Главная страница
qrcode

ПРИНЦЕССА КЛЕВСКАЯ. Принцесса клевская книгопечатник читателю


НазваниеПринцесса клевская книгопечатник читателю
АнкорПРИНЦЕССА КЛЕВСКАЯ.doc
Дата01.11.2017
Размер0.91 Mb.
Формат файлаdoc
Имя файлаПРИНЦЕССА КЛЕВСКАЯ.doc
ТипДокументы
#45442
страница2 из 17
Каталогid26689050

С этим файлом связано 8 файл(ов). Среди них: ПРИНЦЕССА КЛЕВСКАЯ.doc, Рабочая программа курса.doc, 2012-2013 РАСПИСАНИЕ 1 семестра - осеннего - с...xls, Списоньки 2.1.xlsx, Результаты пересдачи 12.03.13.docx.
Показать все связанные файлы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17
Часть первая

223

фрейлина и подруга госпожи де Шартр, услышав этот разговор, подошла к

принцессе и тихонько ей сказала, что принц Клевский, без сомнения, видел

мадемуазель де Шартр. Мадам, обратившись к нему, сказала, что, если он пожелает

заехать к ней завтра, она покажет ему ту красавицу, что так его поразила. В самом

деле, мадемуазель де Шартр появилась на следующий день; обе королевы

приняли ее с такой любезностью, какую только можно вообразить, и все так ею

восхищались, что она слышала вокруг одни похвалы. Она принимала похвалы с такой

благородной скромностью, что, казалось, они до нее не долетают и уж во всяком

случае ее не трогают. Затем она отправилась к Мадам, сестре короля.

Принцесса, воздав должное ее красоте, рассказала ей о том изумлении, в которое она

повергла принца Клевского. Через минуту вошел и принц.

«Идите сюда, — сказала ему Мадам, — и убедитесь, что я сдержала слово

и что мадемуазель де Шартр и есть та красавица, которую вы ищете;

поблагодарите меня хотя бы, что я открыла ей, какое восхищение ею вы

испытываете».

Принц Клевский с радостью узнал, что особа, которая показалась ему столь

пленительной, была происхождения такого же благородного, как ее красота.

Он подошел к ней и просил ее запомнить, что он восхитился ею первым и, не

зная ее, испытывал к ней должное почтение.

От Мадам он вышел вместе с шевалье де Гизом, своим другом. Поначалу

они согласно восхваляли мадемуазель де Шартр. Затем они сочли, что

слишком ее хвалили, и оба перестали высказывать свои мысли о ней вслух. Но в

последующие дни они принуждены были говорить о ней повсюду, где бы ни

встречались. Новая красавица долго составляла предмет всех разговоров.

Королева очень ее хвалила и выказывала к ней необыкновенное

благорасположение; королева-дофина сделала ее своей любимицей и просила госпожу

де Шартр почаще ее привозить. Принцессы, дочери короля, посылали за ней,

чтобы она участвовала во всех их развлечениях. Одним словом, ею

восхищался весь двор, кроме госпожи де Валантинуа. Не появление новой красавицы

ее огорчало: она слишком хорошо знала короля и понимала, что с ним ей

нечего опасаться; но она так ненавидела видама де Шартра (которого

желала бы держать при себе, выдав за него одну из своих дочерей, и который был

связан с королевой), что не могла благосклонно смотреть ни на кого, кто

носил его имя и к кому он, очевидно, питал самые добрые чувства.

Принц Клевский страстно влюбился в мадемуазель де Шартр и пылко

стремился на ней жениться; но он страшился, что госпожа де Шартр сочтет свою

гордость оскорбленной, если выдаст дочь за человека, который не был

старшим в своем роду. Но этот род стоял так высоко и старший в нем, граф д'Э34,

недавно женился на девице столь близкой к королевскому дому, что истинной

причиной опасений принца Клевского была скорее робость, порожденная

любовью, чем подлинные обстоятельства. У него оказалось множество

соперников; шевалье де Гиз представлялся ему самым грозным благодаря его

происхождению, достоинствам и тому блеску, что придавало его дому

благорасположение короля. Шевалье влюбился в мадемуазель де Шартр в тот самый день,

как ее увидел; он распознал чувства принца Клевского, равно как и принц рас-

224

Принцесса Клевская

познал его чувства. Хотя они и были друзьями, охлаждение, возникающее из

тождества притязаний, не позволяло им объясниться; дружба их слабела, а они

так и не находили сил поговорить откровенно. То, что принцу Клевскому

случилось первым увидеть мадемуазель де Шартр, давало ему, как он считал,

некое преимущество перед соперниками; но он предвидел серьезные

препятствия со стороны герцога де Невера, своего отца. Герцог был в тесных

сношениях с герцогиней де Валантинуа; она враждовала с видамом, и этого было

довольно, чтобы герцог не одобрил мечты своего сына о племяннице видама.

Госпожа де Шартр, которая приложила столько стараний, чтобы внушить

дочери добродетели, не оставила своих усилий при дворе, в том месте, где они

были особенно необходимы и где являлось столько опасных примеров.

Честолюбие и нежные страсти были душою этого двора и равно владели сердцами

мужчин и женщин. Здесь было столько различных интересов и козней, дамы

принимали во всем этом такое участие, что к делам всегда примешивалась

любовь, а к любви — дела. Никто не оставался покоен или равнодушен; все

стремились возвыситься, понравиться, услужить или навредить; никто не знал

ни скуки, ни праздности, и все были постоянно заняты удовольствиями или

интригами. Дамы образовали кружки вокруг королевы, королевы-дофины,

королевы Наваррской35, Мадам, сестры короля, и герцогини де Валантинуа. В

какой кружок войти, зависело от склонностей, соображений приличия или

сходства нравов. Те, кто были уже не первой молодости и исповедовали

добродетель более строгую, тянулись к королеве. Те, кто были помоложе и

искали радостей и любовных приключений, толпились вокруг королевы-дофины.

Своих приближенных имела и королева Наваррская; она была молода и

обладала властью над королем, своим супругом; а тот был связан с коннетаблем и

потому очень влиятелен. Мадам, сестра короля, не утратила красоты и

привлекала к себе многих дам. Герцогиня де Валантинуа заполучала всех, кого

удостаивала взглядом; но лишь немногие женщины были ей приятны, и за

исключением нескольких, пользовавшихся ее близостью и доверием и схожих с нею

нравом, она принимала женщин только в те дни, когда ей угодно было

собирать у себя такой же двор, как у королевы.

Все эти кружки соперничали и враждовали между собой; составлявшие их

дамы ревновали также друг к другу — кто повелительницу, кто любовника;

заботы о власти и почестях сплетались с заботами менее важными, но не менее

жгучими. Таким образом при дворе царило постоянное возбуждение, впрочем,

не нарушавшее порядка; это делало жизнь там весьма приятной, хотя и

весьма опасной для юной девушки. Госпожа де Шартр видела эти опасности и

помышляла лишь о том, как уберечь от них свою дочь. Она просила дочь, не как

мать, но как подруга, пересказывать все любезности, которыми осыпали

девушку, и обещала помочь ей вести себя как подобает в обстоятельствах, порой

затруднительных в молодости.

Шевалье де Гиз настолько не скрывал своих чувств к мадемуазель де

Шартр и своих намерений относительно нее, что они были всем известны.

Однако он видел, что желания его совершенно неисполнимы; он хорошо знал,

что не может быть подходящей партией для мадемуазель де Шартр, так как

Часть первая

225

имения его было недостаточно, чтобы вести жизнь, достойную его положения;

и столь же хорошо он знал, что братья будут недовольны его браком, опасаясь

того ущерба, который наносит обыкновенно знатным родам женитьба младших

сыновей. Кардинал Лотарингский вскоре доказал ему, что он не ошибся;

кардинал осудил его страсть к мадемуазель де Шартр и высказал это с

необычайной горячностью, но истинных причин не назвал. Кардинал питал к видаму

ненависть, в ту пору еще тайную, но затем вышедшую наружу. Он скорее

согласился бы на союз своего брата с кем угодно другим, чем с видамом, и

заявлял о своем неодобрении столь открыто, что это чувствительно задело

госпожу де Шартр. Она приложила большие старания, чтобы показать, что

кардиналу Лотарингскому нечего опасаться и что она и не помышляет об этом браке.

Видам сделал то же самое; он был оскорблен поведением кардинала еще

больше, чем госпожа де Шартр, ибо лучше знал его подоплеку.

Принц Клевский делал не менее очевидными свидетельства своей страсти

к мадемуазель де Шартр, чем шевалье де Гиз. Герцог де Невер огорчился,

узнав об этом; однако он думал, что ему достаточно поговорить с сыном, и тот

переменится; он очень удивился, обнаружив, что принц твердо намерен

жениться на мадемуазель де Шартр. Герцог осудил это намерение, разгневался и

настолько не таил своего гнева, что слух о его причине быстро распространился

при дворе и достиг ушей госпожи де Шартр. Она не сомневалась в том, что

герцог должен считать брак с ее дочерью честью для сына; она была крайне

удивлена тем, что и дом Клевских, и дом Гизов противились такому союзу, а

не желали его. Она была настолько раздосадована, что стала искать для дочери

такую партию, которая поставила бы ее выше тех, кто считал ее ниже себя. Все

продумав, она остановилась на принце-дофине, сыне герцога де Монпансье36.

Ему пришла пора жениться, и выше него при дворе не было никого. Так как

госпожа де Шартр была очень умна и ей помогал видам, пользовавшийся

большим влиянием, а ее дочь и вправду была прекрасной партией, то ей удалось

повести дело столь искусно и успешно, что герцог де Монпансье как будто бы

пожелал этого брака, и казалось, никаких трудностей здесь появиться не

может.

Видам, зная преданность господина д'Анвиля королеве-дофине, решил, что

следует использовать власть дофины над ним, чтобы подвигнуть его

действовать на пользу мадемуазель де Шартр при сношениях с королем и принцем де

Монпансье, который был ему близким другом. Видам поговорил об этом с

дофиной, и та с радостью вступила в дело, где речь шла о возвышении весьма

любезной ее сердцу особы; она засвидетельствовала это видаму и заверила его,

что, хотя отлично знает, сколь неприятно будет ее поведение кардиналу

Лотарингскому37, ее дяде, она охотно переступит через эти соображения, ибо у нее

есть причины сетовать на него, и он всякий раз берет сторону королевы

против собственной племянницы.

Влюбленные всегда рады предлогу поговорить с теми, кого любят. Как

только видам вышел от дофины, она велела Шатляру, любимцу господина

д'Анвиля38, знавшему о страсти, которую тот к ней питал, передать ему от ее имени,

чтобы он вечером был у королевы. Шатляр принял поручение весьма радост-

15. Заказ № К-6559

226

Принцесса Клевская

но и почтительно. Этот дворянин принадлежал к родовитому семейству из

Дофине; но достоинствами и умом он был выше своего происхождения. Все

вельможи при дворе принимали его и весьма учтиво с ним обходились, а

благорасположение дома Монморанси особо сблизило его с господином д'Анви-

лем. Он был хорош собой и искусен во всех упражнениях; он приятно пел,

сочинял стихи и имел нрав влюбчивый и пылкий, который настолько пришелся

по душе господину д'Анвилю, что тот сделал его поверенным своей любви к

королеве-дофине. Посвященность Шатляра в это чувство приблизили его к

дофине, и частые встречи с ней положили начало той злосчастной страсти,

которая лишила его разума и в конце концов стоила ему жизни.

Господин д'Анвиль поспешил вечером к королеве; он был счастлив, что

дофина избрала его в помощники, чтобы добиться того, чего желала, и обещал

неукоснительно повиноваться ее приказаниям. Но госпожа де Валантинуа,

прознав об этих брачных планах, воспротивилась им так умело и настроила короля

так неблагоприятно, что, когда господин д'Анвиль о том с ним заговорил,

король дал ему понять, что не одобряет этого замысла и даже велел известить об

этом принца де Монпансье. Судите же, что испытала госпожа де Шартр,

когда разрушилось то, чего она так горячо желала, и неудача дала такое

преимущество ее врагам и причинила такой вред ее дочери.

Королева-дофина высказала мадемуазель де Шартр, вместе с самыми

добрыми чувствами, свое огорчение оттого, что не смогла оказаться ей полезной.

«Вот видите, — говорила она, — мало что в моей власти; королева и

герцогиня де Валантинуа так меня ненавидят, что едва ли может случиться, чтобы

они, сами или с помощью тех, кто от них зависит, не расстроили все, чего я

желаю. А между тем, — продолжала она, — я всегда старалась угождать им; они

же ненавидят меня единственно из-за моей матери-королевы , которая

некогда вызывала у них тревогу и ревность. Король был в нее влюблен до того, как

началась его связь с госпожой де Валантинуа; и в первые годы своей женатой

жизни, когда у него еще не было детей, он хотя и любил герцогиню, но

казалось, готов был расторгнуть брак, чтобы жениться на моей матери. Госпожа де

Валантинуа, опасаясь женщины, которую он уже любил когда-то и которая

своей красотой и умом могла оттеснить ее, объединилась с коннетаблем,

также не желавшим, чтобы король женился на сестре господ де Гизов. Они

склонили на свою сторону покойного короля, и хотя он, любя королеву, смертельно

ненавидел герцогиню де Валантинуа, но старался вместе с ними

воспрепятствовать разводу сына. А для того, чтобы лишить его всякой надежды жениться на

моей матери, они выдали ее замуж за короля Шотландии, который остался

вдовцом после смерти принцессы Мадлены, сестры короля;40 они поступили так

потому, что этот брак можно было заключить самым быстрым образом, и

нарушили обещания, данные королю Англии, пылко ее домогавшемуся. Такой обман

едва не стал причиной разрыва между двумя государями. Генрих VTQ был

безутешен оттого, что не смог жениться на моей матери, и, какую бы другую

французскую принцессу ему ни предлагали, он неизменно отвечал, что она никогда

не заменит той, кого у него отняли. И вправду, красота моей матери была

совершенна, и примечательно, что ее, вдову герцога де Лонгвиля, хотели взять в жены

Часть первая

227

три короля; злая судьба отдала ее наименее могущественному и забросила в

страну, где ее ожидали одни невзгоды. Говорят, что я на нее похожа; боюсь, как

бы я не напоминала ее и горьким жребием, и, какое бы счастье мне ни сулили,

я не верю, что смогу им наслаждаться».

Мадемуазель де Шартр сказала королеве в ответ, что эти дурные

предчувствия имеют столь мало оснований, что она недолго будет их хранить и не

должна сомневаться в том, что для нее все упования на счастье сбудутся.

Никто более не смел и помышлять о мадемуазель де Шартр, опасаясь

прогневить короля или получить отказ от особы, притязавшей на принца крови.

Принца Клевского ни одно из этих соображений не останавливало.

Случившаяся в то время смерть герцога де Невера41, его отца, давала ему полную свободу

следовать влечению своего сердца, и, едва миновал положенный для траура

срок, он не мог думать ни о чем ином, как только о женитьбе на мадемуазель

де Шартр. По счастью для него, он сделал бы ей предложение как раз тогда,

когда обстоятельства устранили возможность других партий, и он мог быть

почти уверен, что она ему не откажет. Однако радость его омрачалась страхом,

что она не чувствует к нему склонности, и он предпочел бы счастье

нравиться ей уверенности в том, что может на ней жениться, не будучи ею любим.

Шевалье де Гиз вызывал в какой-то мере его ревность; но так как ревность

эта была основана скорее на достоинствах шевалье, чем на каком-либо

поступке мадемуазель де Шартр, то он заботился только о том, чтобы узнать,

счастлив ли он настолько, что она благосклонно взглянет на его намерения. Он

встречал ее только у королев или на званых приемах; поговорить с нею наедине

было нелегко. Однако же он нашел средство это сделать и высказал ей свои

намерения и свою любовь самым почтительным образом; он умолял ее

открыть, какие чувства она питает к нему, и прибавил, что его чувства к ней

такого свойства, что он был бы навеки несчастлив, если б она повиновалась воле

своей матери, следуя единственно лишь дочернему долгу.

Поскольку сердце у мадемуазель де Шартр было возвышенное и очень

доброе, поведение принца Клевского родило в ней живую признательность. Эта

признательность придала ее ответным словам видимость нежности, которой

человеку, влюбленному так страстно, как принц, было довольно для надежды,

и он радовался исполнению части своих желаний.

Она поведала матери об этой беседе, и госпожа де Шартр ей сказала, что

принц наделен таким благородством и замечательными достоинствами, в нем

видна столь редкая по его летам рассудительность, что если сердце склоняет

ее дочь к этому браку, то она с радостью даст свое согласие. Мадемуазель де

Шартр отвечала, что она тоже заметила в принце эти прекрасные достоинства

и что брак с ним даже был бы для нее менее неприятен, чем с кем-либо

другим, но что никакой особой склонности к нему она не чувствует.

На следующий день принц объяснился с госпожой де Шартр; она

приняла его предложение и не страшилась выдавать дочь замуж за человека,

которого та не могла любить, коль скоро человеком этим был принц Клев-

ский. Заключили брачный контракт, сообщили королю, и вскоре об этом

браке стало известно всем.

228

Принцесса Клевская

Принц Клевский был счастлив, но все же не так, как желал. Он видел с

болью, что мадемуазель де Шартр испытывала к нему всего лишь уважение и

благодарность, и не мог обманывать себя, что чувства более пылкие она

скрывает, поскольку их отношения жениха и невесты позволяли бы ей их

выказывать, не оскорбляя ее сугубой стыдливости. Не проходило дня, чтобы он не

пенял ей на это.


— Возможно ли, — говорил он ей, — чтобы я не был счастлив, женясь на вас?

А между тем это так. Вы просто добры ко мне, этого не может быть мне

довольно; в вас нет ни тревоги, ни грусти, ни нетерпения; моя страсть волнует вас

не больше, чем волновали бы вас домогательства, основанные единственно на

преимуществах вашего состояния, а не на ваших собственных чарах.

— У вас нет причин жаловаться, — отвечала она, — не знаю, чего вы

можете желать сверх того, что я делаю, и мне кажется, что правила приличия не

позволяют мне делать больше.

— Правда, — возражал он, — вы даете мне некие знаки благосклонности, и

я довольствовался бы ими, если бы за ними таилось нечто иное; но правила

приличия не сдерживают вас, напротив, они одни заставляют вас делать то, что вы

делаете. Я не тронул ни ваших чувств, ни вашего сердца, и в моем присутствии

вы не испытываете ни радости, ни волнения.

— Вы не можете сомневаться, — отвечала она, — что я рада вас видеть, и я

так часто краснею при встрече с вами, что вы не можете также сомневаться и

в том волнении, которое у меня вызываете.

— Ваш румянец не обманывает меня, — произнес принц, — причиной ему

стыдливость, а не движение сердца, и я не приписываю ему иного значения,

более мне приятного.

Мадемуазель де Шартр не знала, что на это ответить; такие тонкости были

выше ее разумения. Принц Клевский слишком ясно видел, как далека была она

от тех чувств, которые могли бы его удовлетворить, ему казалось даже, что она их

и не понимает.

Незадолго до их свадьбы вернулся из путешествия шевалье де Гиз. Он

видел столько непреодолимых преград своим намерениям жениться на

мадемуазель де Шартр, что не мог питать никаких надежд; и все же ему было

больно узнать, что она станет женой другого. Эта боль не угасила его страсти и не

умерила любви. Мадемуазель де Шартр не была в неведении относительно тех

чувств, что питал к ней шевалье. Он признался ей по возвращении, что это она

была причиной той глубокой грусти, которая омрачала его лицо. Он имел

столько достойных и приятных качеств, что трудно было, делая его

несчастным, не испытывать к нему никакой жалости. И мадемуазель де Шартр не

могла от нее удержаться; но эта жалость не рождала в ней никаких иных

чувств; она рассказала матери о том, как огорчала ее влюбленность шевалье.

Госпожа де Шартр удивлялась искренности дочери, и по справедливости,

ибо ни у кого еще это свойство не было столь велико и естественно; но не

меньше она удивлялась тому, что сердце ее так и осталось нетронутым, а еще

больше — тому, что и принц Клевский не тронул его, как и другие. Поэтому

госпожа де Шартр прилагала много усилий, чтобы внушить дочери привязанность

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17

перейти в каталог файлов


связь с админом