Главная страница
qrcode

ЧАС СЕРЕБРЯННОГО ОРЛА, ГЛАВА 7. Посмотрим. Произнёс он, склоняясь над одним из убитых. А ведь он мог оказаться его сослуживцем другом, товарищем, братом по оружию. Но всё пошло не так. Их разделила судьба


Скачать 97.19 Kb.
НазваниеПосмотрим. Произнёс он, склоняясь над одним из убитых. А ведь он мог оказаться его сослуживцем другом, товарищем, братом по оружию. Но всё пошло не так. Их разделила судьба
АнкорЧАС СЕРЕБРЯННОГО ОРЛА, ГЛАВА 7.pdf
Дата03.01.2018
Размер97.19 Kb.
Формат файлаpdf
Имя файлаChAS_SEREBRYaNNOGO_ORLA_GLAVA_7.pdf
оригинальный pdf просмотр
ТипДокументы
#54483
Каталогnickolay_kuzmichev

С этим файлом связано 42 файл(ов). Среди них: ChAS_SEREBRYaNNOGO_ORLA_GLAVA_6.pdf, Svyatitel_Feofan_Zatvornik_-_Evangelskaya_istor.pdf, Kyerkegor_S_-_Besedy_-_2009.pdf, Robert_F_Taft_Stati_2.pdf, Chas_serebryanogo_orla.pdf, Istoria_gotov_vandalov_i_svevov_Isidor_Sevilskiy_Iz_sbornika_nau, arkhimandrit_Ioann_Manussakis_Bog_posle_metafiziki_pdf.pdf и ещё 32 файл(а).
Показать все связанные файлы
ГЛАВА Вновь выбраться на поверхность Джею довелось спустя двое суток после прошедшего боя, во главе маленького разведотряда, который должен был прочесать местность, проверить, нет ли поблизости имперских солдат и собрать уцелевшее в пожаре оружие. Место их побоища было освещено встающим из за горизонта солнцем,
Что-то, похоже, еще догорало, так как солнечный свет закрывала полупрозрачная пелена сизого дыма, а запах гари пробивался даже сквозь фильтры шлема. Тела убитых штурмовиков на выжженой земле, присыпанные свежевыпавшим снегом таки лежали на земле. Обуглившиеся от пожара скафандры местами оплавились, делая затруднительным возможность их снятия, если вдруг кому-то придёт в голову это делать. Куда дальше, Джей? – Поинтересовался Симо – светлоглазый паренёк, родом из какой-то дыры. Шлем скрывал выражение его лица, но было видно, что ему уже порядком надоело шляться по лесу.

Посмотрим. – Произнёс он, склоняясь над одним из убитых. А ведь он мог оказаться его сослуживцем. другом, товарищем, братом по оружию. Но всё пошло не так. Их разделила судьба. Один остался сражаться под знаменем Империи, под гордым профилем римского орла, а он, Джей, побратался с врагами его Родины, встав под красные знамёна рабства свободы, равенства и братства. – А ты куда-то торопишься, Симо?

Прикинь, тороплюсь. – Огрызнулся тот. – Достало, знаешь ли, без толку бродить и с трупов оружие собирать. Нахер она вообще нам нужна На складах Центра её полно. Не заводись, Симо, знаешь же, приказ начальства. – Попытался осадить его другой, высокий рыжий здоровяк Сигурд, с Фригг-3. Но бестолку, если уж Симо выходил из себя – это, обыкновенно, было надолго.

Иди тык чёрту! У нас анархия или империя номер два – Возмущенно произнёс он Джей снял с убитого шлем. Тот был довольно молоди красив. Лёгкая щетина делала его немного старше своих лета едва заметные шрамы на лице говорили что этот бой был далеко не первым для него. мертвенная бледность и потускневшие глаза, в слепом отчаянии смотрящие в небеса совсем не шли ему. Казалось, будто кто-то неудачно наложил на него грим, так неестественно это на неё выглядело.
Впрочем, может ли смерть быть естественной Разве лежит она в самой природе человека, или, быть может, является лишь какой-то временной, легко, или, напротив, тяжелопреодолимой болезнью На этот вопрос Джей не знал ответа. Он не был ни философом, ни богословом, ни вообще мыслителем. Он был убийцей. И для него смерть была вполне естественным делом,
ведь он сам неоднократно становился исполнителем, на службе Серой Госпожи. Или. её хозяином. Твою мать!Джей! Ты там уснул Или втюхался в трупак, глаз оторвать не можешь. – Симо явно нарывался. Сигурд пытался придерживать егоза плечо, но тот, похоже, этого и не замечал. – Ты, б**ть, в облаках витаешь Эй – Он дёрнул Джея за плечо. Теперь он уже не мог сдержаться. Он ненавидел, когда его торопили или отвлекали. Кулак врезался Симо в челюсть, отшвырнув его на пару метров

Ты куда-то торопишься Я могу дать тебе хорошего пинка и ты вернешься в Центр быстрее чем на квадролёте. – Бросил Джей, пока Симо вставал. Взгляду парня был бешеный. Когда он ринулся на Джея, Сигурд, обхватив того своими лапами в медвежьих объятиях, с трудом удержал его, опрокинув на землю.

Не заводись, чёрт тебя дери – Прорычал здоровяк в рыжую бороду. – Я же предупреждал, он тебя прямо сейчас пристрелить мог и ему бы никто ничего не сделал Пусть пристрелит Пусть Что, имперская свинья Вспомнил свои тоталитарные замашки Вонючий штурмовой придурок!

Эй, Симо, тихо, ты головой ушибся Ты же сам из имперцев, из
«тафи»! – В спор включился Сигизмунд. Бритоголовый крепкий парень с изумрудными глазами. он был родом с Либерты – единственной планеты, заселенной людьми, что не входила в Империю. Она находилась за пределами десятого кольца, в таких далях, что даже имперские исследовательские корабли туда редко заходили. Планету колонизировали те, кто бежал от гнева Императора или Церкви и очень скоро планета превратилась в оплот повстанческого движения.

Всё в порядке, Сигизмунд, оставь его. Я перегнул палку. – Бритоголовый отпустил бунтаря. На удивление Джея, тот не ринулся на него, стремясь немедленно убить. Симо всего лишь бросил в его сторону злобный взгляд и отряхнулся. Это лишь внешне он казался таким буяном. Чувствовалось внутри него что-то... что-то другое. Какая-то вторая, быть может, натура, вечно пребывавшая в угрюмых размышлениях и никогда не знавшая ни радости, ни веселья. не видевшая отрады нив коми нив чём.
И чем-то это напоминало Джею его самого в молодые годы. Побродив по окрестностям Центра ещё некоторое время, они вернулись вниз. При спуске Джей с интересом отметил, что вокруг входа всякого рода ловушек значительно прибавилось. Похоже, Центр ждёт гостей Помимо этого, при входе все, кто спускался в Центр с поверхности, тщательно обыскивали, будто пытаясь найти имперских шпионов под их личиной. Всё это говорило о том, что это место повстанцы обжили и покидать не
собираются, даже если придётся отражать атаки имперцев ив дальнейшем.
Глупая затея, пожалуй. На каждого убитого штурмовика приходится минимум десяток повстанцев. Такие потери просто бессмысленны, особенно, если учесть, что имперцы больше не попадут в одну и туже сеть дважды. Никаких глупых и непродуманных атак в лоб больше не будет. Скорее всего, компьютеры Центра будут перепрограммированы ИСИ в доли секунды и или просто уничтожат это логово, или впустят туда отряд ST, который зачистит всё внутри, не прилагая особых усилий. А уж когда Штабу станет известно о ведущихся тут работах по установлению контакта с Чужими – Центр и вовсе станет целью номер один. Или повстанцы совершенно рехнулись, или. или у них есть серьёзное прикрытие, крыша. Крыша из правящих верхушек Очень возможно, хотя ИСИ опять же должен свести факт их незаметной деятельности к нулю. Конечно, человеческие мысли ему неподвластны, но логически просчитать действие того или иного человека в той или иной ситуации он вполне способен. Наконец, они спустились вниз. Теперь попасть из лифта сразу на площадь было нельзя. Кабинка приводила в маленькую комнатку, освящённую красным светом аварийной лампы. В ней всегда дежурил хотя бы один человек. Кто это был – сказать было сложно, лица были скрыты под шлемами скафандров, а голос намеренно искажался динамиками, превращаясь в машинный, неживой. Тусклый красный, тревожный свет выделял в полумраке комнаты гладкую пластиковую поверхность пола,несколько простых металлических стульев, приваренных к полу, словно в тюрьмах на отдалённых от Терры планетах, стена с интерактивной панелью, на которой неспеша перелистывались, одна за другой, новости с различных концов Империи. Однако, как подметил Джей, почти все они были связаны с деятельностью агентов Восстания на этих планетах. Похоже игра, затеянная повстанцами была куда более крупой, чем это казалось со стороны. Дежурный со скучающим видом обыскал всю их группу и, забрав собранное ими у убитых оружие, открыл массивную металлическую дверь и впустил их внутрь Центра. Группа почти сразу разбрелась кто куда, оставив
Джея в одиночестве брести по ярким коридорам. Совсем скоро ноги вывели его на главную площадь. На ней за время их отсутствия, уже успели возвести довольно массивную сцену, с которой уже вещал перед огромной толпой народа, казалось, будто сюда стекся весь Центр, хотя, быть может, так оно и было, подозрительно знакомый человек, в котором Джей скоро без труда узнал Ричарда. Он говорил хорошо, было видно, что у него есть талант к ораторскому искусству. Он жестикулировал, словно так делая слова убедительнее.
Толпа завороженно слушала, как то всегда бывает, когда задело берется талантливый оратор. Невольно у Джея возникли ассоциации со старой сказкой про Гамальнского крысолова. он невольно улыбнулся, вспомнив е
Однажды водном городе, Гамельне появилось огромное количество крыс. Город буквально тонул от их нашествия и ничто не спасало от них, никакие ухищрения. Грызуны пожирали зерно, а затем даже стали нападать на кошек и собак. Тогда отчаявшийся магистрат Гамельна пообещал награду любому, кто избавит город от проклятых грызунов.
И вот, В двадцать шестой день месяца июня появился одетый в пёстрые одежды флейтист. Он пообещела избавить город от бедствия, а магистрат сказал ему, что выплатит в награду столько золота, сколько сможет унести. Тогда флейтист вынул из кармана свой волшебный инструмент и заиграл. Заколдованные крысы шли за ним до реки Везере, а затем и сгинули в ее водах.
Но магистрат платить отказался. Тогда крысолов ушли вернулся через несколько дней, но уже в костюме охотника. И вновь заиграл. Вот только вместо крыс стали стекаться к нему все дети города, а околдованные взрослые не могли ничего сделать. и увел он детей за много миль от города и больше их никто не видел. Таки Ричард сейчас напоминал ему того крысолова. Словно музыка волшебной флейты лилась его речь, а толпа, как те околдованные дети, смотрел на него с по-настоящему детским восторгом, как порой смотрит маленький ребёнок на Санта-Клауса...

В этих условиях никакое инакомыслие просто недопустимо, мы должны понимать это. Предоставленная Партией свобода. – Ричард сделал небольшую паузу, будто давая сказанному получше усвоиться в головах слушателей. При этом он так незаметно, ив тоже время, чётко, выделил слово партия, что становилось ясно, для него это слово произносится всегда с большой буквы. – Даёт каждому право соглашаться с Партией или нет, быть анархистом или нет. Но когда эта свобода оказывается под угрозой исчезновения варианта несогласен, не анархист нет. С этого дня каждый, использовавшийся свободами Центра, прибывший в нашу вольницу, обязан эту свободу отстоять. Для себя и других. Теперь все мы – анархисты, все мы – согласные, все мы – безбожники, все мы – солдаты Свободные от тиранов, церковных догм и придуманных богов солдаты-анархисты, беспрекословно согласные с каждой буквой закона единственно-святой и непогрешимой Партии Его голос взлетел ввысь, казалось, будто связки его сейчас, как перетянутая струна, лопнут, но он замолк, а толпа с раскрытыми ртами переваривала только что сказанное. Джей стоял среди них и никого, из тех кто его окружал, он не видел смущённым или несогласным с выступлением Ричарда. И только он, Джей, сметенно уставился в видимую лишь ему одному точку в полу Так вот какова свобода Согласие с волей партии Нет уж. от богов Джей и впрямь считал себя свободным, ни Езус, ни каике другие божества, ему в
его жизни нужны небыли, а Церковь он полагали вовсе опасным аппаратом. И поначалу ярое бунтарство молодых умов повстанческого движения привело его в восторг, воинствующий атеизм привлекал, желание свергнуть тиранов и поставить ИСИ на службу народу нравилось ему. Но. но речь Ричарда будто вернула его с небес на землю. Беспрекословное послушание. Хо-хо, так чем же вы, ребятки, тогда лучше Империи Там-то хотя бы не брешут о свободе. Нет-нет, это всё просто безумно И ведь никто не возразил!
В уши Джею раскатистой волной ударил шум одобрительного ропота, переходящего постепенно в гомони ор... Да. Если несогласные теперь и будут их воспримут как предателей. А ведь Ричард чётко заявил им, что их лишают свободы. А они, свободолюбцы, восприняли это как должное. Воистину, чудесна сила пропаганды Вдруг, рядом возникла фигура столь знакомой, пусть и довольно смутно, девушки в комбинезоне. Мэлви. Привет. – Улыбнулась она. – Рада, что ты живи здоров.

Привет. С чего такая радость – Усмехнулся Джей, глядя на девушку с лёгкой ухмылкой. – Помнится, совсем недавно ты едва не пустила мне в голову пучок плазмы.

Извини за тот случай. Я слишком ненавижу имперцев. Яне знала, что ты дезертир. Кстати, – Поспешила она перевести тему, – Он хороший оратор.
– Она с улыбкой кивнула на Ричарда, продолжавшего что-то вещать сосце- ны. Что-то про общего врага, единые цели, сплочённость и послушание. И отчего-то от этой улыбки Джею тоже захотелось улыбнуться. Ему было просто приятно видеть перед собой Мэлви...Что это было – он не знала когда он чего-то не знал – это начинало его смущать.

Может быть...

Он и солдат хороший. И просто человек замечательный. – Продолжала она, а в душе Джея уже разгоралось что-то вроде ревности. С чего бы Эту девчонку он видит перед собой второй разв жизни, как, в общем-то и Ричарда, так какое ему дело до того, как она относится к нему Трем более, возможно она и права насчёт Ричарда. Но что-то в нём упорно вызывало у Джея отвращение и даже гнев. Не то внешность эта до смазливого выхолощенная красота, вечно лукавый, нечестный взгляд. не то эта пропагандистская манера речи внушающая, а не повествующая, вкрадчивый голос, будто у гипно- тизёра и совершенное неумение слышать возражения. А может и вовсе, всё это в совокупности. Одним словом – Ричард Джею не нравился ипритом очень. И хвалебные слова в его адрес от Мэлви его порядком раздражали

Тебе он не нравится, потому что идейный анархист. – Вдруг заявила она. – Вам в Империи тотально промывают мозги ив каждом из нас вы всё равно видите врага. Хоть ты дезертир, хоть нет. а в душе всё равно готов вгрызться ему в глотку только зато, что он за народ, за справедливость, за
свободу, равенство и братство. – В голосе её появилась некоторая горечь.

Нет. Ничуть нет. – Начал было Джей, но Мэлви уже и не слушала, а лишь молча хмыкнув развернулась и потопала прочь.
Отчего-то возникло желание остановить е, догнать, убедить … в чём только Неважно даже, просто убедить. Но Джей остался стоять как стоял. Тут же в душе поднялась какая-то злоба. Он вновь повернулся к сцене, даже не слушая о чём там дальше вещает Ричард, просто смотря куда-то поверх него...
На кой чёрт она ему сдалась Девчонка из повстанцев, заранее приговор нная... чего он вдруг так к ней прицепился Если у него ещё есть шансы спастись, сбежать из этого дурдома, рая для душевнобольных, сказать, что Империю не предавали втесался в ряды повстанцев с целью вести шпионаж до первой воможности побега. зная штабных крыс, которым будет просто лень в чём-либо разбираться, его не только оправдают, но ещё и наградят. Тем более, если окажет соответствующую помощь Вик...
И опять его воспоминания вернулись к Вику. В тот день им попалась довольно простая жертва. Некая влиятельная дамочка помешала крупному дяде сего бизнесом, прибавку к которому он получал засчёт контрабанды. Дамочка эта что-то просекла и оказалась законопослушной где не надои большому дяде это не понравилось. Ион заплатил двум юнцам-оборванцам сдал кой задницы галактики, чтобы те её устранили. Это был почти самый их первый заказ. Совершенно простой, дамочка ничего не смыслила в собственной безопасности и несмотря на свою влиятельность, сама она ничего не решала и не значила. Первоначальный план был совершенно элементарен выследить её на какой0нибудь прогулке, подловить момент и тихо прирезать. Но, как оказалось, сделать это всё было намного сложнее, чем думалось.
Во-первых, дамочка совсем не гуляла. Она жила водной из бесчисленных башен на той планете, откуда была родом, из квартиры почти никогда не выходила, работала дома, а попасть в квартиру было невозможно чужаков-о- борванцев ни одна система безопасности не пропустила бы даже в лифт.
Во-вторых, в отличие от родной Джею планеты, здесь по улицам летали дроны. Нет, на его родине тоже они встречались, но их было так мало, что можно было даже зарезать кого-нибудь посреди дня и не быть замеченным все люди сидели по домам, не обращая внимания на что, что происходит снаружи. Здесь же эти назойливые твари кружили над тобой повсюду. Маленькие и незаметные и более крупные. они выполняли разные цели и принадлежали разным организациям военным корпорациям, полиции, частным
компаниям. Но каждый так или иначе выполнял следящую функцию и все они координировались ИСИ.
Всё это делало задание почти невозможным. Подловить жертву удалось только в космопорте. Зачем этой дамочке приспичило в тот день лететь на Терру — Бог знает, но они подловили её там. Они пасли её до самой посадки. Но возможности выполнить задание не предоставлялось. В космопорте, в закрытом помещении, контроль был ещё более сильным, чем на улице. Разумеется, на борт корабля их никто не пустил. Вик предложил пролезть в грузовой отсек, но оттуда их выволок ан- дроид, работавший грузчиком. Их выперли из здания космопорта, да ещё и пригрозили вызвать полицию, но, к счастью, на ножи у обоих внимания не обратили, приняли за обычную шпану, мелких воришек, на таких полиция даже на Терре предпочитала положить болт, пока те не борзели. Более того, не растрачиваясь на такую мелочь можно было неплохо подзаработать. Стащит такой шпанёнок мобильник у богатенького простофили-ротозея, а ты ему ещё и покажешь, где его сдать как потерянный за деньги можно. А половину денег тебе. Мелочь, но всё равно тешит корыстолюбие. Правда, с всё большей автоматизацией полиции владельцы потерянных вещей находились почти сразу и шпана стала заниматься хакерством. Но тогда охрана космопорта предпочла не морочить себе голову какими-то оборванцами...

Слу-у-ушай, Джей! – Протянул Вик. – А ведь тут рядом военная база.

Сечёшь?

Неа. – Честно помотал сальными, давно не стриженными волосами
Джей.

Ну ё. Смотри. К северу от нас военная база. Там свой космопорт. И есть истребители. Тяжёлые истребители, способные на выход в открытый космос. Теперь сечёшь?


Нет. – Задумчиво почесал репу Джей. – Ты хочешь их отвлечь, устроив там шумиху, а потом прорваться на борт?

Болван же ты, блин. – Покачал головой Вик. Частично он был прав. Мозгом команды, вечно находишим решение всех проблем был именно он, Вика Джею везло уже в исполнении всех планов. – Мы можем угнать такой истребитель. Они-то все пилотируются людьми. Ты сдурел Нас же пришибут на месте Не ссы. – Усмехнулся напарник. Уже тогда он был довольно пухлыми его полная комплекция не соответствовала задорному характеру...

Ей-Богу пришибут. Ну и хрен с ним.
Возразить Джей не сумел. ну и хрен с ним. да уж, железный аргумент Он добрались довоенной базы. Высокий забор, сплошной стеной закрывающий находящееся за ним. Совершенно гладкий, из того же сплава, из которого делают скафандры. Наверху башенки пулеметов. Автоматические и нет. Если на планете решат поднять восстание – базу никогда не возьмут. Забор невозможно сломать, он выдержит ядерный удар. А открыть можно лишь изнутри. А крупнокалиберные пулемёты, обладающие бешеной скорострельностью, искромсают штурмующих. Но был вход для посторонних. В мирное время он был отрыт в определенные часы и посчитал, что до закрытия осталось ещё четыре часа. Шанс был. Как оказалось, впускали туда лишь по пропускам. Подделать такой было попросту невозможно – ИСИ распознавал любую подделку и дверь не открывалась. Поддельный пропуск уничтожался, а владелец тут же оказывался арестован. А тем временем, судя повремени, шаттл с дамочкой уже взлетел. Еще десять минут, иона будет на уютном гражданском крейсере, лететь к Терре.

Что делать будем – Прошипел Джей сквозь зубы.

Не ссы. – Повторил Вики твёрдым шагом двинулся к двери, ведущей на территорию базы.

Твою мать Ты ч делаешь, кретин – Зашипел Джей в ухо напарнику, догнав того. Но Вик лишь молча усмехнулся и пристроился за спиной одного из посетителей. Это был высокий, довольно интеллегентно одетый мужчина. Он явно не думал обращать внимания на шпану за спиной. Он вытащил из кармана пропуски тут Вик нагло запустил тому руку в карман пиджака.

Ах ты маленькая дрянь – Он попытался схватить Вика за руку, но тот, будто уж, вывернулся из руки и отскочил, дразня посетителя. Джей не терял времени даром. Ростом он был всего чуть-чуть ниже этого мужчины и смог без труда вырвать у того из рук пропуск. Выхватить-то выхватил, но изворотливости Вика у его не было. Рука хозяина пропуска сомкнулась на его горле. Он бы непременно задушил его, Джея, но вдруг застонал. Лицо его, которое
Джей таки не запомнил, исказилось гримасой боли ион как подкошенный рухнул на землю.


Ты... пришил его?

Не, ты ч. Вырубил. Пошли. – Вик вёл себя так, будто ничего и не произошло, а ведь его, Джея, только что чуть не придушили Возмущение кипело где-то в душе, но таки не вырывалось наружу. Он провёл пропуском вдоль двери. Та мгновенно открылась. ИСИ было наплевать, чей это пропуск. От него требовали лишь проверять его наличие.
Почему-то никому не приходило в голову, что украсть его ничего не стоит. Тем временем, осталось всего пять минут...
Джей мгновенно уловил взглядом посадочную площадку. Вот там. Большой круг, на котором на равном расстоянии друг от друга стоят истребители. Внешне они были похожи на старые самолёты-истребители. К сожалению, Джей не запомнил тогда их конструкцию. Память удержала лишь вос- хищённый шёпот Вика:

Это же «Гармы»! – Они подошли к одном из истребителей. – «Гарм-
4»... последняя модификация. Разнесёт тот грёбанный шаттл в клочья одним залпом бластеров! Клянусь Богом!

Залазь. – Зло рыкнул Джей, раздражённый болтовней напарника. Его взгляд упал на наручные часы – кусок черного пластика, прилепленный к руке словно пластырь. три минуты. Эй – Вдруг раздался голос сзади. Джей уже сидел в кабине, пытаясь активировать бортовой компьютер. – Вы что там. – Безликая фигура в боевом скафандре. Штурмовая винтовка вскинута. Очередь полоснула фонарь кабины. Аве Езус! Бьёт не в Вика. Тот наконец забрался в кабину. Следующая очередь полоснула корпус. Несколько пуль прошли над головой Джея. Одна впилась в потолок над ним. Я вокруг уже сбегались солдаты. Что делать –
Джей не знал. Осталось всего полторы минуты. Он стучал поч рному экрану, пытаясь пробудить его к жизни. Тёр, будто лампу Джина, шептал каике-то команды. Ноль эффекта. А к истребителю уже мчались со всех сторон. Сейчас их просто вкинут из кабины или прицелятся получше и прикончат. Пропуск – Кричит Вик. Попробуй им. Возражать времени нет. Джей вытащил из кармана маленькую карточку. пережиток ненужной бюрократии. На Терре вся эта мишура давно ушла в прошлое. Никаких глупых карточек и всего такого. Джей прислонил карточку к экрану. О чудо Тот зажёгся. Экстренный взлёт! – Заорал Вик. Всё это заняло всего полминуты. Драгоценные полминуты. И вот один из бойцов уже подпрыгнул. зацепился за кабину. Удар Вика не причинил фигуре в скафандре никакого вреда. Ив этот миг фонарь кабины – сплошной чёрный лист металла, транслирующий пилоту всё, что находится снаружи так, как если бы был прозрачным, захлопнулся, а истребитель резко стал подниматься в воздух. По корпусу слаженно ударили длинными очередями винтовки и пулемёты. Завелось несколько истребителей наперехват. Вопиющее разгильдяйство. После этого инцидента старший офицерский состав базы был расстреляна после репрессии дошли и до правительства планеты, что до сих пор не отменила устаревшую ещё в прошлом веке систему физических пропусков...
Они летели. Чёрт подери, они летели. Перехватить их никто не успел. Заплывшее жиром руководство базы даже не поняло, что произошло, а солдаты, получив приказ ИСИ ждали подтверждение людского командования. Полностью герметичная кабина истребителя позволила им не беспокоиться ни о чём, вылетев за пределы атмосферы. А тем временем, осталось всего полминуты. Впереди показалась махина крейсера. И шаттл. Шаттл, идущий на состыковку. Но ещё не вошедший в зону поражения.
Двадцать секунд.
Макисмальная мощность двигателей. Максимальная скорость, на которую истребитель способен. Десять секунд. Прицел горит красным. Лазер уйдёт в никуда. Торпеды не на ведутся. Пули тоже не долетят. Пять. красный прицел. четыре. красный. Отчаяние почти овладело
Джеем. Шаттл состыковался. Всё. Опоздали. Два. красный. Конец. красный цвет стал самым ненавистным на свете. И вдруг кружок перед глазами
Джея сменил цвет на жёлтый. Кнопка гашетки, до этого намертво заблокированная, вдавилась под окоченевшими пальцами Джея... Один. Конец стыковки. Чем он стрелял --- Джей не помнил. Перед глазами лишь стоял яркий огненный шар, в который превратился шаттл. Ноль. Конец стыковки. Пассажиры безопасно доставлены на борт корабля. Вот только маршрут изменился. Теперь путь лежит не на Терру, а в мрачное царство тьмы и смерти.
***
Как они вернулись на планету – Джей не помнил. Перед глазами стояло торжествующее лицо Вика. Интересно, чтобы он придумал сейчас Выкрутился бы, а Вик?
Джей стеклянным невидящим взором уставился на Ричарда, а душу вдруг охватила тоска. Чужое ему тут всё. Все эти напыщенные революционные фразы, вся эта идейная чепуха. Ему чужда и Империя, се пафосной важностью и тотальным контролем. Он просто хотел тихо и мирно жить, а не разгадывать интриги папы, Сражаться с бывшими товарищами и хавать коммунистическую брехню вместе с оболваненным стадом, готовы вместе прыгать в обрыв во имя свободы, которая рабство, равенства – гнусной уравниловки всех в нищете, создающей из народа стадо, жрущее помои из общего разбитого корыта и братства Каинов и Авелей. Свобода – это ложь вонючих капиталистических свиней. Свобода – это рабство. Диктатура пролетариата – истинное освобождение. Мир – это сказка, гнусная и лживая утопия проклятых имперских свиней. Мир – это война. Война за Революцию Незнание, незнание капиталистической лжи – это сила – Голос оратора взвился, будто молотом вдалбливая лозунги головы слушателей. – Есть лишь диктатура пролетариата, вселенская коммунистическая революция, и воля партии!

ДИКТАТУРА! – Ревела толпа, – РЕВОЛЮЦИЯ ВОЛЯ!

Война – это мир, свобода – это рабство, незнание – сила МИР РАБСТВО СИЛА – Оглушительный рёв толпы. Джея окатило холодом, а волосы на голове зашевелились. Он читал книжку, где были такие
же лознуги. Абсурд, ставший истиной. Эта книжка рассказывала страшную сказку про 1984 год. Но её автор не знал, что это реализуется даже не в следующем веке. что это реализуется спустя двести с лишним лет, после напи- сния книги. Страшная сказка стала страшным настоящим. Ангсоц? Нет, господин Оруэлл. Судя по всему, уже даже не анархо-коммунизм, коим тут раньше прикрывались. И точно, Ричард продолжил. В глазах его горел дьявольский огонь безумия. Жажды власти. Рабской преданности...

Анархия больше ненужна. Заботами вождя вселенского пролетариата мы эволюционировали. Батька, славно направлявший нас на нашем пути к этой точке, позволил нам пережить трудности. Вкусить, вопреки воле Бога от запретного плода и харкнуть этому Богу в лицо Позволил проклять лживый имперский ай и добровольно уйти на землю Стал нашим змеем-искусити- лем, подарившим волю и свободу, позволил нам создать крепкий и дружный пролетариат, который установит тут власть нас Революционеров. И я не зря говорю библейскими сказками. Паписты любят нас сравнивать с героями этих бредней. А Вождя даже назвали Сатаной. Стана, говорите ДА – Безумный крик огласил площадь. – Да Ведь он восстал против Бога и не побоялся. Таки Вождь восстал против Него, созданного фантазией людей и реального для них. В глазах имперского стада мы демоны. Они сравнивают нас с падшими ангелами. Да Мы такие Мы отреклись орт ваших догм Как птица феникс, рабочий класс умер, задавленный капиталистами, но вспыхнул очистительным пламенем анархии, зажженным батькой и молодыми и несогласными ребятами, и вот сегодня я официально, от лица Партии и Вождя заявляю – феникс возродился. Пепел анархии осели развеялся по ветру. А феникс расправил стальные крылья рабочей диктатуры и взмыл в небо, против лживой свободы. Нет свободе – Джея передернуло. После этой речи в душе его поднялась волна животного ужаса. Хотелось завыть, как раненный волк, заскулить, бежать отсюда , поджав хвост, забиться в угол и рыдать, содрогаясь в конвульсиях от ужаса и отчаяния. Казалось, что уж последняя фраза – чистейший абсурд, порвёт гипноз, кто-нибудь возмутиться. но нет.

УРА! УРА УРА – Огласил рёв площадь. Нет свободе – Повторил Ричард. НЕТ СВОБОДЕ – Ответила толпа. казалось, отер ва сейчас рухнул стены, треснет сама планета. Безумие Господи, они же готовы признать и повторить что угодно!

Простите, – Обратился Джей к мужчине, стоящему справа от него, – Что он такое говорит Ведьмы дерёмся за свободу. за свободу рабочего класса Свобода – это рабство Рабство Понимаешь – Мужчина с бешенством смотрел на него. – Мы, по-твоему, за рабство воюем А,ублюдок?! Или мы, по-твоему, совсем ничего не понимаем Простите. – Промямлил Джей в ужасе. – Я, наверное, задумался и не
уловил части сказанного. Задумался Сегодня ты думаешь, завтра ты начинаешь иметь собственное мнение, послезавтра уже сомневаться, а потоми не соглашаться с
Вождём! – Рявкнул мужчина, отворачиваясь обратно к сцене и враз забывающий обо всём...
Сказанное повергло Джея в некоторый шок. Боже, неужели это не сон Может он там и уснул, глядя в лицо убитому имперцу, и это всему снится И вот сейчас пнёт его Симо и обматерит. Врежет, быть может. Пожалуйста. – Прошептал Джей. К счастью, за рёвом толпы его никто не услышал. – Сон. – Проскулил он. Нонет. Это был не сон. А настоящая реальность. Во всех сторон в воздух взвились знамёна... нонете, старые. Эти тоже имели красный цвет. Но никаких шестерёнок более не было. Лишь сплошное красное полотно и золотой кулак в окружности посередине.
Толпа шелохнулась, уводя Джей за собой. Что происходило – он не очень понимал.

Раздача! Оружия – Раздавался усиленный микрофонами голос. – Солдатам, пройти к командирам своих рот!
Кто-то выдернул Джея из толпы.

Начинается. – Это был Коллинз. – Всё. Конец мирному существованию и переговорам с Империей. Начинается настоящая война. Похоже, с Чужими смогли договориться. Начинается настоящая война. Эта толпа – лишь малая часть. Ячейки Объединённого Социалистического Государства есть почти везде, даже на Терре. Подпольно существовали много лет. Сегодня все ячейки были собрания своими лидерами на собрания. На которых им транслировали эту речь. Агенты ОСГ из Штаба снабдят всех оружием. Восстания вспыхнут повсюду. На Терре и еще много где тут же захлебнется кровью, но напугает Империю. Это подстегнёт их к действию, но Вождь не понимает.


Я ничего не понимаю. Что зач рт Какая война, какое государство, какой вождь У него имя-то есть?

Глобальная, Джея, глобальная война. Гражданская. ТО. Ты прослушал Ричард объявило создании Объединенного Социалистического Государства. Прямо сейчас последние солдаты Империи гибнут под пулями. ST покинуло планету. Эллада-4 теперь вся наша. Имя А есть оно у Императора Великие люди внезапно разлюбили имена. Ведь точно также звали, зовут и будут звать ещё кучу простых смертных. У них теперь титулы вместо имён...

Нихера... не понимаю. ИСИ это всё утопит в крови.

ИСИ? Он должен был подавить восстание в первый же день. Каратели выжгли бы планету. Или армия или ST, нов течение первой же нежели ту все было бы спокойно. ИСИ … я не знаю, что с ним. Но ничего он не сделает.
Всё, друг. Конец всему.
Не может быть...

Может. ОСГ оттяпает себе пол-Империи точно. То уже не скрывается. Здесь все с промытыми мозгами. Пошли. – Он повёл совершенно сбитого столку Джея в какой-то малозаметный коридор. Интерактивные стены его уже демонстрировали пропагандистский ролик. Тысячи солдат, с красными нашивками, под красными знамёнами. Всполохи лазеров, зарева пожаров. Разрушенный Ватикан. Разрушенный Дворец Императора. Руины Собора св. Петра, над которыми зловеще реет золотистый кулак. Чёрная земля, багровые тяжёлые тучи на небесах, танки и бесчисленные орды солдат революции. глубокие рвы, в которых кучей изломанных мёртвых тел свалены женщины, мужчины, дети, старики. такие же рвы, нос ещё живыми, пытающимися вырваться жертвами. и странного вида работ, напоминающий скорее танк, заливающий ров с живыми людьми бетоном....

Вот что они будут делать с врагами нового порядка. – Горько сказал
Коллинз, не останавливаясь и даже не сбавляя шага. – Всё разрушить и создать новый мир. И ведь всем это нравится. Все довольны. – Наконец, они вышли на еще одну площадь, куда меньше Главной. Тут тоже повсюду были знамёна... Вдруг, в дальнем её конце, Джей увидел десяток бойцов, ведущих впереди себя четверых пленников. У всех были завязаны глаза и закованы в наручники руки. И, судя по вялой походке, каждому ввели психотропное вещество, подавляющее волю, что так часто любили использовать ив Империи.
Коллинз буквально тащил Джея за руку, но тот таки извернулся, чтобы заглянуть в лицо одному из пленников. Игорь – Ближайший боец недоумённо посмотрел на Джея. Коллинз резко дёрнул Джея за руку, оттаскивая.

Там был. один мой знакомый Надо вернуться Его надо вытащить!

Насрать.. – Отрезал Коллинз. – Нас расстреляют тут жена месте, без суда и следствия, по закону военного времени и всё. А друзьям твоими таки так крышка. Всё, пошли.


Какого... куда мы вообще?

Сюда. – Они завернули за угол, заходя в открытую, полутёмную ком- нату...
Пустой стеллаж для книг, койка и голые стены – вот и сё помещение. Едва светящаяся лампочка выхватывала на полу пятна крови, но Джей был слишком ошарашен всем произошедшим, чтобы зацикливаться на них.

А теперь слушай. Тебя объявили подозрительной личностью. Это значит, что за тобой установлен пристальный контроль. За тобой будут постоянно следить, где бы тыне был. Все будет записываться. Забудь обо всём. О этом своём Игоре, друзьях и прошлом. ТЫ сомневаешься – значит ты враг. Слава Езусу, покаты еще в разряде думающих. Сегодня ты думаешь, завтра ты имеешь собственное мнение, послезавтра уже сомневаешься

Джей похолодел, вспомнив выпученные глаза того безумца, чьи слова сейчас повторил Коллинз.

Пока что ты всего лишь уличён в размышлениях. Не дай Бог Не дай Бог, они заметят за тобой проявления собственного мнения на тот, или иной момент. Ты должен думать как гражданин ОСГ. Ты должен думать то, что требует думать Партия. Ты должен говорить то, что требует говорить Партия. Ты должен делать то, что она говорит делать. Не больше и не меньше. Ты должен забыть слова личность, частное, человек. теперь есть лишь общество, общественное и граждане. С этого момента твоего Яне существует. Существует Мы. Ты – часть единого механизма ОСГ. Общество – тело, Партия – мозг.

Но...

Запомнил? Если нет – тебя устранят. Уличат в отклонении от общественного мнения – объявят врагом народа и пособником Империи. Тебя задавит общество. Расстреляют твои же соратники. Уличат в несогласии. тебя приравняют к имперцам. Яму с людьми, залитую бетоном помнишь Вот такое же ждёт тебя. Показательная и публичная казнь. Ты можешь думать что хочешь, но вести ты себя должен как все. Чтобы никто не заподозрил. Я временно даю тебе увольнительную. В армии слежка в разы сильнее. В обществе будет легче свыкнуться. Я постараюсь объяснить агентуре, что ты пришёл недавно и не успел полностью ко всему привыкнуть. Тогда тебе дадут шанс, время свыкнуться. Даже помогут освоиться, стать частью обще- ства...

Я... я не хочу так!

Хочешь-не хочешь. И не жалей, что бежал из Имепреии. Там скоро начнется такое же. Помяни моё слово, все тоталитаризм одинаковы. Будь то диктат пролетариата или Императора. И помни – ты нигде не в безопасности. Нигде. Но вне армии у тнбя хотя бы будет шанс не загреметь на передовую. Удачи. – Он развернулся и вышел из комнаты, оставив Джея одного, сидеть и обрабатывать полученную только что информацию

перейти в каталог файлов


связь с админом