отвечаю на ваши вопросы осторожно и точно, честно итак быстро, как могу.
Адвокат: Но разве обвиняемый не делал тоже самое?
Свидетель: Я полагаю, что да.
Адвокат: Вы помните, что еще вы заметили, помимо его медлительности и нерешительности?
Свидетель: Вам придется мне напомнить.
Адвокат (цитируя Я заметил забывчивость, особенно относительно недавних событий. Но теперь выдумаете, что обвиняемый не более забывчив, чем вы, не так ли?
Свидетель: Видимо, так.
Адвокат: Вы далее сказали Я также заметил на его лице выражение, характерное для определенного вида психического расстройства, выражение не то чтобы бурного веселья, но глупой, мимолетной улыбки, которая появлялась, намой взгляд, неуместно. Выдумаете, что, с учетом ситуации, презрительная улыбка на лице здравомыслящего человека была бы странным явлением?
Свидетель: Мне кажется, очень странным.
Адвокат: Доктор, но он мог думать о предстоящем сегодня днем разговоре между мной ивами. Вы не думаете, что это могло заставить его улыбнуться?
Свидетель: Нет, не думаю
Ф. Л. ВЕЛЛМАН. ИСКУССТВО ПЕРЕКРЕСТНОГО ДОПРОСА Адвокат Если бы, сидя на своем месте, он бы знало чем я собираюсь вас спросить и какими будут ваши показания, не кажется ли вам, что на его лице могла отразиться некая ирония?
Свидетель: Быть может.
Адвокат: Тогда следующий вопрос вы выбрали только один образец почерка, написанного дрожащей рукой?
Свидетель: Я уже это говорил.
Адвокат: Вы также отвечали на мои вопросы медленно?
Свидетель: Иногда.
Адвокат: А забывчивость?
Свидетель: Вы уже об этом говорили.
Адвокат: Ивы признаете, что у любого здравомыслящего человека, слушающего вас, может проскользнуть на лице ироническая улыбка?
Свидетель (нет ответа).
Адвокат: Вы также признали, что человек, которого высчитаете сумасшедшим, пересказал, по памяти, содержание юридического документа лучше вас, хотя вы и изучили этот документ, и анализировали его весь вечер перед допросом.
Свидетель: Может быть.
Адвокат (снисходительно Тогда вы все-таки не имели ввиду, что обвиняемый лишен рассудка?
Свидетель: Нет, он не лишен рассудка, и я не хотел произвести впечатление, что это так.
Адвокат: Но тогда все ваши ответы сводятся к тому, что обвиняемый всего лишь не так умен, как некоторые другие люди, не так ли?
Свидетель: Ну, мои ответы сводятся к тому, что у него прогрессивный паралич с умственным расстройством, и, если вы хотите, чтобы я это сказал, он не так умен, как другие — есть люди с лучшими умственными способностями, а есть с худшими.
Адвокат: У него достаточно развитые умственные способности, чтобы избежать диагноза полного сумасшествия?
Свидетель: Да.
Адвокат: У него достаточно развиты умственные способности, чтобы написать письма, о которых вы отзывались очень высоко?
Свидетель: Я сказал, что это хорошие письма.
Адвокат: У него достаточно развиты умственные способности, чтобы точно и логично описать этот документ, договор об опеке, который он подписал

110 V. ПЕРЕКРЕСТНЫй ДОПРОС ЭКСПЕРТОВ
Свидетель: Как я уже говорил.
Адвокат: Он, скорее всего, больше знает о своих семейных делах, чем вы. Это разумное предположение, не так ли?
Свидетель: Я ничего о них не знаю.
Адвокат: Насколько вам известно, у него могли быть веские причины для того, чтобы вести себя так, как он себя повел в этом деле?
Свидетель: Это не исключено, но это меня не касается

1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   25

перейти в каталог файлов


связь с админом