Главная страница
qrcode

Политический раскол и северная политика ИРА 1921-22. Политический расколи северная политика военной элиты ира декабрь 1921 июнь 1922 Мельникова С. В


Скачать 232.57 Kb.
НазваниеПолитический расколи северная политика военной элиты ира декабрь 1921 июнь 1922 Мельникова С. В
АнкорПолитический раскол и северная политика ИРА 1921-22.pdf
Дата25.01.2018
Размер232.57 Kb.
Формат файлаpdf
Имя файлаPoliticheskiy_raskol_i_severnaya_politika_IRA_1921-22.pdf
оригинальный pdf просмотр
ТипДокументы
#58095
Каталогyuri_andreichuk

С этим файлом связано 42 файл(ов). Среди них: Labhair_ruisis_liom.pdf и ещё 32 файл(а).
Показать все связанные файлы
ПОЛИТИЧЕСКИЙ РАСКОЛИ СЕВЕРНАЯ ПОЛИТИКА ВОЕННОЙ ЭЛИТЫ ИРА ДЕКАБРЬ 1921 – ИЮНЬ 1922)
© Мельникова С.В.

Комсомольск-на-Амуре В статье рассматриваются цели и последствия северной политики военного руководства ИРА накануне Гражданской войны (1922-23 годов. Мирный договор 6 декабря 1921 года повлек раскол всего ирландского общества, завершившийся Гражданской войной. Для Ольстера сего сектантским конфликтом раскол на Юге означал гораздо большее, чем вопрос о форме правления в Ирландии. Заложником северной политики ирландской революционной элиты становилось католическое меньшинство Оль- стера. Здесь мы рассмотрим вопрос о том, какие цели преследовала северная политика военного руководства ИРА накануне Гражданской войны и насколько она была эффективной в сложившихся условиях. Обратимся к ситуации, которая начала складываться на Юге с декабря
1921 года. Договор хотя и снискал поддержку населения, но радости не вызвал, поскольку перед Ирландией стояло множество проблем, на устранение которых требовалось длительное время. Страна устала от войны и социальной разрухи. Впрочем, вершителем судьбы Мирного договора стал не народ Ирландии, а ее политическая элита, представленная противоречивой структурой национальных организаций, возникших в разные периоды борьбы за независимость. Очевидно, что отношения этих организаций с населением не отличались ясностью. Дебаты в Дойле затянулись на месяц. Входе этого периода декабря – 10 января) политические позиции сторон начали консолидироваться, усиливая политическую базу раскола. Кульминацией политического раскола, приведшего страну к двоевластию, стала ратификация Договора 7 января 1922 года с небольшим перевесом входе голосования – за проголосовали 64 представителей, против –
57 [2, 7 January 1921, § 345-346]. Когда зашел вопрос о формировании временного правительства, Де Валера отказался признать законность расформирования Дойла, основываясь на юридическом доводе, что Дойл не имеет права самороспуска. Гриффит и Коллинз настаивали на том, чтобы Де Валера остался в качестве президента временного правительства, но Де Валера добился отдельного голосования поэтому вопросу, в результате президентом был избран Гриффит с разницей всего в два голоса – 60 членов Дой-

Кандидат философских наук.
Политические институты, этнополитическая конфликтология
93 ла проголосовали за Гриффита и 58 – за Де Валеру. Гриффит заявил, что правительство Дойла продолжит свое существование до формирования Свободного государства, несмотря на создание временного правительства. Политический раскол завершило заявление противников Договора, которые в знак протеста покинули Дойл см. результаты голосования и далее в 2,
9 January 1922, § 378-380]. Хотя защитники Договора представляли его как наилучший исход, многие из них скрывали свое истинное отношение к Договору. Майкл Коллинз, шеф разведки ИРА, едва ли способного оценить конституционализм. В беседе с Джимми Лихи, офицером ИРА из Типперэри, он признался в раздражении Ты думаешь, что я не такой же честный республиканец, как Лаем Линч или Лаем Дизи? Просто моя идея состоит в том, что если мы получим нашу собственную армию, то мы пошлем британцев к черту [цит. по 6, p. 37]. Дебаты показали, что Договор не предел мечтаний и для Кевина О‘Хиггинса, вечного заместителя Уильяма Косгрэйва и друга Рори О'Коннора, на публике рьяного сторонника Договора. Он проговорился, что Договор не реализует в полной мере принцип национальной независимости [2, 15 December 1921,
§ 174-175]. Нетрудно догадаться какой принцип сидел в головах революционной элиты, вне давнем прошлом безоговорочно принимавшей единственную цель – республику и полный разрыв связей с Британией. Оппозиция непримиримо гнула свою линию, задавшись целью скомпрометировать Договор. Как показала история, это ей с успехом удалось. Главным аргументом оппозиции была идея о том, что Договор предает основную цель национального движения. Однако, наиболее опасным для Ирландии был раскол военной элиты. ИРА была неготова принять условия мира, поскольку в ее рядах царило убеждение, что армия сражается за республику. Обе политические стороны старательно избегали публичного обсуждения вопроса о статусе армии, которая в действительности представляла касту, имевшую огромное политическое влияние. Правительство Дойла, не говоря уже о временном правительстве, в котором единственным лидером, имевшим влияние в армии, был
Коллинз, не имели контроля над армией. Центром оппозиции временному правительству закономерно стал Юго-запад Ирландии. В этой ситуации противники договора получали более эффективную армию. С эвакуацией британской армии ее военные бараки переходили в руки единиц ИРА независимо от их политической позиции. Таким образом, временному правительству, не имевшему собственной армии и опиравшемуся лишь на пассивную поддержку населения, противостояла влиятельная милитаристская оппозиция. Наиболее опасный конфликт между единицами ИРА разразился в Лимерике. Сторона, владевшая Лимериком, контролировала всю западную Ирландию. Инициатором конфликта вокруг бараков в
Лимерике стал Эрни О‘Мейли, командир й Южной дивизии. Он направил
КУЛЬТУРА. ДУХОВНОСТЬ. ОБЩЕСТВО
94 ультиматум с требованием освободить помещение в течение 12 часов. О‘Мей- ли послал запрос Рори О‘Коннеру, директору штаб-квартиры ИРА по планированию операций, с просьбой выслать группу подрывников для атаки на бараки, но РО Коннер предпочел отмолчаться. Обе стороны не хотели брать на себя такую ответственность. По признанию самого О‘Мейли, три единицы правительственной ИРА, занявшие бараки, не хотели воевать с ним, поскольку до этого момента находились под его командованием. Хотя конфликт в
Лимерике был урегулирован, но ситуация отчетливо показывала слабость временного правительства на фоне неготовности обеих сторон развязать военный конфликт, отсутствие подотчетности армии, поскольку компромисс был достигнут благодаря личным связями авторитету бывших соратников по борьбе. Однако, мир был недолговечен. Впрочем, несмотря на военное преимущество, силы оппозиции не желали действовать. Лишь наиболее радикальные представители военных антиправительственных кругов, преимущественно молодые офицеры, считали, что необходимо оказать давление на правительство военным путем. В целом же, каждая из сторон стремилась избежать преступного конфликта. Тем не менее, действия сторон, направленные на закрепление политических позиций в напряженной обстановке, и отсутствие какой-либо четкой линии поведения усугубляли ситуацию. Нерешительность порождала чувство растерянности и недовольства в среде молодых радикалов в антиправительственных кругах, готовых действовать на свой страхи риск. Армейский съезд стал важным шагом на пути к анархии (26 марта –
9 апреля. Из 223 делегатов большинство представляли южные и западные дивизии 54 делегата от й Южной дивизии, 28 – от й Южной и 69 – от четырех западных дивизий. На съезде присутствовали ключевые фигуры дивизионного командования, настроенные наиболее радикально (Э. О'Мей- ли, О. Трэйнор и Т. Мэйджер). Как и следовало ожидать, съезд признал республиканский статус армии и выбрал исполнительный совет из 16 человек, включая Рори О‘Коннора, Лайема Меллоуза, Лайема Линча и Эрни О'Мей- ли. Съезде принял новый устав. Проект устава говорил об управленческом хаосе, охватившем армию, которая предстала как независимая и неконтролируемая система со своими выборными представителями см. проект UC-
DA P17A/6; P69/79 (155-157); P106/2000 (3-5) в 12, p. 488-490]. Съезд усугубил расколи продемонстрировал, что ИРА больше невозможно рассматривать как единую организацию. Отсутствие единой стратегии в формирующемся лагере противников Договора и независимость военных лидеров от политического руководства становилась все очевидней. На завершающих заседаниях съезда все более отчетливо звучало недовольство временным правительством, и высказывались идеи его свержения. Временное правительство рассматривало исполнительный совет как оплот готовящейся военной диктатуре. Этот взгляд, впрочем, вышел за пределы
Политические институты, этнополитическая конфликтология
95 правительственных кругов, чему поспособствовали приказы исполнительного совета разгромить представительства газеты «Фримэнз Джорнэл» после того, как газета опубликовала протоколы заседаний армейского съезда. Благодаря формированию новых структур произошло окончательное размежевание со старой штаб-квартирой, что усилило финансовые проблемы ИРА. Следующим шагом исполнительного совета стал приказ й Дублинской бригаде, занять ночью 13 апреля здание Четырех Судов с целью превратить его в свою штаб-квартиру, кроме того, я Дублинская бригада должна была занять и другие объекты в городе. Инициатива исходила от ключевых фигур идеологии республиканского милитаризма – РО Коннора, Л. Меллоуза и Э. О'Мейли. Военное командование даже не поставило политических лидеров оппозиции в известность. Так, Имон Де Валера на публике вынужден был скрывать свое истинное отношение к самодеятельности армии, но его негодование проявлялось в частной переписке. Его стремление к компромиссу в условиях скатывания ситуации к гражданской войне не было понято ни соратниками, ни противниками. В тоже время Де Валера не мог открыто осудить линию, избранную руководством ИРА. Как самая известная политическая фигура революционного движения Де Валера всеми силами стремился сделать цели оппозиции понятными общественности см 6, p. 70-71]. Единственной целью захвата задания Четырех Судов стал вызови оскорбление временного правительства, не имевшие за собой каких-либо четких шагов. Хотя на публике такие действия выглядели как шаги к военной диктатуре, нов действительности, представляли собой браваду, прикрывавшую нерешительность, политическую некомпетентность военных и отсутствие плана, который, несмотря на грозные заявления и бряцание оружием, у новоиспеченных политиков таки не появился. Из всех захваченных в ночь 13 апреля зданий только тюрьма Килмейхэм имела стратегическое значение, а остальные объекты, особенно здание Четырех судов не представляли ценности с военной точки зрения. Последним аккордом стало заявление для прессы, в котором Рори О'Коннор подчеркнул, что армия не признает никакого политического руководства, кроме Де Валеры. Не стоит и говорить какую службу сослужили не только Де Валере, но и политическим целям оппозиции, эти заявления. Воинственная риторика исполнительного совета не вызывала энтузиазма у осторожного Лайема Линча, в тоже время молодые офицеры из юго- западных дивизий находили действия исполнительного совета нерешительными. Даже, Эрни О'Мейли, смотревший с неизменным восхищением на Л. Меллоуза, разочаровался в способности исполнительного совета выработать адекватную стратегию, p. 75-76]. ИРА преуспела в рейдах по захвату оружия. Самым крупным инцидентом стал рейд на британское судно «Апнор», следовавшего в Портсмут. Судно было перехвачено в гавани Куинстауна ирландским «Уорриор», спе-
КУЛЬТУРА. ДУХОВНОСТЬ. ОБЩЕСТВО
96 циально посланным для этих целей местным командиром ИРА Шоном Хэ- гарти. Захваченное оружие (400 винтовок, 700 револьверов, 25 тыс. единиц амуниции и пр) было затем перевезено на 200 грузовиках. В ответ нажало- бы британского руководства М. Коллинз отделался извинениями [6, p. 73]. В этих условиях все попытки мирного разрешения назревающего конфликта терпели фиаско. Неудача в поиске компромисса привела стороны на иной путь. При отсутствии выбора решение напрашивалось само собой. Таким решением стала стратегия совместной политики в Ольстере. Приграничная кампания ИРА с марта по июнь 1922 представляла собой продолжение начатой в 1921 году политики экспорта революции, но цели ее были иными. Направленная на дестабилизацию Северного режима и повторное втягивание британских сил в конфликт, кампания 1922 года представляла отчаянную попытку высшего руководства обоих лагерей ИРА преодолеть раскол в собственных рядах, который затронул Северную ИРА не меньше, чем их южных собратьев. Однако, большинство представителей ИРА на Севере осознавало, что раскол сделает католическое меньшинство беззащитным перед полицейским произволом юнионистского режима. Наибольшее влияние на раскол Северной ИРА оказал армейский съезд
26 марта 1922 года. Северные дивизии перешли на сторону противников Договора, особенно, я (Тирон и Дерри), я (Белфаст, Антрим, Северное
Даун) и я (Арма, Западное и Южное Даун), лишь я (Монаган, Восточный Каван и Южное Фермана) и отчасти я (Донегол) дивизии остались верны Штаб-квартире [10, p. 892]. Вне зависимости оттого, чью сторону приняли единицы ИРА на Севере, руководство обоих лагерей принялось разрабатывать план совместной помощи Северной ИРА. Главными творцами этой политики стали М. Коллинз и представители Исполнительного совета Л. Линч, РО Коннор и Дж. МакКел- ви, которые, несмотря на раскол, договорились о проведении кампании в
Ольстере почти одновременно с созывом первого армейского съезда в конце марта. Раскол не изменил отношение к ситуации в Ольстере. Главным средством совместной политики стало решение послать в Ольстер людей из й Южной дивизии, которой командовал Л. Линч. Штаб-квартира и Исполнительный совет обсуждали детали операций против сил специальных констеблей в Ольстере. Между обеими сторонами существовала договоренность об обмене оружием с целью отправки его на Север. В то время как дублинская
Штаб-квартира снабжала Северную ИРА оружием и амуницией, Исполнительный совет посылал на Север инструкторов и оказывал помощь в организации. Так командующим й и й дивизиями был назначен Шон Лихэйн, командующий й бригадой Корка Чарли Дейли стал его заместителем. В числе других офицеров, направленных из й бригады Корк в Ольстер, были Морис Донеган, Шон Фитцджеральд и Шимус Коттер. В общем, в Оль- стер из й Южной дивизии были направлены двадцать офицеров. В их за
Политические институты, этнополитическая конфликтология
97 дачу входило содействие в организации атаки на британские силы, расположенные на границе Дерри-Донегол, используя Донегол как базу для проведения предполагаемых атак с западной границы [13, p. 249-250]. Несмотря на некоторые трудности в обмене оружием из-за набирающего силу раскола, значительное число вооружений было послано на Север. Однако, характер этих трудностей означал, что главным источником пополнения вооружений Северной ИРА становилось британское оружие, переданное военными представителями временного правительства, нежели командованием антиправительственной ИРА. Согласно договоренности Южные дивизии должны были посылать свое оружие на Север в обмен на новые британские винтовки, которые правительственная ИРА должна была передать Южным дивизиям. Силы, верные правительству, посылали на Север британское оружие со сбитыми номерами, чтобы по ним нельзя было опознать производителя. Однако, обмен не всегда проходил гладко из-за взаимного недоверия, которое существовало между двумя кликами на Юге, и часть переданного республиканцами оружия таки не попала на Север [13, p. 252]. Тем не менее, я Северная дивизия получила 150 винтовок. Оружие для Белфаста было отправлено через ю Северную дивизию 300 винтовок и
1 тыс. револьверов были переданы в мае и июне, самая дивизия получила
400 винтовок, 500 пистолетов и несколько автоматов Томпсона [15, p. 66]. В конце апреля началось планирование операции после нескольких встреч командующих всеми северными дивизиями. Первая встреча командующих дивизиями состоялась 21 апреля, начало операции было намечено на 2 мая. План предусматривал проведение атак на британские силы и специальных констеблей по всему Ольстеру при взаимодействии й, й и й дивизии. Однако, несогласованные действия привели северную ИРА к катастрофе. Командующий й дивизией Вудс попросил отодвинуть начало операции. Спустя несколько дней он предложил провести атаку на штаб-квартиру полиции по улице Масгрейв в центре Белфаста силами мобильного отряда, а остальную часть операции провести после атаки [3, p. 127-128]. В свою очередь командование й дивизии начало операцию в срок, предусмотренный планом, 2 мая. Эти наспех произведенные изменения внесли в план путаницу и сделали коммуникацию и взаимодействие между различными единицами невозможной, как и провалили план одновременной атаки на различные объекты. С другой стороны бездействие й Северной дивизии и ситуация в й дивизии, которая раскололась между поддержкой нынешнего командира Шона Лихейна, республиканца, и прежнего командира, сторонника Договора, Джоя Суини, привели к тому, что обе дивизии, за исключением тех, кто поддержал Ш. Лихейна, не участвовали в операции. Неясны причины, по которым в последний момент Фрэнк Эйкин, командир й дивизии, приказал мобильному отряду из его дивизии отказаться от участия в атаке при взаимодействии с й дивизией, что сыграло решающую
КУЛЬТУРА. ДУХОВНОСТЬ. ОБЩЕСТВО
98 роль в провале операции. Эффект одновременной и неожиданной атаки не получился. Власти Ольстера смогли быстро отреагировать, перебросив в Ар- ма и Даун дополнительные силы специальных констеблей из Ньюри. Атака на полицейские бараки в Бэлаги, Дрэперзтауне и Колизлэнде, организованные мая й дивизией, окончились неудачей, в результате перестрелки погиб один констебль и трое других были тяжело ранены. Перед атакой ИРА перерезала все коммуникации, мосты и телефонные линии, чтобы сделать немедленную переброску подкреплений невозможной. ИРА организовала засады на группы специальных констеблей в Баллиронэне, Кукс- тауне и Эннискиллине. ИРА подожгла несколько домов, принадлежащих специальным констеблями юнионистам. Эти атаки привели к всплеску сектантского насилия. Специальные констебли организовали убийства 6, 11 и
19 мая, они врывались в дома невинных людей и расстреливали всех, кого там обнаруживали. В эти числа они убили 8 человек в населенных пунктах графств Тирон и Даун. Особенно скандальным было убийство 19 мая Джона
Хиггинса, его сына Фрэнка, Генри МакГихэна и Джеймса МакГихэна. Банда ворвалась в дом, вывела всех, находившихся там, на дорогу и расстреляла. Джеймс МакГихэн оказался американским гражданином, приехавшим к родственникам на время отпуска [9, p. 142]. К 18 мая, когда я дивизия начала операцию в Белфасте, положение й дивизии было таково, что ни о каком взаимодействии не могло быть и речи. После атак, проведенных вначале мая, я дивизия оказалась изолированной в своей области. В свою очередь атака на бараки по улице Масгрэйв закончилась неудачей. В атаке принимали участие 21 человек, включая командующего дивизией Вудса и командира бригады Белфаст МакКорли. Целью атаки был захват бронеавтомобилей, находившихся на территории бараков. Вудс писал в отчете Было 3.55 утра, когда мы только достигли безопасной зоны, к этому времени район был запружен броневиками со специальными констеблями. Они поливали улицы пулеметным огнем, и натри четверти часа район превратился в сплошное поле боя. Наши люди стреляли в ответ [цит. по 11, p. 226-227]. Очень скоро весь Белфаст стал напоминать поле боя. Сектантские беспорядки охватили город. За 2 дня оранжистские сектанты полностью разгромили дома по улицам Маунтколье, Леопольд, Уивер, Шор, Майлуо- тер, Норт Дерби, Дженнимаунт и др. В результате 19-20 мая около 220 семей католиков остались без крова, 1 тыс. беженцев достигла Глазго в течение нескольких дней. Беспорядки продолжались весь май и июнь. За период с 18 мая по 24 июня общее число погибших в Белфасте составило 82 человека, из них 52 католика [7, p. 93, 110-112]. ИРА организовала кампанию диверсий и поджогов. В результате было сожжено 82 здания в Белфасте за май- июнь, экономический ущерб составил 1 млн. фунтов стерлингов [4, p. 57, 60, др. данные (100 зданий сожжено, ущерб 1,5 млн. фунтов стерлингов) см. в
Политические институты, этнополитическая конфликтология
99 9, p. 144]. В подавляющем большинстве это были здания различных юнио- нистских организаций, предприятия, склады, поместья юнионистской элиты, железнодорожные склады и т.п.
20 мая в Ольстере вступил в силу Закон о специальных полномочиях от
7 апреля 1922 года. Пункт 23 Закона позволял военным властями полиции производить аресты и задержания без решения суда и на неопределенный срок, рейды и обыски домов. Пункт 23B предусматривал организацию лагерей для интернированных. Закон вводил в качестве наказания порку и позволял военным судами специальным трибуналам приговаривать гражданских лиц к смертной казни, запрещались собрания. На территории всего
Ольстера вводился комендантский час, который до этого действовал только в Белфасте. Закон наделял министра внутренних дел диктаторскими полномочиями. Пункт 24A запрещал республиканские организации, распространение ряда газет и литературы, за хранение которой виновное лицо могло быть отправлено в лагерь для интернированных [1, p. 289]. Этот закон стал инструментом тоталитарного режима в Ольстере, для которого был характерен террор в отношении отдельных групп населения. Невзирая на провал добиться поддержки со стороны й дивизии, я дивизия продолжила кампанию поджогов и атак на силы специальной полиции мая. Среди сожженных зданий в графствах Антрим и Даун оказался замок Шэйнз, поместье лорда О‘Нила, поместья юнионистской знати
Гэррон Тауэрз, Хоторн Хилл и Килклиф, фамильное поместье семьи Роз, железнодорожная станция в Балимене и др. подобные объекты. ИРА атаковала несколько полицейских бараков в предместьях Антрима ив Балимене, где атаки переросли в ожесточенные бои со специальной полицией. В Бан- бридже патруль специальных констеблей попал в засаду [5, p. 77-78]. 31 мая сектантское насилие в Белфасте приобрело необычайный размах. Насилие стало реакцией на убийство двух специальных констеблей небольшой группой ИРА из числа противников Договора в католическом районе Белфаста,
Милфилд. Оранжистские сектанты полностью сожгли две улицы Питерз
Плейс и Бойд, где жили католики. Группа специальных констеблей въехала в район на броневике и начала беспорядочную стрельбу из пулемета и винтовок посреди улицы, стрельба продолжалась около двух часов. Время от времени констебли стреляли в закрытые окна и двери домов, потому что на улице уже никого не было. Погром продолжился на улице Кинг, где группа специальных констеблей вломилась в закрытый паб, разграбила весь склад со спиртными учинила на месте пьяный дебош. В результате беспорядков
10 человек были убиты, из них 8 были католиками, множество людей были вынуждены бежать, спасая свою жизнь [7, p. 92]. Благодаря приказу Фр. Эйкина ИРА бездействовала в областях Арма и Южного Дауна, за это время специальные констебли беспрепятственно вошли на территорию и произвели аресты застигнутых врасплох членов ИРА.
КУЛЬТУРА. ДУХОВНОСТЬ. ОБЩЕСТВО
100 Впрочем, не все подчинились приказу Фр. Эйкина, часть дивизии перешла границу и вошла в Монахан и Лаут, область, контролируемую й дивизией. В результате бездействия й дивизии я дивизия оказалась в изоляции, деморализованная в результате раскола из-за Договора и лишенная помощи во враждебном окружении. Из й дивизии лишь я бригада продолжала борьбу, организовав несколько атаки диверсий в Белфасте, которые, впрочем, только усугубили положение католиков в столице Ольстера. Белфаст наводнили силы специальных констеблей, многие члены й дивизии были арестованы, что едва ли было удивительным после того, как вовремя мартовского рейда на Сент Мэриз Холл в руки специальных констеблей попали списки личного состава й дивизии. В ночь сна мая навесь Ольстер обрушилась волна рейдов и арестов. К 24 маю затри дня, по заявлениям Северного правительства, было арестовано 348 человек, которые ожидали отправки в лагеря для интернированных. Большинство арестованных были переправлены на корабль
«Арджента». За период с 1922 по 1924 год было интернировано приблизительно человек, хотя их точное число невозможно установить [8, p. 19,
335]. Какую часть среди арестованных составляли члены ИРА вопрос спорный, но далеко не все задержанные имели отношение к вооруженному сопротивлению. Тем не менее, аресты оказали сильное деморализующее воздействие на ИРА в Арма и Дауне. Избежавшие ареста члены дивизии не только вынуждены были отправиться в бега, но и чувствовали, что Юг предал их, оставив Северную ИРА и католическое меньшинство один на один с юнионистскими военными силами [6, p. 85]. В июне графства Южного Арма и Южного Дауна, области й дивизии, стали объектом самого ожесточенного насилия за историю совместной кампании ИРА в Ольстере. В середине июня столкновения со специальными констеблями здесь приняли характер вендетты. Своего апогея насилие достигло в событиях 14 и 17 июня. 14 июня специальные констебли похитили и убили двух католиков, не имевших отношения к ИРА, в ответ на засаду, организованную ИРА на специальных констеблей, ранее. Ответ ИРА был очень жестоким. Группа ИРА, переодевшись в униформу полиции, атаковала 17 июня шесть отдаленных ферм, принадлежащих протестантам, в районе Альтнави близ границы Южного Арма. Они бросали гранаты в окна домов и расстреляли шестерых местных жителей. Это был наихудший эпизод, связанный с сектантским насилием, за всю историю Северной ИРА революционного периода, который шокировал многих в рядах самой ИРА. Список литературы

1. Campbell C. Emergency Law in Ireland 1918-1925. – NY: Oxford Univer- sity Press, 1994. – 340 p.
2. Dail Eireann Debates (1921 – ).
Политические институты, этнополитическая конфликтология
101 3. Farrell M. Arming the Protestants. The Formation of the Ulster Special
Constabulary and the Royal Ulster Constabulary 1920-27. – L.: Pluto Press,
1983. – 373 p.
4. Farrell M. Northern Ireland: the Orange State. – L.: Pluto Press, 1992. –
405 p.
5. Hezlet A. The ‗B‘ Specials. A History of the Ulster Special Constabulary. –
L.: Pan Books Ltd., 1972. – 267 p.
6. Hopkinson M. Green against Green: the Irish Civil War. – Dublin: Gill &
Macmillan Ltd, 2004. – 322 p.
7. Kenna G.B. Facts and Figures: the Belfast Pogroms, 1922-22. –Dublin:
The O‘Connell Publishing Co., 1922. – 147 p.
8. Kleinrichert D. Republican Internment and the Prison Ship Argenta, 1922. –
Dublin: Irish Academic Press, 2001. – 384 p.
9. Lynch R. The Northern IRA and the Early Years of Partition 1920-1922. –
Dublin: Irish Academic Press, 2006. – 246 p.
10. Macardle D. The Irish Republic. – L.: Gorgi Books, 1968. – 989 p.
11. McDermott J. Northern IRA and the Belfast Pogroms 1920-1922. – Bel- fast: BTP Publications Ltd., 2001. – 322 p.
12. ‗No Surrender Here!‘ The Civil War Papers of Ernie O‘Malley 1922-1924 / ed. C. K. H. O‘Malley and A. Dolan. Dublin: The Lilliput Press, 2007. – 642 p.
13. O‘Donoghue F. No Other Law. – Dublin: Anvil Book, 1986. – 360 p.
14. O‘Malley E. The Singing Flame. – Dublin: Anvil Books Ltd., 1992. –
312 p.
15. Staunton E. The Nationalists of Northern Ireland 1918-1973. – Dublin:
The Columba Press, 2001. – 397 p. ТРАНСФОРМАЦИЯ ОБЩЕСТВЕННО-

ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ РОССИИ
© Перов Е.В.

Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации В России происходят радикальные перемены, которые охватывают все стороны жизни общества. В общественно-политической системе происходит трансформация института собственности, общественных условий жизни и социально-политического устройства общества. Управление безопасностью государства требует анализа изменений, происходящих в обществе. Входе перестройки трансформация экономиче-

Старший преподаватель кафедры Управления персоналом, кандидат экономических наук.

перейти в каталог файлов


связь с админом