Главная страница
qrcode

М. Манн - Власть в XXI столетии. Power in the 21st centuryconversations with John Hallmichael mannp oli ty власть в XXI столетии


НазваниеPower in the 21st centuryconversations with John Hallmichael mannp oli ty власть в XXI столетии
АнкорМ. Манн - Власть в XXI столетии.pdf
Дата10.01.2018
Размер4.72 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файлаM_Mann_-_Vlast_v_XXI_stoletii.pdf
оригинальный pdf просмотр
ТипДокументы
#55460
страница1 из 16
Каталогid41126839

С этим файлом связано 86 файл(ов). Среди них: и ещё 76 файл(а).
Показать все связанные файлы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16
СЕРИЯ П О ЛИТ И ЧЕСКА ЯТЕ ОРИ Я

POWER IN THE
21ST CENTURY
Conversations with John Hall
MICHAEL MANN
P OLI TY
ВЛАСТЬ В XXI СТОЛЕТИИ
беседы с Джоном А. Холлом
МА Й КЛ МАНН
П еревод с английского КОНСТАНТИН А БАНДУР О В С КОГО Издательский дом Высшей школы экономики МОСКВА
УДК
316.334.3
ББК
60.56 МС оставит ель серии ВАЛЕРИЙ АН А Ш ВИЛИ Научный редактор АРТЕМ СМИРНО В
Дизайн серии ВАЛЕРИЙ КОРШУНОВ bbМанн, ММ Власть в X X I столетии беседы с Джоном АХ о л лом Текст / перс англ. КБ ан дур овск ого под ред А. Смирнова; Нац. исслед. унт Высшая школа экономики МИ зд. дом Высшей школы экономики с. — (Политическая теория экз. — ISBN

9 7 8 -5 -7 5 9 8 -1 2 1 0 -4 (в пер.).
Майкл Манн принадлежит к числу наиболее влиятельных социологов нашего времени. Его четырехтомник Источники социальной власти, последний том которого был завершен лишь недавно, изменил наши представления о власти и переписал историю человеческих обществ. Всякий, кто интересуется пониманием того как сформировался современный мир, как мы пришли к тому, что имеем сегодня, и куда мы, скорее всего, двинемся дальше, не может позволить себе игнорировать эту современную классику. Этане большая и доступная книга, представляющая собой запись бесед с британским политическим социологом Джоном Холлом, служит идеальным введением в работы и идеи одного из наиболее оригинальных социологов XXI в. Студенты и ученые сочтут эту книгу бесценной, а простые читатели увидят в ней ясный, проницательный и мастерский обзор ключевых вызовов, с которыми мы столкнемся в ближайшие годы и десятилетия.
УДК 316.334.3
ББК Перевод книги Michael Mann. Power in the 21st Century. Conversations with
John A. Hall. Публикуется по соглашению с Polity Press Ltd., Право Майкла Манна и Джона А. Холла называться авторами данного произведения подтверждено в соответствии с UK Copyright, Designs and Patents Act 1998.
ISBN 978-0-7456-5322-8 (англ)
Copyright © Michael Mann and John A. Hall 2011
ISBN 978-5-7598-1210-4 (рус)
© Перевод на рус. яз, оформление.
Издательский дом Высшей школы экономики, 2014
СОДЕРЖАНИЕ bВ ВЕДЕНИЕ ЧАСТЬ ПЕРВАЯ ВЛАСТИ В ДИНАМИКЕ. КАПИТАЛИЗМ. МИЛИТАРИЗМ. ПОЛИТИЧЕСКАЯ ВЛАСТЬ. КОНЕЦ ИДЕОЛОГИИ. МОДЕЛИ, КЛЕТКИ ПРОМЕЖУТКИ ИДИ А Л Е К ТИКА. ЧАСТЬ ВТОРАЯ
П Р ИРОДА СОЦИАЛЬНЫХ ИЗМЕНЕНИЙ. ГОСУДАРСТВА, СИЛЬНЫЕ bbИ СЛАБЫЕ. РОЛЬ ГРУПП. РЕЗУЛЬТАТЫ УСЛОВИЯ СОВРЕМЕННОСТИ. ГРОЗЯЩИЙ НАМ КРИЗИС. ЗАКЛЮЧЕНИЕ. ЛИТЕРАТУРА ВВЕДЕНИЕ Я всегда считал Майкла Манна Максом Вебером нашего поколения. Самым очевидным основанием для этого является его главное теоретическое требование для того чтобы понять историю прошлого и очертить контуры нашего современного мира, необходимо принимать во внимание различные источники социальной власти. Не менее важен и фантастический исторический диапазон обоих мыслителей, соединенный с поразительной способностью воспринимать и сплавлять воедино огромное количество эмпирических свидетельств. Конечно, имеются тонкие различия, и о некоторых из них Манн упоминает в конце настоящей книги. Внимание Вебера к экономической, политической и идеологической формам власти Манн развивает до четырехчастной схемы, в которой к этим известным трем формам добавляется акцент на автономию военной власти. Таким образом, возникает различие в подходах. Манн не вполне следует Веберу, который создавал обширные исследования, посвященные различным цивилизациям, не считая некоторых поразительных экскурсов в этом направлении. Но решающее различие лежит в области нормативного. Невозможно преувеличить влияние на Вебера Ниц ­
ше, которое наделе приводило к разочаровывающим результатам, а порой к политическим взглядам, допускавшим пренебрежение либеральной демократией и, по сути, одобрение национализма наряду с утверждением о необходимости харизматического лидера, для того чтобы вытянуть общество из трясины бессмысленного потребления. Напротив, М анн — преданный Это утверждение я уже довольно подробно обосновывал в моих Политических вопросах. Полные выходные данные этого и всех других текстов, упомянутых в публикуемых беседах, приведены в конце книги
ВЛАСТЬ В X X I СТОЛЕТИИ социал-демократ, что как нельзя лучше показано в этой книге. Но это укрепляет ощущение того, что он действительно Макс Вебер нашего времени. Манноза бочен тем, как мы сейчас понимаем историю, но основывает свою работу на ценностях, которые ближе к нашим собственным.
Хотя работы Манна очень хорошо известны, возможно, полезно будет напомнить некоторые из его наиболее значимых попыток понять общество. Он рассказал нам, что приступил к развитию инструментов для понимания истории как целого в 1972 г, считая тогда, что сможет быстро справиться с этим в рамках одной книги. Но, к счастью для нас, он не сумел этого осуществить Вместо этого Манн одарил нас увесистыми томами, переполненными деталями, касающимися ключевых поворотных моментов, трудами, нацеленными как на развитие социологической теории, таки на улучшение понимания общества.
Первый том Источников социальной власти, известный под названием История власти сначала дог. нашей эры, — особенно захватывающая книга, и не только потому, что в ней была введена новая теоретическая схема. С одной стороны, охват обширного диапазона истории означал, что теоретические положения должны были лишь в общих чертах подкрепляться историческими деталями. С другой — трактовка передвижения переднего края власти от Ближнего Востока до Северо-Западной Европы порождала большое повествование, увлекающее читателя ослепительными экскурсами в историческое развитие мира. Возникали и большие непредвиденные радости описание пути, по которому сельское хозяйство пришло к расцвету благодаря созданию сети каналов ранними земледельцами в долинах великих рек анализ ранних империй, ив особенности сложное описание взлета и падения Рима блестящий экскурс, основанный на оригиналь­
Введение ном понимании идеологической власти в период возникновения мировых религий, и объяснение возвышения враждующих государств Северо-Западной Европы до мировых держав.
Этот первый том Источников сделал Манна известными в это время он перешел из Лондонской школы экономики в Калифорнийский университет, где работает до сих пор. Второй том, Возвышение классов и национальных государств в 1760-1914 гг.», напротив, привлек гораздо меньше внимания. Эта книга более плотно заполнена массой эмпирических деталей возможно, это привело к тому, что многие читатели не смогли быстро ухватить множество различных новых идей, содержащихся там. В этой книге используется тот же подход к четырем источникам власти, описывающий наиболее могущественные силы, главным образом через взаимодействия великих держав Северо-Западной Европы на протяжении долгого XIX в. В этом томе особенно поразительны части, посвященные ключевым факторам общественной жизни, — что делает удивительным относительное пренебрежение, выказанное, по крайней мере как мне представляется, этой книге. Главы о современном государстве просто блестящи и являются удивительной tour de force2. Столь же важно тщательное объяснение природы классового действия с особым акцентом на том, как взаимодействие с государствами определяет специфику социальных движений. На протяжении всей книги проявляется тонкое понимание национализма, хотя оно сформулировано менее явно, чем в ключевых пассажах представленных в настоящем издании бесед. И конечно, важна последняя глава, описывающая тот момент, когда началась утрата господства европейцев сточки зрения мировой истории. Можно утверждать, что геополитическое со Демонстрацией силы фр. — Примеч. пер
ВЛАСТЬ В XXI СТОЛЕТИИ перничество между государствами внутри европейской сферы вело к повсеместному прогрессу — к рационализации государств и распространению экономических и политических новшеств. Но этот самый двигатель привел к огромным бедствиям, как только война соединилась с мощью индустрии.
События вмешиваются в академические планы точно также, как ив политические программы. В тот год, когда вышел второй том Источников, Манну бросили вызов на Пражской конференции по национализму, организованной Эрнестом Геллнером, задав вопрос об этнических чистках, происходивших тогда на Балканах. Результатом этого стало существенное отклонение от непосредственного завершения Источников, приведшее к написанию двух книг — Фашисты и Темная сторона демократии, исследующих ужасы
XX в. Эти взаимосвязанные книги, безусловно, могут служить образцом сравнительного историко-социо­
логического исследования. И конечно, писать их было непросто. Ведь самая впечатляющая особенность обеих книг — отказ считать тех, кто творил эти ужасные вещи, просто или исключительно воплощением зла. Вместо этого необходимо было понять смысл действий людей, следовало оценить и понять рациональность их действий. Этот подход поставил Манна перед большой проблемой, особенно, сточки зрения Дэвида
Лэйтина, когда речь зашла о темной стороне демократии. Выбор такого названия книги может показаться несколько опрометчивым, учитывая, что либеральная демократия практически не запятнала себя этническими чистками. Но это название все еще представляется мне смелыми осмысленным, заставляющим нас признать тот факт, что нормальные люди могут действовать отвратительным образом, этническая чистка может пользоваться поддержкой народа и что она не является чем-то спроектированным политическими дельцами, как принято зачастую считать.
ю
ВВЕДЕНИЕ Было и второе отступление от продолжения Источников, хотя оно также многим обогатило заключительный том, к которому мы вскоре обратимся. С 1986 г. Манн жил в Соединенных Штатах, наиболее могущественной державе мира, и все чаще размышляло ее характере. В чем-то это было обусловлено его крайней неприязнью к той части внешней политики, которая привела к вторжению в Ирак. Непоследовательная империя — полемическая книга, направленная против имперских притязаний Соединенных Штатов, в которой утверждается, что эти притязания необосно- ваны и обречены на провал. Позиция Манна выглядит здесь несколько шатко, особенно в вопросе о том, когда именно Соединенные Штаты могут утратить свое первенство. Второй причиной, почему Манн уделяет так много внимания Соединенным Штатам, является распространенное представление о том, что мировая политика находится на пороге перемен. Всего несколько лет тому назад все говорили об однополярном мире во главе с Соединенными Штатами теперь же всех интересует то, как Китай, а также, возможно, Индия и Бразилия смогут привнести элементы многополярности в мировую политику.
Заключительный том Источников теперь закончен. Следует иметь ввиду, что Манн немного колебался, выбирая подзаголовок для этого тома. Изначально он звучал как Глобализации, что относилось к различным процессам, объединяющим мир. Эти процессы обозначены ив подзаголовке, который используется в настоящее время — Империи, капитализм и Заключительные книги, Глобальные империи и революция, 1890-1945» и Глобализации, 1945-2011», были изданы в 2012 и 2013 гг. соответственно Mann М The Sources of So­
cial Power. Vol. 3: Global Empires and Revolution, 1890-1945.
Cambridge: Cambridge University Press, 2012; Mann M. The
Sources o f Social Power. Vol. 4: Globalizations, 1945-2011. Cam­
bridge: Cambridge University Press, 2013. — Примеч. пер
ВЛАСТЬ В XXI СТОЛЕТИИ национальные государства, — хотя, как мы увидим позже, он также может быть слегка скорректирован. Но суть этого тома тщательно обобщена в следующем комментарии, сделанном в беседе, которая состоялась в феврале 2010 г.:
Анализируя мирна протяжении долгого XX в, вплоть до настоящего времени, мы видим, что наиболее фундаментальными социальными институтами были капитализм, хотя они оспаривался социалистическими фашистским способами производства, и национальные государства, хотя ведущие государства поначалу были еще и империями, а одно из них до сих пор остается ею Таким образом , например, глобализация (слово, которое на самом деле должно употребляться во множественном числе) подразумевает три основных принципа глобализацию капитализма, глобализацию национального государства и появление первой глобальной империи американской. Капитализм порождает классовую борьбу, в то время как национальные государства и империи геополитику, войны, а иногда и гражданские войны. Все они порождают идеологии, которые в этот период были главным образом светскими, а не религиозными. Это — предмет моей новой работы (с. 17 наст. изд.).

Учитывая этот комментарий и обращаясь к нему время от времени, читатели смогут ориентироваться в книге.
Таким образом, долгое интеллектуальное путешествие подошло к концу. Цель настоящей книги, состоящей из интервью, заключается в том, чтобы задать Манну вопросы о социальных структурах, которые ограничивают нас, и о возможностях, которые остаются у нас в этом, не таком уж новом столетии. Следует пояснить, что обсуждение не ограничивается только этим заключительным томом, хотя некоторые из моих вопросов объясняются тем, что я прочел его рукопись вначале г. Вместо этого внимание сосредоточено на текущей ситуации и наших жизненных возможностях в более широком смысле. Конечно, это предусматри­
12
ВВЕДЕНИЕ вает критику, призванную выявить предположения, содержащиеся в его трудах. Я очень надеюсь, что эти интервью позволят увидеть весь его проект в целом и побудят нас к размышлениям об особенностях нашего времени.
Джон А. Холл
ВЛАСТИ В ДИНАМИКЕ
Ч АС Т Ь ПЕРВАЯ.
Капитализм
Дж. X .: Начнем наше обсуждение источников социальной власти с рассмотрения экономической сферы. Вы полагаете, как мне кажется, что капитализм сейчас твердо укрепился в качестве доминирующей экономической системы эпохи.
М. М Позвольте мне сначала вкратце обрисовать место капитализма среди источников социальной власти. Мое общее утверждение состоит в том, что существует четыре основных источника — идеологический, экономический, военный и политический — и что, имея дело с макросоциологическими проблемами, необходимо принимать во внимание все четыре. Анализируя мирна протяжении долгого XX в, вплоть до настоящего времени, мы видим, что наиболее фундаментальными социальными институтами были капитализм, хотя они оспаривался социалистическими фашистским способами производства, и национальные государства, хотя ведущие государства поначалу были еще и империями, а одно из них до сих пор остается ею. Таким образом, например, глобализация (слово, которое на самом деле должно употребляться во множественном числе) подразумевает три основных принципа глобализацию капитализма, глобализацию национального государства и появление первой глобальной империи — американской. Капитализм порождает классовую борьбу, в то время как национальные государства и империи — геополитику, войны, а иногда и гражданские войны. Все они порождают идеологии, которые в этот период были главным образом светскими, а не религиозными. Это — предмет моей новой работы, особенно третьего тома Источников социальной власти, который я в настоящее время заканчиваю
ВЛАСТЬ В X X I СТОЛЕТИИ На ваш вопрос следует ответить утвердительно да, капитализм прочно укрепился в современном мире, и это становится все более явным. Поскольку он распространился во всем мире, никакой альтернативы ему сточки зрения экономической власти сейчас не существует. Но капитализм менялся стечением времени и принимал различные формы. В частности, права рабочих в более развитых странах сегодня гораздо шире тех, что были у них в XIX в. По мере развития капитализма на него накладывалось все больше социальных и правовых ограничений. Практически все население приобрело то, что Т.Х. Маршалл называл социальным гражданством, право участвовать в со­
циально-экономической жизни нации, те. в капитализме. Конечно, это все еще капитализм в том смысле, что сохраняется частная собственность на средства производства, рабочий отделен от контроля над этими средствами, и все большая часть общественной жизни приспособлена для капиталистической погони за на­
живой.
Дж. X Можно ли говорить о том, что капитализм еще больше укрепился в том смысле, что, когда он столкнулся со значительным кризисом в 2007-2008 гг., то с ним справились намного более эффективно, чем стем, который имел место в 1929 г.?
М. М Пожалуй, но кризис еще не закончился. По сравнению с 1929 г. появились два очевидных усовершенствования. Во-первых, правительства сейчас играют более важную роль в регулировании, чем тогда, поэтому им легче осуществлять вмешательство, реализуя понятную политику, которая проводилась в течение долгого времени, а также предпринимать краткосрочные корректирующие меры. Во-вторых, и это, возможно, более важно, сегодня существует гораздо более тесное международное сотрудничество в организации капитализма, чем в 1929 г. Тогда, в х годах, прово­
18

I. КАПИТАЛИЗМ дились девальвации и вводились таможенные тарифы, что делало процесс восстановления мировой экономики более сложным. Сейчас трудно сказать, насколько быстрым будет восстановление, но пока это похоже на большой спада не на Великую депрессию, и, вероятно, он не будет настолько значительным, как спад 1929 г. Это сотрудничество также более глобально, в том смысле, что баланс сил в мировой экономике несколько сместился с Запада на Восток. В процессе восстановления лидирует Азия, а не Запад. Это показывает, что капитализм укрепился во всем мире, а также и то, что он стал более разнообразным.
Дж. Можно ли ожидать, что после этого кризиса, особенно если он вызовет серьезную рецессию, появится больше возможностей для регулирования капитализма В течение какого-то времени, когда Барак
Обама только стал президентом, казалось, что банкам в Соединенных Штатах придется смириться с более жесткими мерами регулирования, но теперь они, похоже, научились противостоять этим мерам.
М. М Я ожидаю, что в этом вопросе будет найден компромисс. Думаю, что американские банки на самом деле несколько более уязвимы перед политическим давлением, чем британские. Как республиканцы, таки демократы противопоставляют «Уолл-стрит» (плохих парней) и Главную улицу (обычных американцев. Я ожидаю, что американская экономика станет немного более регулируемой. Кроме того, существует третье важное различие между нашим временем и 1929 г отсутствие в настоящий момент серьезной организованной и идеологической оппозиции капитализму. После
1929 г. поднялись волны как левой, таки правой оппозиции, социализма и фашизма. Ничего подобного сейчас не наблюдается, и это еще один показатель того, насколько прочны позиции капитализма сегодня. Возможно, что благодаря немного возросшему междуна­
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16

перейти в каталог файлов


связь с админом