Главная страница
qrcode

отрывок. Пролог Был вечер. Лучи заходящего солнца золотили верхушки деревьев, которые покачивал лёгкий ветерок, и крышу одинокой хибарки, стоящей на краю довольно обширной поляны


Скачать 18.69 Kb.
НазваниеПролог Был вечер. Лучи заходящего солнца золотили верхушки деревьев, которые покачивал лёгкий ветерок, и крышу одинокой хибарки, стоящей на краю довольно обширной поляны
Анкоротрывок.docx
Дата11.12.2016
Размер18.69 Kb.
Формат файлаdocx
Имя файлаotryvok.docx
ТипДокументы
#11872
Каталогtopic29370288_27037995

С этим файлом связано 88 файл(ов). Среди них: Otryvki_iz_dnevnikov_slavnogo_rytsarya_Filigona.doc, Tsel_zhizni.doc, piraty.docx, Spiritualist_Glava_1.docx, Fyorrilend_-_konkurs.docx, Dead.doc, Glava_4_sakran.doc, Legenda_o_Nebesnom_Strannike.docx, 2_-_Troe_protiv_tysyach.docx и ещё 78 файл(а).
Показать все связанные файлы

Пролог Был вечер. Лучи заходящего солнца золотили верхушки деревьев, которые покачивал лёгкий ветерок, и крышу одинокой хибарки, стоящей на краю довольно обширной поляны. Каменный домик с земляной крышей, судя по всему, стоял здесь не очень давно. Но он уже немного покосился, из щелей торчала трава. Под небольшим окошком стояла скамья, покрытая медвежьей шкурой, на которой сидел человек. Его длинные волосы были причёсаны и собраны сзади в хвост. На грудь спадала ухоженная борода. Рядом лежал самодельный арбалет. Вдруг человек встрепенулся, услышав тяжёлые шаги. На дальнем конце поляны показалось огромное дерево и направилось к его дому.


Глава 1

Этим летом дела шли отлично: ни засухи, ни затяжных дождей — урожай собран просто отменный. `Энегар отложил починённый арбалет и потянулся, расправляя затёкшие плечи. «Наконец проживу зиму без голодовки» -- в который раз подумал он и откинулся назад, прислонившись спиной к прохладной стене дома. Он размышлял о хозяйственных делах, с интересом наблюдая за разноцветными бабочками, летающими над клумбой с цветами. Энегар сам посадил эти цветы и очень ими гордился. Его мысли перешли на планировку будущего лета, как вдруг он услышал быстрые шаги энта. К нему спешил молодой Дороласт.

--Ты что как торопишься? -- спросил Энегар и тут же осекся, увидев в руках друга человека в довольно грязной, видимо когда-то белой одежде, на которой виднелись пятна крови.

--Я нашёл его на краю леса, и подумал, что ты сможешь ему помочь, --неторопливым рокочущим голосом ответил энт. -- Куда его положить?

--Давай мне, я сам отнесу. – Энегар взял раненого, и, удивляясь, насколько он лёгкий, понёс его в дом.

Внутри было довольно аккуратно, но одной комнаты было явно мало, чтобы вместить в себя всё необходимое. Энегар давно подумывал о расширении, но всё никак руки не доходили.

Примерно четверть дома занимала печь, на которой было тепло и удобно спать зимой. Рядом, под открытым окном, стояла покосившаяся кровать – ещё одно отложенное на неопределённый срок дело. У противоположной стены, под другим окном, стоял чисто выскобленный стол, рядом – полки с посудой и висящий на стене меч в потёртых кожаных ножнах, в углу лопата с граблями.

Энегар положил свою ношу на кровать, затем вынул из-за печки мешочек, насыпал из него в горшок что-то, похожее на истёртую в порошок сухую траву (комнату наполнил приятный аромат), и, залив водой, поставил в печь, где тут же развёл огонь.

-- Эй, Дороласт! Будь добр, принеси немного листьев Онивы!

Через пятнадцать минут Энегар уже перевязывал смоченными в отваре большими листьями раны гостя, который оказался древним стариком.

«Хотя не такой уж он и древний – поправил себя новоиспечённый лекарь – раз сам добрался аж до Тихого Леса! Хотя его могли и привезти…»


-- Дороласт, расскажи-ка поподробнее, как ты его нашёл?

-- Я шёл по границе леса, -- начал энт, склонившись к открытому окну, и, увидев удивлённое лицо собеседника, пояснил -- Опять гоблины осмелели, особенно на западе, а по краю-то обычные деревья стоят, они ведь ни защититься не могут, ни нам весть передать... А я о своём задумался, да и иду дальше, только вдруг гляжу – уже за полдень, да и ушёл далеко – часа два до реки оставалось. Собрался было домой идти, только вижу, около дерева на бурых листьях что-то серое лежит. Я поближе подошёл, смотрю – человек, а на одежде… Хууум…

-- Кровь, -- подсказал Энегар.

-- Точно, кровь. А рядом ещё посох валялся, но уж больно не понравился он мне.


-- Чем же?

-- Дерево какое-то неизвестное, в нашем лесу не растёт, да и сила в нём странная. Как живое, но жизни в нём нет.

-- Как это? – удивился Энегар. Он уже закончил обрабатывать раны и сидел на единственном стуле перед окном, глядя на собеседника.

-- Я не знаю. И это меня беспокоит больше всего.

-- Меня тоже. – Энегар привык к мысли, что его лучший друг всё знает, и заявление последнего удивило и слегка озадачило его. – А может Вельвен что-нибудь знает ?

-- Хуум… Возможно.

-- Ты бы сходил, сказал ему. В крайнем случае, хоть советом поможет.

Энт ушёл, а Энегар принялся готовить ужин. Это из ряда вон выходящее происшествие, молнией пронзающее его тихую, спокойную и размеренную жизнь (ну что необычного может случиться под носом у энтов, которых боится и нечисть, и люди, многие из которых считают ходячие деревья страшной сказкой!) странно на него повлияло: он будто искупался в холодной воде, только вернувшись из долгого странствия по пустыне. Энегар был в каком-то возбуждённом состоянии и не мог дождаться, когда придёт Дороласт или очнётся его неожиданный гость.

Уже давно стемнело, а Энегар боялся отойти от раненого, оправдывая это его плохим состоянием, и всё же прекрасно понимая, что лишь бессознательное состояние лежащего перед ним человека сдерживает рвущийся из него поток вопросов.
* * *
Ночь выдалась тихая, настолько, что даже мягкий шаг охотника показался бы громом. Но, несмотря на это, никто в небольшой деревушке в пятнадцать дворов не услышал топота множества подкованных железом сапог. И уже через минуту деревня наполнилась громкими криками, рёвом, визгом и плачем, к которому затем прибавился и звон мечей.

Отец, не потеряв чуткости и сноровки за годы мирной жизни, проснулся, услышав крик, тут же схватил со стены меч, который по старой привычке держал в исправном состоянии, вскочил, распахнул ногой дверь и выбежал на улицу. Хотелось побежать за ним, но ноги отказывались слушаться, руки сами натаскивали одеяло, как будто оно могло спасти. Вдруг левый бок, во время возни потеряв опору, стремительно ухнул вниз, и всё погрузилось в о тьму…

Лежать было жутко неудобно. Болело левое плечо, гудела голова. Откуда-то жутко воняло отбросами и горелым тряпьём. Глаза открывались с трудом. Кашель раздирал горло.

Выбираться из-за высокой кровати было довольно сложно. Задачу осложняла затёкшая рука. Через просевшую крышу пробивался слабый свет, и капала вода. Полуобгоревшая кровать была мокрой. На опрокинутом столе всё ещё тлела скатерть. Сорванная с петель входная дверь валялась рядом. Ноги, всю ночь пролежавшие в неудобном положении идут с трудом. В соседней комнате крыша обвалилась полностью; доносился сильный запах горелого мяса, из-под обломков торчала деревяшка странной формы, при более близком рассмотрении оказавшаяся обгоревшей ступнёй. Подкашивающиеся ноги пошли прочь из дома, желудок с трудом удерживал своё содержимое.

Но то, что было на улице, свело на нет все попытки, и остатки вчерашнего ужина оказались на чудом уцелевшем пороге. Кислый запах ударил в ноздри и смешался с ароматом смерти, витающим над истёрзанными телами, в которых с трудом узнавались с детства знакомые люди . Трупы валялись повсюду, несколько были насажены на копья посреди главной площади. Среди них был отец, так и не выпустивший из руки меч. Желудок снова задёргался в спазмах, но внутри уже ничего не осталось. По лицу потекли слёзы, перед глазами всё поплыло…

Энегар проснулся. Вытер со лба холодный пот. Он отчётливо помнил, как гоблины разорили его деревню. Не мог забыть этот ужас, несмотря на то, очень хотел. Этот сон с завидной периодичностью снился ему каждый год с тех пор, как семнадцатилетним парнем он вошёл в лес – и в новую жизнь.

-- Проснулся? – пророкотало за окном.

Энегар вздрогнул. Уже стемнело, и говорившего не было видно. Но, прожив в лесу восемь лет, поневоле начинаешь узнавать энтов по голосу.


-- Как видишь. А гость всё ещё спит. Вельвен, ты о нём что-нибудь знаешь?

-- Его зовут Ферван. Он последний маг некогда могучего ордена. Остаётся, правда, надежда на его ученика…

-- Он убит. – слабый, но твёрдый голос заставил Энегара в очередной раз вздрогнуть. Старик смотрел в потолок немигающим взглядом, в котором читалась тоска и усталость. – Род магов умирает вместе со мной. Приходит конец привычной нам жизни, а вместе с ней и тем, кто не примет жизни новой. Но я этого уже не увижу.


перейти в каталог файлов


связь с админом