Главная страница
qrcode

Аарон Розенберг - Потоки Тьмы [3]. Потоки тьмы Пролог 1


НазваниеПотоки тьмы Пролог 1
АнкорАарон Розенберг - Потоки Тьмы [3].doc
Дата16.10.2017
Размер3.05 Mb.
Формат файлаdoc
Имя файлаАарон Розенберг - Потоки Тьмы [3].doc
ТипДокументы
#42832
страница1 из 24
Каталогleo_north

С этим файлом связано 27 файл(ов). Среди них: Кристи Голден - Раскол. Прелюдия к Катаклизму[8].doc, Кристи Голден -Повелитель кланов [5].doc, Аарон Розенберг - По ту сторону Темного Портала[4].doc, Eko_U_Kak_napisat_diplomnuyu_rabotu.pdf, Аарон Розенберг - Потоки Тьмы [3].doc, GINZBURG_K_Syr_i_chervi.pdf, Zakharov_A_Kak_napisat_i_zaschitit_dissertatsiyu.pdf и ещё 17 файл(а).
Показать все связанные файлы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   24

Потоки тьмы




Пролог 1




Настал рассвет, но туман все еще покрывал землю. В сонной деревне Южнопобережье люди уже встали, но они еще не могли видеть свет солнца, хотя и знали, что ночь уже близиться к концу. Туман охватил все вокруг, нависнув над простыми деревянными домами и скрывая море, которое, как все жители прекрасно знали, находится прямо у края их города. Хотя они не могли его видеть, они могли слышать звуки волн, ударяющих о берег, обтекая вокруг единственного дока в поселении.

Затем они услышали что-то еще.

Оно прибывало медленно и равномерно, плывя через туман, издавая раскатистый звук, в котором нельзя было опознать ни его источник, ни направление. Оно шло по суше позади них или с моря перед ними? Были ли это просто волны, ударяющие о берег сильнее, чем обычно, или сквозь туман шел дождь, или фургон какого-то торговца катился по твердой грязной дорожке? Прислушиваясь внимательно сельские жители, наконец, поняли, что странный неизвестный им звук идет с воды. Побежав к берегу, они вглядывались в туман, пытаюсь узреть через его мрак. Что это был за шум, и что идет вместе с ним?

Медленно туман начал перемещаться, как будто подталкиваемый этим звуком. Смог усилился и потемнел, а затем темнота приобрела форму - волны, мчащаяся к ним. Сельские жители побежали в обратном направлении, кое-кто из них вскрикнул. Они были мастерами воды, эти люди рождались и умирали рыбаками, но эта волна не была водой. Она перемещалась совсем не так, как вода. Это было что-то иное.

Темнота продолжала нарастать, и вместе с туманом усиливался и звук. И, наконец, он явился из тумана, проникнув сквозь его завесу, и разделился на множество смутных силуэтов. Корабли. Много, множество судов. Жители деревни понемногу расслабились, лодки они знали и понимали, и всё же они оставались настороженными. Южнопобережье было тихой рыбацкой деревней. У ее жителей была дюжина маленьких лодок, не больше, и за свою жизнь они видели, возможно, еще дюжину других. И вдруг к ним внезапно приближались сотни судов. Что это означало? Мужчины схватили короткие деревянные дубины, ножи, шесты с крюком, даже утяжеленные сети, все, что попадалось к ним под руки. И они напряженно ждали, наблюдая, как корабли приближались все ближе. Еще больше судов появлялось из тумана, и с каждым новым рядом кораблей этой бесконечной процессии сельским жителям становилось все неуютнее. К ним приближались уже не сотни, а тысячи, здесь была целая нация, больше судов, чем они когда-либо видели прежде! Откуда могло прибыть столь много кораблей? Зачем они плыли все вместе? И что их привело в Лордерон? Мужчины сильнее сжали свое оружие в руках, дети и женщины скрылись в своих домах, но, тем не менее, кораблей становилось все больше и больше. В воздухе уже проносился отчетливый звук множества весел, работающих в одинаковом темпе.

Первое судно выкатилось на берег, и только теперь сельские жители смогли разглядеть тех, кто плыл на корабле. Они снова расслабились, хотя их замешательство и беспокойство возросли. Там находились мужчины, женщины и даже дети, судя по росту, и с бледной, и с загорелой кожей, с волосами всех привычных оттенков. Они не были монстрами или иными расами, о которых деревенские слышали, но никогда не видели. И при этом они не казались готовыми к сражению, поскольку большинство из них явно не были воинами. По крайне мере это не было вторжением. Это больше всего было похоже на бегство от какого-то ужасного бедствия, и чувства сельчан сменились от страха к симпатии. Что могло согнать целую нацию в море?

Еще больше кораблей достигло берега, и из них начали выходить люди. Некоторые с плачем развалились на скалистом пляже. Другие стояли и глубоко вдыхали воздух, радостные от своего расставания с водой. Туман начал рассеиваться, утреннее солнце пробилось через него своими тонкими пучками, которые быстро исчезли, сменившись сильными лучами, и жители Южнопобережья смогли разглядеть все ясно. Те люди не были армией. В самом деле, многие из них были женщинами и детьми, и многие были плохо одеты. Многие были тощи и слабы. Они были просто людьми. Люди, пережившие бедствие, многие из них были столь переутомлены, что могли только стоять или идти спотыкаясь.

Как бы то ни было, некоторые из них были в броне. Один из них, с ведущего корабля, отправился к собравшимся сельчанам. Он был большим, крепким мужчиной, почти лысым, с толстыми усами и бородой, и сильным строгим лицом. Его броня явно знала много битв и сражений, а из одного плеча виднелась рукоять огромного меча. Но в его руках было не оружие, а двое маленьких детей, и еще несколько шли рядом с ним, цепляясь за броню воина, его ремень и ножны. Рядом с ним шел странный человек, тоже высокий и широкоплечий, но стройный, беловолосый, но с волевой походкой. Он был одет в разодранную фиолетовую робу и нес изношенный рюкзак, поперек одного своего плеча он держал ребенка, другой рукой он вел второго. Вместе с ним шел и третий, коричневолосый и коричнеглазый юнец, едва осознающий происходящее, держась одной рукой за плащ большого мужчины, словно маленький ребенок, отчаянно цепляющийся за руку родителя. Его одежда была дорогая, но она насытилась морской солью и была вся изношена.

“Приветствую и благодарю за встречу!” - прокричал воин, приближаясь к сельским жителям. Его широкое лицо было мрачно. “Мы беженцы, бегущие от страшной, ужасной войны. Я прошу Вас о любой еде и напитках, которыми Вы могли бы поделиться, и убежища, если Вы можете, для наших детей”.

Сельские жители поглядели друг на друга, затем кивнули, опуская оружие. Они не были богатой деревней, но и бедными не слыли, и вряд ли они стали чувствовать себя лучше, если бы отказали в помощи детям. Мужчины подошли и взяли детей у воина и одетого в фиолетовое мужчины, они повели их в церковь, их наибольшее, самое крепкое строение их деревни. К ним уже торопились деревенские женщины с горшками овсянки и тушенки. Скоро беженцы разместили лагерь в церкви и вокруг него, они ели и пили, делясь пожертвованными одеялами и пальто. Настроение было бы праздничным, если бы не горе, отпечатавшее в лице каждого.

"Спасибо - сказал воин главе поселения Маркусу Редпату. - Я знаю, что Вы не можете поделиться с нами большим, но я благодарен за то, что Вы дали нам”.

“Мы не позволим, чтобы женщины и дети страдали” - ответил Маркус. Он нахмурился, изучая броню своего собеседника и его меч. “А теперь скажите мне, кто Вы и почему Вы здесь?”

“Меня зовут Андуин Лотар, - заявил воин, проведя рукой по лбу. - Я - я был Рыцарем, Чемпионом Стормвинда”.

“Стормвинд? - Маркус знал об этой нации. - Но он на другой стороне моря!”

“Да, - печально кивнул Лотар. - Мы плыли в течение многих дней, чтобы достигнуть этой земли. Мы находимся в Лордероне, не так ли?”

“Да, - прокомментировал одетый в фиолетовую робу, впервые взяв слово. - Я узнаю эти земли, но не эту деревня". Его голос был удивительно силен для старца, вот только его волосы и морщины на лице говорили о его преклонном возрасте. Если не это, то он казался бы совсем молодым.

“Это Южнопобережье”, - сказал им Маркус, осторожно уставившись на бородатого молодого человека. “ Вы - из Даларана?” - наконец, спросил он, пытаясь сохранить свой тон беспристрастным.

“Да, - признался незнакомец. - Но не бойтесь: я отбуду туда, как только мои компаньоны смогут отсюда уйти”.

Маркус постарался не показывать свое облегчение. Волшебники Даларана были сильны, и он слышал, что король считал их своими союзниками и советниками, но сам Маркус предпочитал держаться подальше от этой трюкаческой магии и тех, кто ею обладает.

“Мы не должны задерживаться, - согласился Лотар. - Я должен немедленно поговорить с королем. Мы не должны дарить время Орде и ждать, когда она снова сдвинется с места”.

Маркус не понял, о чем они говорили, но он признал безотлагательность тона коренастого воина. “Женщины и дети могут на время остаться здесь, - уверил он их. - Мы позаботимся о них”.

"Спасибо, - искренно поблагодарил Лотар. - Мы отошлем еду и прочие припасы обратно, как только дойдем до короля”.

“Чтобы достигнуть Столицы потребуется время, - указал Маркус. - Я пошлю кого-нибудь вперед на быстрой лошади, чтобы предупредить их о вашем подходе. Что Вы хотите передать?”

Лотар нахмурился. “Скажите королю, что Стормвинд пал, - произнес он тихо, спустя секунду молчания. - Принц - здесь, как и многие из его людей, которых удалось спасти. Нам нужны припасы и быстро. И мы принесли ему серьезные и срочные новости”.

Глаза Маркуса расширились от такого списка неприятностей, его взгляд быстро обратился к молодому юнцу, стоящего возле большого воина, но он быстро отвел глаза, чтобы не показаться грубым. “Будет сделано”, - заверил он их и отошел, чтобы отправить в путь одного из сельчан, который. Выслушав послание, тут же кивнул и вскочил на соседнюю лошадь, исчезнув из виду прежде, чем глава успел сделать два шага обратно к церкви.

“Вильям - наш самый лучший наездник, и его лошадь самая быстрая в деревне, - заявил Маркус двоим. - Он достигнет Столицы быстрее Вас и передаст ваше сообщение. Мы подготовим лошадей и немного пищи на дорогу для Вас и Ваших компаньонов”.

Лотар кивнул: “Спасибо”. Он повернулся к мужчине в фиолетовых одеждах. “Собери тех, кто пойдет с нами, Хадгар, и подготовь их. Мы уезжаем как можно скорее”. Волшебник ответил тем же кивком и побрел к самой близкой группе беженцев.

Несколько часов спустя Лотар и Хадгар оставили Южнопобережье вместе с принцем Варианом Ринном и шестьюдесятью мужчинами. Многие пожелали остаться, по болезни, усталости или просто из-за опасения, страха и желания зацепиться за то немногое, что осталось у них. Лотар не мог не позавидовать им. Часть его жалела, что он тоже не может остаться в этой маленькой рыбацкой деревеньке. Но у него было срочное дело, которое обязательно нужно было выполнить. Как всегда.

“Как далеко до Столицы?” - поинтересовался он у Хадгара возле него. Сельские жители предложили им несколько своих лошадей и телег, которых оказалось более чем достаточно. Лотар в начале не хотел принимать столь щедрое предложение, но, в конце концов, он уступил, понимая, что эта помощь неизмеримо ускорит их передвижение. А время имело значение.

“Несколько дней, возможно неделя, - ответил волшебник. - Я не очень хорошо знаю эту часть страны, но я помню ее по картам. Мы должны увидеть шпили города, самое большее, через пять дней. Мы пройдем через лес Серебреных Сосен, одно из великих чудес Лордерона, по окраине озера Лордемер. Город расположен на его северном берегу”.

Хадгар снова затих и задумался, и Лотар, воспользовавшись моментом, внимательно оглядел своего компаньона. Он волновался об этом юнце. Когда они впервые встретились, он был впечатлен самообладанием волшебника, его самоуверенности, при его-то молодом возрасте! Хадгару было всего лишь семнадцать, все равно, что мальчишка, и уже полноценный волшебник - первый и единственный, которого Медив соизволил взять в ученики! Последующие события показали Лотару, что Хадгар был сообразителен, упрям, сосредоточен и очень приветлив. Ему нравился этот мальчишка, с самого начала он почувствовал, что он подружится с этим волшебником, как было тогда, с Медивом. Но после событий в Каразане...

Лотар содрогнулся, вспомнив тот уродливый кошмарный конфликт. Он вместе с Хадгаром, полуорчихой Гароной и горсткой людей пошли против Медива. Хадгар нанес смертельный удар своему учителю, поскольку это было необходимо, но именно он, Лотар, отсек голову своего старого друга, голову, которую он защищал так много раз, когда они были молоды. Тогда, когда он, Медив и Ллейн были друзьями и компаньонами.

Лотар встряхнул свою голову, чтобы согнать выступающие слезы. Много раз в его длинном морском путешествии одолевали эти мысли, и он до сих пор чувствовал, как боль, гнев и горе захватывают его целиком. Ллейн! Его лучший друг, его компаньон, его король. Ллейн, с его доброй улыбкой, смеющимися глазами и колким языком. Ллейн, который привел Стормвинд к золотому веку, и потом наблюдал, как все было растоптано орками, Ордой, несущейся по земле и разрушающей все на своем пути. А потом он обнаружил, что за все это был ответственен Медив! Что это его магия помогла оркам придти в этот мир, привела их к Стормвинду! Что обернулось не только уничтожением королевства, но и смертью Ллейна! Лотар едва сдержался от крика, вспомнив все то, что он потерял, чего лишился его народ. Но затем он взял себя в руки, как он делал много раз в течение своей поездки к берегам Лордерона. Он не мог позволить себе уступить этим эмоциям. Его люди нуждались в нем. Как и люди этой земли, хотя они еще того не знали.

Как и Хадгар, Лотар все еще не понимал, что точно случилось в Каразане той ночью. Возможно, он никогда не поймет этого. Но, так или иначе, в пылу битвы с Медивом Хадгар изменился. Его молодость украли, его тело противоестественно состарилось. Теперь он выглядел как старик, намного старше самого Лотара, хотя Хадгар был моложе его почти на четыре десятка лет. И Лотара волновало, что еще случилось с молодым волшебником.

Хадгар, со своей стороны, слишком углубился в свои мысли, чтобы заметить, как на него обеспокоено смотрит его компаньон. Старомолодой волшебник замкнулся в себе, хотя его мысли бежали в том же направлении, что и его соседа. Он вновь переживал то сражение в Каразане, и вновь испытывал то ужасно мучительное чувство, когда Медив вытягивал из него его магию и юность. Потом магия вернулась, благодаря его обучению он стал даже еще сильнее в ней, чем прежде - но его молодость безвозвратно ушла, покинула его раньше времени. Теперь он был стариком, по крайней мере, по внешности. Он все еще чувствовал себя крепким и бодрым человеком, в нем как всегда было много сил, выносливости и проворства, но его лицо было иссушено, глаза осевшие, а волосы и небольшая бородка полностью седыми. Хотя ему теперь было девятнадцать, Хадгар знал, что он выглядел в три раза старше, если не более. Он был похож на того старца в своем видении, состарившейся версией самого себя, благодаря магии башни Медива. Тот старый человек должен был когда-то умереть под лучами странного красного солнца вдали от дома.

Хадгар также не раз анализировал свои эмоции, те самые, которые стали посещать его после смерти Медива. Тот человек был воплощением зла, на нем лежала ответственность за приход оркской Орды в их мир. И все же, на самом деле, он и не был человеком. Медив был одержим титаном Саргерасом с тех пор, как его мать победила темного исполина тысячелетия тому назад. Саргерас не погиб, лишь его тело, сам он скрылся внутри матки Эйгвинн, вселившись в ее будущего сына. Медив не был виноват за свои поступки, и его предсмертных слова Хадгару доказали, что маг до последнего боролся со злом внутри себя в течение многих лет, возможно, всю свою жизнь. Хадгар даже столкнулся со странным фантомом своего погибшего мастера, сразу после захоронения тела, и тот Медив утверждал, что он прибыл из будущего и был, наконец, очищен от скверны Саргераса. И все благодаря Хадгару.

Так что же он должен чувствовать? Хадгар всегда задавал себе этот вопрос. Ему должно быть грустно, что его учитель умер? Время от времени он очень скучал по Медиву, конечно, мир многое потерял, когда умер последний Хранитель. Должен ли он гордиться той ролью, которую он сыграл в его освобождении и изгнании Саргераса из этого мира? Должен ли он злиться за то, что сотворил Медив с ним и другими? Или восхищаться тем человеком, что мог сопротивляться влиянию титана столь долго?

Он не мог ответить на эти вопросы. Мысли у Хадгара шли кувырком, а сердце бешено стучало. В дополнении ко всем мыслям о Медиве были и другие. Он был дома. Он вернулся на свою родину, назад, в Лордерон. Причем не так, как он ожидал. Когда он уезжал на учебу к Медиву по приказу своих предыдущих мастеров Даларана, Хадгар и не думал, что вернется, пока он сам не станет мастером в магии. Он считал, что он прилетит обратно на грифоне, как преподавал ему Медив, и будет кружиться над Фиолетовой Цитаделью, чтобы все его бывшие преподаватели и товарищи смогли поразиться его мастерству. Вместо этого он ехал на рабочей лошади возле бывшего Чемпиона Стормвинда, ведя за собой отряд мужчин, больше похожих на бродяг, чтобы поговорить с королем о сохранении мира. Хадгар воздерживался от смешка. Хорошо, по крайней мере, их приход будет выглядеть драматически, подумал он. Наверняка его старые преподаватели и друзья оценят это.

“Что мы будем делать, как только мы доберемся до города? - спросил он Лотара, поймав врасплох стареющего воина. Однако его компаньон быстро опомнился и посмотрел прямо в те разоружающие темно-синие глаза, в которых мимолетом отразились все стенания воина, но которые были тут же спрятаны.

“Мы пойдем к королю”, - коротко ответил Лотар. Он поглядел на подростка, который тихо ехал рядом с ними, и схватился за рукоять находящего позади его огромного меча, украшенного драгоценными камнями и золотом, мерцающими даже при свете дня. “Хотя Стормвинд потерян, Вариан все еще принц, а я - все еще Чемпион. Я один раз встречался с королем Теренасом, много лет назад, возможно, он узнает меня. Конечно, он будет знать про Вариана, посыльный, помимо нашего прибытия, расскажет своему королю и об этом. Теренас даст нам аудиенцию. И затем мы расскажем ему, что случилось, и что нужно сделать”.

“А что мы должны сделать?” - опять спросил Хадгар, хотя он уже знал ответ на вопрос.

“Мы должны собрать правителей этой земли, - разразился Лотар, как и подумал Хадгар. - Мы должны заставить их увидеть опасность. Ни одна нация не может оставаться сама по себе, только не против Орды. Моя страна уже попыталась справиться одна, и потому она теперь потеряна. Мы не можем позволить, чтобы это случилось снова и здесь. Люди должны объединиться и бороться!” Его руки крепко сжали узды лошади, и Хадгар мог снова наблюдать за сильным воином, который вел армии Стормвинда и охранял его границы в течение очень многих лет.

“Будем надеяться, что они послушают нас, - мягко заметил Хадгар. - Ради общей пользы”.

“Они послушают, - уверил его Лотар. - Они должны!” Ни один из них не сказал, о чем они думали. Они видели мощь Орды. Если нации не объединяться, если их правители откажутся замечать опасность, то они падут. И Орда пронесется и по этой земле, как она пробежалась по Стормвинду, не оставляя ничего.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   24

перейти в каталог файлов


связь с админом