Главная страница
qrcode

Путешествие вовнутрь


Скачать 169.4 Kb.
НазваниеПутешествие вовнутрь
АнкорLucidDreaming 1.1. Путешествие вовнутрь. Переход.
Дата18.11.2017
Размер169.4 Kb.
Формат файлаdocx
Имя файлаLucidDreaming 1.1. Путешествие вовнутрь. Переход...docx
ТипДокументы
#48170
Каталогid121993607

С этим файлом связано 61 файл(ов). Среди них: и ещё 51 файл(а).
Показать все связанные файлы



Часть 1

ПУТЕШЕСТВИЕ ВОВНУТРЬ

Глава 1

ПЕРЕХОД ЧЕРЕЗ ВРАТА

КАК И У МНОГИХ ДЕТЕЙ, У МЕНЯ БЫЛА НАСЫЩЕННАЯ СНОВИДЕННАЯ жизнь. Сны были удивительным театром разума, сочетавшим в себе как славные приключения, так и моменты смертельного страха. В одном из снов, певчая птичка, думаю это был жаворонок, приземлилась мне на грудь и спела простую песню, которую я сразу же понял и проснувшись напевал. В другом сне, я оказался на пятнадцати футовом «кузнечике», отскакивая от пустынных улиц я практически летел вниз по дороге. В некоторых случаях, мне казалось, что я был животным - собакой или койотом. Например, темной ночью я шел рысью вдоль тротуаров: спокойно шагая с опущенной головой, высунутым языком и рассматривая местность собачьим зрением.

С подобными снами, я был ребенком, которому приходилось вытаскивать себя из кровати.

В эти ранние годы, отчетливо, я помню только одно спонтанное осознанное сновидение. В этом сновидении я блуждал по местной библиотеке и внезапно увидел динозавра, который топал через стеллажи. Так или иначе, меня осенило: «Если все динозавры вымерли – должно быть это сон!» Теперь, полностью отдавая себе отчет в том, что я проснулся, я рассуждал далее: «Поскольку это сон - я могу проснуться!» Я рассуждал правильно и проснулся в безопасности в своей постели.

Этот юношеский опыт освещает важный элемент осознанного сновидения: способность сознательного осознания своего присутствия во сне во время этого сна.

В этом уникальном состоянии сознания вы можете рассматривать и осуществлять целенаправленные действия, такие как: разговор с образами сновидения, полет в пространстве сновидения, прохождение через стены строений и создание любого желаемого объекта или его исчезновение.

Что более важно, опытный сновидец может проводить эксперименты в подсознании или искать информацию, по-видимому, в бессознательном сознании.

Но я забегаю вперед…

В эти предподростковые дни, перед тем, как я начал регулярную практику осознанных сновидений, три переживания сохранили мой интерес к снам и психике: случайные сны, которые, казалось были вещими, неожиданный «опыт видения» и очень реальное чувство обладания доступом к внутреннему знанию. Подобно многим, я нашел глубочайшие тайны жизни в разуме.

Для меня случайный вещий сон часто казался небольшим событием, когда кто-то делает странное заявление во сне, а через пару часов уже реальный человек делает то же самое странное заявление, либо голос во сне сообщает информацию, которая позже доказывает свою правдивость. Однажды, голос объяснил, что значения символов сновидения– это события, которым потребуется три года для реализации. Я следил за этой датой и нечто невероятное случилось в реальном мире, оно было напрямую связанно с событиями моего сна трехлетней давности.1

Вещие сны бросили вызов моему многообещающему научному мировоззрению и нарушили мои традиционные религиозные и духовные взгляды. Странные совпадения, самосбывающиеся пророчества или неизвестная информация? Что это было?

Однажды, в десятилетнем возрасте, в оцерковленным умом у меня случилось мини-прозрение. Мне пришло в голову, что если Бог вчера, сегодня и во веки тот же, как сказано в Ветхом Завете, значит он должен существовать вне времени, отдельно от времени, в месте, где время не имеет никакого значения. Если это верно, то скорее всего сны являются вратами в то самое место, где не существует времени, где время существует в единственном и славном «сейчас».

Тем не менее, мой молодой научно-образовательный ум отрекся от этой идеи. Событие сновидения, как мне казалось, реализованное в реальном мире, вероятнее всего чистое совпадение и не обязательно повлечет за собой какие-либо предвидения. Или, возможно, это нечто вроде само исполняющегося пророчества, которому я бессознательно помог осуществить события своего сна. И даже после того, как голос из сновидения сделал наблюдение, которое позже стало явью, мое творческое бессознательное просто отметило это событие и, путем расчета вероятного исхода, сделало умозаключение.

Пока происходил этот духовный допрос, произошел еще один увлекательный инцидент. В воскресенье вечером, когда мне было одиннадцать или двенадцать лет, я лежал на кровати, читал книгу и на мгновение остановился, чтобы подумать. Машинально взглянув на потолок, моя голова мгновенно повернулась на север и передо мной появилось окружение американских индейцев, которое перекрыло физическую картину. Одна часть меня изо всех сил боролась, чтобы освободиться от этого неожиданного опыта, в то время как другая погрузилась в видение. В конечном итоге, это прекратилось.

В таком юном возрасте, чтобы вы сделали с подобным опытом? В моем случае, я отправился в библиотеку. Я пролистал несколько книг включавших комментарии о ветхозаветном видении, но нашел в них крайне мало ценной для себя информации. Кроме того, я проверил несколько книг о индейской культуре и обнаружил там обряд поиска видения, традиционную практику, согласно которой молодые люди получают представление о своей жизни. Обычно поиск видения – это ритуальный обряд. Молодой человек обязан покинуть племя, чтобы отправиться в одиночное путешествие, где он будет поститься, молиться и ожидать опыт провидения. Но почему нечто подобное происходит со мной? Годы спустя я обнаружил, что наша семья имеет индейское происхождение.2

Примерно в это время, я к тому же заметил присутствие «внутреннего советника», назовем его так, из-за отсутствия лучшего термина. В определённое время, когда я глубже рассматривал вещи, внутренне знание проявилось в моем разуме. Это было настолько естественно, что мне казалось, все имеют подобный опыт. Это походило на наличие внутри услуг мудрого старца.

Например, после очень простого инцидента, который большинство людей просто бы проигнорировало, внутренне знание сделало наблюдение о жизни или предложило прозаический инцидент в качестве живой притчи. Комментарии казались интеллектуальными, даже замечательными. Я начал ощущать, что все в моей жизни имеет значение, если я позабочусь о том, чтобы посмотреть. Поскольку я жил в Канзасе, далеко от центров мировой державы, темп жизни здесь медленнее, и, возможно, проще, на другом уровне, однако я знал, что у нас было все, все жизненные уроки. Как любой подросток, я приставал к внутреннему советнику,–«Что я?»,«Кто я?»На эти вопросы я получил два ответа и больше к ним не возвращался (хотя ответы вращались в моем уме еще на протяжении десятилетий).В одном случае, на мой вопрос «Кто я?» внутренний советник ответил: «Все и ничто». Ладно, подумал я, любой человек в каком-то смысле имеет потенциальные возможности всего, но имея это, они не имеют ничего, ведь временем или судьбой все будет сметено.

В этих словах, я тоже почувствовал скрытую связь между богатой расточительностью «бытия» и полной свободой«ничего».Не желая быть отметкой между двумя крайностями, я продолжил докучать себя и, как следствие, внутреннему советнику, вопросом идентичности, пока однажды ответ ни пришел и ни закрыл все последующие вопросы.

«Ты то, чем позволяешь себе стать», - сказал внутренний советник. Этот ответ удовлетворил меня полностью: Проживание жизни - это позволение себе.

В совокупности вещие сны, опыт видения и мои поиски духовного смысла подталкивали меня зондировать дальше, чтобы получить удовлетворение и полноценные ответы. Очевидно, что моя интенсивная внутренняя жизнь, вспыхнувшая благодаря снам, дающим пищу для размышления, создала стойкое желание принять, отказаться или преодолеть одно из двух мировоззрений: научное и духовное. Вот почему, в 1975 году, в возрасте шестнадцати лет, я взял одну из книг старшего брата «Путешествие в Икстлан: Уроки дона Хуана», написанную Карлосом Кастанедой и приступил к своему первому уроку осознанных сновидений. Многие из вас, скорее всего знают, что Карлос Кастанеда был аспирантом антропологом, учившимся в Калифорнийском университете в 1960 году, он стремился узнать у шаманов о психотропных растениях на юго-западе США и в Мексике. Согласно его истории, он встретил колдуна-индейца из племени Яки, дона Хуана, который согласился обучать его галлюциногенным растениям. В процессе, дон Хуан снабдил Кастанеду уникальным взглядом на мир. Что более важно, дон Хуан обеспечил его техниками, позволявшими испытать это новое мировоззрение.

Философию дона Хуана можно выразить словами, которые произнес Кастанеда: «Твоя идея мира…. является всем; и когда она меняется, сам мир меняется».3 Дон Хуан постоянно подталкивал Кастанеду рассматривать новое, идеи меняющие мир и умственно становиться более гибким.

В своих многочисленных книгах Кастанеда рассказал о своем десятилетнем общении с доном Хуаном.

Достоверность повествования Кастанеды во многих книгах поставлена под вопрос, тем не менее, многие из его книг содержат ряд провокационных идей и, как многие молодые люди, я был заинтригован. Я прочел «Путешествие в Икстлан» и решил попробовать одну из его идей, даже не представляя, насколько преобразующей она окажется.

Дон Хуан предложил Кастанеде простую технику «настройки сна» или осознания себя в состоянии сна. «Сегодня во сне ты должен посмотреть на свои руки», - поручил Кастанеде дон Хуан. После некоторых дискуссий относительно значимости сновидений и выборе рук в качестве объекта сновидения, дон Хуан продолжил. «Тебе не нужно смотреть на руки», - сказал он.- «Как я уже и сказал, выбери что-нибудь. Но заранее выбери одну вещь, а затем отыщи ее в своих снах. Я сказал твои руки, потому что они всегда будут там».5

Далее, дон Хуан посоветовал Кастанеде, что всякий раз, когда объект или сцена на которые он будет смотреть начнут двигаться или колебаться, ему нужно будет сознательно оглянуться на свои руки, чтобы стабилизировать сон и возобновить силу сновидения.

Довольно просто, подумал я. Поэтому, прежде чем ложиться спать, каждую ночь я садился в кровати скрестив ноги и смотрел на свои ладони. Мысленно, я тихо говорил про себя: «Сегодня во сне я увижу свои руки и пойму, что сплю». Я повторял предложение снова и снова, до тех пор, пока не уставал и не решал отходить ко сну.

Очнувшись посреди ночи, я пересматривал свой последний сон. «Видел ли я свои руки?» Нет. Но все-таки сохраняя надежу, я обратно засыпал, помня о своей цели. В течение нескольких ночей использования этой техники - это произошло. У меня было первое, так активно искомое осознанное сновидение:

Я гулял по оживленным коридорам моей школы на стыке залов В и С. Когда я уже был готов толкнуть дверь, чтобы открыть, руки самопроизвольно взлетели перед моим лицом! Они буквально всплыли перед моим лицом! Я глазел на них с удивлением. Внезапно, я осознал: «Мои руки! Это сон! Все это мне снится!»

Я огляделся, пораженный тем, что осознаю себя во сне. Все окружающее меня – сон. Невероятно! Все выглядит настолько живо и реально. Я прошел через двери в нескольких футах от здания администрации, а внутри невероятное чувство эйфории и энергетических скважин. Я остановился и посмотрел на кирпичную стену, сон похоже стал немного нестабильным.

Я осознанно вспомнил совет дона Хуана и решил оглянуться на руки, чтобы стабилизировать сон, ведь происходит что-то невероятное. Когда я смотрел на свои руки, я начинал полностью поглощаться в них. Теперь «Я» видел каждый отпечаток пальца, каждую линию, как будто проплывал на каноэ через гигантский каньон тона кожи. Мир стал отпечатком моей ладони, а я двигался в этих огромных каньонах, оврагах и завитках словно малюсенькая осведомленная частичка. Я больше не видел своих рук; я видел стены различной неровности, похожие на каньон кремового цвета окружающий меня и возвышающийся надо мной, какая-то часть меня знает его, как мои отпечатки пальцев или ладоней!

Как по мне, кажется «я» - это точка осознанного восприятия, плавающая через все это - с радостным осознанием и полным благоговением.

Вот интересно, как это произошло, когда мое видение внезапно всплыло обратно к нормальным пропорциям и я снова увидел, что стою вытянув руки перед зданием администрации. Я все еще осознавал свои мысли и то, что делать дальше. Я прошел несколько футов и почувствовал невероятное желание взлететь – «Я хочу летать!» Я перенесся в воздух, направляясь все выше и выше в интенсивно голубое небо.

Когда мое чувство подавляющей радости достигло максимальной отметки, осознанное сновидение закончилось.

Я очнулся в кровати, я был абсолютно поражен, сердце колотилось, а голова шаталась. Я никогда не испытывал настолько сильного чувства восторга, энергии и полной свободы. Я это сделал! Я увидел, как в моих снах, руки буквально взлетали на уровень лица, словно приводились в движение некой магической силой. И я осознал: «Это сон!» В возрасте шестнадцати лет, я начал осознавать себя в состоянии сна. И в мгновение, как Дороти в «Стране Оз», я уже не был в Канзасе.

Ну, на самом деле, я пробыл в Канзасе еще один год, пока не уехал в колледж.

ПАРАДОКС ЧУВСТВ
Мое первое осознанное сновидение, казалось, было монументальным достижением. Я в действительности осознал себя во сне. Кроме того, по обычаю дона Хуана, первое осознанное сновидение, думалось, было наполнено благоприятными символами: я превратился в осведомленное пятнышко, плавающее сквозь отпечатки своих ладоней, удерживал состояние сна и работал над осознанностью за пределами «здания администрации» (вероятно символ моей личной внутренней власти). Я был взволнован.
Тем не менее, это казалось столь парадоксальным: стать осознанным в бессознательном. Вот это концепция! Подобно тем подростковым магическим сновидениям, я осуществил то, что ученые того времени провозгласили невозможным для реализации.

Знал я немного, но в тот, же период, в апреле 1975 года, за тысячу миль, в «Халлском университете» расположенном в Англии, осознанный сновидец по имени Алан Ворслей делал первую в мире научную запись сигналов из состояния осознанного сна для исследователя Кейт Херн. Он делал заранее подготовленные движения глазами (восемь движений слева направо) и таким образом, сигнализировал о своей осознанности в состоянии сна. Через подушечки на глазах была сделана запись преднамеренного движения глаз, что отображалось на распечатке полиграфа. В тот момент, Херн прокомментировала это так: «Было ощущение, будто мы получали сигналы из другого мира. С точки зрения философии и науки - это было просто сногсшибательно». Херн и Варслей были первыми, представившими эту идею и продемонстрировавшими, что преднамеренные движения глаз могут сигнализировать сознательное состояние сновидца во сне.
Несколькими годами позже, в 1978 году, Стивен Лаберж, научный работник лаборатории сна, из университета «Стэнфорд», взял себя в качестве объекта осознанного сна, разработал отдельные и подобные эксперименты, которые сигнализировали об осознанности в состоянии сна через движения глаз. Благодаря публикациям этой работы в широко распространенных научных журналах, Лабердж стал отождествляться с этим захватывающим открытием и стал лидером нескончающихся исследований.

Вернувшись в Канзас, каждую ночь перед тем, как идти в постель, я смотрел на руки и напоминал себе, что хочу увидеть их в своих снах. Конечно же, все, кто пробует эту технику, вскоре обнаруживают, что сидеть уставившись на свои руки более десяти секунд - довольно скучное занятие. Когда вы чувствуете сонливость, нужно приложить немало усилий, чтобы сконцентрироваться. Ваши глаза слипаются, руки становятся нечеткими, внимание где-то блуждает, через минуту или две вам может наскучить или вы просто устанете, что моментально провалитесь в пустоту. Спустя несколько минут, я обычно готов был сдаться и лечь спать. В то время я корил себя за отсутствие концентрации и блуждающее внимание, но позже пришел к выводу, что эти естественные состояния на самом деле лучший подход, поскольку «бодрствующее эго», кажется, слишком устает, чтобы заботиться об игре, в которую хочет играть мой сознательный разум. На самом деле, дон Хуан говорил, что «бодрствующее эго» частенько ощущает угрозу более глубинного характера нашей внутренней реальности. Возможно «спящему эго» будет намного сложнее вмешиваться в процесс.
Следующие несколько осознанных сновидений были уроками в изысканной краткости. Сон, в ходе которого я видел свои руки (например, рукой открывал дверь или какое-то внутреннее побуждение заставляло мои руки внезапно появляться прямо передо мной), заставлял меня моментально осознать, что я во сне. Я испытывал прилив восторга, радости и энергии. Как только я оказывался в декорациях сна, мое чувство радости возрастало до такой степени, что в осознанном сновидении ощущалась неустойчивость, а затем сон подходил к концу. Пробуждавшись, я был полон радости, но, тем не менее, я был озадачен внезапным крахом осознанных сновидений.

Это привело меня к одному из моих первых уроков осознанных сновидений:
Для поддержания осознанного состояния сна, необходимо модулировать свои эмоции.
Слишком много эмоциональной энергии приводит к краху осознанного сновидения. Годом позже, я понял, чтовсущностивсеосознанныесновидцыпонимаютэтотурокиврезультатеучатся сдерживать эмоции.
Прочитав наставление дона Хуана, в котором он советовал Карлосу стараться стабилизировать окружающую среду сновидения и постепенно создавать такую же резкую фокусировку как и в окружающей среде наяву, - стало моей новой целью. Дон Хуан говорил, что сновидец должен концентрироваться в своем сне на трех или четырех объектах: «Как только они начинают менять форму, ты должен немедленно перевести с них свой взгляд и выбрать что-то еще, а потом снова взглянуть на свои руки. Для того, чтобы отточить эту технику потребуется много времени»8

В следующем сне, я ходил в ночи, как вдруг увидел руки, появившиеся прямо передо мной. Я тут же осознал, что сплю. Сделав несколько шагов, я заметил, что цвета были чрезвычайно живыми, все казалось настолько «реальным». Я ощутил эйфорию, из нал, что сон закончиться, если я не смогу совладать со своими чувствами, по этому снова взглянул на свои руки для стабилизации сна и снижения эмоционального подъема.
Спустя некоторое время, я посмотрел вокруг травянистого холмика, на котором стоял. Я, казалось, находился внутри огороженного корпуса, который включал в себя здание, похожее на военное или хорошо охраняемое. Сделав несколько шагов, я снова взглянул на руки, чтобы стабилизировать сон. На расстоянии десяти футов я увидел небольшие вечнозеленые растения, очевидно, их посадили совсем недавно. Опустившись на колени, я коснулся травы. Ощущения были мягкими и травянистыми. Я изумился, насколько реалистично все выглядело, а еще я был поражен тем, что могу думать о том, что желаю увидеть и выбирать, что мне делать дальше. Я прикоснулся к себе и «ВАУ», даже я по ощущениям был реален! Но я знал, моя осознанность существовала во сне и я прикасался к представлению о своем физическом теле, которое всего лишь ощущалось как реальное.

Пытаясь понять, что же я видел, я интуитивно почувствовал, что в этом здании находились компьютеры, а здание находилось где-то на юго-западе Соединенных Штатов. Но где? Как только я сделал несколько шагов по направлению к зданию, чтобы посмотреть название, изображение начало рассеиваться. Я посмотрел на руки, но было слишком поздно, – осознанное сновидение рухнуло и я проснулся.
Знание того, что это был сон, не делает его нереальным. Трава ощущалась как настоящая трава. Моя кожа ощущалась как настоящая кожа. Если я на самом деле фокусировался на чем-то, например, на земле, я мог реально видеть каждую травинку и песчинку. Пробуждаясь, мы рассматриваем видение и прикосновения в основном как физические действия, но в осознанном сне, я начал понимать, что видение и прикосновения также и ментальные действия, которые в равной степени кажутся реальными в осознанном сне.

Это привело меня к следующему уроку:
Наши чувства видят не так много различий между физической реальностью и кажущимися реальностью - иллюзиями осознанного сновидения. Только разум проводит границу между двумя реальностями.
В более поздних осознанных снах я опробовал другие чувства (вкус, запах и слух), и обнаружил, что они также кажутся реальным опытом, или, по крайней мере, в значительной степени реальным. Даже самоиндуцированная боль, например, щипание себя, в осознанном состоянии причиняет реальную боль. Но если я щипаю себя и говорю при этом, что мне не будет больно – в этом случае, мне не больно. И тут я раскрыл странный аспект области осознанного сновидения: мой опыт обычно следовал четким ожиданиям того, что я хочу почувствовать.

Осознанные сновидцы, которых я встретил несколькими годами позже, согласились со мной в том, что чувства рассматривают опыт как реальный, как опыт наяву. К тому же, опытные сновидцы заметили, что если они предопределяют или ожидают, что именно почувствовать или как чувствовать, они могут изменить чувственный опыт в соответствии со своими ожиданиями. Другими словами, «Если вы верите, так тому и быть».
В состоянии осознанного сна, чувства проявляют себя как «конформеры» ожиданий, они не является непогрешимыми путеводителями к сенсорному отклику, и опыт, в большей степени, переплетается с ментальными ожиданиями этого опыта. Так же, как в гипнотических исследованиях и исследованиях по уменьшению боли, чувства каким-то образом извиваются для гипнотического внушения. В обоих случаях, как в осознанных сновидениях, так и гипнозе, чувства не проявляются в качестве биологических абсолютных величин, но они в большей степени проявляются как слуги разума.
К восемнадцати годам я посетил гипнотизера, чтобы научиться самогипнозу. Я понял основную концепцию, влияние, оказываемое на нас во время интенсивного сосредоточения внимания на мягком состоянии транса, влияет как на подсознание, так и на наше восприятие опыта. Теперь я знал, что осознанное нахождение в подсознании (т.е. в осознанном сновидении) – это процесс, схожий с глубоким самогипнозом.
Наши предположения, в состоянии гипноза или самогипноза, воздействуют на чувства. Например, мы можем сделать постгипнотическое предположение, что определенные продукты будут иметь противоположный вкусу от нормально и испытать предполагаемый вкус после пробуждения. Или, можем предположить, что испытываем минимум боли во время, ну скажем, удаления зуба, а затем на удивление испытать совсем немного боли. Аналогичным образом, когда сон осознанный, чувства естественным образом следуют за ожиданием (ожидание - это естественный тип внушения). На самом деле, одним из преимуществ осознанного сновидения является факт того, что оно включает видение немедленных результатов вашего предположения или ожидания. Если мне снится пожар и я, к примеру, ожидаю, что не почувствую тепло, когда зайду внутрь - я не буду ощущать тепла. Но если я изменю свое ожидание и захочу почувствовать тепло от огня, мое новое ожидание будет реализовано и я почувствую определенную температуру.

Мой опыт осознанных сновидений всегда заставлял меня задумываться над тем, насколько экстенсивны восприятие ума и ощущения во время бодрствования. Влияние, оказываемое сознанием в состоянии сна, кажется всеобъемлющим. Во время пробуждения, я просто полагал, что все пережитое «такое, как есть в действительности». Но я знал, что от воздействия гипноза, просыпается «сенсорный опыт», который, на самом деле, может быть значительно изменен.
Все сновидцы могут увидеть, насколько ненадежно ведут себя чувства, когда говорят нам разницу между явью и сном. Практически в каждом сновидении, чувства не информируют нас о разнице между явью и сном; скорее они подтверждают, что то, что, кажется происходит в реальности, в самом деле происходит. Сны кажутся реальными, чувства говорят нам об этом. Пробуждение кажется реальным, наши чувства говорят об этом. Чтобы чувствовать реальность нашей ситуации, требуется новая перспектива. Урок:
Только за счет сознательного увеличения нашей бдительности в состоянии сна, мы сможем осознать природу реальности, которую испытываем.
Таким образом, чувства представляют собой проблему. Они говорят нам, что мы существуем, но не указывают на состояние нашего опыта: бдим ли мы, спим или в осознанном сновидении? Поскольку чувства не напоминают нам о том, что мы осознанно находимся во сне, сохранение сознательности во сне требует немалой подготовки к внимательности.
Например, в большинстве моих ранних осознанных сновидений, руки появлялись и я осознавал, что сплю. Когда я осознанно погрузился в сон, некоторые интересные фигуры сновидения стали настолько неотразимыми и реалистичными, что мое внимание «сон как сон» значительно снизилась. Я начал забывать, что «все сон». Также, как и во время бодрствования, ваше сознательное внимание может начать дрейфовать во время осознанных сновидений. После нескольких таких несфокусированных моментов, вы уноситесь в сновидение, следуете за его движениями, мгновенно становитесь невосприимчивыми и больше не осознанны. Мало того, что я должен отдавать себе отчет во сне, но к тому же мне нужно отдавать себе отчет в том, что я осознан!
И снова, возник очередной урок:
Осознанные сновидцы должны учиться одновременно фокусироваться как на осознании, так и на кажущейся деятельности во сне. Осознанные сновидцы, которые слишком сосредотачиваются на деятельности сновидения, возвращаются обратно в не-осознанные сновидения. Так же, осознанные сновидцы, которые невнимательны к факту их осознанности, увеличивают риск заблудиться в сновидении. Чтобы поддерживать осознанность, мы должны развить правильный баланс внимательности и осознанного взаимодействия, чтобы сознательно участвовать во сне.
В окружающей среде, которая кажется реалистичной, наша бдительность должна занять нейтральную позицию: быть в окружающей среде, но не поглощенным ей. Участвуйте во сне, но никогда не забывайте, что это сон. По моему опыту, удерживать ногу на канате осознания всегда проблематично. Примерно в трети моих ранних осознанных снов, я соблюдал бдительность, но в конечном итоге, по невнимательности или из-за поглощенности в сон, я падал с каната. Каждый раз, когда я падал, это действие было еще одним уроком, подтверждающим важность сохранения внимательности в осознании.
Осознание необходимо для медитации, во всяком случае, для некоторых из ее форм, аналогично тому, что осознанные сновидцы стремятся развить. Медитирующие, особенно начинающие, должны научиться чувствовать равновесие, когда погружаются внутрь; хотя они могут уснуть во время медитации или погрузиться в восхитительные мысли. Кроме того, начинающие осознанные сновидцы частенько удерживают целенаправленный осознанный фокус лишь непродолжительный период времени.

Необходима практика, терпение и самообладание, чтобы сознательно удерживать осознанность, в то время, как сталкиваешься с новыми мыслями и образами - продуктами ума. Когда вы ведете хронологический журнал в сфере осознанных сновидений, вы развиваете самообладание, уверенность, навыки и гибкость. Ваше сознание начинает по-иному относиться к мыслям и образам. Вы не втягиваетесь поневоле в сон или мысленные события, как было раньше, скорее вы сами выбираете, что принимать с большим чувством вовлеченности.

Наиболее глубоких уровнях осознанного сновидения, вы сможете обнаружить, как оставаться осознанным, даже когда сон визуально прекращается и затем приходится ждать новый, который должен сформироваться в ментальном пространстве вокруг вас, как было со мной, например, в следующем осознанном сне (октябрь,2002):

«Кажется, я бродил по маленькому городу. Я вошел в ресторан, прошел через него и оказался в слесарном гараже. Я увидел дверь и решил проскользнуть через нее, хотя к звонку тревоги была привязана струна. Когда я выбрался на улицу, я осмотрелся и понял: «Это – сон»».

Теперь, когда я осознался, я начинаю летать по улицам, пролетая над людьми сидящими в кафе со свечами и ходящими по улице. Детали невероятно красочны. Я напеваю забавные рифмы песни, когда смотрю на все. Я лечу дальше и останавливаюсь на краю города, при этом возникает сильное желание лететь вправо. Но в момент сознательного выбора, я воспользовался правом изменения направления своего сна и решил, что нужно лететь в темноту, и повернул налево.

Когда я двинулся дальше, в темноту, визуальная картинка начала исчезать. Очень долгое время, я ощущал, что двигаюсь без визуального изображения - только туманное темно-серая недействительность. Я продолжал движение в этой визуально пустой среде и задумался, а не проснуться ли мне. Но внезапно, сцена начала появляться. Сначала куст, потом дерево, затем еще одно дерево. Вскоре сон начал красиво детализироваться и я уже стоял, осознанно, на мягко скошенном холме, как на тех, что можно увидеть в Британии, с небольшими лиственными деревьями и большим количеством зеленой травы. Я заметил, что справа от меня небольшой куст с ягодами. Я рассмотрел его ближе.

Вдруг, у меня возникло неловкое осознание того, что моему телу в постели трудно дышать (хотя я по-прежнему осознанно видел ясное изображение зеленых холмов). В то время, как мое сознание любовалось травянистым местом в осознанном сновидении, я старался почувствовать объект, мешающий дыханию. С этой бифокальной осведомленностью, я осторожно переложил часть умственной энергии, чтобы помочь моей физической голове отодвинуться от простыни или подушки, в то время как оставшаяся часть, концентрировалась на осознанном сновидении. Кажется, сработало. В конце концов, я решил очнуться в физической реальности, чтобы проверить, что препятствовало моему дыханию.

С опытом, вы поймете, что иногда можете сознательно находиться во сне и осознавать свое физическое тело, лежащее в постели. Чтобы оставаться в осознанном сновидении, вам нужно поддерживать основной фокус там, но при необходимости, вы можете перенести осознанность в физическое тело. В этом примере, когда я очнулся, простыня в буквальном смысле была у меня во рту!

Когда мы становимся более опытными в осознанных сновидениях, мы обнаруживаем, как поддерживать осведомленность даже тогда, когда все образы сна исчезают. Обучаясь осознанному сновидению, мы узнаем намного больше, чем о том, как манипулировать объектами сна и символами; мы узнаем о важности и надлежащем использовании сознания.

translated by Catherine Sibirkina


Выразить благодарность переводчикам или присоединиться к переводу книги можно здесь: http://vk.com/topic-51755624_30693106.
перейти в каталог файлов


связь с админом