Главная страница
qrcode

А.В.Владимиров СЕКТАНТСТВО В ОБЩЕСТВЕННЫХ ДВИЖЕНИЯХ. Сектантство в общественных движениях


Скачать 23.85 Kb.
НазваниеСектантство в общественных движениях
АнкорА.В.Владимиров СЕКТАНТСТВО В ОБЩЕСТВЕННЫХ ДВИЖЕНИЯХ.docx
Дата21.11.2016
Размер23.85 Kb.
Формат файлаdocx
Имя файлаA_V_Vladimirov_SEKTANTSTVO_V_OBSchESTVENNYKh_DVIZhENIYaKh.docx
ТипДокументы
#7259
Каталогtopic70547601_29935852

С этим файлом связано 36 файл(ов). Среди них: Morimura_Seyiti_Kukhnya_dyavola.doc, Rudzitis_R_Ya_Iskusstvo_tvorit_vzaimootnoshenia.docx, Rikhard_Rudzitis_Soznanie_Krasoty_spaset.pdf, SVOBODA_DUKhA.doc, Kryzhanovskaya_-_Pentalogia__39__39_Magi_39__39_-_1_-_Elixir_zhi, Zhenschina_Uchebnik_dlya_muzhchin_Oleg_Novosyolov.doc, Streltsova_Lyudmila_Velikiy_putnik_obraz_Iisusa_Khrista_v_svete_, Russkaya_Blavatskaya_Vladimirov_A_V.pdf и ещё 26 файл(а).
Показать все связанные файлы

СЕКТАНТСТВО В ОБЩЕСТВЕННЫХ ДВИЖЕНИЯХ

А.В.Владимиров. 26 янв. 2016
Признаки секты-группы:
- ВОЖДЬ ИЛИ ПРЕЗИДИУМ: Есть ли он? Каким он хочет представиться? Нет ли в нём признаков сверхуполномоченности, «гениальности» или мессианства, требующих для него от окружающих особых прав и доверия?


- Допускается ли, что Вождь (Лидер) может (мог) ошибаться в конкретных делах?

- Допускается ли, что решения Вождя (Лидера) по конкретным ситуациям или его конкретные заветы могут быть при новых исторических условиях пересмотрены?


- Допустима ли в группе критика в отношении конкретных действий ВОЖДЯ или ПРЕЗИДИУМА? Когда таковая была?


- СТРУКТУРА: Есть ли жёсткая иерархия в группе? Как она создаётся и поддерживается?


- ВЛАСТЬ: Как она распределяется? Кто её осуществляет? Прозрачна ли она?


- СВОБОДА: Существует ли для членов свобода информации, дискуссий, действия?

- Существуют ли помимо общепринятых норм нравственности (общемировая культура) или норм действующего закона внутригрупповые прямые запреты и прещения? Есть ли риск или факты «отлучения» за нарушение таких запретов?


- Много ли в группе самостоятельно и нешаблонно мыслящих, ярких фигур? Какова тенденция?


- МОРАЛЬ: Допустимо ли обманывать других людей в интересах группы (или в интересах миссии и идеи)?
Любое духовное движение, религия, иными словами – консолидированная группа людей, которая в обществе стремится к неким общегосударственным и даже международным целям, для обеспечения своих целей и для защиты от внешнего окружения вынуждены образовать аппарат и действовать в обществе политическими методами. Яркий пример политического действия являет аппарат крупной религии, например, Ватикан или Московская Патриархия (РПЦ). Есть элементы классической политической деятельности у центрального аппарата в любом крупном общественном движении: у «зелёных», у антиглобалистов и пр.

Есть элементы политической деятельности и в теософском и в рериховском движении.
В политической и в общественной деятельности, так же, как и в религии, есть такое заболевание, как обрастание признаками секты с последующей деградацией до классической секты.
СЕКТАНТСТВО ПОЛИТИЧЕСКОЕ – это крайнее течение в партиях и организациях, утратившее связи с союзниками и социальной базой и превратившееся в замкнутую, самоизолированную группу.
Идеальным общественным движением является такое, которое опирается на основы мировой культуры и нравственности, а также на передовое духовное Учение. Такое движение заинтересовано в процветании или возвышении всего человечества.

Более узким направлением является обычная политическая организация – она преследует цели более узкой группы или только части населения. Общим устремлениям культуры и нравственности в политической организации противопоставлена политическая целесообразность и тактические компромиссы, которые на деле оказываются ложью ради достижения благой цели.

Марксизм ещё более сузил общественные и политические движения до религиозной веры в партийную догму и политическую идею фикс, по некритичности суждений и ряду признаков идолопоклонства стал разновидностью политической религии.

Наконец, финалом показанного сужения социальной и культурной базы и превращением в политическое сектантство стала вера в безупречность партии (в действительности – аппарата) и «заветов» того или иного партийного боса. Сначала появились в догонку к марксистской религии «ленининзм», «сталинизм», «троцкизм» и «маоизм».

А после утраты государственного статуса, большинство из таких религиозных партий и групп стали настоящими сектами.
Духовные движения подвержены аналогичному скатыванию к организационному сектантству.
ОРГАНИЗАЦИОННОЕ СЕКТАНТСТВО
Сектантство как явление хорошо известно по современным деструктивным религиозным сектам. Это крайняя степень социальной обособленности, нередко приближающая уже к прямой заботе психиатрии.

В истории всех религий встречается упоминание о сектах как об отколовшихся по тому или другому признаку от основного течения религии.
Чаще пишут про секты, где её руководитель или её создатели умышленно используют членов секты в своих целях, манипулируют их сознанием.

Но в социологическом смысле негативная секта как некое антисоциальное объединение единомышленников может возникнуть и по другим мотивам, в известной мере спонтанно. Такой группой может кто-то манипулировать, использовать группу на свои политические цели. Но само образование асоциальной группы может произойти в том же спонтанном порядке, как возникают прочие социальные заболевания.

Первые секты возникли в массовых единообразных религиях. В Индии, или в античности, при обилии всевозможных богов и культов трудно историку религий говорить о религиозных сектах. Разве что о заведомо деструктивных.
При появлении единой идеологии, больших масс её последователей, возникло и явление политических сект.
Сектой обычно считают небольшую часть, противостоящую большому целому. В целом это правильно. Но внешне может оказаться, что большое общественное движение фактически возглавляется асоциальной сектой, или назовём это «сектой-группой», условно «орденом». В орбиту влияния этого сектантски организованного руководства, а также их разветвлённого фанатичного ордена в регионах и на местах, оказываются втянуты миллионы. Полит-идеологической сектой, или «орденом», по характерным признакам можно считать высшее ядро большевиков в России после 1925 года. В России шла исторически объективная русская революция, но на верхушке государственной власти революцию оседлал орден, или секта большевиков-интернационалистов. Аналогично таковыми оказались фашисты (орден СС) Германии, так называемые сталинисты, троцкисты, маоисты и др.

К политическим сектам в современной политологии принятого относить крайне-левые и крайне-правые группы. Само обозначение «крайние» выделяет не столько содержание их политических идеалов и целей, а узнаваемый характерный метод и стиль достижения поставленных целей, присущий большинству участников. С точки зрения психолога можно было бы отметить, что большинство участников такой политической секты, взятые по отдельности, скажем, в личной, домашней обстановке, склонны продолжать проявлять и поощрять характерное поведение в других, симпатизировать известным историческим примерам созвучных личностей и их орденам и сектам. Иными словами, не одна группа или секта виновата в происходящем. Группа могла лишь усилить и предоставить возможности для раскрытия дремавших наклонностей.
В новых духовных движениях так же обнаруживаются активисты и сторонники с тягой к радикализации отношений между своей группой и остальными участниками этого духовного движения, тягой к политическим войнам, идейному изоляционизму, отлучению и гонениям на инакомыслящих. Концентрация таких людей в одном месте с вытеснением иных людей со временем приводит к перерождению обычной общественной организации в обособленную секту-группу.
В науке среди светских (нерелигиозных) сект выделяют, например:

1. политические секты (учение основано на идеях

исключительности значения политики и людей, ею занимающихся, в

развитии мировой цивилизации);

2. псевдополитические секты (учение основано на

противопоставлении политике и развитии идеи создания тайной

политической доктрины, скрытой от непосвящённых, то есть от

большинства членов общества (масонские и т.п. ордена и группировки, описываемые в «теориях заговора». – А.В.);

3. эстетические секты (учение основано на идеях

исключительности значения искусства как одной из форм идеологии

и людей, искусством занимающихся, в развитии общества);

4. псевдоэстетические секты (учение основано на идеях,

утверждающих единственной ценностью искусства - "красоту",

абстрагированную от социального и нравственного содержания);

5. коммерческие секты (официальное учение провозглашает

главной задачей – рекламу и продажу товаров и услуг, однако учение

может содержать элементы различных религиозных,

псевдорелигиозных или светских идеологий; существует тайная

доктрина, которая содержит догматы об избранности членов

коммерческих сект и утверждает необходимость завоевания власти во

всём мире их представителями);

6. научные секты (учение основано на идеях исключительности

значения науки и людей, ею занимающихся, в освоении и познании

объективного мира);

7. псевдонаучные секты (учение основывается на

противопоставлении науке других форм познания окружающего

мира, идеях восприятия особых чувств и развитии способностей), позволяющих исследовать недоступные пяти обычным человеческим чувствам стороны существования)».
Становление таких антисоциальных организмов происходит по сходным алгоритмам, и можно предположить, что «шаблон» такой секты уже укрепился многократным историческим воспроизведением и содержится в памяти планеты. В этом смысле новое духовное движение, обнаруживая в себе такую метастазу, не «изобретало» её с нуля, а воспроизвело по уже сложившимся в пространстве линиям. Так, многие отмечали, что проблемы германского фашизма в части «метода», усугубившегося с середины тридцатых годов, обнаруживаются в национальной истории. Инквизиция в Испании, кровавые ужасы Парижской коммуны не изобретены с нуля. На российской территории вспухали такие болезни, как «опричнина», равно как и «Красный террор» революции и «Большой террор» сталинизма. Словно демоны воплощались в такие времена на соответствующих территориях и устраивали Ад на земле.

Семена, посеянные бесчинствами большевизма, продолжают сегодня невольно вновь воспроизводиться у любых российских ультра, вне зависимости, правая ли у них идеология, или левая, религиозная или атеистичная. Ведь для Ада не имеет значения, как будет называться идея, которой прикрывают творимое насилие над душой.
В отношении групп-сект мы это явление назвали заболеванием. Заболевание склонно к росту и к разрушению положительных основ жизни.
Отличие таких политических и прочих светских сект от деструктивных и тоталитарных сект религиозного толка заключается в том, что политические секты, будучи часто открытыми, и участвуя в системе общественных процессов, как правило, не имеют прямой целью зомбирование своих членов и использование их в качестве жертв некой идеи-фикс или какого-нибудь религиозного безумия, т.е. заведомо асоциальной идеи. Болезнью у сект-групп оказывается не асоциальная цель или идея, а МЕТОД. Ультра постепенно совершенно извращают ту идею, которая могла быть первоначально вполне положительной и многообещающей.

Философы спорили по поводу соотношения цели и средства. Но если средство для данного человека обусловлено его маниакальностью, если участники группы тянутся к постоянным войнам и совершению мучительства и насилия и устроению Ада на земле, и это для них оказывается главным, то получается, что идея, коммунизма ли, «чистой расы», тотального христианства или ещё чего-то – это оправдание для создания атмосферы, в которой такие личности или их групповое озверение чувствует себя как в родной стихии. Налицо СРЕДСТВО для жестокости и опустошения душ, а ЦЕЛЬ у них в действительности иная, вне зависимости, понимают ли они это.
При сложной или даже враждебной окружающей ситуации положительное общественное движение вынуждено строиться на более жёстких организационных основаниях. Но такая жёсткость при общей динамике движения несёт конструктивный характер, здесь приоритет за очевидными положительными победами, полезными для всего человечества. При вырождении всё переворачивается: жёсткость, крайние меры, догматизм и примат авторитета доминируют, тогда как явного, а часто и вообще никакого конструктивного движения вперёд, оправдывающего такие вынужденные крайности, нет.
Место в социуме у социальных сект такое же, как и у религиозных деструктивно-тоталитарных сект – это изоляция от реального, живого мира. Но если в тоталитарных религиозных сектах это происходит по их собственной инициативе, в целях сохранения своей паствы, для сохранения сдвинутого сознания у её членов, то у социальных сект сознание многих членов сдвинуто, так сказать, изначально. Поэтому в случае социальных сект не столько они сами, сколько общество отталкивает их или огораживается от них. В том числе показывая в СМИ такие негативные для большинства людей их характеристики, как радикализм, ультра и т.п.

перейти в каталог файлов


связь с админом