Главная страница
qrcode

Ричард Флорида Новый кризис городов Новый кризис городов м издательская группа Точка


НазваниеРичард Флорида Новый кризис городов Новый кризис городов м издательская группа Точка
Дата06.09.2019
Размер5.65 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файлаflorida_richard_novyy_krizis_gorodov.pdf
оригинальный pdf просмотр
ТипКнига
#157446
страница7 из 19
Каталог
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   19
Financial Times, — ключ к успеху города. Если город хочет привлекать творческих людей, он должен дать плодородную почву новым идеями инновациям, — писал он. Взяв на вооружение принципы, изложенные в моей книге, посвященной креативному классу, Блумберг утверждал Экономисты называют это иначе, но соль в том, что надо быть классным. Если людям нравится городская среда, в которой есть хорошие парки, безопасные улицы и обширная сеть общественного транспорта, они проголосуют ногами [
3
].
Блумберг, пожалуй, был самым компетентными последовательным из всех мэров
Нью-Йорка. Последние годы его работы на этом посту сопровождались бесконечной чередой побед. Ноне все было так безоблачно. Несмотря на то что с 2002 г. город процветал, значительная часть ньюйоркцев вовсе не ощущала бурного роста. Многие считали, что
Нью-Йорк стал тем городом, где богатые становятся еще богаче, пока положение малоимущих, рабочих и среднего класса становится все хуже. Кг богатейших семей Манхэттена имели доход, враз превышающий доход 20% беднейших семей. Число миллионеров (порядка 400 тыс) в городе превысило все население таких городов, как Новый Орлеан, Питсбург, Кливленд или Миннеаполис. При этом уровень жизни подавляющего большинства ньюйоркцев упал из-за снижения реальной заработной платы и роста ценна жилье. Опрос, проведенный в августе 2013 г. газетой New York Times, показал, что, по мнению 55% избирателей, политика Блумберга приносит выгоду только богатым. На вопрос,
64 стал ли Нью-Йорк слишком дорогим городом для таких, как вы, 85% опрошенных ответили утвердительно [
4
]. Избирательная кампания Де Блазио была основана на недовольстве экономическим неравенством. Лейтмотивом кампании, как отмечалось в главе 1, стала тема повести о двух городах применительно к Нью-Йорку. Без кардинальной смены направления — экономической политики, которая позволила бы бороться с неравенством и воссоздать наш средний класс — грядущие поколения будут считать Нью-Йорк не более чем местом развлечений для богатых. золотым городом, где привилегированное меньшинство процветает, в то время как миллионы и миллионы ньюйоркцев каждый день борются зато, чтобы свести концы с концами, — сказал он весной 2013 г. в своей знаковой речи. — Как показывает история, ни одна экономика и ни один город не могут долго процветать при таких обстоятельствах [
5
]. Чтобы изменить вектор развития города, он пообещал повысить налоги для богатых, установить всеобщее дошкольное обучение, расширить программы продленного дня для школьников, поднять минимальную заработную плату, создать больше рабочих мест с зарплатой не ниже прожиточного минимума и построить сотни тысяч единиц доступного жилья. В сентябре 2013 г. Де Блазио сумел выиграть праймериз демократической партии, что стало потрясением для экспертов и политических аналитиков. Он легко победил Кристину
Куин и Билла Томпсона, который в 2009 г. довольно успешно вел избирательную кампанию против Блумберга. Оппонент Де Блазио от республиканцев, Джо Лота (Joe Lhota), который до этого занимал пост главы Управления городского транспорта (Metropolitan Transit
Authority), называл своего соперника упрямым социалистом, который приведет городскую экономику к краху. Однако избиратели на это не купились. Де Блазио победил на выборах, набрав 73% голосов. При этом за него проголосовало подавляющее большинство чернокожего (96%) и испаноязычного (87%) населения города, а также течей годовой доход не превышал 50 тыс. долл. (86%) [
6
]. В 2016 г. мэром Лондона вместо консерватора Бориса Джонсона (Boris Johnson) был избран Садик Хан (Sadiq Khan), член лейбористкой партии и известный социал-демократ, выходец из рабочей семьи родом из Пакистана. Как и избирательная кампания Де Блазио в
2013 г, избрание Садик Хана подчеркнуло текущие тренды: городское неравенство растет, остается главной проблемой городов и создает угрозу для экономического роста. Хотя конкретные причины и движущие силы неравенства могут быть разными для разных городов, именно оно остается главной проблемой для всех городов и городских агломераций. Однако, если сопоставить статистические показатели, станет ясно, что экономическое неравенство острее всего проявляется в крупнейших и наиболее успешных городах. Чем крупнее город, чем больше плотность его населения и чем активнее в его экономике используются знания и технологии, тем больше в нем уровень неравенства.
Города-суперзвезды и центры сосредоточения знаний — это непросто те места, где неравенство заметнее всего, их успех неразрывно связан с концентрацией и территориальным обособлением (кластеризацией) одаренных людей и компаний, что способствует расширению пропасти между богатыми и бедными.
* * * Уровень неравенства в Великобритании довольно значителен. На одну пятую беднейшую часть населения приходится всего лишь 8% валового дохода страны, тогда как на одну пятую богатейшую часть — 40%. Если взять крайние показатели, неравенство проявится еще сильнее. Чистый доход одного процента населения, который составляют богатейшие семьи Великобритании (253,927 тыс. ф. ст, более чем враз превышает доход беднейших 10% семей (9,466 тыс. ф. ст. При этом чистый доход самых обеспеченных людей, составляющих
0,1% населения (919,882 тыс. ф. ст, почтив сотни раз выше, чем доход 10% беднейшего населения [
7
].
65 Уровень неравенства в Америке еще более разителен, ив последние два десятилетия он продолжал быстро расти. После довольно длительного периода умеренности, продолжавшегося от провозглашения Нового курса до избрания президентом Рональда
Рейгана, неравенство доходов возросло до высот, достойных эпохи Гэтсби
*
в х гг. С
1928 г. (накануне Великой депрессии) дог. (за год до избрания Рональда Рейгана) доля доходов, приходившихся на один процент богатейшего населения, снизилась во всех штатах США, за исключением Аляски. В 2007 г, непосредственно накануне экономического кризиса, доля национального дохода, приходящегося на один процент самого богатого населения, составила 23,5% — самое высокое значение этого показателя с 1928 г. За период с
1979 по 2007 г. карманы одного процента пополнились на сумму, составляющую более половины (53,5%) от общего повышения доходов по всей территории Соединенных Штатов. Со времен экономического кризиса 2008 г. на один процент богатейшей верхушки приходится ошеломляющие 85% всего роста доходов. А кг. объем одного процента примерно враз превысил средний доход остальных 99% населения страны [
8
]. Еще сильнее разрыв между одним процентом и всем остальным населением во многих городских агломерациях, особенно в городах-суперзвездах и крупнейших центрах сосредоточения высоких технологий. К примеру, в Нью-Йорке объем доходов одного процента богатейшего населения более чем враз превышает средний доход остальных
99% населения, а в Лос-Анджелесе, Сан-Франциско и Сан-Хосе — примерно враз. Общий уровень неравенства доходов в Англии и Уэльсе тоже достаточно велик коэффициент Джини здесь составляет 0,419 [
10
]. (Значения коэффициента Джини варьируются в пределах от 0 допри этом 0 — отсутствие неравенства, а 1 — крайняя степень неравенства) Однако в среднем по США данный показатель равен 0,45 (как в Иране, и это хуже, чем в России, Индии или Никарагуа. Во многих городах и городских агломерациях США значение коэффициента Джини может соперничать сего значением для стран с самым высоким уровнем неравенства на планете. В Нью-Йорке уровень неравенства такой же, как в Свазиленде. В Лос-Анджелесе — как в Шри-Ланке. В Бостоне и
Сан-Франциско уровень неравенства такой, как в Сальвадоре и Руанде соответственно, а в Майами — как в Зимбабве. Конечно, малоимущее население Нью-Йорка живет не так плохо, как в Свазиленде. Но нельзя отрицать, что разрыв между самими богатыми и самыми бедными группами населения в городах Америки такой же, как в некоторых наиболее отсталых частях мира с наивысшим уровнем неравенства. А для богатой страны это столь же прискорбно, сколь и тревожно (табл. 5.1). [
11
] Таблица 5.1. Уровень неравенства в городах США в сопоставлении с другими странами Крупный городили городская агломерация Уровень неравенства доходов Аналогично стране
Нью-Йорк — Северный Нью-Джерси — Лонг-Айленд
(Нью-Йорк — Нью-Джерси — Пенсильвания)
0,504 Свазиленд
(0,504) Майами — Форт-Лодердейл — Помпано-Бич (Флорида) 0,496 Зимбабве
(0,501)
Лос-Анджелес — Лонг-Бич — Санта-Ана (Калифорния) 0,485
Шри-Ланка
(0,490) Мемфис, штаты Теннеси — Массачусетс (Арканзас)
0,482 Эквадор
(0,485) Хьюстон — Шугар-Ленд — Бэйтаун (Техас)
0,479 Мексика
(0,483)
Нью-Орлеан — Метайри — Кеннер (Луизиана)
0,478 Мадагаскар
(0,474)
66 Бирмингем — Гувер (Алабама)
0,475 Китай (0.473)
Сан-Франциско — Окленд — Фримонт (Калифорния)
0,475 Сальвадор
(0,469) Бостон — Кембридж — Кинси (Массачусетс —
Нью-Гэмпшир)
0,469 Руанда (0,468) Чикаго — Нэшвилл — Джолиет (Иллинойс — Индиана
— Висконсин)
0,468 Боливия
(0,466) Источник Martin Prosperity Institute, на основе данных по уровню неравенства доходов из переписи населения для городов США и Всемирного справочника ЦРУ по странам.
Городское неравенство в Соединенных Штатах быстро растет. С 2006 по 2012 г. оно увеличилось почтив двух третях городских агломераций — 226 из 356. При этом неравенство доходов гораздо быстрее в городах, чем в пределах территорий более обширных городских округов (агломераций), включающих город вместе с пригородами. Оно сильнее проявляется в городских центрах Нью-Йорка, Лос-Анджелеса и Чикаго, чем в соответствующих городских округах. В городских центрах Бостона и Майами, а также Вашингтона и Атланты, уровень неравенства еще выше, чем в соответствующих городских округах [
12
]. В одних случаях неравенство доходов обусловлено подъемом благосостояния верхушки, в других — ухудшением экономического положения наименее обеспеченных слоев населения. Это становится очевидным на примере городов и городских агломераций, для которых соотношение го иго перцентилей
**
самое высокое, а доходы 5% богатейших семей превышают доходы 20% самых малообеспеченных враз. Как видно из таблицы 5.2, в Бриджпорте и Стамфорде доход 5% богатейшего населения в среднем превышает 550 тыс. долл. Неравенство доходов в таких городах-суперзвездах США, как
Нью-Йорк и Лос-Анджелес, а также в центрах сосредоточения знаний, таких как Бостон, Вашингтон (округ Колумбия) и Сан-Франциско, также связано с ростом благосостояния верхушки. Однако в других городах высокое значение отношения го перцентиля к 20-му обусловлено главным образом низким уровнем доходов наименее обеспеченной части населения. Это, в частности, города Солнечного пояса США, такие как Новый Орлеан и Майами, в которых экономика главным образом ориентирована на сферу обслуживания, а нищета чаще всего сконцентрирована по расовому признаку. Таблица 5.2. Города и городские округа с наибольшим разрывом между богатыми и бедными
№ Городская агломерация Значение го перцентиля для уровня доходов, долл. США Значение го перцентиля для уровня доходов, долл. США Соотношение между значениями го иго перцентилей
1
Бриджпорт — Стамфорд —
Норуолк (Коннектикут)
558 970 31 333 17,8 2
Нью-Йорк — Ньюарк —
Джерси-Сити (Нью-Йорк —
Нью-Джерси — Пенсильвания)
282 359 23 853 11,8 3
Сан-Франциско — Окленд
— Хайвард (Калифорния)
353 483 31 761 11,1 4 Новый Орлеан — Метейри Луизиана)
196 658 18 173 10,8 5
Мак-Аллен — Эдинбург —
Мишен (Техас)
136 570 12 760 10,7
67 6 Бостон — Кембридж — Ньютон (Массачусетс —
Нью-Гэмпшир)
293 653 27 883 10,5 7
Лос-Анджелес — Лонг-Бич
— Анахайм (Калифорния)
243 771 23 743 10,3 8 Майами —
Форт-Лодердейл — Вест
Палм-Бич (Флорида)
202 461 19 775 10,2 9
Нью-Хевен — Милфорд Коннектикут)
221 661 22 652 9,8 10 Хьюстон — Вудлэндс —
Шугар-Ленд — Бэйтаун Техас)
240 711 24 758 9,7 Город
1 Бостон (Массачусетс)
266 224 14 942 17,8 2 Новый Орлеан (Луизиана) 203 383 11 466 17,7 3 Атланта (Джорджия)
281 653 16 057 17,5 4 Цинциннати (Огайо)
164 410 10 454 15,7 5 Провиденс (Род-Айленд)
196 691 12 795 15,4 6 Нью-Хевен (Коннектикут) 187 984 12 293 15,3 7 Вашингтон (округ Колумбия)
320 679 21 230 15,1 8 Майами (Флорида)
184 242 12 262 15,0 9
Сан-Франциско Калифорния)
383 202 26 366 14,5 10 Нью-Йорк (Нью-Йорк)
249 609 17 691 14,1 Источник Алан Берубе (Alan Berube) и Натали Холмс (Natalie Holmes), Рост неравенства в городах и мегаполисах вследствие снижения доходов (City and Metropolitan Inequality on the Rise, Driven by Declining
Incomes), из материалов Программы в области городской политики (Metropolitan Policy Program), 14 января
2016 г, Брукингский институт (Brookings Неравенство в оплате труда, которое следует отличать от неравенства доходов, — еще один показатель растущего экономического разрыва среди населения городов США (табл.
5.3). Определяя уровень неравенства доходов по наивысшей ставке, мы учитывали доходы с капитала и доходы с ренты, а также экономическое положение тех представителей беднейших слоев, которые не трудоустроены или признаны безработными неравенство в оплате труда отражает разрыв между наименее оплачиваемыми и наиболее оплачиваемыми работниками. Неравенство в оплате труда особенно велико в городах-суперзвездах ив центрах сосредоточения знаний. Это обусловлено высоким уровнем оплаты труда технических специалистов и работников умственного труда. В Сан-Хосе, который находится в самом центре Кремниевой долины, наиболее высокий уровень неравенства в оплате труда среди всех крупных городов США. Нью-Йорк, Лос-Анджелес, а также центры сосредоточения высоких технологий, такие как Остин, Сан-Диего, Роли-Кэри, расположенные в научном треугольнике (Research Triangle) в Северной Каролине, Вашингтон (округ Колумбия) и Сан-Франциско (а также Даллас и Атланта, поэтому показателю входят в первую десятку среди больших городов. Таблица 5.3. Неравенство в оплате труда в городах Крупный городили городская агломерация Уровень
68 неравенства
Сан-Хосе — Саннивэйл — Санта-Клара (Калифорния)
0,481 Остин — Раунд-Рок (Техас)
0,418
Нью-Йорк — Северный Нью-Джерси — Лонг-Айленд (Нью-Йорк —
Нью-Джерси — Пенсильвания)
0,413
Сан-Диего — Карлсбад — Сан-Маркос (Калифорния)
0,409
Лос-Анджелес — Лонг-Бич — Санта-Ана (Калифорния)
0,409
Роли-Кэри (Северная Каролина)
0,408 Вашингтон — Арлингтон — Александрия (округ Колумбия — Вирджиния
— Мэриленд — Западная Вирджиния)
0,407 Даллас — Форт-Норт (Техас)
0,406
Сан-Франциско — Окленд — Фримонт (Калифорния)
0,401 Атланта — Сэнди-Спрингс — Мэриетта (Джорджия)
0,398 Источник Martin Prosperity Institute, на основе информации о неравенстве в оплате труда по материалам Бюро трудовой статистики (Bureau of Labor Statistics) Министерства труда США.
Как и для неравенства доходов, здесь можно рассмотреть крайние показатели и сопоставить разницу в оплате труда для 10% самых высокооплачиваемых и 10% самых низкооплачиваемых работников (в данном случае этот показатель выражен как отношение го перцентиля к 10-му для уровня оплаты труда) (табл. 5.4). В целом по Соединенным Штатам 10% наиболее высокооплачиваемых работников получают примерно в пять раз больше, чем 10% самых низкооплачиваемых [
14
]. Однако в городах-суперзвездах ив центрах сосредоточения высоких технологий этот разрыв гораздо заметнее. Так, в Сан-Хосе
10% наиболее высокооплачиваемых работников получают в семь раз больше, чем 10% самых низкооплачиваемых. В Нью-Йорке, Сан-Франциско ив Вашингтоне (округ Колумбия) — в шесть раз больше, а в Лос-Анджелесе и Бостоне — в пять с половиной раз. Таблица 5.4. Города с наибольшим разрывом в уровне оплаты труда Крупный городили городская агломерация Соотношение между мим перцентилями для уровня оплаты труда
Сан-Хосе — Саннивэйл — Санта-Клара (Калифорния) 7,19 Вашингтон — Арлингтон — Александрия (округ Колумбия — Вирджиния — Мэриленд — Западная Вирджиния)
6,72
Сан-Франциско — Окленд — Фримонт (Калифорния) 6,17
Нью-Йорк — Северный Нью-Джерси — Лонг-Айленд
(Нью-Йорк — Нью-Джерси — Пенсильвания)
6,04 Хьюстон — Шугар-Ленд — Бэйтаун (Техас)
5,54 Бостон — Кембридж — Кинси (Массачусетс —
Нью-Гэмпшир)
5,54
Лос-Анджелес — Лонг-Бич — Санта-Ана Калифорния)
5,51
Сан-Диего — Карлсбад — Сан-Маркос (Калифорния) 5,44 Балтимор — Тоусон (Массачусетс)
5,39 Атланта — Сэнди-Спрингс — Мэриетта
(Нью-Гэпмшир)
5,31
69 Источник Martin Prosperity Institute, на основе информации о неравенстве в оплате труда по материалам Бюро трудовой статистики (Bureau of Labor Statistics) Министерства труда США.
Наблюдая за этой картиной неравенства в доходах ив оплате труда, можно предположить, что причины и характер экономического неравенства в разных американских городах и городских агломерациях варьируются. Вместе с Шарлоттой Мелландер (Charlotta
Mellander) мы обнаружили, что эти две формы неравенства в конечном итоге обусловлены разными явлениями. В своем исследовании мы подробно рассмотрели различные факторы, способствующие неравенству в доходах ив оплате труда для разных городов США (1) глобализация и научно-технический прогресс (2) стойкое наследие расового неравенства и концентрированной нищеты (3) отход от соблюдения общественного договора между деловыми кругами, правительством и работниками, принятого после Второй мировой войны
[
15
]. Неравенство в оплате труда главным образом обусловлено факторами, связанными с повышением денежного содержания наиболее высокооплачиваемых работников. По большей части это следствие явления, которое экономисты называют
«квалификационно-несимметричными техническими изменениями [
16
]. В результате глобализации многие производства (и рабочие места) были перенесены в страны с более низким уровнем оплаты труда, такие как Китай, а появление новых технологий и повышение производительности высвободили еще миллионы работников. В условиях сокращения рабочих мест, которые ранее занимали синие воротнички, относившие себя к среднему классу, занятое население разделилось на две группы. Первая объединила высокооплачиваемых работников умственного труда и высококвалифицированных рабочих. Вторую, гораздо более многочисленную, составили низкооплачиваемые работники, занятые в сфере обслуживания. Как оказалось, неравенство в оплате труда статистически связано со степенью концентрации выпускников колледжей, предприятий высокотехнологичных отраслей, работников умственного труда и квалифицированных технических специалистов
[
17
]. Неудивительно, что неравенство в оплате труда в крупнейших центрах сосредоточения высоких технологий оказалось наибольшим. Неравенство доходов в большей степени отражает хроническую нищету и экономические неурядицы в нижней части социально-экономической пирамиды. Уильям
Джулиус Уилсон (William Julius Wilson) и другие социологи давно утверждают, что неравенство — продукт бедности и расовой дискриминации [
18
]. Полученные нами данные это подтверждают наряду с другими факторами неравенство доходов в городских агломерациях статистически связано с уровнем нищеты и с характеристикой расового состава населения, выраженной как доля афроамериканцев в городском населении [
19
]. Кроме того, неравенство доходов меньше там, где больше работников объединено в профсоюзы, и сильнее там, где ниже налоги. Наш анализ показал наличие статистических взаимосвязей между неравенством доходов в городах, слабостью профсоюзов и размыванием систем прогрессивного налогообложения, которые служат опорой для программ социального страхования. Другими словами, экономическое неравенство в городах — одновременно плод чрезмерного обогащения верхушки (здесь работает принцип победитель получает все) и устойчивого ухудшения положения нижних слоев населения. Это результат не только масштабных структурных изменений в экономике, таких как глобализация и автоматизация, но и политических решений (снижение налогов и ограничение социальных пособий, антипрофсоюзная политика, которые нарушают прежний общественный договори приводят к снижению заработной платы рядовых работников [
20
]. При наличии политической воли эти решения могут быть пересмотрены. Вне зависимости от конкретных побудительных факторов, проблема городского неравенства сегодня наиболее остро проявляется в городах-суперзвездах и центрах сосредоточения высоких технологий [
21
]. Чтобы получить общую картину неравенства в разных городах и городских агломерациях, я объединил показатели неравенства в доходах ив оплате труда в один показатель составной индекс неравенства (рис. 5.1). В соответствии с этой мерой количественной оценки Нью-Йорк, Лос-Анджелес и Сан-Франциско заняли три первых места среди городов Америки с наибольшим уровнем неравенства. Хьюстон находится на четвертом месте, а Шарлотт — на пятом. Филадельфия, Даллас, Бостон, Чикаго и Бирмингем замыкают первую десятку. В целом в первую десятку больших городов Америки с наивысшим уровнем неравенства входят пять самых крупных городов Америки и семь из десяти крупнейших. Если брать все города Америки, то наибольший уровень неравенства (помимо Нью-Йорка) наблюдается в Бриджпорте и Стамфорде. Университетские города Америки — также среди лидеров по уровню неравенства. Это обусловлено большим разрывом в заработной плате между хорошо оплачиваемыми преподавательскими кадрами, с одной стороны, и низкооплачиваемыми работниками сферы обслуживания и работающими студентами, с другой [
22
]. Среди таких городов
Колледж-Стейшн, штат Техас (здесь находится Техасский университет A&M); Боулдер, штат Колорадо (университет Колорадо Гейнсвилл, штат Флорида (университет Флориды
Атенс, штат Джорджия (университет Джорджии Дарем, штат Северная Каролина университет Дьюка); Моргантаун, штат Западная Вирджиния (университет Западной Вирджинии Шарлотсвилл, штат Вирджиния (университет Вирджинии Стейт Колледж, штат Пенсильвания (университет штата Пенсильвания Анн-Арбор, штат Мичиган Мичиганский университет. Рис. 5.1. Составной индекс неравенства для различных регионов США Крупный городили городская агломерация Составной индекс неравенства
Нью-Йорк — Северный Нью-Джерси — Лонг-Айленд (Нью-Йорк —
Нью-Джерси — Пенсильвания)
0,979
Лос-Анджелес — Лонг-Бич — Санта-Ана (Калифорния)
0,962
Сан-Франциско — Окленд — Фримонт (Калифорния)
0,919 Хьюстон — Шугар-Ленд — Бэйтаун (Техас)
0,909
Шарлотт — Гастония — Конкорд (Северная Каролина — Южная Каролина)
0,882 Филадельфия — Кэмден — Вашингтон (Пенсильвания —
Нью-Джерси — Делавэр — Мэриленд)
0,873
71 Даллас — Форт-Норт — Арлингтон (Техас)
0,861 Бостон — Кембридж — Кинси (Массачусетс — Нью-Гэмпшир)
0,858 Чикаго — Напервилл — Джолиет (Иллинойс — Индиана — Висконсин)
0,853 Бирмингем — Гувер (Алабама)
0,852 Примечание индекс, объединяющий показатели неравенства доходов и неравенства в оплате труда. Источник Martin Prosperity Institute, на основе информации о неравенстве в оплате труда по материалам Бюро трудовой статистики (Bureau of Labor Statistics) Министерства труда США и информации о неравенстве доходов, поданным Обследования американского общества (American Community Survey), опубликованного американским Бюро переписи населения.
В таблице 5.5 представлена десятка городов Великобритании с самым высоким уровнем неравенства. Картина очень похожа на ту, которая наблюдается в Соединенных Штатах на первом месте Кембридж (коэффициент Джини — 0,46); вторым идет Оксфорд (коэффициент
Джини — 0,453); на третьем месте Лондон (коэффициент Джини — 0,444). Таблица 5.5. Десятка городов Великобритании с наиболее высоким уровнем неравенства Порядковое место Город Коэффициент Джини по состоянию на 2013/14 гг.
1 Кембридж 0,46 2 Оксфорд 0,453 3 Лондон
0,444 4
Ридинг
0,439 5 Брайтон 0,433 6
Базилдон 0,43 7
Саутенд 0,43 8
Олдершот 0,43 9 Йорк
0,423 10 Кардифф 0,422 Источник Пол Свинни (Paul Swinney), Решение проблем неравенства — лучший способ преодоления бедности в городах Великобритании (Is focusing on inequality the best way to tackle poverty in UK cities), публикация от 28 февраля 2017 г, http://www.centreforcities.org/blog/ Но если картина в университетских городах отражает неравенство между различными слоями проживающего в этих городах занятого населения, то ситуация в крупных, густонаселенных городских агломерациях и центрах сосредоточения знаний непросто отражает неравенство, а способствует ему. Экономическое неравенство усугубляется по мере того, как города и городские агломерации укрупняются, становятся более густонаселенными и разделенными на кластеры [
23
]. Это еще раз подтверждает саму суть нового урбанистического кризиса — те же факторы, которые стимулируют экономический рост, способствуют и росту неравенства. Явно прослеживается связь между уровнем неравенства и размерами городской агломерации. В США в 70% городов с населением более 1 млн человек разрыв между самыми высокооплачиваемыми и самыми низкооплачиваемыми работниками (подсчитанный как соотношение го иго перцентилей) превышает средний по стране. Аналогичная картина наблюдается лишь в 34% городов с населением от 500 тыс. до 1 млн человек, всего в
10% городов с населением от 100 до 500 тыс. человек ив менее чем 3% городов с численностью населения, не превышающей 100 тыс. человек. Два подробных исследования, которые провел мой коллега по университету Торонто, Натаниэль Баум-Сноу (Nathaniel
Baum-Snow), также выявили эту взаимосвязь. Первое исследование показало, что за период
72 наблюдений с 1979 по 2004 г. один только фактор величины территории города вместе с пригородами способствовал общему увеличению экономического неравенства на 25–35%, и это если не брать в расчет такие факторы, как состояние сферы образования, уровень квалификации, структура промышленности и т.д. Второе исследование, посвященное изучению картины неравенства в оплате труда, выявило, что рост данного показателя с 1979 по 2007 г. на треть был обусловлен фактором размера города [
24
]. Исследование положения дел в городах мирового значения, включая Лондон, Париж, Стамбул, Москву, Шанхай, Пекин, Осаку, Токио, Мехико-Сити и Сан-Паулу, по большому счету показало тоже самое уровень неравенства в городах мира в значительной мере зависит от размеров территории этих городов. В общем случае, чем больше городили городская агломерация, тем выше уровень неравенства доходов в нем [
25
]. Поскольку крупнейшие города мира и городские агломерации в политическом плане являются наиболее либеральными, верно и то, что в наших самых либеральных городах наблюдается самый высокий уровень неравенства. По иронии судьбы либеральные мэры больших городов, такие как Садик Хан или Де Блазио, поставили во главу угла своих избирательных кампаний задачу ликвидации неравенства. Если говорить о Соединенных Штатах, то здесь уровень неравенства в регионах с либеральными взглядами значительно выше, чем в более консервативных. Согласно аналитическим данным за 2014 г. во всех 25 избирательных округах, где был отмечен наиболее высокий уровень неравенства доходов, победу на выборах в Конгресс одержали демократы [
26
]. Мой собственный анализ положения дел во всех крупных городах США показал, что неравенство в оплате труда напрямую связано со степенью политического либерализма и находится в обратной зависимости от степени консерватизма [
27
]. Конечно, неравенство напрямую не связано с либеральными политическими взглядами. Либерализм и неравенство всего лишь свойственны крупным, густонаселенным городам с сильной экономикой знаний. Тем не менее нужно отметить, что возвращение в города более зажиточных и более образованных граждан способствуют усилению неравенства в городах.
* * * Высокий уровень неравенства доходов не только вызывает ощущение неравноправия и несправедливости, но и может тормозить (и зачастую тормозит) экономический рост. Входе исследования, проведенного в 2009 г, оценивался уровень образования и квалификации, а также другие факторы, которые могли бы способствовать экономическому росту в различных городах [
28
]. Результаты показали, что в городах с более высоким уровнем неравенства общие темпы экономического роста ниже. Отдельное исследование, проведенное в 2014 г, продемонстрировало, что чем выше уровень неравенства в городах, тем короче продолжительность периодов роста. Входе исследования были проанализированы данные по двум сотням городов за период с 1990 по 2011 г. Как оказалось, неравенство является основными наиболее значимым фактором сокращения периода роста занятости в городах чем сильнее неравенство в городе, тем короче период роста, чем ниже уровень неравенства, тем дольше длится рост. Конкретно, увеличение уровня неравенства доходов на 1% более чем на 20% повышает вероятность прекращения роста занятости населения [
29
]. Более того, в США найдется не так много городов или городских агломераций, в которых высокие темпы экономического роста сочетаются с низким уровнем неравенства. Этот тревожный факт был выявлен входе двух исследований, проведенных в 2016 г. В первом из них сто крупнейших городов сравнивались по двум критериям уровень неравенства в городских районах, с одной стороны, и уровень процветания или неблагополучия, с другой (на основе таких показателей, как средний доход, уровень занятости, уровень образования, изменения в деловой среде и др. Было обнаружено, что всего в девяти городах из ста высокий уровень благосостояния сочетался с низким уровнем неравенства. Причем это оказались относительно небольшие по численности населения
73 города со значительно разросшейся территорией, такие как Скотсдейл, штат Аризона, и
Плано, штат Техас, либо университетские города, например Мэдисон, штат Висконсин, в которых состав населения довольно однороден, а люди достаточно обеспечены. Как видно из диаграммы на рис. 5.2, в крупнейших центрах сосредоточения высоких технологий, таких как Сан-Франциско и Сан-Хосе, очень высокий уровень благосостояния сочетается с крайне высокой степенью неравенства, тогда как в Нью-Йорке, Лос-Анджелесе, Вашингтоне (округ Колумбия) и Бостоне высокий уровень неравенства сочетается с более умеренным, но тем не менее относительно высоким уровнем экономического процветания [
30
]. Рис. 5.2. Отсутствие связи между неравенством и уровнем благосостояния Примечание размеры круга пропорциональны численности населения в городе. Источник Индекс неблагополучных населенных пунктов по состоянию наг) (Вашингтон, округ Колумбия, организация Economic Innovation Group, публикация от февраля 2016 г.).
Во втором исследовании, выполненном Брукингским институтом, изучалась взаимосвязь экономического роста и социальной интеграции (показателя, который учитывает экономическое положение среднего класса, масштабы нищеты и расовой разобщенности. В подавляющем большинстве городов ускоренный экономический рост не приводил к улучшению экономического положения низкооплачиваемых работников или малообеспеченного населения [
31
]. Несмотря на то что в исследовании использовались разные количественные показатели и рассматривались только города, ноне городские агломерации, оказалось, что всего в девяти из ста крупнейших городов США с 2009 по 2014 г. имели место улучшения в плане социальной интеграции (и это притом, что в 95 городов из 100 наблюдался экономический рост. Если высокий уровень неравенства, как правило, препятствует экономическому росту, то низкий уровень неравенства может способствовать росту. Эту закономерность трудно уловить в городах и городских агломерациях США главным образом потому, что уровень неравенства в стране довольно высок. Но она станет очевидной, если посмотреть на связь между уровнем неравенства и потенциалом передовых креативных экономик в других странах, где уровень неравенства ниже, чем в США, и где система социальной защиты во многих случаях развита гораздо лучше. Когда мыс коллегами исследовали связь между
74 уровнем неравенства и потенциалом креативной экономики (на основе глобального рейтинга креативности Global Creativity Index, — сводного показателя, который учитывает потенциал страны по уровню технологий, талантов и толерантности) в 139 странах, то пришли к двум важным заключениям.
Во-первых, в странах с более инновационными и креативными экономиками уровень неравенства обычно ниже. Это видно из диаграммы на рис. 5.3, где сопоставляется уровень неравенства доходов и общий творческий потенциал разных стран. Наклонная линия характеризует обратную зависимость между этими двумя показателями [
32
]. Рис. 5.3. Уровень неравенства и общий творческий потенциал для разных стран мира Источник Ричард Флорида, Шарлотта Меландер, Карен Кинг, Глобальный рейтинг креативности наг г.).
Во-вторых, мы выделили две группы стран по степени взаимосвязи между уровнем неравенства и конкурентоспособностью креативных экономик. Для первой группы (это страны, которые располагаются на диаграмме выше наклонной линии, в том числе Великобритания и Соединенные Штаты) характерен высокий уровень творческого потенциала и высокий уровень неравенства. Для второй группы (страны, которые располагаются ниже наклонной линии, в том числе Швеция, Финляндия и Дания) отмечается высокий уровень творческого потенциала и существенно меньший уровень неравенства. Эти две группы представляют два разных пути, которые страны могут избрать для достижения максимального креативного потенциала путь с низким уровнем моральной ответственности, по которому идут Великобритания и Соединенные Штаты, когда неравенство доходов велико, либо путь с высоким уровнем моральной ответственности, избранный странами Северной Европы, когда неравенство доходов мало. Только этот путь обеспечивает позитивные результаты (высокий творческий потенциал, высокий уровень экономической эффективности, высокий жизненный уровень) без негативных проявлений (сильнейшее неравенство со всеми вытекающими последствиями.
75 Экономическое неравенство сдерживает рост, однако политика в области перераспределения доходов и материальных благ, таких как прогрессивное налогообложение и хорошо развитые системы социального обеспечения, характерные для стран Северной Европы, на самом деле могут стимулировать рост. Когда исследователи из Международного валютного фонда анализировали для разных стран взаимосвязи между неравенством, экономическим ростом и перераспределением средств, они пришли к трем очень важным выводам. Во-первых, в странах, в которых перераспределяется большая часть доходов, уровень неравенства ниже. Во-вторых, в странах с более высоким уровнем перераспределения доходов отмечаются более высокие темпы экономического роста. И, в-третьих, государственная политика, направленная на снижение неравенства, как правило приводит к увеличению темпов роста [
33
]. В целом, более низкий уровень неравенства, даже если это обусловлено государственной политикой, направленной на перераспределение доходов, благоприятен для экономического роста.
* * * Неравенство — это непросто аномальное явление для городской экономики, это ее фундаментальная особенность. Здесь действует тот же экономический механизм, который стимулирует рост. Поскольку кластеризация и экономический рост неотделимы друг от друга, кластеризация и неравенство также тесно связаны. Неравенство — парадоксальный и вызывающий тревогу атрибут развития городов. Однако, как мы видели, необходимым условием для экономического роста является кластеризация, ноне неравенство. Усилия, направленные на смягчение неравенства, необязательно грозят замедлить рост — на самом деле они могут его стимулировать. Взаимосвязь между неравенством и ростом нельзя считать предопределенной. У городов, как и у стран, есть выбор. Можно смириться стем, что разрыв между богатыми и бедными становится все больше, и предоставить тем, кто находится внизу, уповать исключительно на зыбкую систему социальных гарантий. Или же можно бороться с неравенством при помощи перераспределения доходов и других политических механизмов, не нанося ущерб росту, а во многих случаях и способствуя ему. В последней главе книги мы подробнее поговорим о том, как стимулировать экономический рост в городах и одновременно снизить уровень неравенства, а также обеспечить более устойчивое процветание всех слоев населения. Однако существует еще более важный аспект городской кластеризации, с которым необходимо считаться в первую очередь, и который создает одно из главных препятствий на этом пути. Речь идет о растущей проблеме экономической сегрегации, или территориального неравенства, — разделении обеспеченных и неблагополучных слоев общества по целым обособленным районам города и пригородов. Как мы увидим, такой процесс экономической сортировки еще более тревожен, чем неравенство само по себе, поскольку при этом все имеющиеся блага достаются тем, кто наверху, а остальным приходится прозябать.
* * *
*
Имеется ввиду время действия романа Фрэнсиса Скотта Фицджеральда Великий
Гэтсби» — е гг., она же ревущие двадцатые. — Прим. ред
**
Перцентиль — значение, которое заданная случайная величина не превышает с вероятностью, выраженной в процентах от 1 до 100. — Прим. ред ГЛАВА 6 Большой разрыв В апреле 2015 г, спустя несколько дней после гибели молодого темнокожего американца
Фредди Грея (Freddie Gray) при аресте, город Балтимор охватили беспорядки. Это стало страшным напоминанием о событиях полувековой давности в моем родном городе Ньюарке,
76 когда слухи о том, что полицейский убил шофера такси, подожгли бочку с порохом. Но если в 1967 г. беспорядки добили приходящий в упадок Ньюарк, теперь экономика Балтимора была на подъеме. Район Иннер Харбор пользовался большой популярностью у туристов, здесь часто проходили различные конференции, а его обновленные пригороды, такие как
Федерал Хилл, привлекали в город состоятельных и образованных людей, которые когда-то покинули их. Город сего пригородами владел значительной долей капитала в сфере высоких технологий благодаря Университету Джона Гопкинса, одного из ведущих научно-исследовательских центров в мире. Более того, креативная инновационная экономика Балтимора позволила ему войти в первую двадцатку агломераций США. Хотя джентрифицированные пригороды Балтимора переживали возрождение и процветали, во многих районах города царила нищета. Недалеко от Иннер Харбор, на холме, находится район Сэндтаун-Винчестер, в котором жил Фредди Грей. Многие жилые дома в нем заколочены досками и опечатаны. Здесь нет угловых магазинчиков, посадочные контейнеры для деревьев вдоль тротуаров в основном пустуют. Более трети семей в
Сэндтаун-Винчестере живут за чертой бедности. Стрельба и убийства в этом районе случаются в два раза чаще, чем на остальной территории Балтимора, хотя городи так лидирует по этим показателям в стране. Население района живет в среднем на шесть с половиной лет меньше, чем среднестатистический житель Балтимора [
1
]. Гибель Фредди Грея и последующие события показали, что Балтимор разделен на два разных города — процветающий город образованных преуспевающих людей умственного труда и город афроамериканцев, погрязший в непроглядной бедноте. Эта проблема простирается далеко за пределы Балтимора. Летом 2011 г. Лондон был также охвачен беспорядками после того, как полицейский застрелил Марка Даггана (Mark
Duggan), невооруженного темнокожего парня. Протесты в Тоттенхэме привели к разгулу насилия. Массовые волнения, поджоги и грабежи охватили традиционно черные районы
Хакни, Брикстон и Пекхам, а также другие районы города. Через два дня беспорядки распространились в крупные города по всей стране — Бирмингем, Дерби, Вулвергемптон, Ноттингем, Бристоль, Ливерпуль и Манчестер. Хотя многие правоцентристы поспешили обвинить в этих беспорядках хулиганов, а некоторые левоцентристы объясняли происходящее нестабильностью экономики Великобритании и жесткой экономией бюджетных средств, причины кроются гораздо глубже — они тесно связаны с подъемом крупных городов в эпоху урбанизма по принципу победитель получает все и сопровождающим его серьезным расколом [
2
]. Беспорядки в Лондоне были в большей мере связаны нес молодым возрастом, этнической и даже расовой принадлежностью участников, ас классовым неравенством и растущей пропастью между классами. Вместо того чтобы уменьшить и сгладить экономическое неравенство, глобализация привела к его обострению. За беспорядками в Лондоне стояла история двух больших переселений. С одной стороны, город как надежное вложение капитала и привлекательный центр шопинга магнитом притягивает богатейших людей со всего мира. С другой, местная сфера обслуживания стала прибежищем менее квалифицированных иммигрантов, стремящихся к лучшей жизни. Между этими группами находится местное население, неуспевающее за стремительными экономическими изменениями. Разумеется, в Лондоне есть богатые и бедные районы, нов отличие от большинства американских крупных городов в Лондоне богатые и бедные районы часто соседствуют друг с другом на ограниченных территориях, подверженных быстрой джентрификации. Хотя экономический кризис почти не повлиял на богатейших людей мира, молодые и менее квалифицированные кадры все чаще остаются без работы, ас ухудшением состояния экономики и сокращением бюджета их перспективы становятся все более призрачными. Беспорядки также стали реакцией на открытый передел Лондона крупными корпорациями. Как и во многих других глобальных городах, большая часть политической энергии Лондона направлена на потребности и интересы элиты городского населения.
77 Лондон, Париж, Нью-Йорк и другие глобальные города не являют собой безликую монокультуру. Напротив, те характерные особенности, которые способствуют их динамичности, также являются одной из причин их нестабильности. Когда-то давно историк-марксист Эрик Хобсбаум (Eric Hobsbawm) отметил, что из-за высокой плотности населения и проживания бедных слоев вблизи центров политической власти прежние крупные города превратились в центры мятежей. Как это ни парадоксально, в самых инновационных крупных городах США отмечаются самые сильные протестные движения и самый низкий уровень социального единства. Тоже справедливо ив отношении Лондона. В действительности глубокие различия и нарастающая сегрегация стали характерной особенностью, а не дефектом глобальных городов. Более того, несмотря на экономические преимущества возврата населения в крупные города, рост городской бедноты продолжается, особенно в США. Статистика шокирует. В 2014 г. 14 млн американцев жили в нищете в очень бедных районах — самый высокий зафиксированный показатель, в два раза превышающий данные за 2000 г. В двух третях из ста крупнейших агломераций страны отмечался рост бедности в период с 2005 по 2014 г. [
3
] Афроамериканцы в пять раз чаще, чем светлокожее население, проживали в крайне обнищавших районах. За этими тенденциями скрывается нечто более коварное, чем растущее экономическое неравенство, — усугубляющийся разрыв и сегрегация горожан по уровню доходов, образования и классовой принадлежности. Примерно десять лет назад журналист Билл
Бишоп (Bill Bishop) отметил, что американцев можно классифицировать не только по политическим убеждениями культурным предпочтениям, но и по социально-экономическим показателям. Это явление он назвал большой разрыв (the big sort) [
4
]. В наши дни этот большой разрыв растет из-за усиления территориальных барьеров между богатыми и бедными американцами. С 1980 по 2010 г. виз крупнейших агломераций страны выросла сегрегация доходов богатых и бедных граждан. Кг. свыше 85% жителей крупных американских городов и агломераций проживали на территориях, которые подверглись более сильной экономической сегрегации, чем в 1970 г. За сорок с небольшим лет в период с 1970 по 2012 г. доля американских семей, живущих в сильно бедствующих или сильно процветающих районах, возросла более чем в два раза — примерно с 15 до 34% [
5
]. Предпосылка большого разрыва — упадок некогда процветающего американского среднего класса и населяемых им районов, которые буквально олицетворяли американскую мечту. Доля американских семей, живущих в таких районах, снизилась с двух третей населения (65%) в 1970 г. до менее чем половины (40%) в 2012 г. Согласно данным исследовательского центра Пью, в период с 2000 по 2014 г. численность среднего класса уменьшилась в подавляющем большинстве агломераций США (203 из 229). Список городов с наименьшей численностью среднего класса — нечто иное как верхушка рейтинга городов-суперзвезд и центров технического прогресса. В их число вошли Нью-Йорк,
Лос-Анджелес, Сан-Франциско, Сан-Хосе, Вашингтон (округ Колумбия, Бостона также Хьюстон, Майами, Новый Орлеан, Сакраменто и Хартфорд. Я проанализировал данные исследовательского центра Пью и пришел к выводу, что города с наименьшей численностью среднего класса являются более густонаселенными, более наукоемкими и более разнородными — имеют все качества экономически процветающих городов. И наоборот, агломерации с наиболее многочисленным средним классом имеют более высокую долю белого населения и рабочего класса, а также более высокий уровень политического консерватизма — характерные черты экономически деградирующих городов [
6
]. Кроме того, агломерации, имевшие в 2000 г. более многочисленный средний класс, испытали наибольшее сокращение среднего класса кг. К сожалению, нужно признать, что средний класс составляет наименьшую долю населения в экономически процветающих городах и наибольшую — в городах с упадком экономики. Численность среднего класса в Великобритании резко сократилась с двух третей населения в 1980 г. до менее половины в 2010 г. Еще сильнее она уменьшилась в Лондоне —
78 с двух третей населения в 1980 г. до 37% в 2010 г. [
7
] С упадком среднего класса и населяемых им районов Англия раскололась на территорию богатых и бедных. Доля бедных семей в Англии выросла св г. до 21% в 1990 г. ив г. В Лондоне доля бедных семей выросла с 20 до 36%, во Внутреннем Лондоне — с 28 до 43% — один из самых высоких показателей по стране. В тоже время доля богатых семей выросла с 18% почти до
25% по стране и с 15 до 27% в Лондоне. В Англии средний класс исчезает, а богатые концентрируются в небольших привилегированных районах, окруженных гораздо более обширными неблагополучными территориями, где проживают бедные слои населения. Для того чтобы полнее оценить всю широту и глубину большого разрывая вместе с моей коллегой Шарлоттой Мелландер (Charlotta Mellander) разработал набор индексов для оценки всего масштаба экономической сегрегации Америки по уровню доходов, образования и профессиональной занятости. Наши критерии позволяют оценить географическое распределение этих различных групп или классов на основе места их проживания свыше чем в 70 тыс. переписных районах США. Мы разработали ряд составных индексов для оценки экономической сегрегации в целом ив сочетании с экономическим неравенством [
8
]. Я также шире взглянул на исследования сегрегации в Великобритании и Европе. Как мы увидим, хотя различные агломерации по-разному реагируют на разные виды экономической сегрегации, наш комплексный анализ раскрывает общие базовые тенденции. По каждой категории сегрегации (сегрегация дохода, образовательная и профессиональная сегрегация, а также с учетом нашего составного индекса, принимающего во внимание их абсолютное и совокупное влияние, становится ясно, что экономическая сегрегация более интенсивна в крупных, густонаселенных агломерациях с высокой концентрацией высокотехнологичных отраслей, выпускников высших учебных заведений и представителей креативного класса. Мы также увидим, что наша растущая экономическая сегрегация обусловлена кластеризацией более обеспеченных, состоятельных групп населения, обладающих достаточными ресурсами, чтобы отделиться и отстроить себя от остальных в своих сообществах. Та же стандартная схема наблюдается в Европе. Несмотря на более обширную систему социальной защиты в Европе, в ее крупных городах также отмечается существенный рост неравенства доходов и экономической сегрегации, которые значительно увеличились в таких европейских городах, как Лондон, Стокгольм, Мадрид и Милан, за последние десятилетие
[
9
]. Как ив США, усугубление экономической сегрегации в крупных городах Европы обусловлено ресурсами и предпочтениями богатых и обеспеченных граждан. В развитых странах и глобальных городах экономическое неравенство сегодня также является пространственным неравенством богатые и бедные живут на разных территориях ив разных мирах.
* * * Начнем с сегрегации дохода — самой признанной и изученной формы экономической сегрегации. Наша оценка сегрегации дохода учитывает территориальную разобщенность семей с высокими низким уровнем доходов (семьи с доходом свыше 200 тыс. долл. и семьи с уровнем доходов ниже федерального прожиточного минимума) [
10
]. Эта модель отличается от территориального распределения неравенства, которое мы видели в предыдущей главе. Согласно нашему индексу общей сегрегации дохода, в первую десятку крупных агломераций вошли Кливленд, Детройт, Милуоки, Колумбус, Баффало в Ржавом поясе, а также Мемфис, Филадельфия, Финикс, Канзас-Сити и Нэшвилл (см. табл.
6.1). Помимо Нью-Йорка, который едва не вошел в первую десятку по сегрегации дохода, такие города-суперзвезды и центры технического прогресса, как Лос-Анджелес, Бостон, Вашингтон (округ Колумбия) и Сан-Франциско, имеют более низкую сегрегацию дохода. При этом наш более обширный статистический анализ показал, что во всех агломерациях сегрегация дохода тесно связана с площадью территории и плотностью населения, а также развитостью сферы высоких технологий и численностью креативного класса [
11
].
79 Таблица 6.1. Сегрегация дохода Место Крупная агломерация Индекс Место среди всех агломераций
1 Кливленд — Элирия — Ментор (Огайо)
0,964 2
2 Детройт — Уоррен — Ливония (Мичиган)
0,957 3
3 Мемфис (Теннесси — Массачусетс — Арканзас)
0,948 4
4 Милуоки — Уокешо — Вест Аллис (Висконсин)
0,935 5
5
Колумбус (Огайо)
0,912 8
6 Филадельфия — Камден — Уилмингтон (Пенсильвания
— Нью-Джерси — Делавэр — Мэриленд)
0,887 11 7 Финикс — Меса — Скоттсдейл (Аризона)
0,882 12 8
Баффало — Ниагара-Фолс (Нью-Йорк)
0,864 16 9
Канзас-Сити (Миссури — Канзас)
0,861 17 10
Нэшвилл — Дейвидсон — Мерфрисборо — Франклин Теннесси)
0,858 19 Источник институт Martin Prosperity Institute на основе данных переписи населения США.
Примерно у 15% американцев (около 45 млн человек) доходы семьи находятся ниже федерального прожиточного минимума, и их изоляция усиливается. Согласно исследованию
Кендры Бишофф (Kendra Bischoff) и Шона Рирдона (Sean Reardon), двух ведущих американских специалистов по сегрегации, за период с 1970 по 2009 г. доля бедного населения, проживающего в бедных районах, возросла с 8 до 18% [
12
]. Что касается сегрегации дохода, наибольшей сегрегации подвергаются бедные в агломерациях Ржавого пояса — Милуоки, Кливленде и Детройте, а также в Хартфорде, Филадельфии и Балтиморе в Северо-Восточном коридоре в Бостоне, Нью-Йорке, Вашингтоне (округ Колумбия) и Мемфисе на юго-востоке и Денвере на юго-западе (см. табл. 6.2). Шестую строчку в рейтинге занимает Нью-Йорк, а в центрах технического прогресса отмечается более высокий уровень сегрегации бедных, чем сегрегации дохода. Ив этом случае наш более обширный статистический анализ всех агломераций показал, что сегрегация бедных связана с площадью территории и плотностью населения агломерации [
13
]. Таблица 6.2. Сегрегация бедных Место Крупная агломерация Индекс Место среди всех агломераций
1 Милуоки — Уокешо — Вест Аллис (Висконсин)
0,478 2
2
Хартфорд — Западный Хартфорд — Восточный
Хартфорд (Коннектикут)
0,462 6
3 Филадельфия — Камден — Уилмингтон (Пенсильвания
— Нью-Джерси — Делавэр — Мэриленд)
0,455 9
4 Кливленд — Элирия — Ментор (Огайо)
0,435 15 5 Детройт — Уоррен — Ливония (Мичиган)
0,433 16 6
Нью-Йорк — Северный Нью-Джерси — Лонг-Айленд
(Нью-Йорк — Нью-Джерси — Пенсильвания)
0,428 20 7
Баффало — Ниагара-Фолс (Нью-Йорк)
0,416 28 8 Денвер — Орора (Колорадо)
0,413 30 9 Балтимор — Таусон (Мэриленд)
0,413 33 10 Мемфис (Теннесси — Массачусетс — Арканзас)
0,410 34
80 Источник институт Martin Prosperity Institute на основе данных переписи населения США.
Последствия экономической сегрегации разрушительны для бедных. Социолог Уильям
Уилсон (William Julius Wilson) в книге
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   19

перейти в каталог файлов


связь с админом