Главная страница
qrcode

Москаленко В.Д. - Когда любви слишком много. Профилактика любовной зависимости. Профилактика любовной зависимости психотерапия


НазваниеПрофилактика любовной зависимости психотерапия
АнкорМоскаленко В.Д. - Когда любви слишком много. Профилактика любовной зависимости.doc
Дата24.10.2017
Размер1.16 Mb.
Формат файлаdoc
Имя файлаМоскаленко В.Д. - Когда любви слишком много. Профилактика любовн
ТипРуководство
#44298
страница5 из 9
Каталогid37808137

С этим файлом связано 50 файл(ов). Среди них: Вовк і семеро козенят.ppt.ppt, Бременскі музиканти.ppt.ppt, Бедлер Р., Гриндер Д., Сатир В. - Семейная терапия и НЛП - 1999., Analiz_rechevoy_kommunikatsii.pdf, Skazka_v_treninge_Stishenok.pdf и ещё 40 файл(а).
Показать все связанные файлы
1   2   3   4   5   6   7   8   9

46

Правда при здоровых взаимоотношениях это случается вре­мя от времени, а не постоянно.

Не бойся говорить о своих желаниях. Твой страх связан с боязнью еще большего разочарования. Встретиться ли­цом к лицу с дискомфортом, пережить его необходимо для дальнейшего развития ваших отношений. В парах выраба­тываются свои нормы приемлемых ожиданий и степень их удовлетворения. Выразить и обсудить свои потребности — самый первый шаг, который должны сделать двое.

П. Если я не буду контролировать себя полностью, то жизнь превратится в хаос и счастье развалится.

В реальной жизни человек действительно несет ответ­ственность за свою жизнь, контролирует различные обсто­ятельства жизни, принимая решения, соглашаясь и не со­глашаясь с другими людьми. Чувство контроля над проис­ходящими событиями важно не только для хорошего самочувствия, но и является условием выживания. Одним из условий. Бывают в жизни, однако, такие моменты, когда контроль и ответственность следует разделить с другими, а иногда и полностью уступить другим.

Вопросы контроля (себя и ситуаций) становятся само­довлеющими у людей, выросших в хаотичных семьях. Если вся жизнь — анархия, то кто-то же должен взять бразды правления в свои руки?

Взаимоотношения двоих — это не борьба за власть. Вза­имоотношения включают в себя равновесие понятий «беру» и «даю». Предполагается разделение ответственно­сти. Повторяю, не бери на себя больше пятидесяти процен­тов ответственности за происходящее у вас, двоих. Не спе­ши делать все дела, оставь что-нибудь и ему. Смелее при­нимай помощь, даже проси о помощи.

Вспомним нашу Таню. В детстве ей не удалось изменить проблемную ситуацию в семье. Контроль не был достиг­нут. Естественная реакция на неудачу — усиление контро­ля. Вот почему ей казалось, что в своей собственной семей­ной жизни она может все, даже горы своротить для дости-

47

жения счастья. Удалось ей это? Нет. Может, мало стара­лась? Я бы сказала, наоборот, слишком старалась. Взяла на себя всю ответственность за семейное счастье.

Таня и в юности, до замужества, была очень независи­ма. Бывало, в институте ей многие друзья предлагали по­мощь, но она всегда отказывалась — хотела все делать сама. «Я не хочу быть обязанной кому бы то ни было. Кроме того, никто не сделает мои дела так хорошо, как я сама» — вот девиз Тани.

Ей казалось, если она примет помощь, она потеряет час­тицу контроля над своей жизнью. Рухнет что-то важное, она станет или обязанной навеки, или зависимой. Тогда ей бу­дет нужна чья-то помощь. Разделенная с кем-то ответствен­ность ей неведома.

В доме она редко что-нибудь делала вдвоем с мамой. Таня была полновластной хозяйкой — ведь ни мама, ни папа не были доступны для совместных игр, дел. Ей было непонятно, как можно сделать лишь часть дела, она все делала сама, одна.

Таких семей, где женщина берет на себя все — все дела, всю заботу, всю ответственность — и уже не живет своей жизнью, а только контролирует жизнь своих близких, мно­го. Как близкие люди, чаще всего это члены семьи, себя при этом чувствуют? Плохо, конечно. А как себя чувствует контролирующая женщина? Еще хуже.

Что делать?

Отпусти. Учись отпускать вожжи управления жизнью, делиться с другими своей властью. Не соревноваться за пер­венство в семье, а сотрудничать, кооперироваться с близ­кими людьми. Почему же это так трудно дается?

Видишь ли, контроль, власть даже над собственной, а тем более над чьей-то жизнью сопряжены с приятными пе­реживаниями. Они делают человека более значимым в соб­ственных глазах, повышают его самоценность, уменьша­ют страх быть отвергнутым, а иногда и вызывают чувство наслаждения, упоения.

48

Почему некоторые женщины все делают сами, имея мужа и взрослых детей? Из-за желания стать незаменимы­ми в своем доме, то есть из эгоистических побуждений. Где-то глубоко в них живет неудовлетворенное желание быть любимыми. И тогда приходит такая мысль или смутно осоз­наваемое направление действий: если я не любима, то я стану незаменима.

Если тебе, моя девочка, непременно нужны сверхдости­жения, победы любой ценой, то твой характер может оже­сточиться. Твоим близким будет неуютно рядом с тобой, поскольку ты будешь командовать, манипулировать ими. Контролируя себя и жизненные ситуации, ты ощущаешь надежность, уверенность. С потерей контроля появляется чувство незащищенности.

Контролирующие люди не разрешают себе ослабить или прекратить контроль. Однако это необходимо. Поэто­му подумай, в каких областях жизни ты можешь ослабить контроль. Выбери наиболее безопасную область. Позже можешь перейти к более угрожающим для тебя сторонам жизни.

Ну что, например, случится, если ты позволишь принять решение своему другу (а, может, уже твоему мужу) о том, куда вы пойдете в ближайший выходной? Что случится, если ты не будешь брать ответственность за определенные об­ласти домашней или производственной жизни? По всей вероятности, кто-то другой возьмет на себя эту ответствен­ность. Результат, возможно, будет и отличаться от твоего собственного, но не исключено, что он будет даже лучше!

Помни, уступая другим людям контроль над ситуацией, сначала ты можешь почувствовать неуверенность, но — странное дело! — у тебя появится больше энергии, больше времени, чтобы расслабиться. Ты уже не будешь чувство­вать себя как натянутая струна, поскольку не будешь на­прягаться до предела, чтобы все и всех держать в своих руках. Одна «сверхконтролирующая» пациентка, научив­шись расслабляться, рассказывала мне: «Раньше я даже спала со сжатыми кулаками».

4-6306 49

В этот момент важно заполнить высвободившееся вре­мя чем-то очень интересным, приятным для тебя. «Что? Рас­слабиться? Поиграть? Но ведь совсем нет времени», — ска­зала мне тридцатилетняя женщина, которая умела только работать. А через два года она уже просила путевку в сана­торий, поскольку у нее обнаружились болезни, связанные со стрессом.

Сверхответственные трудоголики могут подумать или с кем-нибудь обсудить, как им хотелось бы развлечься, поиг­рать. Часто они и в детстве не играли. Теперь они очень серь­езные, очень занятые взрослые люди. Неловкость и даже ви­ну испытывают они, когда начинают заниматься «не делом».

Ты знаешь, моя девочка, что все мы, в том числе даже очень серьезные люди, временами хотим почувствовать себя раскованными, игривыми, даже смешными. Короче, внутри каждого взрослого живет ребенок с его способно­стью придумывать, дурачиться, веселиться, быть безза­ботным и естественным. Если же мы его задавили взяты­ми на себя обязанностями, удушили условностями, нам надо во что бы то ни стало освободить его из плена.

Давай для начала организуем свое свободное время: со­ставим список и отведем время для тех занятий, которые всегда нас привлекали, но мы их никогда себе не позволя­ли. Это обязательно должно быть что-то очень приятное. Что ты любишь? Пройтись? Сходить на выставку? Повя­зать? Посидеть под любимым деревом? Проехаться на ве­лосипеде? Порулить на автомобиле?

Может статься, что, прогуливаясь, ты первое время бу­дешь думать о накопившихся делах, о недописанной кур­совой работе. Имей в виду, требуется определенное вре­мя, чтобы научиться расслабляться и чувствовать себя комфортно. Меняй свою жизнь постепенно. Вместо того чтобы наблюдать, как отдыхают другие, отдыхай сама.

Длительное время ты стремилась доставлять удоволь­ствие своим родителям, начальству на работе, своему бли­жайшему другу. Теперь ты заслужила право доставить удо­вольствие себе. В список желанных развлечений может

50

входить и ничегонеделание. Этот совет, конечно, не для лен­тяев, а только для тебя, такой серьезной и ответственной. В конце концов, ты можешь быть просто довольна собой, тем, кто ты есть, а не тем, что ты делаешь.

Это нормально — расслабиться и отдохнуть. Для восста­новления сил даже кормящая мать иногда вынуждена по­ложить ребенка в сторону и поесть сама. Она же не эгоис­тка. Иначе у нее не будет сил для любимого ребенка, близ­кого человека.

12. Если мы действительно друг друга любим, мы будем неразлучны.

В реальной жизни близкие люди много времени прово­дят вместе, но неизбежно и разлучаются по разным при­чинам. Глубокая любовь, истинная привязанность тоже иногда кончаются разлукой.

Пришло время поговорить о преданности, о верности. Преданность, по В.И.Далю, — приверженность и уваже­ние, искренняя любовь, правдивая, прямая покорность. В словаре В.И. Даля это слово стоит рядом со словом пре­датель, который определяется как изменник, крамольник, вероломный, лукавый и облыжный человек, душепрода-вец. (То же самое относится и к предательнице.) Предан­ность и предательство. Неужели у этих противоположных явлений есть что-то общее?

Вспомним судьбу Тани. Что хорошего она видела от Кос­ти за три года супружеской жизни? Были внезапные побе­ги мужа из дома. Тогда он перекладывал ответственность за свое поведение на случайно подвернувшегося друга. Муж постоянно устранялся от тягот быта. Постепенно все большая ноша наваливалась на плечи Тани: и воспитание сына, и необходимость больше зарабатывать.

А Тане в это время надо было становиться на професси­ональные ноги, доучиваться, совершенствоваться по спе­циальности. Если бы наша беседа с Таней приняла еще более доверительный характер, то мы бы узнали и о том случае, когда Костя ее побил.

4*

51

Были у Тани основания подозревать Костю и в супру­жеской неверности. Но не ушла она от Кости. Более того, сама мысль о разводе казалась ей недопустимой. Она гна­ла эту мысль, оставаясь преданной Косте. Что это? Предан­ность, высокие душевные качества Тани или забвение себя, альтруизм, жизнь для других ? А может быть это и было само­предательство ?

Я знаю многих женщин, отношения которых с мужьями еще хуже, чем у Тани. И эти женщины не допускают мысли о разводе. Терпение их безгранично. Так что же — хвала женскому терпению?

Как и всякое хорошее качество, будучи доведенным до крайности, терпение может превратиться в свою противо­положность. Некоторые женщины терпят даже тех мужей, которые разрушают их жизнь в духовном и физическом смысле. Одно с другим связано.

Медицина знает множество психосоматических болез­ней, возникших на основе стрессов, вернее длительного хронического стресса. Я бы назвала такие отношения ядо­витыми. Люди отравляют жизнь друг другу, но не могут пре­кратить эти отношения.

Продолжать жить в таких условиях, все равно что наи­вно мечтать: «Ах, если бы...» «Ах, если бы он перестал так себя вести! Ах, если бы он стал поласковее и повниматель­нее ко мне!» Между прочим «ах, если бы...» — излюблен­ная фраза жертв.

Если у тебя, моя девочка, появляются такие мысли, вспомни, не приходилось ли тебе испытывать что-то подоб­ное в детстве: «Ах, если бы только мой отец не пил! Ах, если бы мама, наконец, порадовалась моим успехам!» А теперь вспомни, осуществлялись ли когда-нибудь эти мечты. Нет. Не осуществятся они и сейчас. Не будь наивной. «Ах, если бы...» никогда не исполняется. Если уж отношения подве­ли тебя к этой мысли, знай: все идет плохо и будет еще хуже.

«Как ты можешь быть таким жестоким?!» — восклица­ла часто одна моя знакомая, но даже мысли о разводе с «та­ким жестоким» мужем не допускала. В действительности

52

она заморозила свои нежные чувства, сделалась малочув­ствительной к оскорблениям, перекрыла каналы, по кото­рым входила в нее душевная боль. Это ей помогало выжить. Природа наградила ее встроенным в подсознание механиз­мом обезболивания. Этот механизм — не чувствовать со­всем, раз чувства сопряжены с болью. Психологическая анестезия.

Это «обезболивание» способствовало сохранению ее брака, давало видимость преданности. Но это же сделало ее эмоциональным инвалидом. У нее в обращении были лишь такие эмоции, как гнев, ненависть, злоба, досада, го­речь разочарования. В ее эмоциональной палитре не оста­лось места нежности, ласке, очарованию, удивлению, юмо­ру, застенчивости и, в конечном итоге, любви. Любовь ушла, а преданность осталась? Так бывает?

Да, бывает, когда ко всем отрицательным чувствам при­мешивается еще одно — страх испытать боль от разрыва отношений. Помнишь, девочка, раньше мы говорили о том, что страх быть брошенным, страх оказаться одиноким мо­жет иметь особую власть над теми, кто в детстве был ли­шен надежного причала, кто не чувствовал себя в безопас­ности в родительском доме?

Вот из-за этого страха многие женщины сохраняют даже те отношения, которые стали для них ядовитыми. Даже тог­да, когда мечты на тему: «А что если он, наконец, изменится и станет хорошим» улетучатся, когда уже ясно, что ничего в жизни изменить не удастся. «Я стала равнодушной, дей­ствую механически. Но никуда не могу уйти от него. На­верное, из-за квартиры». Не верь. Не из-за квартиры. Из-за выученной беспомощности. Из-за неверных представ­лений о границах преданности.

В здоровых отношениях у всего, даже у верности, долж­ны быть границы. Их устанавливают двое. Есть люди, кото­рые даже супружескую неверность могут сравнительно легко пережить, а другие после этого не могут оставаться вместе. Вот как выглядят «расширенные» границы вернос­ти во французском варианте:

53

- Он любил вас? — спросил адвокат вдову.

Он всегда ко мне возвращался, — ответила она спо­
койно.

В нашем обществе, как показал опрос общественного мнения, полностью, покорно принимают супружескую измену мужа 6,7% жен, а измену жены принимают только 4,4% мужей.

Что делать?

Не спеши разводиться. Тем более не угрожай разводом, если к нему не готова. Если это неотвратимо вытекает из ваших взаимоотношений, то придет время и твое поведе­ние скажет ему все. Поступки говорят громче, чем слова. Если не желаешь развода, то и не произноси это слово. Сло­ва обладают большой силой. Часто произносимые, они иног­да материализуются.

Мягкие, добрые женщины не умеют расставаться и пы­таются продлить отношения настолько, насколько это воз­можно. Я их понимаю. Потребность в интимных отношени­ях велика, лишение чего-либо хорошего, пусть даже кажу­щегося, неизбежно связано с болью, с чувством утраты. Никому еще не удавалось пережить развод без горечи. Но эта же горечь является одновременно и составной частью роста личности.

Я не хочу пугать разводом тебя, моя милая собеседни­ца. Развод — это последняя точка. Для построения здоро­вых отношений в самом их начале вы оба можете дать друг другу знать о границах своей преданности. Не обязатель­но это делать скучным образом в виде серьезного заявле­ния. Можно только намекнуть. Можно вставить словеч­ко, между прочим.

Вот посмотрели вы фильм, в котором показаны длитель­ные ядовитые отношения, но ни один из партнеров не в со­стоянии их прекратить. Тут ты можешь заметить: «Нет, я бы так не могла жить. Ведь она же превратилась в ходячий труп. Эта женщина всю свою жизнь принесла ему в жерт­ву. Я считаю, что надо жить не для себя и не для других, а

54

вместе со всеми. У героини фильма даже нет ощущения, что она живет».

Можно как-то иначе это сказать, но обязательно поста­вить в известность, где проходит граница твоей верности. А если в процессе отношений он переступает эту границу, напомни об этом. Но и сама думай, не нарушаешь ли ты гра­ниц верности. Думай о том, что можно, а чего нельзя допус­кать в этом союзе. Если ты, конечно, заинтересована в со­хранении взаимной преданности.

Если же ты начинаешь придумывать всякие оправдания для себя или для него, то будь внимательна — ты рациона­лизируешь. Иными словами, подсознание уже включило один из способов психологической защиты.

Это признак того, что что-то идет неверно в ваших отно­шениях. Может быть, надо еще раз дать знать о том, что ты можешь стерпеть, а что — нет. Возможно, надо что-то обсудить. Любые кризисы, даже войны, кончаются пере­говорами.

13. Да, я тебя понимаю...

В жизни отношения между близкими людьми не всегда идут гладко. Нередко люди сердятся, обижаются друг на друга, злятся. И каждый из партнеров может быть по-свое­му прав. Наши чувства естественны и переменчивы.

Это свойственно природе человека. И очень важно, что­бы тебя понимали. При этом человеку необходимо не толь­ко знать, что его понимают, но и чтобы ему постоянно гово­рили: «Да, я тебя понимаю, я знаю, что ты сейчас чувству­ешь. Со мной тоже было что-то подобное».

Чувства — неотъемлемая часть человека. Если они от­вергнуты или не приняты всерьез, значит, отвергается сама сущность человека. Значит, человек не получает необхо­димого подтверждения своей ценности, значит, он не дорог для кого-то.

Разделение чувств, сопереживание очень сближает. Со­всем не комфортно для каждого из нас жить в полной изо­ляции, прятать свои мысли и чувства от людей. Разделяя

55

эмоциональную часть нашего существования с другими, мы прокладываем путь к интимности, к настоящей близости. Ощущение, что кто-то другой воспринимает нас, помогает нам самим принять себя.

Разделение чувств необходимо еще и потому, что поло­жительные переживания при этом усиливаются, а отрица­тельные ослабляются. Есть такая поговорка: «Разделенная радость — двойная радость, разделенное горе — половина горя». Так что, разделяя чувства своего близкого, ты не толь­ко подтверждаешь его значимость в его же глазах, но и улуч­шаешь его душевное здоровье, то есть как бы выступаешь в роли врача-психотерапевта.

Для построения здоровых отношений один из партнеров (а лучше каждый попеременно) может брать на себя функ­ции психотерапевта до определенной степени. Начнем с того, что будем учиться быть хорошими слушателями для своих близких. В случае серьезных разногласий лучше об­ратиться к специалисту.

Что делать?

Итак, если мы хотим построить интимные отношения, мы будем обсуждать с близким человеком свои переживания, особенно наиболее волнующие нас. Это называется эмо­циональной честностью.

У меня две соседки, мои приятельницы. Наши квартиры расположены в одном коридоре. Они привыкли со мной делиться своими проблемами. У одной — Тамары Иванов­ны — есть сын Толя. Ему 16 лет.

Около года назад Толя стал тщательно следить за своей одеждой, проводить много времени у зеркала, вообще, про­являть внимание к своей внешности. Мать, боясь за его ус­певаемость в школе, попыталась исправить положение (хотя, что исправлять — ведь все идет нормально, сообраз­но природе шестнадцатилетнего юноши!).

— Уж не ради ли той девочки, что по пять раз в день справляется у тебя о домашних заданиях, ты сегодня полчаса делаешь пробор?
1   2   3   4   5   6   7   8   9

перейти в каталог файлов


связь с админом