Главная страница
qrcode

Аарон Розенберг - Потоки Тьмы [3]. Потоки тьмы Пролог 1


НазваниеПотоки тьмы Пролог 1
АнкорАарон Розенберг - Потоки Тьмы [3].doc
Дата16.10.2017
Размер3.05 Mb.
Формат файлаdoc
Имя файлаАарон Розенберг - Потоки Тьмы [3].doc
ТипДокументы
#42832
страница5 из 24
Каталогleo_north

С этим файлом связано 27 файл(ов). Среди них: Кристи Голден - Раскол. Прелюдия к Катаклизму[8].doc, Кристи Голден -Повелитель кланов [5].doc, Аарон Розенберг - По ту сторону Темного Портала[4].doc, Eko_U_Kak_napisat_diplomnuyu_rabotu.pdf, Аарон Розенберг - Потоки Тьмы [3].doc, GINZBURG_K_Syr_i_chervi.pdf, Zakharov_A_Kak_napisat_i_zaschitit_dissertatsiyu.pdf и ещё 17 файл(а).
Показать все связанные файлы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   24

Глава 3




Хадгар спокойно наблюдал за происходящим с другой стороны тронного зала. Лотар хотел, чтобы тот выступил в качестве свидетеля, но, как подозревал сам Хадгар, рыцарь также хотел видеть хотя бы одно знакомое лицо на этой странной земле, а извечное любопытство Хадгара заставило его принять это приглашение. Но он старался не вести себя с этими людьми на равных. Несмотря на силу, которой он лично управлял, каждый из тех людей был правителем и мог принять решение о его казни за пару секунд. Кроме того, Хадгар чувствовал, что в последнее время он итак слишком часто бывал в центре внимания. Будучи еще молодым, он был приучен к наблюдению, ожиданию и изучению прежде, чем начать действовать. Сейчас было самое подходящее время вернуться к старым привычкам.

Он знал практически всех присутствующих здесь людей, по крайней мере, в соответствии с их описанием. Большой, похожий на медведя мужчина с толстым лицом, тяжелой черной бородой и черно-серой броней - это Генн Греймен. Он управляет южной нацией Гилнеас, и, как слышал Хадгар, был намного умнее, чем выглядит. Высокий, стройный мужчина с загорелой кожей в зеленой военно-морской униформе был, конечно, Адмиралом Даелином Праудмуром. Он заправлял Кул Тирасом, но именно его положение командующего самого большого и самого мощного флота в мире делало его равным с остальными правителями, это признавал даже Теренас. Тихий, с виду образованный человек с каштановыми седеющими волосами и глазами орехового цвета - Лорд Эйден Перенольд, мастер Альтерака. Он впился взглядом в Тораса Троллбейна, короля соседствующего ему Стромгарда, но долговязый грубый Троллбейн попросту игнорировал его, создавалось ощущение, что его кожи и меха словно ограждали его не только от холодных ветров гор его королевства, но и от гнева Перенольда. Вместо этого каменное лицо Троллбейна было направлено в сторону короткого, но крепкого человека с белоснежной бородой и дружелюбным лицом. Он не нуждался в представлении, его узнавали на всем континенте даже без его церемониальных одежд и посоха - Алонсос Фаол, уважаемый всеми, был архиепископом Церкви Света. И хотя Хадгар раньше никогда не встречался лично с Фаолом, он тоже узнал его, один вид этого старца создавал ощущение мира и покоя.

Фиолетовая вспышка со стороны отвлекала внимание Хадгара, он обернулся и изо всех сил попытался не зевнуть. Подобное вторжение в тронную без стука было не столь легендарным, сколь банальным. Высокий и неестественно худой, с длинной серо-коричневой бородой, усами и соответствующими густыми бровям, его лысую голову покрывал золотой чепец - да, это был Архимаг Антонидас. За все свои годы, проведенный в Даларане, Хадгар встречал лидера Кирин Тора лишь дважды, один раз мимолетом, а второй - когда они сообщили Хадгару, что они направляют его к Медиву. И вот, Хадгар снова увидел мастера магии, занимающего свое место возле других правителей континента, выглядя каждой своей частью тела столь же по-королевски, как любой монарх, это вызвало у молодого волшебника благоговение и странную волну ностальгии. Он не зашел в Даларан, и теперь спрашивал себя, вернется ли он когда-нибудь в город магии. Возможно после того, как закончится война. Если они выживут.

Антонидас был последним прибывшим, и, как только он подошел к помосту, Теренас встал и захлопал в ладони - звук отразился от стен, и беседа замолкла, каждый обратил свой взор на короля-хозяина встречи.

“Спасибо всем, что пришли сюда, - начал Теренас, его голос быстро пронесся по всей просторной комнате. - Я знаю, что мое прошение собраться здесь было внезапно, но у нас на повестке дня есть очень серьезное безотлагательное дело, и, похоже, время работает против нас”. Он сделал паузу, затем повернулся к человеку, стоящему на помосте возле него. “Я представляю вам Андуина Лотара, Чемпиона Стормвинда. Он - посыльный и, возможно, наш спаситель. Думаю, будет лучше, если я позволю ему рассказать Вам, что он увидел, и чего мы можем совсем скоро ожидать у себя”.

Лотар вышел вперед. Теренас, конечно же, предложил ему новые доспехи, но Лотар настоял на том, чтобы остаться в своей броне, он доверял ей больше, чем непроверенной Лордеронской. Его огромный меч все еще выставлялся из-за его плеча, Хадгар был уверен, что это заметили многие из монархов, но лицо Чемпиона и его слова сразу же захватили их внимание, как только тот начал говорить. На сей раз, неспособность Лотара скрывать свои эмоции работала в его интересах, позволив собравшимся королям разглядеть правду в его словах.

“Ваши Величества, - начал Лотар, - я благодарю Вас за то, что Вы явились на эту встречу и готовы выслушать меня. Я не поэт и не дипломат, я воин, и потому мои слова будут кратки и прямолинейны”. Он глубоко вздохнул. “Я должен сообщить Вам, что мой дом, Стормвинд, больше не существует”. Некоторые монархи закашляли. Другие побледнели. “Он пал перед Ордой существ, известных как орки, - продолжал объяснять Лотар. - Они - ужасные противники, они высоки, как наши люди, и намного более сильны, со звериным лицом, зеленой кожей и красными глазами”. На сей раз все затихли. “Эта Орда появилась недавно и начала нападать на наши патрули, но то было лишь их первыми небольшими отрядами. Когда мы увидели всю их полную мощь, мы были поражены. У них тысячи, десятки тысяч воинов, достаточно, чтобы покрыть собой всю землю. И они - непримиримые противники, сильные, жестокие и беспощадные”. Он вздохнул. “ Мы боролись с ними как могли. Но этого было недостаточно. Они осадили наш город и опустошили земли вокруг него, и, хотя мы сдерживали их какое-то время, им, наконец, удалось сломить нашу оборону. Король Ллейн умер на моих руках”. Хадгар заметил, что Лотар не сказал, как погиб король. Возможно, упомянув полуорчиху-убийцу, которой они доверяли, он бы ослабил свой рассказ. Или, возможно, Лотар просто не хотел вспоминать о ней. Хадгар мог его понять. Он тоже не хотел обсуждать этот вопрос - он считал Гарону своим другом, и был очень расстроен её предательством, хотя он вместе с нею заранее созерцал видение этого убийства в башне Медива. “Также, как и большинство нашей знати, - продолжил Лотар. - Мне было наказано отвести в безопасное место его сына и столь много людей, сколько мне удастся, и предупредить остальную часть мира о случившимся. Поскольку эта Орда пришла не с нашей земли, и даже не из нашего мира. И она не будет довольствоваться контролем лишь одного континента. Орки захотят и оставшиеся части земли”.

“Значит, по-вашему, они придут сюда”, - прокомментировал Праудмур, скорее утверждая, чем спрашивая, когда Лотар сделал паузу.

“Да”, - простой ответ Лотара вызвал волну удивления, возможно, даже испуга в тронной. Но Праудмур удовлетворенно кивнул.

“У них есть корабли?” - поинтересовался он.

“Я не знаю, - ответил Лотар. - До настоящего времени мы не видели ни одного их судна, но мы никогда не видели саму Орду вплоть до прошлого года”. Он нахмурился. “И если раньше у них не было судов, то, сейчас, скорее всего, они у них завелись - они всегда совершали свои набеги по нашей береговой линии, и хотя они потопили многие корабли, мы не досчитались многих других судов”.

“Значит, мы можем предположить, что у них есть возможность пересечь океан”. Праудмур не казался удивленным этим, и Хадгар предположил, что адмирал уже ожидал худшего. “Они могут приплывать к нам уже сейчас”.

“Они могут придти и по земле, - прорычал Троллбейн. - Не забывайте про это”.

“Да, это возможно, - согласился Лотар. - Впервые мы столкнулись с ними на востоке, возле Болота Печалей, и они пересекли весь Азерот, чтобы достигнуть Стормвинда. Если они пойдут на север, они могут пересечь Пылающие степи и горы и зайти в Лордерон с юга”.

“С юга? – это был Генн Греймен, - они не должны пройти мимо нас! Я сокрушу любого, кто попытается пройти по моему южному побережью!”

“Вы не понимаете, - глаза и голос Лотара были уставшими. - Вы не встречались с ними, и потому Вам сложно судить об их количестве. Но я заявляю Вам, Вы не сможете противостоять им”. Он стоял перед собравшимися монархами, на его лице отображались гордость и горе. “Армия Стормвинда были велика, - спокойно он заверил их. - Мои воины были хорошо обучены и натренированы. Мы сталкивались с орками прежде и побеждали их. Но то был просто их передовой отряд. Перед самой Ордой мы пали как малые дети, как немощные старики, как пшеница на сенокосе”. Хотя его голос уже спустился, его слова вселяли мрачную уверенность в правдивость сказанного. “Они пронесутся через горы и ваши земли, и через вас тоже”.

“И что тогда Вы предлагаете нам делать?” - спокойный голос архиепископа Фаола немного успокоил тех, кто, как видел Хадгар, уже был готов взорваться. Никому не нравилось, когда его называли дураком, особенно если ты - король, и особенно перед своими коллегами.

“Мы должны объединиться, - стал настаивать Лотар. - Никто из Вас не может устоять против них в одиночку. Но вместе мы… сможем”.

“Вы говорите, что эта угроза приближается к нам, и я не спорю с этим, - высказался Перенольд, его мягкий голос заставил замолчать всех других королей. - И Вы говорите, что мы должны объединиться, чтобы покончить с угрозой. Но, все же, интересно, Вы пытались использовать иные методы, чтобы решить вопрос? Ведь эти … орки … они рациональные существа? Похоже, у них есть некая цель? Возможно, мы можем провести с ними переговоры?”

Лотар помотал головой, его страдальческое выражение лица явно показывало, что он находил это предложение глупым. “Они хотят этот мир, наш мир, - медленно он ответил ему, как будто говоря с ребенком. - Они не согласятся на меньшее. Мы посылали к ним посыльных, посланников, послов, - Он улыбнулся, мрачной, тяжелой усмешкой. - В основном нам их вернули по частям. Если их вообще возвращали”.

Хадгар заметил, что некоторые короли тихо шепчутся друг с другом, и потому он стал подозревать, что они все еще не понимали опасность, перед которой они все оказались. Он вдохнул и хотел было выступить, задаваясь вопросом, с чего бы они поверят ему больше, чем Лотару. Все же он должен был попробовать.

К счастью, его опередил другой, и хотя тот также носил робу, а не броню, он, безусловно, обладал большим авторитетом.

“Услышьте меня”, - закричал Антонидас слабым, но, все же, сильным голосом. Он поднял высоко вверх свой посох, с вершины которого появилась вспышка, ослепившая на секунду присутствующих людей. “Услышьте меня!” - потребовал он снова, и, на сей раз, все замолчали и были готовы внимать. “Я получил сообщения об этой новой угрозе еще до этого собрания, - признался архимаг. - Волшебники Азерота были сначала заинтригованы и затем напуганы появлением орков, и они послали нам много писем с информацией о них и запросом о помощи”. Он нахмурился. “Но, боюсь, мы не обратили на это должное внимание. Мы согласились, что орки опасны, но посчитали их всего лишь местной неприятностью, ограниченной тем континентом. Похоже, мы оказались не правы. Но я говорю вам - они опасны, многие, кого я уважаю, подтвердили это. Мы не должны игнорировать слова Чемпиона”.

“Если они настолько опасны, почему волшебники не занялись ими?” - потребовал ответа Греймен. - Почему они не использовали свою магию, чтобы покончить с угрозой?”

“Потому что орки обладают своей собственной магией, - отпарировал Антонидас. - Это мощное волшебство. Большинство их чернокнижников слабее наших волшебников, по крайней мере, это следует из того, что сообщили мои коллеги из Стормвинда. Но, все же, их чернокнижников очень много, и они могут работать в унисоне, что никогда не было простым делом для моих собратьев”. Хадгару показалось, что он услышал немного горечи в голосе старого архимага, и понял о чем это он. Каждый член Кирин Тора ценил, прежде всего, независимость. Заставить даже двух волшебников сотрудничать друг с другом было довольно трудно - уговорить мага подчиняться приказам другого было практически невозможно.

“Наши волшебники действительно сопротивлялись, - объяснил Лотар. - Они помогли повернуть исход нескольких сражений. Но архимаг прав. Нас было недостаточно, чтобы противостоять им, не только физически, но и магически. На месте каждого убившего заклинателя орка приходил другой с еще двумя. И они ходят вместе с небольшими отрядами, которые защищают их от любой опасности, позволяя чернокнижникам творить свою магию и усиливать окружающих их воинов”. Он нахмурился. “Наш самый великий волшебник, Медив, поддался тьме Орды. И мы потеряли многих других волшебников. Я не думаю, что одна лишь магия остановит их”. Хадгар заметил, что Лотар не упомянул, как или почему умер Медив, и оценил такт воина. Здесь эти откровения были неуместны. Но он не мог не заметить на себе пристального взгляда Антонидоса, от которого у него застрял комок в горле. Наверняка совсем скоро правящий совет Кирин Тора потребует от него подробных объяснений. И Хадгар знал, что их ничего не удовлетворит, кроме правды. И он подозревал, что утаение хотя бы одной детали может весьма плачевно сказаться для него, учитывая только что заявленную связь Медива с появлением Орды и ее ранними действиями.

“Я нахожу это странным, - мягко промурлыкал Перенольд, вновь прервав беседу, - почему этот незнакомец столь обеспокоен в нашем выживании”. Он поглядел на Лотара с выражением подозрительно напоминающем на ухмылку, и Хадгар едва сдержался от желания поджечь бороду этого скользкого короля. “Простите меня за то, что я сыплю соль на рану, сэр, но ваше королевство потеряно, ваш король мертв, ваш принц всего лишь мальчишка, ваши земли захвачены. Не так ли?” Лотар кивнул, скрепя зубами, по-видимому, ему тоже хотелось раздробить череп высокомерного короля. “Вы принесли нам весть об этой угрозе, мы благодарны Вам за это. Все же Вы постоянно указываете нам, что мы должны делать, как мы должны объединиться”. Он посмотрел на всех собравшихся в палате. Вариана здесь не было - Теренас не пригласил его, поскольку принц был все еще потрясен от происшедшего в Стормвинде, потому он и Лотар согласились, что мальчик не должен прямо сейчас испытывать дополнительные эмоциональные нагрузки. “Я не вижу здесь кого-то еще из Вашего королевства, но Вы сами сказали, что принц всего лишь мальчик и земли Ваши оккупированы. Если мы должны рассмотреть ваше предложение и объединиться, то что Вы можете еще предложить нашему собранию? Помимо вашего непревзойденного военного мастерства, конечно же”.

Лотар, уже полыхающий от ярости, уже было открыл рот, но его снова перебили. На сей раз это был король Теренас.

“Я не позволю оскорблять моего гостя, - отрезал правитель Лордерона похолодевшим голосом. - Он принес нам эти новости, рискуя безопасностью, и проявил лишь честь и сострадание, несмотря на свое личное горе!” Перенольд согласно кивнул и слегка поклонился, изображая извинение. “К тому же Вы не правы, считая что он тут один и сам по себе, - продолжил Теренас. - Принц Вариан Ринн сейчас мой почётный гость, и так будет до тех пор, пока он не хочет покинуть мои земли. И я собираюсь помочь ему вернуть его королевство”. Несколько монархов сразу же стали перешептываться, и Хадгар понял, о чем. Теренас только что отказался от любых требований, которые он мог бы выставить Стормвинду, и предупредил других королей, что Вариан заручился его поддержкой, всё - в одном единственном заявлении. Это был умный шаг, и маг еще больше зауважал короля Лордерона. “ Сэр Лотар привел с собой других людей из своего королевства, - не останавливался Теренас, - включая солдат. И хотя их числа не столь внушительны по сравнению с той угрозой, перед которой мы оказались, их опыт общения с орками может оказаться неоценимым. Многие из вас все еще заблуждаются, считая нацию Стормвинда потерянной и неуправляемой. Она может сплотиться, лишь услышав зов своего Чемпиона, пополнив наши армии. Сам Лотар - закаленный в битвах командир и блестящий тактик, и его личные качества вызывают у меня лишь предельное уважение”. Он выдержал паузу, и мельком посмотрел на Лотара, как бы спрашивая, все ли в порядке. Хадгар был заинтригован, увидев, как его компаньон поклонился в благодарность на слова короля. Чемпион и король встретились несколько раз, ожидая прибытия других монархов, и Хадгар не был посвящен во все их разговоры, и сейчас он вовсю удивлялся, что же такое он упустил из виду.

“И, наконец, заявление о том, что он незнакомец, - Теренас улыбнулся. - Хотя сам Лотар не удостаивал этот континент своим присутствием до настоящего времени, он не чужак, ибо он сильно связан с этой землей и с нашими королевствами. Он из рода Арати, последний из своей благородной линии, и потому он обладает теми же правами в этом совете, как и любой из нас!”

Эти новооткрывшиеся сведения вызвали явное оживление среди других королей, даже Хадгар увидел своего товарища в новом свете. Арати! Он слышал о Араторе, как и каждый лордеронец. Это была самая первая нация на континенте, которая заключила прочный союз с эльфами. Вместе две расы боролись против огромной армии троллей у подножья гор Альтерака, и, объединившись, эти две расы навсегда покончили с угрозой и самой нацией троллей. Империя Аратор продолжала процветать и расширяться, пока, наконец, спустя годы не распалась на мелкие нации, которые покрывают континент и по сей день. Столица Аратора, Стром, была покинута ради более процветающих северных земель, и вскоре исчез последний из Арати. По некоторым данным последние из рода Арати отправились на юг, минуя Кхаз Модан, в дикий Азерот. Стром стал центром Стормгарда, епархией Троллбейнов.

“Это правда, - вызывающе заявил Лотар, ища любого, кто посмеет назвать его лжецом. - Мой род идет от короля Торадина, основателя Аратора. Моя семья обосновалась в Азероте после распада империи и основала там новую нацию, которая стала известной как Стормвинд”.

“Значит, Вы приехали сюда, чтобы покуситься на наш суверенитет?” - по лицу Греймана было видно, что он не верил этому.

"Нет, - убеждающе заверил его Лотар. - Мои предки давно отказались от любых требований на Лордерон, как только они захотели оттуда уйти. Но я все еще связан с этой землей, которую мои люди помогли завоевывать и возделывать”.

“И он все еще может воспользоваться древним договором о помощи, - указал Теренас. - Эльфы поклялись поддерживать Торадина и его род, когда это будет необходимо. Они все еще должны соблюдать то обязательство”.

Эта весть вызвала одобрительные взгляды и перешептывания у некоторых, в том числе и у Хадгара. Внезапно Лотар стал больше, чем простой воин или даже командующий в их глазах. Теперь он стал потенциальным послом у эльфов. И если та древняя, магическая раса согласится присоединиться к ним, Орда уже не будет казаться непобедимой.

“Это даже больше, чем нужно, - скупо прокомментировал Перенольд. - Возможно, нам нужно время, чтобы взвесить все, что сегодня мы услышали, и решить, что нужно сделать для защиты наших земель от этой новой угрозы”.

“Согласен, - сказал Теренас, даже не потрудившись спросить мнения других. - Еда уже готова в зале для обедов, я приглашаю всех вас присоединяться ко мне, не как королей, а как моих соседей и друзей. Давайте не будем обсуждать сей вопрос во время нашего маленького пира, обдумаем это все про себя, чтобы потом быстрее договориться сразу после того, как переварим и пищу, и опасность, которая объявилась перед нашим порогом”.

Хадгар встряхнул голову, когда монархи начали двигаться к двери. Перенольд был коварным человеком, это было точно. Он заметил, как поддерживающие с начала его правители перекочевали к Лотару, и сразу же нашел способ перегруппироваться. Хадгар подозревал, что король Альтерака после завтрака объявит, что пересмотрел свою позицию, и что идея Лотара заслуживает обсуждения. Таким образом, ему удастся сохранить свое лицо, иначе ему отведут минимальное место в назревающем союзе, который короли, по всей видимости, согласуют совсем скоро.

Когда он следовал за монархами из тронной, Хадгар заметил движение сверху и еще одно немного дальше и сбоку от первого. Он мельком заметил две головы, подглядывающие с верхних балконов. Одна была темноволосой и загорелой, Хадгар сразу признал принца Вариана. Конечно, наследник Стормвинда хотел знать, что произойдет на этой встрече. Вторая голова принадлежала светловолосому мальчику, моложе Вариана, стоящему достаточно далеко позади принца, что тот даже не заметил слежку. Второй парень заметил, что его раскрыли, он улыбнулся и исчез за занавесями балкона. Итак, подумал Хадгар про себе. Молодой принц Артас тоже интересуется планами своего отца и других правителей. А почему бы и нет? Весь Лордерон будет его в один день, если, конечно, они не позволят Орде захватить его.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   24

перейти в каталог файлов


связь с админом