Главная страница
qrcode

Старые Истории. Первая Эпплджек


Скачать 59.71 Kb.
НазваниеПервая Эпплджек
АнкорСтарые Истории.docx
Дата14.12.2017
Размер59.71 Kb.
Формат файлаdocx
Имя файлаСтарые Истории.docx
ТипГлава
#51504
страница2 из 3
1   2   3
Глава Четвертая: Твайлайт Спаркл

«Итак, вот оно. «Пироги, Первоосновы и Сталь» от Даймонд Диггера, «Происхождение Пони» от Дарвайнни, и «Трактат о Государстве» от Великого и Могучего Аристротеля. Прочитайте их, а затем сравните их с другими книгами в списке, и тогда у вас будет неплохая отправная точка для изучения истории Пони. А если вам нужно больше источников, то историческая часть литературы располагается на полках у стены слева от входа, а также вот еще эта стопка книг, и если вам нужно что-то еще, чего у меня нет, вы должны будете заполнить вот эту заказную форму… о, я дала вам библиотечную карту? Мы можем стать Библиодрузьями!

Погодите, что? Вы хотите, чтобы я рассказала вам историю? О… что ж, конечно! У некоторых культур существуют очень богатые традиции устного творчества, как, например, у бизонов. Так… Это должна быть история, которую я знаю наизусть, которая идет от сердца… О, я могу рассказать вам о том, как Селестия сотворила Солнце!

Давным давно, жил единорог, по имени Старри Ноушенс. И он был гениален! Он написал «Магию в Естественном Мире» и «Математику Звезд» и «Краткую Историю Магии Единорогов», и множество других текстов, которые до сих пор являются необходимым учебным материалом и фундаментальными основами современной магической теории. Были ученые единороги и до Старри Ноушенса, но никто из них, на самом деле, не изучал магию так, как это делал он. Он носил зеленую шляпу и плащ, и он изучал все сверхъестественное, каталогизировал все магические тайны и законы нашего мира. Он был самым великим волшебником на протяжении всей истории Эквестрии. В те времена существовала псевдо-политическая организация, известная как Шесть, которая была, в значительной мере, предшественницей современного национального государства, управляемого единственным пони-монархом. И Старри Ноушенс входил, безусловно, в число этих Шести.

Старри Ноушенс руководил огромной территорией, и дела на ней вел с минимальными усилиями. Он использовал магию, чтобы держать небеса ясными, а пони накормленными, но не более того. Он удостоверился, что земли получают достаточно света, и он потратил некоторое свое время на то, чтобы истребить всех монстров, что атаковали его земли. И он тратил столько времени, сколько это было возможно, на свои изыскания, изучая все больше и больше магии, и используя ее все меньше и меньше. Он был самым могущественным пони в мире, но он, также и делал меньше всех.

Тем временем, Селестии начали приходить сны. Ей снилось Солнце, и она знала, что должна построить его, но не имела представления как. Итак, после того, как она испробовала все, что могла, она пришла к Старри Ноушенсу, и попросила его о помощи. Она сказа ему, что ей нужно сотворить пламя, которое осветит собой весь мир. Старри Ноушенс был заинтригован: никогда прежде пред ним не стояло такой сложной задачи. Это было интересное направление для его исследований и, при этом, достойное испытание его способностей. И потому он согласился, и Селестия со Старри Ноушенсом приступили к увлеченному изучению.

Королевская Библиотека хранит их рабочие записи, и я прочитала некоторые из них — и они совершенно невероятны! Можете ли вы себе вообще представить, какие силы должны быть вовлечены в сотворение Солнца? Самоподдерживающийся источник тепла и света, с достаточным уровнем магического сродства, чтобы позволить ограниченный контроль над собой? Не настолько горячий, чтобы сжечь Эквестрию, но и не настолько холодный, чтобы быть бесполезным, и способный на изменения при смене сезонов — слишком много всего, так много деталей! Заметки Старри Ноушенса были понятны и объясняли многое. Была трудность в поиске подходящего источника топлива, зажигания, поддержки, слежения, поддерживающейся связи с Эквестрией, с контролем за сезонами — и это я еще даже не упоминала вспышки и затмения! Могу вам рассказать про солнечные вспышки.

Но это все, наверное, было не слишком весело для Селестии, потому что с какой стороны ни посмотри, но Старри Ноушенс был совершеннейший старый ворчун. Он раздавал ей указания, называл ее тупой, когда она ошибалась. Он заставлял ее делать всю тяжелую работу, и нагрузил ее задачей по контролю за невероятно сложным погодным заклинанием, чтобы получить еще больше свободного времени для своих изысканий. Когда монстры атаковали город, Селестия должна была выйти против них в одиночку. Когда они не могли прийти к соглашению по поводу магической теории, шум от их спора можно было слышать даже в городе, лежащем внизу. И Старри Ноушенс время от времени даже грозился выгнать ее взашей. Видимо, не слишком помогал делу тот факт, что Селестия в те времена была лишь подростком, и Старри Ноушенс не одобрял стиль ее прически и громкую музыку. В одной из транскрипций я прочитала, как Селестия крикнула Старри Ноушенсу: «Ты мне не папа!»

Но после года исследований, Старри Ноушенс, наконец, пришел к окончательному решению: проект невозможен. Он собрал топливо, записал заклинания, разработал духовные привязи, которые были необходимы. Но сердце звезды сделано из Идеи, идеи о том, что все будет хорошо, пойманной в сеть из нитей, сплетенных из Надежды. Но идеи не горят. Старри Ноушенс продумал все детали и понял, что нет ничего, что может зажечь этот огонь, и затем принес Селестии эту дурную весть: Ее Солнце не будет никогда существовать, не сможет никогда гореть.

Селестия, конечно же, с этим не смирилась. Она знала, что Солнце возможно. Она видела его в его законченной форме в своих снах и чувствовала глубоко в своем сердце, что в этом заключается ее предназначение, ее особый талант. Она вступила в очередной громкий спор со Старри Ноушенсом, и единорог, в итоге сказал: «Если ты хочешь попробовать невозможное, вперед!» И затем он выбежал из комнаты без оглядки.

Селестия решила, что не свернет со своего пути, и потому, она свела вместе все ингредиенты и компоненты заклинания. И, собравшись с силами, сфокусировала всю свою магическую мощь на попытке зажечь огонь из невозможного. После первого часа, ей показалось, что она немного продвинулась. После второго, она подумала, что уже почти достигла желаемого. На девятый час на нее начало опускаться отчаяние.

Что бы она ни делала, как бы сильно она ни старалась, как бы старательно она ни сосредотачивалась, она не могла зажечь этот огонь. Она делала все правильно, но все было так, как и сказал Старри Ноушенс. Такой акт творения был невозможен. Но она пыталась все равно. И дело становилось опасным — Ритуальная магия невероятно сложна, и чем дольше вы ее творите, тем больше ее скапливается в одном месте, и тем больше вы устаете и, тем самым, увеличиваете шанс на ошибку. Небольшие огни пожара загорелись вокруг Селестии, но она не сдавалась и не останавливалась.

На шестнадцатый час, колени Селестии подломились, и она упала на пол. Но она продолжала фокусировать свою магию, пока пыталась встать на ноги, только магия убегала от нее. И вот, внезапно, ее коснулось чувство, что все вот-вот развалится. И даже тогда, Селестия не отступила и не сдалась. Она уперлась, сосредоточившись на том огне, что должна была сотворить. Селестия говорила не раз, что Солнце для нее как собственное дитя, и, может, потому она продолжала идти вперед. Она не могла остановить творение, как не могла бы она остановить процесс рождения.

Но там, в то время, все казалось безнадежным. Заклинание распадалось, и весь проект казался обреченным.

Но затем, зеленое сияние заполнило комнату. Старри Ноушенс встал рядом с Селестией и начал вливать свою магию в ритуал. Они улыбнулись друг другу, и тогда возникла искра. Идея воспламенилась. И, со звуком, похожим на сердцебиение, Солнце вошло в этот мир.

И в этом заключается самый важный смысл магии: нечто такое, о чем я сама узнала буквально совсем недавно. Пони в одиночку способен на удивительные вещи, вещи способные перевернуть мир, вещи, которые будут на слуху до конца вечности. Но два пони могут совершить невозможное. Магия — это не только таблицы, графы и математика, это еще и причина, ради которой она совершается. Я знаю, я довольно неплохо ей владею, обычно, но когда со мной мои друзья — я непобедима.

Помните, ради чего вы делаете то, что вы делаете. Помните, для кого вы это делаете.»

Глава Пятая: Пинки Пай

«О, вы хотите узнать о том, как я получила свою Метку? Не вопрос! Сначала, я была пегасом, но потом кто-то сказал, что я должна более радикально отличаться, и тогда меня переписали как земную пони, и… о, это том, как создавалась Эквестрия. Я всегда их путаю.

*ахает* Эй! Я знаю историю получше! Я могу рассказать о том, как Селестия изобрела смех! Это просто жемчужина.

Видите ли, давным-давно, очень давно, когда Эквестрия была укрыта вечным сумраком, жил в ней один огромный монстр — или это был пони, или дух, или, может быть, лис. Никто на самом деле не мог сказать точно, потому что он был перевертышем, но пони его называли Лисом, для краткости. Иногда, Лис принимал форму гигантского змея, сделанного из чистой тьмы, и в таком случае единственный шанс его заметить был тогда, когда он пролетал над головой, заслоняя звезды. Иногда он принимал форму миленького маленького лиса с галстуком. Иногда, он становился пони, сделанным из ночи, с единственной видимой яркой белой улыбкой. Лис всегда улыбался, видите ли, только это была не настоящая улыбка — он просто показывал свои зубы. И у него было много зубов.

И Лис был шутником, причем жестоким. Он опрокидывал пони в ледяную воду своим хвостом. Он заводил маленьких жеребят далеко в лес и бросал их там. Он заманивал монстров в города и смотрел, как они разносят все в щепки. Однажды, он украл книгу заклинаний Старри Ноушена, и единорог-волшебник сотворил заклинание, которое ударило его огромной молнией! БАМ! Лис убежал, истекая кровью и там, где его синяя кровь падала на землю, вырастали целые рощи Ядовитой Шутки. Отвалившие чешуйки становились Параспрайтами. Так или иначе, Лис оставлял за собой одни страдания, как большой такой, темный и злобный-злобный бука.

Никто толком не знал, откуда он пришел, и что он здесь делает. Но что все пони знали совершенно точно, так это то, что он нагонял на всех страх. Когда тень заслоняла звезды, пони бежали по домам и прятались под кроватями. Лис пролетал сквозь города, оставляя сотни жестоких ловушек и шуток, многие из которых оставались ненайденными долгими годами. Иногда, даже сейчас, если вы пойдете в лес по своим делам, и вдруг окажетесь связанными внезапно, то знайте, что это скорее всего одна из ловушек, оставленных Лисом. Ооо! Я знаю пони, чей особый талант — находить ловушки Лиса! Нет, погодите… ее особый талант — писательство. Она просто находит ловушки совершенно случайно.

Итак, короче говоря, Лис жил так долгое время — я не знаю, сколь долгое. Были ли года тогда уже изобретены? Это времена еще до Солнца, так что, наверное, нет. Но если года тогда еще не изобрели, зачем же Селестия тогда сделала солнечный цикл ровно один год длиной? А! Неважно! Лис просто путешествовал везде, оставляя ловушки, портя жизнь пони, пока не повстречал Селестию, несущую новорожденное Солнце у себя на спине и идущую с востока на запад.

И у Лиса в голове зародилась целая куча идей для шуток. Селестия была медленной мишенью, идущей по предсказуемому маршруту — и только между нами, девочками, таких пони легче всего разыграть. Если хотите избежать шутника, перемешайте хорошенько свое расписание дня. В общем, когда Лис оказывался близко к Солнцу, становилось проще всего для пони его увидеть, потому что он становился большим черным силуэтом. Так что он как бы хотел, чтобы Селестия споткнулась и Солнце потухло, прежде чем оно станет еще больше. Так что он пронесся по лесу как ураган и забил его до отказа самыми разнообразными ловушками и приколами. Он так много сил приложил к этому, что даже изобрел некоторые самые классические розыгрыши, типа чихательной пудры, прямо там, прямо тогда.

Селестия зашла прямо в лес, и тут бам! Граблями по лицу! Она отбросила их в сторону и продолжила идти дальше, но потом, вдруг случайно зашла прямо в гнездо летучих мышей, потому что смотрела все время только на землю, ища больше грабель. И убежав от мышей, она вдруг попадает в веревочную ловушку, оказывается подвешена вверх ногами за одно копыто. Она едва успевает поймать Солнце меж своих крыльев, прежде чем оно упало бы в грязь. И к этому моменту ее это уже весьма достало, так что она воспользовалась магией, чтобы развязать себя, а потом обнаружить и обезвредить еще целую кучу ловушек впереди.

И Лис увидел, что Селестия разобралась с его ловушками, и тогда он решает закрутить еще немного гайки. Он принял форму старого бурого пони, вполне настоящего, но без Метки (единственный трюк, что так и остался ему недоступным) и встал на пути, посвистывая. Селестия, вся немного всклокоченная, поцарапанная и грязная, думает, что ничего лучше сейчас для нее нет, кроме хорошего душа. Так что она подходит к старому пони, и спрашивает его, где она может помыться. А Лис говорит ей, что есть рядом местечко, называемое Рейхенбахскими Водопадами.

Вот кстати, вы когда-нибудь слышали о Рейхенбахских водопадах? В те времена это было самое красивое и чистое место во всем Вечносвободном лесу, сияющее ярче чем диско-шар, или улыбка Принца Блюблада. Селестия нашла это место, положила Солнце на берег и зашла в воду. Селестия всегда любила поплавать, и она долго играла в воде, прежде чем устроиться под водопадом, чтобы отмыться как следует. И тогда Лис прокрался на верхний берег…

И превратил всю речную воду в густую, черную смолу!

Селестия не поняла, что происходит, пока не оказалась вся, от рога до копыт в липкой черной гадости. Она закричала и побежала, стараясь стряхнуть это, но оно не сходило! Эта смола никогда сама не сойдет. По большей части, если эта смола на тебя попала, тебе придется бриться налысо! После того, как она потратила кучу времени, пытаясь соскрести смолу, становясь лишь еще грязнее в итоге, и только забивая смолой все копыта, она отправилась к Солнцу, и заставила его гореть ярко и жарко, пока оно не выжгло всю смолу с ее шкуры. Но к тому моменту она уже разозлилась, и все еще чувствовала себя липко и мерзко. Она подобрала Солнце и снова двинулась в путь. Рейхенбахские водопады так и остались уродливым потоком смолы, навсегда. Мне кажется, кто-то начал там промышлять добычей блеска для усов.

Итак, Селестия, проще говоря, к этому моменту поняла, что это ее самый худший день, и что она просто хочет поскорее выбраться из этого леса, и чтобы все уже закончилось. Но как раз, когда она уходила, Лис подошел к ней в форме маленькой бурой с красным лисы с темно-синим галстуком, и показал ей большой палец. И это была самая очаровательная картина, что она когда-либо видела! *Ахает* В смысле, вы себе можете представить маленькую, аккуратно одетую лису голосующую на обочине, вежливо просящую подвезти? Селестия не может никак отказать маленькой лисе, просящей ее подвезти, так что она поднимает его и усаживает себе на спину, и, наконец, покидает этот лес, раз и навсегда.

Спустя некоторое время, она замечает, что хоть тяжесть Солнца по прежнему ощущается на ее спине, вокруг становится ощутимо темнее. Она оборачивается, и видит, что Солнце оказалось подменено на наковальню, и что Лис снова вернулся в свою форму гигантского дракона, загораживающего небо. Он держал Солнце у себя во рту, он показал ей свои зубы, и он проглотил его целиком!

И тогда, Селестия сделала нечто, кто никто прежде не делал для Лиса.

Она засмеялась над ним.

И Лис попросту остановился. Он понятия не имел, что это был за звук. Он никогда его прежде не слышал — он слышал лишь только крики, ругань, причитания и проклятья. И когда он впервые услышал смех Селестии, он подумал, что она пытается кашлять и кричать одновременно. Но затем, он осознал, что она звучит счастливо. И он никогда не слышал ничего подобного.

Потому что когда Лис разыгрывал пони, он всегда шокировал их, удивлял и пугал. И все всегда реагировали на это, будто это было плохо. Но Селестия была рада, что оказалась удивлена. Лис думал, что это естественно для него, как дыхание — заставлять пони грустить, и он не мог этим никак управлять. До этого момента, Лис никогда не думал, что он может приносить вместо этого радость.

Так что он отрыгнул обратно Солнце, и подержал на кончике языка, показывая его Селестии. Она засмеялась снова, и тогда он подкинул его в воздух и поймал кончиком хвоста. И тогда он притворился, что роняет его, но поймал за мгновение до удара о землю. И Селестия смеялась больше и больше, и Лис воодушевлялся все больше и больше. После нескольких трюков с Солнцем, он отдал его обратно Селестии, и та улыбнулась и поблагодарила его.

И Лис улетел, не сказав ни слова, но после этого, он изменился. Он, отныне не просто показывал свои зубы. Он улыбался, улыбался по-настоящему. И теперь он делал все, чтобы дарить улыбки всем пони во всем мире и до конца времен! Он продолжал разыгрывать пони, но теперь он изменил свои шутки, чтобы сделать их безвредными. Например — провести повозку по грязи, чтобы испачкать пони, или открыть люк в подвал, как раз вовремя, чтобы туда кто-нибудь упал. Он не понимал по-настоящему, что такое смех, и иногда его шутки были по-прежнему жестоки, но в течение истории Эквестрии, он, в итоге, стал постепенно в нем разбираться лучше.

Вот почему Смех так важен. Иногда, когда худший из твоих страхов тебя настигает, посмотри ему в лицо и засмейся — и, может быть, он засмеется в ответ! И лучше сделать монстра своим другом, чем убегать от него.

Встаньте прямо. Улыбнитесь. Не поддавайтесь грусти или злости, когда случается плохое, просто посмейтесь над тем, какая это все на самом деле глупость. Страх не может ранить вас, он лишь может остановить вас на пути, а ведь часто лучше попытаться, хоть и неудачно, чем не пробовать вовсе.»

Глава Шестая: Рейнбоу Дэш


«Вау. Ты наверное просидел тут уже долго, слушая кучу унылых историй, да?

Не беспокойся. Ты пришел к правильной пони.

Я могу рассказать тебе о тех временах, когда я с блеском прошла экзамен в школу молодых скоростных летунов! Или о том, как я заработала свою метку! Или о том, как я тусила с Вондерболтами — они меня научили этому совершенно крутому трюку под названием «Гроза Бабочки», короче, суть в том, что залетаешь на определенную высоту, и начинаешь лететь задом наперед, крутя свои крылья вот так вот, а затем…

… погоди, чего? Ты хочешь услышать одну из старых историй? Я… эм… может, ты лучше послушаешь, как я спасла жизни трем Вондерболтам? В смысле, я могу тебе рассказать одну из этих историй, но… э… о, только посмотри на мое копыто, мне пора расчищать облака! Погодите, то есть как это Дерпи уже все сделала? Эта пегаска же тупая как маффин с картофельными чипсами! Я… агрх.

Слушай.

Меня выгнали из летной школы, ясно? Так что я много чего не знаю.

… О, погоди! Нет! Я кое-что вспомнила! Точно вспомнила! И это не просто какая-то история, это лучшая история! Комикс о Вондерболтах, номер 34! Вондерболты: Начало! Это история семьи Рихтенгофен, ну, знаете, Соарин фон Рихтенгофен? Ну, типа его древний предок, Барон фон Рихтенгофен, жил в те времена. И он был легендой!

Ну и вот, этот Барон, он был великим пони. Летал быстрее отражения молнии в зеркале! Он, по сути, изобрел высокоскоростной полет как дисциплину, и никто с тех пор не побил его рекорд на соревновании Штормсерферов. А еще он был хорошим пони. Из числа тех, кого бы вы хотели иметь на своей стороне, в те времена. Все остальные из Шестерки были разного рода гадами, но Барон был честен и абсолютно предан лучшим идеалам народа пони.

И вот, когда Принцесса Селестия предложила ему стать ее вассалом, он ей отказал. Он был гордым пони, и не собирался преклонять колен перед всякими там непонятно откуда взявшимися аликорнами, вне зависимости от того, что говорили о ней, вне зависимости от того, что это она была ответственна за сотворение Солнца и принесение света всей Эквестрии. Что же до самой Селестии, она знала, что хоть Барон и был хорошим пони, она смотрела на него с позиции той, что будет жить тысячелетиями, тогда как Барону фон Рихтенгофену, каким бы хорошим он не был, на смену придут поколения других, и среди них может быть множество пони не столь хороших, и тогда у всех возникнет куча проблем.

Так что, однажды, они оба пришли к границе, приведя с собой свои армии — сотни пони всех видов, а также лучших летунов в мире! Но никто из правителей на самом деле не желал драки, они просто прихватили с собой свои армии лишь для того чтобы показать, что они могут, если придет нужда, показать, какими серьезными были ставки. Они встретились между армиями, и, чтобы не дать совершиться большой битве, согласились решить вопрос дуэлью. Самое первое соревнование Железного Пони! Победитель получает Эквестрию. Ставки просто не могли быть выше.

И тогда они согласились на серию из трех соревнований. Первое было — контроль над погодой. Создать самый зрелищный погодный эффект, который только можно! Барон тут же взмывает в небо, и летит к облакам. Он прорывается сквозь них так быстро, что облака загораются! И тогда, Барон начинает лягать горящие облака — одно! Другое! Третье! Посылает их в полет на максимальной скорости прямо в озеро внизу! Они ударяются об озеро, и отправляют в небо огромное облако пара, облако пара в виде буквы R. Толпа зрителей сходит с ума.

И тогда Селестия встает, и никто не знает, сможет ли она это превзойти. И она лишь улыбается, и ее рог начинает сиять, и она поднимает себя в небо. И Солнце восходит над горизонтом позади нее, превращая ее в черный силуэт. И черное ночное небо, которое только и видели прежде все пони, становится кристально голубым, а черные облака сияют мягкой белизной. Огонь и облака это круто, но это ничто по сравнению с тем, кто может контролировать целое небо. Очко: Селестии.

Следующее соревнование было гонкой. Просто и быстро. Они подошли к стартовой черте, заняли позицию — и вот, они уже летят! Барон мгновенно перехватывает лидерство — без проблем пролетает мимо первого же облака, крутясь с идеальным контролем за полетом. У него куда быстрее разгон и лучше маневренность, чем у Принцессы, но у Селестии крылья больше, и выше наибольшая скорость. Она пробивается сквозь препятствия также часто, как и огибает их, снижая свой счет, но позволяя себе набрать разгон!

Они идут нос к носу большую часть времени, но Барон продолжает стараться уклониться от каждого препятствия, тогда как Селестия прошибает их насквозь. Вскоре, она разгоняется так быстро по прямой, что Барон не в состоянии ее догнать, и она проходит финальную черту задолго до него! Но после того как финишировал Барон, и штрафные баллы были подсчитаны, он побеждает с разгромным счетом. На этот раз все пони поздравляют Барона.

И вот, они здесь, лицом к лицу с последним испытанием. Последнее испытание — это традиционное испытание, которое проводится каждый раз, когда кто-то хочет бросить вызов Принцессе Эквестрии. Это, конечно же, Магма-Кракен. Активный вулкан с взрослым Магма-Кракеном внутри. Не знаете, что такое Магма-Кракен? Ну, представьте себе кракена, сделанного из магмы. Задача в том, чтобы украсть драгоценный камень из его горы сокровищ, и выбраться целым — пони с наибольшим камнем и кратчайшим временем и будет победителем. Знаете, кстати, что последнее испытание Магма-Кракеном было всего пару лет назад? Я слышала, что Принц Блюблад мертвецки напился и вызвал Селестию на дуэль за трон — ну, в общем, все кончилось как и ожидалось.

Короче! Барон фон Рихтенгофен бросается туда на максимальной скорости. Он летит низко, оставляя свой штормовой след за собой, жаля молниями щупальца, что пытаются его ухватить. Он подлетает поближе, витает кругами, и своими маневрами спорит со смертью, заплетя три щупальца в узел в процессе! Он хватает камень, и ускоряется на выход.

А тем временем, Селестия летит вниз так быстро как может. Получает пару ударов от Кракена, но она привыкла носить Солнце на своей спине, ей жар нипочем. Только небольшие синяки. Она приземляется, видит, что, похоже, вернется позже Барона, так что она хватает самый большой камень, который может утащить, и бросается к выходу, надеясь, что размера камня хватит, чтобы склонить счет в свою пользу.

Но вдруг, тогда когда Барон держался за скалистый край кратера, одно из щупалец ударяет по стене вулкана, вызывая оползень. Барон крутится и уворачивается, чтобы избежать камней, но теряет при этом высоту, и, сразу же оказывается пойманным Кракеном! Его броня защищает его, но она раскаляется слишком быстро.

Селестия, видя это, не задумывается ни на мгновение. Она бросает свой драгоценный камень и летит назад, к Кракену. Ее рог сияет ярко, как если бы она собиралась поднять Солнце, и затем она создает первое же заклинание, что приходит ей в голову. Ужасающий… Легендарный…

Номер Двадцать Пять.

Огромные усы, прекраснейшие усы, покрыли всю морду Магма-Кракена. Селестия сразу же призывает зеркало, и Магма-Кракен оказывается сражен зрелищем того, как стильно и мужественно он смотрится с усами. И затем, усы внезапно загораются, потому что кругом ведь магма. И Магма-Кракен впадает в панику, видя как его прекрасные новые усы горят ярким пламенем, так что он освобождает Барона, и пытается одним из своих щупалец погасить огонь. Но это не слишком-то хорошо для Кракена заканчивается, потому что его щупальца тоже сделаны из магмы, но это дарит Селестии и Барону немного времени, чтобы спастись.

И они выбираются наружу, навстречу восторженной толпе. Барон держит драгоценный камень. У Селестии нет ничего. Немедленно, армия фон Рихтенгофена начинает радоваться, поздравляя своего нового Принца. Они поднимают его вверх, и он взлетает над ними. И говорит речь.

«Я выиграл в соревновании. Но также, я понял кое-что. Я понял, что существует пони, которая не помедлит бросить свой шанс стать единым правителем всей Эквестрии, ради спасения ее непримиримого соперника. И, я, как пони, и как лидер всех пони, понимаю, что кто-то, кто проявил такую отвагу и благородство — это пони, достойный моей верности. Я, Барон фон Рихтенгофен, приношу клятву своей верности Принцессе Селестии.»

Итак, Барон становится самым первым Вондерболтом, и его семья верой и правдой служит Селестии с тех самых времен.

И это больше, чем просто крутая история. Это история, которая всегда заставляла меня задуматься о верности. Она заставляла меня задуматься о том, что нельзя отдавать свою верность просто так. Только тогда, когда ты осознаешь, что кто-то является твоим настоящим другом, истинным лидером, только тогда это действительно правильно. Верность — самый важный подарок, который только можно принести, и им нельзя разбрасываться.»ъ

1   2   3

связь с админом