Главная страница
qrcode

Аарон Розенберг - Потоки Тьмы [3]. Потоки тьмы Пролог 1


НазваниеПотоки тьмы Пролог 1
АнкорАарон Розенберг - Потоки Тьмы [3].doc
Дата16.10.2017
Размер3.05 Mb.
Формат файлаdoc
Имя файлаАарон Розенберг - Потоки Тьмы [3].doc
ТипДокументы
#42832
страница7 из 24
Каталогleo_north

С этим файлом связано 27 файл(ов). Среди них: Кристи Голден - Раскол. Прелюдия к Катаклизму[8].doc, Кристи Голден -Повелитель кланов [5].doc, Аарон Розенберг - По ту сторону Темного Портала[4].doc, Eko_U_Kak_napisat_diplomnuyu_rabotu.pdf, Аарон Розенберг - Потоки Тьмы [3].doc, GINZBURG_K_Syr_i_chervi.pdf, Zakharov_A_Kak_napisat_i_zaschitit_dissertatsiyu.pdf и ещё 17 файл(а).
Показать все связанные файлы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   24

Глава 5




Через два дня после первого совещания Лотар снова оказался в тронной Лордерона вместе с правителями континента. И снова его сопровождал Хадгар, чему Лотар был искренне рад. Теренас был хорошим хозяином и человеком (чего нельзя было сказать про некоторых других монархов), но этот молодой парень, волшебник, был единственным, что осталось у Лотара от Азерота. Даже притом, что Хадгар не был уроженцем Стормвинда, одно лишь его присутствие напоминало Лотару про дом.

Дом. Его больше не существовало. Лотар знал, что он должен уже смириться с этим. Но до сих пор ему этот факт казался немыслимым, нереальным. Ему все еще казалось, что он обернется и встретиться со смеющимся Ллейном, посмотрит наверх и увидит, как по небу проносится пара грифонов, или услышит, как его люди тренируются во внутреннем дворе. Но всего этого больше не было. Их друзья мертвы. Их дом потерян. И он поклялся не позволить этим землям опуститься в ту же тьму, даже если это будет стоить ему жизни.

Но прямо сейчас ему казалось, что вскоре он проститься со своим здравомыслием. У Лотара никогда не хватало терпения на политику, все эти годы он наблюдал и дивился тому, как Ллейн умиротворял эту знать одним простым аргументом, разрешал конфликты, улаживал споры, и при этом никогда не отдавая своего предпочтения одному за счет другого или позволяя личным интересам сталкиваться с интересами государства. Это все игра, повторял ему много раз Ллейн, игра по расположению к себе, влиянию на других и осторожному маневрированию. Никто не может победить окончательно или удержать победу сколь либо продолжительное время, а цель игры состояла в том, чтобы просто поддержать самую сильную позицию, как только возможно подольше.

Из того, что Лотар узнал в последние дни, монархи этого континента были экспертами в этой игре. И, будучи вынужденным иметь дело с ними, да еще общаясь с ними как с равными, ему приходилось использовать весь свой интеллект на полную.

После завтрака в тот первый день они вернулись к тронную, чтобы продолжить свои обсуждения. Казалось, что каждый согласился с фактом, что вскоре прибудет Орда, даже этот приглаженно слащавый Перенольд. Но теперь встал вопрос, что же им делать.

В остальную часть дня пришлось убеждать каждого, что объединенная армия была единственным ответом. К облегчению Лотара Теренас согласился сразу же, Троллбейна и Праудмура нужно было недолго уговаривать. Но Перенольд и Греймен противились. Лотар не был удивлен нежеланием Перенольда. Он знал о подобных ему людях еще со Стормвинда: скользких, изнеженных, противных и всегда ищущих для себя выгоду. Чаще всего они оказывались трусами. Похоже, Перенольд боялся надвигающейся бойни и потому он старался найти другие варианты, многие из которых были без сомнения более храбрыми, чем он сам. Греймен же стал для Лотара полной неожиданностью. Монарх выглядел как воин, обладая могучим телосложением и нося тяжелую броню. И при этом он не заявлял, что он не желает сражаться. Но он быстро предлагал другие варианты каждый раз, как беседа возвращалась к теме войны, а Перенольд, конечно же, всегда настаивал на том, чтобы более детально рассмотреть каждое предложение Греймена. И только после того, как Праудмур и Троллбейн практически обвинили Греймена в трусости, этот огромный человек согласился предоставить свою армию.

На второй день прошли все те же переговоры, только слов было еще больше. И хотя решение о войне уже было неотвратимо, теперь в качестве темы дня стоял вопрос об организации сотрудничества. Какие армии должны быть в войсках, где они будут размещены, как они будут снабжаться - детали, с которыми имел дело Лотар в течение многих лет. Хотя тогда у него были вооруженные силы лишь одной нации, а теперь он имел дело с пятью армиями, не считая оставшихся в живых воинов Стормвинда, которых он мог собрать, причем у каждого короля было свое мировоззрение, идеи и методы.

И конечно самый главный вопрос состоялся в том, кто будет командовать.

Каждый король считал, что во главе объединенной армии должен быть он. Теренас заявлял, что Лордерон был самым большим королевством, где было больше всего воинов, а также, что это он начал эти переговоры. Троллбейн утверждал, что у него есть опыт ведения войны, чему Лотар, смотря на грубого короля-скалу, сразу же поверил. Праудмур упомянул о своем сильном флоте и важности кораблей для перемещений отрядов и поставок. Греймен правил самым южным королевством, что, по его мнению, означало, что он должен взять бразды правления над войсками, так как его земли будут атакованы первыми Ордой, что, мягко говоря, было лукавством. Если орки пойдут по земле, то на их дороге в начале окажется Стромгард, сразу после Кхаз Модана и Дан Морога. Перенольд предположил, что одной грубой силы будет недостаточно, что командующий должен обладать большим интеллектом, мудростью и дальновидностью, чем он, якобы, обладал в изобилии.

К тому же тут присутствовали два не-короля, но каждый из них был общепризнанным лидером. Архиепископ Фаол, чьими последователями было большинство людей всех королевств, и Архимаг Антонидас, управляющий лишь одним городом, жители которого по силе могли потягаться с любой армией иных королевств. К счастью эти двое, один короткий и дружественный, а другой высокий и строгий, совершенно не интересовались контролем над армией. Но и они участвовали в обсуждении, заставляя королей не забывать о факте, что Орда обязательно придет, будет ли армия готова оказаться перед ними или нет, и постоянно напоминая монархам, что армия без единого лидера будет бесполезна, независимо от ее размера.

Лотар наблюдал за всем происходящим со смесью развлечения и ужаса, склоняясь более к последнему, поскольку самого его часто вовлекали в эти беседы. Его привлекали то в качестве дипломированного эксперта по оркам, то монархи хотели узнать его независимое мнение. Несколько раз они даже предоставляли ему право голоса в решении вопросов, намекая тем самым, что его семья была первоначальными правителями этой земли и потому, в некотором смысле, у него есть некоторые наследственные права. По большей части Лотар не мог даже сказать, дразнили ли они его или восхищались им, но он знал, что некоторые короли чего-то хотели от него, но это что-то словно постоянно ускользало. Ему было бы намного лучше, когда эти обсуждения будут закончены, и он может вернуться к остальной части беженцев Стормвинда и найти среди них, по крайней мере, хоть каких-то воинов для единой армии.

Когда Лотар ждал Короля Теренаса, чтобы тот начал утренний совет, он понял, что другие монархи пристально за ним наблюдают. Некоторые, как, например, Троллбейн, делали так совершенно открыто. Другие, как Перенольд и Греймен, старались сделать это менее заметным, изредка поглядывая на него. Лотар не был уверен, что случилось, но ему это не понравилось.

“Все в сборе?” - спросил Теренас, хотя он сам мог увидеть, что все на своих местах. Король Лордерона не мог пропустить что-то подобное. “Хорошо. Итак, мы все согласились, что время играет существенную роль, мы должны выставить наши объединенные силы и встретить Орду, как только она объявится. И вроде все уже согласны с нашим курсом действия?” Каждый из монархов закивал, что удивило и даже взволновало Лотара. Они все еще спорили, когда он вчера покинул их и вернулся поздно ночью в свою комнату. Когда они успели достигнуть соглашения, и какое оно из себя? Но последующие слова короля прозвучали как гром среди ясного неба, и кровь Лотара застыла в жилах, ибо он услышал все четко и ясно: “Тогда я объявляю об основании Альянса Лордерона! Мы будем стоять все вместе как один, как это делали наши предки давным-давно, при империи Арати.” Другие согласно кивали, и Теренас продолжил. “А для этого нужно, чтобы наш главнокомандующий происходил из той древней правящей линии. Мы, короли Альянса, назначаем лорда Андуина Лотара, Чемпиона Стормвинда, нашим Высшим Командующим! ”

Лотар уставился на Теренаса, а тот подмигнул ему в ответ. “На самом деле это был наш единственный выбор, - тихо прошептал монарх Лордерона так, что его мог услышать только сидящий вблизи него Лотар. - Каждый из них хотел быть выбранным на эту должность, и они были категорически против увидеть другого короля на этом месте. Ты не король, потому они не считают, что кто-то из них заручился особым преимуществом, к тому же твоя родословная делает тебя достаточно благородным, чтобы они не чувствовали себя оскорбленными этой неудачей”. Король наклонился вперед. “Я знаю, что прошу Вас об очень многом, и потому прошу прощения за это. Я не попросил этого, если бы на кону не были наши жизни, о чем Вы сами предупредили нас. Вы примете эту ответственность?” Последние слова он говорил уже громко, голос Теренаса снова стал формальным, и в комнате нависла тишина. Все ждали ответа Лотара.

Они не ждали его долго. У него не было другого выбора, и Теренас знал об этом. Он не мог сбежать от этого, не сейчас, не после того, что он пережил. “Я принимаю эту должность, - объявил он, его голос эхом отозвался в палате. -Я поведу армию Альянса против Орды”.

“Великолепно! - Теренас захлопал в ладоши. - А теперь мы начнем готовить наши войска, оружие и припасы. Предлагаю, чтобы мы снова встретились через неделю и предоставить списки наших военных ресурсов лорду Лотару, чтобы он мог увидеть, что есть в его распоряжении, и начать планировать стратегию”.

Другие короли согласующе забормотали и снова закивали. Каждый из них подошел к Лотару, чтобы поздравить его с назначением и заверить его в их безоговорочной поддержке, хотя заявления от Перенольда и Греймена казались не очень искренними. Когда короли ушли, осталось лишь четверо в комнате. Лотар поглядел на Хадгара, который в ответ ему усмехнулся.

“Что за лицемеры, а? - спросил младо-старый волшебник, встряхивая свою голову. - И ты позволяешь им говорить за тебя. Вот хитрые ублюдки! Да они продадут своих собственных детей, если это преподнесет им даже один акр к их земле! Особенно мне понравился способ, которым они все обставили, чтобы ты не мог отказаться. Вот что случается, когда у тебя есть власть над другими - ты прекращаешь понимать, что хоть кто-то имеет значение, а другое мнение - и того меньше”.

“Кхе-кхе!” Кашель оборвал монолог молодого волшебника, Хадгар полностью растерялся, ибо чих исходил от другого присутствующего здесь человека. “Не вся власть испорчена и корыстна, молодой человек, - резко указал Архиепископ Фаол, его обычно веселое лицо было строгим. - Есть некоторые из нас, которые призваны служить, ведя людей, как и ваш друг”.

“Ну, конечно же, Отец. Пожалуйста, простите меня. Я не подразумевал… это относится только к светской власти… конечно же Вы …” В первый раз Лотар увидел, как обычно невозмутимый Хадгар вдруг стал путаться в словах, и он не мог сдержать смешок от затруднительного положения его молодого компаньона. Фаол также засмеялся, и вскоре Хадгар тоже присоединился к их веселью.

“Ну, достаточно, юноша, - наконец, сказал Фаол, подняв руку. - Я не обвиняю тебя в этой выпадке. Лорда Лотара, в самом деле, поймали в аккуратно расстановленную западню. Однако нужно признать, что я тоже причастен к этому решению. Вы хороший человек, сэр, и я полагаю, что вы - наш наилучший выбор для главнокомандующего Альянса. Я, со своей стороны, чувствую себя лучше, зная, что Вы будете планировать наши сражения и вести наши силы”.

“Спасибо, Отец”. Лотар никогда не был религиозным человеком, но он уважал Церковь Света, и все, что он мог узнать о Фаоле до настоящего времени, произвело на него большое впечатление. Услышать, как архиепископ столь тепло отзывается о нем, было неудобно, но приятно.

“Вас ждут большие испытания в этом конфликте, - предупредил Фаол, его голос стал более глубоким и сильным, чем прежде, как будто он говорил им это сверху с большой высоты. - Вы окажетесь на пределе не только своих талантов, но и вашей храбрости и решимости. Однако я верю, вы оба справитесь со всеми препятствиями и принесете победу. Я буду молиться, чтобы Святой Свет озарил вас силой и чистотой, чтобы вас сопровождали удача и единство, чтобы вы могли выжить и выиграть войну”. Он благословил их, и Лотару показалось, что он увидел слабый жар у руки архиепископа, жар, которые перешел к Хадгару и к нему. Он почувствовал мир и спокойствие внутри себя, и волну необъяснимого счастья.

“А сейчас к другим делам”. И Фаол внезапно из божества стал тем же мудрым старцем. “Во-первых, что вы можете сказать мне о Нортшире, особенно об аббатство? Оно уцелело?”

“Боюсь, что нет, Отец, - ответил Лотар. - Аббатство разрушено, лежит в руинах. Несколько клириков выжило, они находятся в Южнопобережье с остальной частью наших людей. Они отдыха-”. Он встряхнул голову.

“Я вижу”. Фаол побледнел, но сохранил самообладание. “Я буду молиться за них”. Он затих и погрузился в свои мысли. Лотару и Хадгару ничего не оставалось, кроме как ждать с уважением. Через пару секунд архиепископ поглядел на них, и в его пристальном взгляде читалось принятое решение.

“Вам будут нужны лейтенанты для армии, сэр, - объявил он, - и, я думаю, что лучше всего, если они будут происходить не от королевств, а от Церкви. У меня есть на счету несколько личностей и новый орден, который, как я верю, окажутся полезными Альянсу. Мне понадобиться несколько дней, чтобы решить детали и выбрать наиболее способных кандидатов. Давайте переговорим, скажем, через четыре дня, в главном внутреннем дворе после полудня? Думаю, Вы не будете разочарованы”. Он радостно кивнул и покинул их, не спеша, но большими шагами.

Остался еще один. Антонидас наблюдал все это время за происходящим, не вмешиваясь, и теперь пожилой архимаг решил подойти к ним. “Сила и мудрость Кирин Тора - в вашем распоряжении, сэр, - сказал он Лотару. - Я знаю, Вы были знакомы с нашими братьями по магии из Стормвинда, значит, Вы кое-что знаете о наших возможностях. Я назначу одного из нашего круга на помощь Вам, чтобы он был связью между нами”. Могущественный волшебник сделал паузу, его глаза, смотрящие на Лотара, вспыхнули так быстро, что тот почти не заметил этого. С лица Лотара тотчас же исчезла улыбка.

“Я попрошу Хадгара на эту роль, сэр, - заявил Лотар, заметив мимолетную легкую усмешку архимага. - Я ему уже верю, к тому же он не раз сражался со мной против орков”.

“Конечно же”. Антонидас теперь обратился к компаньону Лотара. Он с удивлением потрогал подбородок Хадгара одной рукой, приподняв его голову, чтобы лучше изучить его лицо. “Ты сильно пострадал, - тихо сказал архимаг, и Лотар мог разглядеть сожаление и симпатию в глазах старца. - Но твой опыт отмечает тебя, даже больше, чем внешность”.

Хадгар осторожно отдернул голову. “Я делал то, что должно было быть сделано”, - ответил он спокойно, рассеянно потирая свой подбородок, где только начинали расти белые волоски бороды, словно прикосновение Антонидаса вызвало раздражение кожи.

Антонидас нахмурился: “Как и все мы”. Он вздохнул, затем быстро избавился от своих тяжелых дум, которые обременяли его, и вернулся к делу. “Ты должен сообщать нас о ситуации на поле боя, молодой Хадгар, и передавать пожелания и запросы лорда Лотара как можно быстрее. Ты должны также координировать действия любых других магов в войне. Я полагаю, ты с этим можешь справиться?” Хадгар кивнул. “Хорошо. Я ожидаю тебя в Даларане, как можно скорее, чтобы мы могли обсудить другие важные дела и рассмотреть способы, как мы можем лучше всего помочь Альянсу”. Вдруг вспыхнул драгоценный камень наверху посоха архимага, в ответ озарился светом камень, украшающий его чепец, и Антонидас стал рассеиваться в воздухе, и затем он внезапно исчез.

“Он хочет узнать о Медиве”, - сказал Хадгар спустя несколько секунд после исчезновения архимага.

“Разумеется”. Лотар повел за собой парня из тронной, в другую часть дворца. Там он развернулся и направился в сторону столовой.

“Что мне ему сказать?” - Молодой волшебник едва поспевал за ним.

“Скажи правду, - ответил Лотар, пожимая плечами, в надежде, что это со стороны выглядит безразлично. У него заурчал живот. - Они должны узнать о том, что случилось”.

Хадгар кивнул, хотя он не выглядел довольным от этого. “Я скажу им, - сказал он, наконец. - Но это может подождать до завтрака”. Он усмехнулся, и лицо выдало его истинный возраст, несмотря на бороду и морщины. “Даже Орда не может удержать меня от пищи сейчас”.

Лотар засмеялся. “Будем надеяться, она не прибудет к этому времени”.

Через несколько дней Лотар и Хадгар вернулись к главному внутреннему двору. Перед встречей они наелись и напились до отвала, и теперь ожидали появление архиепископа Фаола. Спустя несколько минут пришел и он сам, архиепископ смиренно поприветствовал их.

“Спасибо, что не отказали мне, - начал архиепископ, подойдя к ним. - Я не стал бы отнимать Вашего времени, но, я думаю, это может очень помочь вам и Альянсу. Но сначала, - объявил он, - я сообщу Вам, сэр Лотар, что Церковь решила помочь уцелевшим жителям Стормвинда. Мы соберем пожертвования, чтобы помочь восстановить Ваше королевство, когда кризис минует”.

Лотар улыбнулся, это была одна из первых настоящих улыбок, которую Хадгар видел у него с тех пор, как Стормвинд пал. “Спасибо, Отец, - сказал он, его хриплый голос был полон благодарности. - Это многое значит для меня, и для принца Вариана тоже”.

Фаол кивнул. “Святой Свет озарит ваш дом снова”, пообещал он. Затем он выдержал паузу и пригласил их обоих пойти за ним. “Когда мы закончили тот разговор, - начал Фаол, шагая впереди, - Вы рассказали мне о разрушении аббатства Нортшира. Я был встревожен, я задумался, как остальная часть моего духовенства может пережить эту войну, которая столь быстро надвигается? Эти орки представляют из себя угрозу даже для крепких воинов, наподобие Вас - как же тогда простой священник может защитить себя, не говоря уже об его пастве?” Он блаженно улыбнулся. “И ко мне пришла мысль, как решить эту проблему, словно сам Святой Свет подарил мне ее. Что если есть способ, чтобы воины боролись за Свет и со Светом, используя и его дары, и свое боевое мастерство, и к тому же следовали учению Церкви?”

“И Вы нашли этот путь?” - заинтересовался Лотар.

“Да, - убедительно провозгласил Фаол. - Я основал новую ветвь Церкви, паладинов. Я уже выбрал первых кандидатов для этого ордена. Некоторые из них были раньше рыцарями, другие были жрецами. Я выбрал этих людей и из-за их благочестия, и из-за их боевое мастерство. Они будут обучаться не только в военном деле, но и в молитве и исцелении. И каждый из этих отважных борцов будет обладать и военной, и духовной мощью, они будут благословлять себя и других силой Святого Света”.

Он повернулся и позвал четырех мужчин из соседнего прохода. Они живо подошли к Фаолу. Каждый из них был одет в мерцающие доспехи с символом Церкви на нагруднике, щите и вершине шлема. Каждый мужчина нес с собой меч, и Лотар мог определить по тому, как они несли их, что они знают, как обращаться с этим оружием. Но броня и оружие выглядело новым, совершенно незапятнанным и немятым. У них было обучение и тренировки, но Лотар задумался, сможет ли хоть один из них что-то сделать в реальном бою. Те, кто были раньше воинами, смогут, хотя они привыкли сражаться только против других людей, а бывшие священники, вероятнее всего, участвовали только в спарринге со своими товарищами. И они должны пойти против орки совсем скоро.

“Я представлю их вам: Утер, Сейден Дафрохан, Тирион Фординг и Туралион”. Фаол сиял, словно гордый отец. “Они станут Рыцарями Серебряной Длани”. Он также представил паладинам Лотара и Хадгара. “Это - лорд Андуин Лотар, Чемпион Стормвинда и главнокомандующий Альянса. А это его компаньон, волшебник Хадгар из Даларана.” Фаол улыбнулся. “Я оставляю вас, чтобы вы могли обсудить дела”.

Так он и поступил, оставив Лотара с Хадгаром в окружении кандидатов в паладины. Двое из них, в том числе паренек Туралион, заметно нервничали. Другие двое, Утер и Тирион, вели себя более сдержано.

Утер взял на себя инициативу, первым начав разговор, пока Лотар даже еще не успел придумать, что им сказать. “Мой лорд, архиепископ рассказал нам о скорой войне, о подходе Орды. Мы все к Вашим услугам, как и к нашим прихожанам. Используйте нас, как Вы считаете целесообразным, и мы ворвемся в толпы наших врагов и отбросим их назад, защищая эту землю со Святым Светом”. Он был высок, сильного телосложение, со строгим почему-то знакомым лицом и суровыми глазами цвета океана. Лотар мог чувствовать благочестие это мужчины почти физически, совсем как у Фаола, хотя эта аура не была столь теплой, как у архиепископа.

“Вы были раньше рыцарем?” - поинтересовался он.

“Да, милорд, - ответил кандидат в паладины. - Но я всегда был последователем церкви и верным сторонником Святого Света. Я впервые встретился с Архиепископом Фаолом, когда он был просто епископом, и он оказал мне честь и стал моим духовным советником и наставником. Он рассказал мне о своих планах относительно нового ордена и предложил мне место там”. Утер сжал рот. “Я знаю, эти грязные существа приближаются, и нам понадобиться благословение Света, чтобы победить их и защитить наши земли, наши дома и наш народ”.

Лотар кивнул. Он понял по ответам этого молодого человека, что для того свет клином сошелся по вере. Он не сомневался, что Утер может стать мощной силой на поле битвы. Но кое-что в этом рвении беспокоило его. Он подозревал, что Утер был слишком сосредоточен на чести и вере, чтобы использовать менее благородные методы для достижение успеха. Сам Лотар узнал по горькому опыту, имея дело с орками, что одной чести было недостаточно. Чтобы выжить против Орды, они должны были бы использовать каждую попавшуюся под руку возможность.

Он и Хадгар потратили следующий час на беседу с оставшимися четырьмя потенциальными паладинами, и Лотар был рад видеть, что его молодой друг также заинтересовался ими. После того, как святые воины отошли на вечерний молебен, Лотар обратился к старо-молодому волшебнику.

“Итак? - спросил он. - Что ты скажешь про них?”

Хадгар нахмурился. “Я сомневаюсь, что они будут полезны”, - сказал он через мгновение.

“Да? И почему же?”

“У них нет времени на подготовку, - начал разъяснять свое мнение волшебник. - Мы ожидаем, что Орда достигнет Лордерона через несколько недель, если не меньше, и ни один из этих людей не был на войне - по крайне мере, в качестве паладинов. Я не сомневаюсь, что они могут сражаться, но у нас итак много воинов. Если Архиепископ ожидал, что они совершат чудо, то, боюсь, он будет разочарован”.

Лотар кивнул. “Согласен, - признался он. - Но Фаол верит в них, возможно, мы должны с ним согласиться”. Он усмехнулся. “Давай допустим, что они, так или иначе, готовы к встрече с врагом, что ты о них скажешь тогда?”

“Утер будет опасным противником Орды, в этом я уверен, - ответил Хадгар, - но я не думаю, что он может командовать кем-то, кроме своих паладинов. Его святость слишком сильна, слишком бросается в глаза, вряд ли большинство солдат может это вынести”. Лотар кивнул своему компаньону, чтобы тот продолжал. “То же самое с Сейденом и Тирионом. Сейден был раньше рыцарем, а Тирион воином, но это было до того, как они стали набожными верующими. Они могут не решиться использовать тактику, на которую они, возможно, пошли, будучи обычными ”.

Лотар улыбнулся. “А Туралион?”

“В нем меньше всего веры, и потому он для меня выше всех остальных”, - усмехнулся Хадгар. “Хоть он и учился у духовенства и является верным последователем церкви, в нем не так много слепого рвения других. Также он дальновиднее остальных, и в нем больше остроумия”.

“Согласен”. Молодой человек тоже произвел на Лотара хорошее впечатление. Туралион вначале смущался, но спустя нескольких минут выявилась причина столь странного поведения. Он слышал о Лотаре и его деяниях в Стормвинде, и потому сильно волновался. Этот факт тоже смутил Лотара, хотя ему это было не впервой, у себя дома многие юнцы также буквально преклонялись перед ним, просили его потренировать их или принять в охрану. Но как только Туралион преодолел свои страхи, он оказался сообразительным парнем с изворотливым умом, к тому же он куда лучше улавливал ложь и намеки, чем его сотоварищи. Лотару он понравился сразу же, и факт, что Хадгар почувствовал то же самое, только подтвердило его мнение.

“Я поговорю с Фаолом, - сказал, наконец, Лотар. - Паладины, без сомнения, станут полезным дополнением к армии, и я выберу Утера в качестве связующего нас с ними и любых других, кого может назначить нам в Церковь”. И вдруг к нему пришла еще одна мысль. “Я предложу еще одного кандидата, - сказал он. - Гавинрад. Он был одним из моих рыцарей в Азероте, он преданный и хороший человек. Я думаю, из него получится прекрасный паладин”. Он улыбнулся. “Но Туралиона я возьму в свои лейтенанты”.

Хадгар кивнул. “Я бы сказал - хороший выбор”. Он встряхнул голову. “А теперь будем надеяться, что Орда подарит нам время, чтобы подготовить их и остальную часть наших сил”.

“Мы подготовим всех, кого успеем, - ответил практично Лотар, уже размышляя о том, как разместить войска, которых передали ему короли. - Мы встанем перед орками, как только они появятся. Но пока есть еще немного времени”.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   24

перейти в каталог файлов


связь с админом