Главная страница
qrcode

Аарон Розенберг - Потоки Тьмы [3]. Потоки тьмы Пролог 1


НазваниеПотоки тьмы Пролог 1
АнкорАарон Розенберг - Потоки Тьмы [3].doc
Дата16.10.2017
Размер3.05 Mb.
Формат файлаdoc
Имя файлаАарон Розенберг - Потоки Тьмы [3].doc
ТипДокументы
#42832
страница24 из 24
Каталогleo_north

С этим файлом связано 27 файл(ов). Среди них: Кристи Голден - Раскол. Прелюдия к Катаклизму[8].doc, Кристи Голден -Повелитель кланов [5].doc, Аарон Розенберг - По ту сторону Темного Портала[4].doc, Eko_U_Kak_napisat_diplomnuyu_rabotu.pdf, Аарон Розенберг - Потоки Тьмы [3].doc, GINZBURG_K_Syr_i_chervi.pdf, Zakharov_A_Kak_napisat_i_zaschitit_dissertatsiyu.pdf и ещё 17 файл(а).
Показать все связанные файлы
1   ...   16   17   18   19   20   21   22   23   24

Глава 22



“НЕТ!” - cлово вырвалось из уст Туралиона, и он протолкнулся сквозь толпу и пал на колени пред телом своего героя, своего наставника, своего лидера. Тогда он пристально посмотрел на орка, нависающего над ним, и что-то внутри него передернулось.

Многие месяцы Туралион боролся со своей верой, мучаясь от одного-единственного вопроса: Как Святой Свет мог объединять всех существ, все души этого мира, когда в нем существовало такое жестокое, такое чудовищное, и просто такое злое племя, как Орда? Не способный сопоставить эти два факта, он потерял в себе учение Церкви, и с завистью наблюдал, как Утер и другие паладины благословляли и несли Свет с усердием, которое, как он знал, ему не доступно.

Но то, что только что сказал этот орк, этот Думхаммер, внедрилось в его подсознание, и Туралион пытался осознать это. “Пока ваш мир не станет нашим!” - злорадствовал Вождь Орды. “Ваш мир”, а не “наш мир” или даже “этот мир”.

Это и был ответ.

Конечно, он знал о Портале Тьмы – Хадгар упомянул о нем, когда расписывал угрозу орков, и после этого о нем пару раз еще упоминали. Но он, почему-то, полностью не осознавал этого. До сего момента.

Орки были не из этого мира.

Они были чужды этому миру, этому плану бытия. Они прибыли сюда откуда-то, и их поддерживали демоны извне.

Святой Свет действительно объединял всех существ этого мира. Но орки к ним не относились.

И это значило, что его задача ясна. Он должен был принять Святой Свет и использовать его благодать, чтобы очистить мир от угроз извне и держать порядок внутри.

Орки чужды этому миру. И это значило, что он мог скинуть их без угрызений совести.

“Во имя Света, ваше время здесь истекло!” - крикнул он, вставая на ноги. На него спустилось сияние, столь лучезарное, что орки и люди не могли на него смотреть. “Вы не от мира сего, не от Святого Света! Вам не место здесь! Прочь!”

Вождь Орды скривился, и, заслоняя глаза рукой, двинулся назад. Туралион использовал момент, чтобы вновь пасть на колени пред телом Лотара.

“Уходи со Светом, друг мой”, - шепнул он, проводя пальцами по разбитому лбу Чемпиона. Его слезы смешались с кровью на лбу мертвого воина. “Ты заработал место среди лика святых, и Свет примет тебя в объятия”. Чисто-белая аура возникла вокруг тела его мертвого друга, и тот показался ему умиротворенным, спокойным или даже радостно-спокойным.

Тогда Туралион вновь стал на ноги, держа в руке рукоять разрушенного Великого Меча. “А ты, грязная тварь, - сказал он, обращаясь к ослепленному Думхаммеру. – Ты заплатишь за все злодеяния против сего мира и его народов”.

Думхаммер, должно быть, признал угрозу в его голосе, поскольку начал размахивать своим молотом, чтобы предотвратить возможный удар. Но Туралион, державший осколок меча обоими руками, во вспышке света опустил оружие…

…и разрушенный меч ударил по черной каменной головке молота, и его тяжелая деревянная ручка ускользнула от рук хозяина. Молот безобидно упал где-то в стороне. Думхаммер, поняв, что случилось, расширил глаза, а затем закрыл их, и, преклонившись, стал ждать последнего удара.

Но в последний миг Туралион повернул лезвие плоской стороною. Думхаммер упал, сначала на колени, затем повалился рядом с телом Лотара, хотя Туралион видел, как тот тщетно пытается подняться.

“За свои злодеяния ты предстанешь перед судом”, - сказал он орку, к тому времени потерявшему сознание. “Тебя приведут в Столицу в цепях, - сказал он, и аура света вокруг него сияла ярче солнца в погожий день. – Лидеры Альянса решат твою судьбу, и там же ты признаешь свое поражение”.

Теперь он повернулся к другим оркам, недвижимым от столь поразительного поворота событий, глядя как их Вождь одержал сначала несомненную победу, а затем – сокрушительное поражение. “Но вам повезет не на столько”, - интонировал Туралион, и свет сиял из его рук, головы, глаз. Чернокамень позади него побледнел от его силы, властью, исходящей из его тела. “Вы умрете здесь, как и вся ваша раса, и этот мир избавится от вашей заразы раз и навсегда!” И с этим он ринулся в бой, ослепляя солнечным светом с каждым движением. Его клинок поразил горло орка до того, как он понял, что к чему, и тот упал в лужу собственной крови, тогда как Туралион подбежал к остальным полуослепленным воинам Орды.

Это сломало паралич, и орки, наконец, пришли в себя. Утер и паладины Серебреной Длани присоединились к толпе во время поединка Лотара и Думхаммера, и теперь бежали вперед, следуя за товарищем, вокруг них возникли ауры света, и они углубились в ряды Орды.

Сражение прошло на удивление быстро. Многие из орков, видевших поражение их вождя, поддались панике. Многие сбежали из поля боя. Другие опустили оружие и сдались. Они стали заключенными, несмотря на то, что говорилось ранее. Туралион не нашел в себе сил истребить беспомощных пленных, несмотря на то, что они творили ранее. Многие остались сражаться, но быстро пали перед мощью решительных солдат Альянса.

“Группа, орков с шестьдесят, сбежала на юг, через Красный Кряж”, - сообщил Хадгар, когда сражение закончилось, и долина вновь стала тихой, если не считать стоны раненых и рычание заключенных.

“Хорошо”, - ответил Туралион. Он оторвал длинную полосу от своего плаща, и перевязал вокруг талии, как пояс, а затем прикрепил на него сломленный меч Лотара. “Пусть сформируют отряды и преследуют их, но не слишком быстро. Сообщите лидерам. Нам не нужно ловить их”.

“Не нужно?”

Туралион повернулся и посмотрел на друга, вспоминая, что хоть он великий маг, но никудышный тактик. “Где тот Портал Тьмы, ведущий в мир орков?”

Хадгар пожал плечами. “Не знаю, - сказал он. – Где-то в болотах?”

“А теперь, когда Орда, бесспорно, проиграла, куда пойдут выжившие орки?”

Хадгар усмехнулся: “Назад, домой!”

“Точно, - Туралион распрямился. – Мы пойдем за ними к этому порталу, и уничтожим его, раз и навсегда”.

Хадгар кивнул и повернулся, чтобы пойти и отыскать лидеров, но остановился, увидел Утера.

“Никаких орков не осталось, кроме тех, что у нас в плену”, - объявил паладин.

Туралион кивнул: “Хорошая работа. Горстка убежала, но мы найдем и остановим их”.

Утер посмотрел на него: “Ты перенял командование?”

“Думаю, да”. Туралион посмотрел на него. Он как-то об этом не задумывался. Он привык отдавать приказы насчет войска в отсутствие Лотара, когда тот командовал силами в Дальнеземелье. Теперь он пожал плечами. “Может быть, надо отправить грифона в Лордерон, чтобы узнать мнение Теренаса и других королей?”

“В этом нет необходимости, - сказал Хадгар, подойдя к ним. – Ты был лейтенантом Лотара, и вторым командующим. Ты командовал половиною войска, когда мы разделили наши силы. Ты – единственный, кто может взять командование теперь, когда он покинул нас”, - он повернулся к Утеру, ясно давая понять, что возражения тут неуместны.

Но, к удивлению Туралиона, Утер кивнул. “Это так, - согласился он. – Ты – наш командир, и мы будем следовать твоим приказам, как следовали приказам Лотара”. Тогда он подошел к Туралиону и дружески похлопал по плечу. “Я счастлив видеть, что твоя вера вернулась к тебе, брат”. Это прозвучало искренне, и Туралион улыбнулся, обрадовавшись одобрению паладина.

“Благодарю тебя, Утер Светоносный, - ответил Туралион, и глаза старшего паладина расширились от нового титула. – Да будешь ты известен под сим именем впредь, в честь Святого Света, принесенного тобою в этот день”. Утер склонился, явно довольный, затем повернулся и без слова вернулся к другим рыцарям Серебренной Длани, чтобы, несомненно, отдать им приказы.

“Я думал, он приведет множество доводов, чтобы взять командование на себя”, - спокойно молвил Хадгар.

“Он этого не хочет, - сказал Туралион, все еще смотря на Утера. – Да, он хочет вести за собою, но только как образец для подражания. Ему лучше командовать Орденом – все они, паладины, такие же”.

“А тебе? - спросил его друг прямо. – Тебе лучше командовать всеми нами?”

Туралион обдумал, и лишь пожал плечами: “Я не ощущаю, что заслужил это, но знаю, что так бы хотел Лотар. И я доверяю его мнению, - он встряхнул головою, и наткнулся на пристальный взгляд Хадгара. – А теперь идем за теми орками”.

Им потребовалась неделя, чтобы достичь места, которое Хадгар называл Болотом Печали. Они могли бы дойти и быстрее, но Туралион не хотел, чтобы солдаты столкнулись с беглыми орками. Они должны были сначала узнать, где находится тот портал. Тогда уж можно было и напасть.

Смерть Лотара потрясла всех, но она же всех и поддерживала. Мужчины, ранее утомленные, стали сосредоточенными, стойкими и решительными. Они приняли потерю горячо любимого командира как что-то личное, и теперь, казалось, шли мстить. И все приняли Туралион а за его приемника, особенно те, кто шли за ним в Квел’Талас и обратно.

Переход сквозь болота был нелегким и отвратным, но кроме нечастых ворчаний, жалоб не было. Их разведчики держали орков в поле зрения, а затем вернулись и предложили Альянсу сбавить ход, чтобы не спугнуть добычу. Среди Орды царил хаос, у них ни то, что не было руководства, у них не было организованного отступления, все они бежали сами по себе или небольшими группами, которых условно объединяли в толпу. Туралион лишь надеялся, что так все и останется. Он знал, что лидер Орды, то есть Думхаммер, оставил одного из своих лейтенантов наблюдать за порталом. Если тот лидер был достаточно силен, он мог объединить их в единую силу, наряду с воинами, которые у него уже имеются. Туралион просил лейтенантов заставлять своих воинов быть в боевой готовности и не расслабляться. Слабость могла бы сделать их легкой мишенью и погубить.

Они две недели пробыли в болотах, и должны были достичь области, рекомой Черной Трясиной. Но тут даже Хадгар изумился.

“Не понимаю, - прокомментировал маг, нагибаясь, чтобы изучить почву. – Тут должно быть болото! Точно такое, как мы прошли, сырое, грязное и вонючее”. Он поднял красный камень из земли и нахмурился. “Что-то тут явно неправильно”.

“Выглядит пачти огнэнным”, - сказал Бранн Бронзобородый, стоящий рядом с ним. Дворфы настояли на том, чтобы проводить их остальную часть пути, и Туралион был рад как стойким воинам в своих рядах, так и приятной компании. Он нашел, что ему нравятся эти два брата с хорошим крутым нравом и одинаковой оценкой хорошей драке, хорошему пиву и прекрасным дамам. Бранн, конечно, был более образованным из них обоих, и Хадгар провел с ним несколько вечеров, обсуждая неясные тексты, пока остальные говорили на менее академические темы. И, ясное дело, все дворфы Айронфорджа были экспертами по части камней, простых и драгоценных, и то, что Бранн не узнал, что это за порода, было, мягко скажем, тревожно. “Никакой агонь, насколько я знаю, нэ мог бы сдэлать такого, - добавил он, ковыряясь в этом тупым ногтем. – Нэ в таких масштабах”. Красная почва простиралась так далеко, как они только могли видеть. “Я никогда не видел подобного”.

“К сожалению, я видел, - сказал Кхадгар, становясь вновь. – Но не в этом мире”. Он не стал объяснять подробнее, и что-то в его голосе убедило друзей не расспрашивать.

Мурадин, так или иначе, хотел начать расспрос, но брат остановил его. “Ты знаэшь, что твае имя значит на дворфском, парэнь? - спросил Бранн Хадгара. – Ано азначает “давэрие””. Волшебник кивнул. “Мы давэряем тэбэ, парэнь. Расскажэшь, кагда пасчитаешь нужным”.

“Чтобы это ни было, оно связано с орками, - сказал Туралион. – А преследовать их на твердой породе легче, чем среди болот, потому я совсем не против перемены пейзажа”.

Несколько ночей спустя Хадгар оторвал взгляд от походного костра и внезапно объявил: “Я думаю, у нас проблема”. Все другие обернулись, чтобы послушать старо-выглядевшего мага. “Я посоветовался с другими магами, и, думаю, мы знаем, что заставило землю измениться, - объяснил он. – «Это из-за Портала Тьмы. Само его существование затрагивает наш мир, начиная из земель вокруг него. Я думаю, это будет распространяться”.

“Но почему та дверь вызвала такие изменения?” - спросил Утер. Лидер Серебряной Длани не очень жаловал магов, считая волшебство чем-то неестественным, иль даже демоническим, но за времена войны он научился ее принимать, он даже зауважал Хадгара.

Но волшебник пошатал головой. “Я должен увидеть ее, чтобы убедится, - ответил он. – Но я бы предположил, что портал связывает два мира, этот и родину орков, Дренор, по иному, нежели просто мост. Так или иначе, он объединяет два мира воедино, по крайней мере, вокруг входа”.

“И в их мире зэмля – красная?” - предположил Бранн.

«Не совсем, - ответил Кхадгар. – Не так давно у меня было видение Дренора, и я видел место с почвой, весьма похожей на эту. Там были остатки жизни, как будто сама природа была обнажена. Я думаю, что их колдовство поражает саму землю. Та зараза распространяется за Портал, и каждый раз, когда орки колдуют здесь, становится еще хуже”.

“Значит, у нас есть еще одна лишняя причина разрушить ее, - объявил Туралион. – И чем скорее, тем лучше”.

Его друг кивнул: “Согласен. Чем скорее, тем лучше”.

Через три дня разведчики вернулись и сообщили, что орки прекратили свое передвижение. “Они все скрываются на огромной долине, - доложил один из них. И в центре того места находятся какие-то врата”.

Хадгар обменялся взглядом с Туралионом, Утером и братьями Бронзобородыми. Это, должно быть, был Портал Тьмы.

“Скажите людям, - приглушенно сказал Туралион, держа сломанный меч Лотара в одной руке и свой молот в другой. - Мы атакуем немедля”. Хадгар вновь поразился той метаморфозой, которая произошла с его другом за эти несколько месяцев. Туралион стал более строгим, более властным, более уверенным в себе - он начинал неоперившимся юнцом и стал закаленным воином и опытным командиром. Со смерти Лотара у него словно появилась аура, источающая спокойствие, мудрость и даже величие. От Утера и других паладинов исходили схожие ощущения, но те чувства были возвышенными, словно они были над всеми проблемами этого мира. От Туралион веяло чем-то земным, гармоничным с окружающей средой. Эту магию Хадгар не понимал, но очень ее уважал. Во многом это волшебство было противоположной ипостасью его магии, которая стремилось управлять стихиями и другими силами. Туралион ничем не управлял, вместо этого он открывал в себе те самые силы, обретя способность вызывать их, может не так сильно, как это делали другие волшебники, но с куда большей изящностью.

Солдаты были готовы, все они рвались в бой, но не давая при этом своим коням особо шуметь на этому твердому красному камню. Поверхность земли немного поднялась и затем резко спала, ведя в глубокую впадину, дальняя сторона которой была еще выше. В центре долины, как и докладывала разведка, стояли огромные врата, не часть какой-то стены или здания, а отдельное строение, и Хадгар открыл рот в изумлении, увидев их воочию. Портал Тьмы - вряд ли им могло быть что-то еще - был почти тридцать метров высотой и практически такой же ширины, и был выколочен от некоего зеленоватого серого камня. Обе опоры были покрыты шероховатыми изгибающимися линиями, на каждой был изображен страшный череп, по два злобных скрученных шипа исходило вдоль внешних краев от середины портала. В центе был грубоватый декоративный орнамент внизу, но вершина при этом была простая и неисписанная. Четыре широких ступени вели к порталу, который пылал зеленым и черным цветами и потрескивал энергией. Хадгар почувствовал водоворот этой энергии, излучающий странную силу в широком радиусе. Он мог также почувствовать, как эта энергия распространялась, проникала в землю и оседала в ее зияющей утробе.

Орки слонялись перед порталам, как будто не ведая, что им делать далее. Зеленокожих было много, больше, чем когда их преследовали, так что Туралион понял - Думхаммер оставил здесь несколько орков в запасе, чтобы те охраняли это место. Но Альянс, все же, превосходил их численностью. К тому же орки разделились на различные группы, как будто у них больше не было причин доверять друг другу, и они вернулись к своим семьям и охотничьим отрядам. Это была не армия, а, скорее, сборище небольших группировок.

“Сейчас!” - крикнул Туралион, спрыгнул с края утеса и скатился с длинного склона, остановившись над крышей палатки, в которой сидели орки. Меч Лотара нанес удар первым, пронзив одного орка сломанным ополовиненным лезвием, и затем молот Туралиона обрушился на другого орка, расколов его череп и отбросив его на первого, уже повалившегося на землю. Подоспели Утер и другие паладины, они прикрывали Туралиона по бокам, а он тем временем уже направлялся к другим противникам. Остальная часть Альянса бежала позади них.

Хадгар знал, что он был не так полезен в рукопашной по сравнению с его магическими способностями, так что он остался на утесе с другими магами, наблюдая за битвой. Она протекала быстро и решительно. Лотар и Туралион объединили войска Альянса в непобедимую силу, и теперь все их войска сражались как одно целое, каждый сотрудничал с остальными, что побороть общего врага. Пикейщики защищали мечников и молотоборцев, а стрельцы следили за всеми ими и обстреливали те участки поля битвы, где это было необходимо. Орки были слишком дезорганизованы, чтобы сотрудничать друг с другом, каждая группа стояла и сражалась в одиночку. Это облегчило для Туралиона задачу, он приказал своим людям окружать одну группу орков за раз, а потом уничтожать ее или брать в плен. Он методично использовал этот метод на всем протяжении долины, побеждая орка за орком, и вскоре многие зеленокожие были закованы в цепи, и ровно столько же лежало без дыхания на земле. К тому времени часть орков, рыцарей смерти и других воинов сбежало через портал, не желая принять смерть или пленение. Только небольшая потрепанная группа осталась впереди, заняв оборону, чтобы прикрыть отступление других.

Наконец, Туралион достиг нижней ступени портала. Два коренастых, мускулистых орка вышли вперед, у каждого в руках были огромные острые топоры. С их волос, носов, ушей и бровей свисали железяки и кости, их прически были похожа на копну коротких темных шипов, как будто их голова тоже была их оружием. У одного из орков были запачканные кровью бандажи вокруг левого плеча и ноги. Однако орки вели себя высокомерно и были уверены в своей победе, очевидно никак нетронутые недавним поражением их лидера.

“Вы встретили Ренда и Мейма Черноруких из клана Черной Усмешки, - закричал один из них, спускаясь вниз к Туралиону. - Наш отец, Чернорукий, привел сюда Орду, но тот выскочка Думхаммер убил его исподтишка. Теперь его нет, и мы восстановим Орду, нас станет еще больше, чем прежде, и мы сотрем вас в порошок!”

“Я так не думаю”, - ответил Туралион, его слова пронеслись по всей долине. На фоне циркулирующей массы энергии портала он сиял белой, маленькой и яркой звездой. “Ваш лидер захвачен, ваша армия уничтожена, ваши кланы в хаосе, и остатки вашей Орды собрались здесь, в этой долине, которую мы окружили”. Он поднял молот и меч. “Подходите ко мне, если посмеете. Или разворачиваетесь и бегите назад в ваш мир и никогда более не возвращайтесь”.

Насмешка сработала, и два брата бросились с лестницы, срыгнув на Туралиона с диким боевым кличем. Но молодой паладин и с недавнего времени командир даже не вздрогнул. Он быстро сделал шаг назад и опустил со всей силы молот и меч, прибив топоры орков к земле. Затем он приблизился вплотную и поднес свое оружие к подбородкам обоих орков. Тот, что был слева, быстро отскочил назад, испугавшись, но его брат отпрянул назад, пошатываясь, из глубокого пореза на его подбородке закапала кровь.

Хадгар смотрел, как два орка зарычали и набросились снова, но их атака была на сей раз неуклюжей, более дикой, чем прошлая, и Труалион избежал удара простым рывком вперед между и мимо двух орков. При этом он ударил их в живот, заставив их сгибнуться надвое, а затем он пнул их обоих сзади, повалив их со ската на твердую каменистую землю. Он оказался позади них, его оружие рассекло воздух, когда они описывали дугу в воздухе.

К сожалению, братья были не одни.

“Соклановцы, к нам! - проревел один из братьев. - Убейте человека!”

Еще два орка ворвались в драку, дав Черноруким возможность отступить. Братья кинулись на людей, приближающихся к ним, но Хадгару их удары показались нерешительными. Они явно переоценили свои возможности. В войсках Альянса, приближающихся к порталу, показалась щель, и два орка-брата использовали это в своих интересах и бежали через нее. Горстка их собратьев последовала их примеру. Но Туралион был слишком занят, чтобы преследовать их. Много других орков осталось, чтобы сражаться, некоторые даже плевались и проклинали бегущих Черноруких. Те двое, что бросились помогать Черноруким, все еще сдерживали Туралиона.

“Р-р-а-г-р-х!” - прорычал один, размахнувшись топором. Туралион блокировал удар своим молотом и разломил тяжелое оружие орка, затем нанес удар сломанным мечом, лезвие пробило броню и плоть и глубоко погрузилось в сердце орка. Орк опустил оружие и застыл, задыхаясь, в то время как его руки сжимали кровавый клинок, затем он рухнул вниз с закатившимися глазами.

“Умри!” - завопил другой орк и бросился на Туралион. Туралион потянул меч, вынув его из первого орка, и сразу же им размахнулся, порезав нападавшему горло заостренным концом. Но этого было недостаточно, чтобы остановить взбесившегося воина, и Туралиону пришлось отбить его удар топора в сторону молотом, а затем размахнуться снова, направив свой тяжелый молот в голову орка. Удар, должно быть, был очень силен, поскольку воин повалился, кровь пролилась с его виска, и орк больше не шевелился.

Туралион посмотрел на эти два трупа в течение секунды, затем на Черноруких, исчезающих в дальнем конце долины. Тогда он осмотрел выступ, в поисках Хадгара. “Сделай это! - прокричал паладин, указывая лезвием Лотара на портал. - Разрушь его!”

“Отойди! - крикнул Хадгар в ответ. - Я не знаю, что произойдет!” Он краем глаза заметил, как его друг понесся от огромного каменного построения. Вместо этого он и одиннадцать других магов уже концентрировались на свой цели.

Он мог чувствовать силу портала, его связь между его домом и Дренором и трещину, которая открывала доступ между этими двумя мирами. Он подозревал, что трещина просто проглотила бы всю их магия. А сами миры были слишком большими и слишком сильными для них, чтобы хоть как-то на них повлиять, даже если они попытаются сделать это вместе. Значит, оставался лишь сам физический портал. Насколько бы могущественным он ни был, камень был всего лишь камнем. А камень можно было разрушить.

Сконцентрировавшись, Хадгар призвал ту мощь к себе, заполняя себя магической энергией. В самих этих землях осталось немного магии, но у самого Портала Тьмы было вполне достаточно энергия, но при этом ничто не гарантировало безопасность людей в долине, в том числе и самих волшебников. Другие маги также были заняты, истощая запасы портала и направляя всю энергию в Хадгара. Его волосы поднялись вверх, энергия потрескивала вдоль его лица и пальцев. Ветер выл вокруг него, ему показалось, что он увидел поблизости молнию, хотя это, возможно, была просто энергия, прошедшая дугой мимо его глаза или даже через него. Ему оставалось лишь надеяться, что этого будет достаточно.

Стоя перед Порталом Тьмы, Хадгар закрыл глаза и направил вперед свои длинные руки ладонями вверх. Он собрал всю магию, каждую частицу, которую он только что поглотил, и сформировал мистический шар, который парил, пульсируя и сияя, перед его глазами. Он мог почувствовать его, его нестабильность, его свободу. Прекрасно. Он отправил свои чувства к порталу, вместе с энергией, корректируя весь путь от начала до конца.

Затем он, наконец, открыл глаза.

И сомкнул свои руками, хлопнув в ладоши в последнюю секунду. Шар энергии ринулся вперед, сглаживаясь и удлиняясь, меняя свою сферическую форму на длинную и тонкую, точь-в-точь как копье.

Копье пронзило портал прямо в центре, энергия стала литься внутрь Портала Тьмы, а также сквозь каменные плиты, которые формировали колонны и вершину. Взрыв сбил с ног большинство солдат Альянса и многих выживших орков, в том числе и самого Хадгара, стоящего у ступеней. Тяжелая основа портала и его колонны разбросало во все стороны. К счастью для сил Альянса, находящихся поблизости, большинство каменных обломков притянулось вглубь портала.

Сам же портал исчез, мутная рябь сменилась обычной пустотой. Хадгар почувствовал, как мир задышал снова, как бы не сильна была связь с умирающим миром Дренором, она разорвалась, и теперь природа взялась за свое восстановление.

Хадгар краем глаза заметил, как Туралион поднялся с земли. Паладин был покрыт горной пылью и маленькими песчинками, но выглядел целым. Он усмехнулся Хадгару, вытирая грязь со своего лица, оружия и брони.

“Не думаю, что они смогут воспользоваться им снова”, - заявил он, и они оба засмеялись от глубокого облегчения.

Война была закончена. И Альянс победил. Их мир был спасен.

Эпилог



“Это будет хороший памятник”, - прокомментировал Туралион. Он и Хадгар сидели на лошадях около края утеса, осматривая ту самую равнину, где в последний раз сражался Лотар несколькими месяцами ранее. Пейзаж выглядел суровым, мрачным и грубым, только черный камень и затвердевшая лава, лишь протекающие вулканические потоки пылали красным среди теней. Воздух был полон пепла и сажи, и небо, казалось, всегда будет пасмурным. Горы вырисовывались как зловещие стражи. Шпиль Чернокамня возвысился далеко в конце.

“ Да, - согласился Хадгар. - Его жертва будет всегда считаться символом преданности и храбрости, даже после того, как исчезнут другие следы этой войны”.

Туралион кивнул, он все еще пристально смотрел на статую, которую устанавливали перед Шпилем. Лорд Андуин Лотар, Чемпион Стормвинда и Командующий Альянса, стоял с поднятым мечом и щитом наготове, смотря на небеса, как будто вызывая их на битву. Он был полностью одет в броню, но без шлема, и его мужественное лицо было повернуто к долине, вместе с его пристальным взглядом, строгим, но добрым.

“По крайней мере, все закончилось”, - сказал Хадгар.

Это правда. То сражение у Портала Тьмы было последним. Те немногие орки, которые выжили, сдались и были взяты под стражу. Никто не знал толком, что делать с ними, и их заставили работать, таская материалы для памятника Лотару. Туралион оценил иронию. Как только статуя будет закончена, возможно, орков отправят на еще более трудную работу в другом месте. Он сомневался, что их убьют, но ни одного из них никогда не освободят, иначе они могут попытаться создать новую Орду. Некоторые, включая Черноруких, скрылись, но их было недостаточно, чтобы теперь представлять серьезную угрозу.

Однако это его не беспокоило. Теренас и другие короли приняли бы это решение, когда придет время. После того, как Лордерон очистили, Теренас повел свои войска в Альтерак и объявил там военное положение, сместив изменника Перенольда и заключив его в тюрьму. Судьба Альтерака была все еще не решена, но Альянс продолжал существовать, и оставшиеся монархи попросили, чтобы Туралион остался их главнокомандующим. Он согласился, понимая, что Лотар хотел бы, чтоб он продолжил его дело. Его друг и наставник хотел только защитить родину и людей, и он поклялся делать то же самое.

“Вы витайте в облаках”, - прокомментировал Хадгар, подтолкнув его.

“Только о будущем, и что оно принесет”, - ответил Туралион.

“ Никто не знает будущее, - сказал его друг, однако его взгляд стал странным. - Я полагаю, что мы видим Орду не в последний раз или даже их мир”.

“Надеюсь, что ты ошибаешься, - ответил ему Туралион. - Но если ты будешь прав, то мы будем здесь их, когда они вернутся. И мы отбросим их снова, так же как сейчас. Это наш мир, и с помощью Святого Света мы будем оберегать его, сейчас и всегда”.

Волшебник рассмеялся. “Хорошая речь, дорогой Туралион, - передразнил он. - Возможно, именно это вырежут на твоей статуе, когда придет время”.

“Статуя? - засмеялся Туралион. - Что может кто-то из нас сделать, чтобы заслужить статую?”
1   ...   16   17   18   19   20   21   22   23   24

перейти в каталог файлов


связь с админом