Главная страница
qrcode

ЧАС СЕРЕБРЯННОГО ОРЛА, ГЛАВА 4. Штаба. Сколько папистских агентов там Сколько информации они получат


Скачать 83.53 Kb.
НазваниеШтаба. Сколько папистских агентов там Сколько информации они получат
АнкорЧАС СЕРЕБРЯННОГО ОРЛА, ГЛАВА 4.pdf
Дата03.01.2018
Размер83.53 Kb.
Формат файлаpdf
Имя файлаChAS_SEREBRYaNNOGO_ORLA_GLAVA_4.pdf
оригинальный pdf просмотр
ТипДокументы
#54485
Каталогnickolay_kuzmichev

С этим файлом связано 42 файл(ов). Среди них: ChAS_SEREBRYaNNOGO_ORLA_GLAVA_6.pdf, Svyatitel_Feofan_Zatvornik_-_Evangelskaya_istor.pdf, Kyerkegor_S_-_Besedy_-_2009.pdf, Robert_F_Taft_Stati_2.pdf, Chas_serebryanogo_orla.pdf, Istoria_gotov_vandalov_i_svevov_Isidor_Sevilskiy_Iz_sbornika_nau, arkhimandrit_Ioann_Manussakis_Bog_posle_metafiziki_pdf.pdf и ещё 32 файл(а).
Показать все связанные файлы

ГЛАВА 4
Насколько помнил Джей,ближайшая посадочная площадка квадролётов, что полвека назад пришли на смену вертолётам, сменив винт на четыре реак- тивных двигателя, располагалась отсюда в часе ходьбы. Интересно все же, какая именно версия их отхода будет озвучена остальным солдатам и кто же придумал впихнуть в эту экспедицию его, Джея. Вдруг ему вспомнилось то, ради чего он в общем-то сюда и прибыл. Миссия Центрального Штаба, раз- ведка ситуации на планете... уж не для этого ли его и дернули так резко из ла- геря для путешествия вглубь Эллады-4, чтобы пролить свет на сложившуюся здесь обстановку. Внезапно по коже его пробежал холодок. Они вчера столь открыто беседовали с Игорем о интригах Церкви... а ведь за ним следят из

Штаба. Сколько папистских агентов там? Сколько информации они получат?
Как это выльется ему, Джею? Судьба Игоря и уж тем более, Императора и
Империи, его мало волновала.
Он постарался отогнать от себя мрачные мысли, оглядываясь вокруг. Из ла- геря он давно вышли, теперь их окружали мрачные руины разбомбленного безжалостной имперской авиацией города. Серые обугленные стены в ночной темноте казались еще более безжизненными, можно даже сказать угрожаю- щими. Почему-то Джею постоянно казалось, будто кто-то злой, некий демо- нический дух этих мест смотрел на них, грязных имперцев, осмелившихся придти в его дом, застроить его своим высотным маразмом, давящим на тело планеты многотонным своим весом, а затем прилетевшими на больших ма- шинах, что выжгли тут все, причинив матери-земле невыносимую боль, смотрел на них, наблюдал за ними, ветром в окнах воя им вслед проклятия...
Они шли уже полчаса, почти не разговаривая, по этим мрачным улицам.
Периодически на их пути возникали завалы рухнувших зданий и Харальду приходилось ориентироваться по встроенной в скафандр навигационной си- стеме, дабы найти обходной путь.
Периодически они натыкались и на некогда живых людей. Многие трупы выглядели, мягко говоря, безобразно. Изуродованные огнем пожаров, с оторванными конечностями, или выгнутыми под неестественными углами.
Причём многие из них были без скафандров, а насколько Джей знал, таковые, пусть даже и старые, у повстанцев имеются. Да и оружия у них не наблюда- лось. Немного подумав, Джей все же решился озвучить свой вопрос Хараль- ду.

Все просто, мистер Дэвидсон. Армия повстанцев покинула города за несколько часов до подхода имперских войск. К моменту начала бомбардиро- вок они были оттеснены довольно далеко.

То есть... Вы хотите сказать что вы бомбили мирных жителей? – Воз- мутился Джей.

Да. Мне кажется, мистер Дэвидсон, ваш род занятий в прошлом, а
именно убийство людей за деньги, не должно вам оставлять права трепаться о морали.

Я и не собирался... просто не вижу здесь смысла. Зачем тратить бом- бы, напалм, химические вещества... или чем еще нынче положено бомбить, на безоружных людей?

Любой живой обитатель планеты, не вступивший в ряды сопротивле- ния, оказывающего сотрудничество нашей армии, в течении первой недели, является пособником или потенциальным пособником повстанцев и преда- телем. – Заученно начал он, словно зачитывая пункт из Общего Положения по действиям населения при Несомненно, правда ваша, но Штаб предпочи- тает не экономить, подразделяя повстанцев на вооруженных и нет.

Да уж, экономичностью Штаб никогда не отличался...

Ах да, мы скоро войдём в зону химического поражения, наденьте шле- мы, если не желаете надышаться чего-нибудь. – Предупредил Харальд, за- крывая прошлую тему.
Джей был достаточно хорошо знаком с тем, чем бомбардируют мятеж- ные города, чтобы без колебаний выполнить приказ и надеть шлем, который, за счёт встроенных туда фильтров воздуха, отлично уберегал от всевозмож- ных вредных примесей в воздухе. Мгновенно активировалась система до- полненной реальности, увеличился угол обзора и активировался режим ноч- ного видения, что, помимо прочего, позволял видеть не только в кромешной темноте так же хорошо как днём, но и в метель, дождь и пургу. В бою эти факторы были бесценны, но еще больше помогал так привычный многим лю- бителям видеоигр крестик прицела, подсвечивающийся при наведении на противника. С этими технологиями воевать и впрямь стало так же комфортно и приятно как в играх, что обеспечивало Империи постоянный приток новых добровольцев в армию и убирало потребность в обязательной воинской по- винности. Вот только даже броневые пластины скафандра, даже ловкость и сила, увеличивающаяся с его помощью, а так же засчёт генных модификаций, не могла сделать солдата бессмертным. Убивать стало просто – наведи кре- стик на врага и нажми на спуск, наблюдая как очередь трассеров летит в жертву и, если повезет, сражает его. Но умирать приходилось все так же, по настоящему. Лазерный луч, пробивающий узкие окуляры шлема все так же вскипятит тебе мозг. Пуля, пробившая скафандр в каком-нибудь слабом ме- сте, кои всегда в любой броне имеются, все так же вопьётся в тело. И несмот- ря ни на какую анестезию, что, конечно, заботливая умная система жизне- обеспечения тут же в нужной дозе впрыснет тебе в кровь, умирать тебе будет все так же страшно. Впрочем, культивирование смерти лишало бойцов ST страха перед ней, но тем не менее, не делало процесс умирания приятным.
Поглощённый мыслями, Джей не сразу заметил серьёзные изменения пейзажа. Руины города, название которого он так и не узнал – все таблички и указатели бомбардировок не пережили, а те, что пережили, были нечитаемы,
в следствии того, что написаны на местом языке, имеющем совершенно дру- гой алфавит, постепенно стали исчезать, заменяясь голой землей, что после обильных дождей, идущих всю последнюю неделю, превратилась в одно большое грязевое болото. Очень скоро стали попадаться остатки оборони- тельной линии. Кому она принадлежала – Джей точно определить не мог, од- нако, в силу того, что город был занят повстанцами, надо полагать именно им. Вскоре его предположения подтвердились, когда в остатке одного окопа, уже порядочно заваленного сползшей от воды землёй, он обнаружил едва узнаваемый от грязи, покрывшей его толстым слоем, флаг повстанцев. Не- когда это было ярко-красное, будто обильно насыщенная кислородом, артери- альная кровь, с гербом имперской рабочей гильдии – шестерёнкой и молотом, рукоять которого вертикальной линией словно бы перечёркивала сию до сих пор не устаревшую деталь, будто хотел намекнуть, что её время прошло и на- стал час его, молота, час крошить черепа... вот только сколько войн не велось под этим флагом,черепа ломались у тех, кто воевал с ним, а не у тех, против кого был обращён гнев угнетенного рабочего братства. Кровь, которую, надо полагать, и символизировал цвет знамени, лилась, да, и не просто лилась, а порой топила целые планеты... но крови верноподданных Империи там было столь мало, что можно было бы даже и не обратить внимания. Вот и выходи- ло, что флаг этот будто проклятый. И весь гнев тех, кто стоит под ним, обора- чивает на них самих в полном объёме. Уж не потому ли сейчас он и лежит в грязи, сменив гордый алый цвет на черно-коричневый, лежит, втоптанный в мокрую землю, брошенный и забытый... впереди же уже маячили смутные контуры корпуса квадролёта. Четыре поворачивающиеся турбины реактив- ных двигателей, два спереди и два сзади, острый, немного приплюснутый нос,внушающих размеров грузовой отсек, хвост, двумя узкими крыльями, расположенными под небольшим углом смотрящий в небеса... вооружение он нёс вполне стандартное – два лазерных излучателя, питаемых от генератора, расположенного на корпусе в небольшом «гребне» на крыше, четыре ше- стиствольных авиационных пулемёта крупного калибра, которые без малей- ших затруднений способны были в два счета разорвать корпус любого истре- бителя в клочья, а при начинении патрона горючей смесью, устроить любому расчёту ПВО, решившему ударить из укрытия, свинцово-огненный дождь.
Сзади, для более эффективного прикрытия тылов, располагался один такой же. Так же имелось и ракетное вооружение – четыре ракеты класса воз- дух-воздух и четыре воздух-земля. Для десантной машины, заменившей сво- его предшественника с винтовым двигателем, это было очень и очень непло- хо. Такая могла быть по зубам разве что стайке маленьких и манёвренных беспилотных истребителей «калибри», вооруженных, однако, довольно злы- ми орудиями, или чему-то покрупнее, но способному вести бой, не прибли- жаясь на расстояние выстрела пулемётов.
ПО мере приближения отряда, этот красавец, пятнистой камуфляжной расцветки, меняющейся в зависимости от ландшафта, становился виден всё более отчетливо, а благодаря приборам ночного видения и прочим, более
мелким системам, встроенным в шлем, удавалось разглядеть и различные другие детали. Видеть такую расцветку на военной технике Империи Джею было немного непривычно. В гражданское время цвета ее ограничивались чёрно-белыми. Черный корпус с белым орлом, но, судя по всему, в период бо- лее активных боевых действий, такая палитра становилась прерогативой су- губо космических кораблей, не нуждающихся в маскировке под ландшафт, в следствии отсутствия в космосе такового.
Наконец, они подошли к машине вплотную. Пилот, в коем квадролёт, в принципе не нуждался, но который всегда был, стоял рядом с кабиной.
Он и впрямь являлся не более чем чистой формальностью и присутство- вал в таких машинах только как дань традициям а может и для большего ком- форта, ведь, как-никак человек привык доверять лишь тем, кто похож на него, имеет такой же цвет кожи, разрез глаз и форму ушей и, если что-то из этого отличается, о настоящем доверии речи идти мне может, такова природа вида homo sapiens, посему что уж говорить о том, кто вообще ни кожи, ни ушей, ни телесной оболочки-то вообще не имеет...
Собственно, это и стало причиной создания андроидов – человекоподоб- ных роботов, что теперь по внешности, манере поведения и прочим внешним признакам, от людей неотличимы. Компьютерный разум, даже в 2153 году, не может заслуживать полного доверия, пока не будет выглядеть как выглядеть человек – белокожим, с прямым разрезом глаз, не очень высоким и не очень низким, с правильными пропорциями тела и лица.

Добрались наконец? – Усмехнулся пилот. На нём была стандартная ка- муфляжная форма, а на голове шлем, отличие которого от шлемов на Джее и других из их отряда, состояло только в дополнительных электронных систе- мах, необходимых пилоту, выполнявшему, правда, скорее функции инженера- механика, поскольку единственное что он делал во время полёта – следил за состоянием всех систем машины, а в случае внезапной поломки какой-то из них, парой кликов по экрану бортового компьютера составлял стандартную форму отчёта о неполадке для Штаба, которая будет сохранена где-то в без- донных архивах ИСИ. Пустая формальность, дабы не лишать пилота хоть ка- кой-то работы. Починка и подробное описание того, что именно сломалось, отчего и как сия досадная неприятность была устранена, лежит уже в компе- тенции контролируемого ИСИ бортового компьютера компьютера.
Никто из отряда не соизволил ответить на вопрос пилота, но тот, кажется, и не ждал что ему ответят.
***
Полёт шёл вполне размеренно. Негромко гудели двигатели квадролёта, о чём-то переговаривались марко и Харальд. Хэлен увлечённо чистила штур- мовую винтовку. Видеть девушку за таким занятием было очень непривычно, но Джей постепенно переставал чему-либо удивляться. Сейчас он задумчиво смотрел вниз из открытой двери квадролёта. Благо дело, пока что тот летел
на достаточно небольшой высоте и можно было спокойно любоваться пейза- жами планеты. Хотя какие там пейзажи... от бывших тут ранее зелёных пар- ков, аллей и садов после прошедших тут боёв уже ничего не осталось. Внизу была лишь покрытая копотью, размытая ливнями земля, впитавшая в себя реки крови... древняя земля, не знавшая болей и скорбей пока не появился тут человек и не принёс с собой всё то, что он обычно приносит – разруху, смерть и войну.
И никак не оставляло Джея то тревожное чувство, какое бывает обычно при предчувствии беды. Будто должно случиться что-то нехорошее. Будто сама земля этой планеты, её небо, горы, проклинает их, требуя немедля уб- раться туда, откуда прибыли...
Около получаса они так и летели. Но затем очертания города постепенно пропали, уступив место сплошному выжженному полю...

Что там было раньше? – Поинтересовался Джей у Харальда, завер- шившего беседу с инквизитором, кивая вниз.

Огромные аллеи оливковых деревьев. – Вздохнув, ответил тот, просле- живая взгляд Джея.


И всё это... уничтожено бомбардировками?

Повстанцами. При отступлении они оставили нам пылающую землю, дабы хоть ненадолго, но задержать войска, выиграв себе время на бегство. И так повсеместно. Восстание навсегда лишило Элладу-4 её основного источ- ника дохода. Оливковые деревья... они прижились только тут. Чёрт его знает, почему так. Колонисты брали землю с этой планеты на другие, но ничего не выходило. Саженцы не приживались и росли только тут. И на Терре. Пока её земля еще не стала пропитана токсинами настолько, что и обычные дере- вья-то уже не все растут... теперь человечество может забыть и аромат плодов этого древа, он останется лишь в качестве ароматизаторов и вкусовых доба- вок. Но, как бы хорошо они не имитировали всё это, настоящее им не заме- нить. – С ощутимой болью в голосе сказал он, возвращаясь на место. Похоже, что вид выжженных аллей порядком расстроил его.
Постепенно квадролёт стал набирать высоту, а дверь закрылась, скрыв от взгляда Джея всё, находящееся за ней.
Полёт становился нестерпимо скучным.
Словно кто-то услышал мысли Джея, решив зло пошутить, но внезапно снаружи раздался характерный для рвущегося снаряда грохот. Затем ещё и ещё... Весь отряд дружно выругался, не исключая отца-экзекутора и Хэлен.

Похоже, кто-то решил устроить нам светопреставление. – Зло проши- пел Харальд. Словно подтверждая его слова, снаружи разорвался ещё сна- ряд... квадролёт дёрнулся и накренился вправо, однако, довольно быстро вновь выпрямился.


Господа – Раздался из динамика, висящего над кабиной пилота, его го- лос, – Спешу вам сообщить, что до Нео-Афин мы не доберёмся. Десантиро- ваться вам придётся прямо тут. Постарайтесь не убиться. – Он издевательски хохотнул. Дверь раскрылась. Тут Джей понял к чему было это « не убиться».
Ежесекундно на разном расстоянии вокруг квадролёта огненными цветками расцветали всполохи взрывов. Обстреливали их старательно... машина резко дёрнулась в сторону и Джей, стоящий ближе всех к двери, непременно поле- тел бы вниз, если бы Харальд не схватил его за рюкзак и не потянул на себя.
Тут же квадролёт начал снижение. Снижение на такой скорости, что каза- лось, что он желает угробить их всех, врезавшись в землю. Несколько снаря- дов всё же достали квадролёт. При каждом попадании его швыряло в сторо- ну, будто кто-то большой и очень злой со всей дури лупил кулаком по его об- шивке. Похоже орудия у повстанцев были серьёзные...

Зачем он снижается? – Стараясь перекрыть грохот взрывов, задал
Джей вопрос Харальду, хватаясь за один из поручней у входа, дабы не вы- пасть ненароком при еще одном попадании.

Похоже, одним из взрывов нам что-то повредило. Десантироваться бу- дет как только он выпрямиться.... – Дослушать Джей не успел. Еще один сна- ряд оказался удачливее других и начисто снёс порядочный кусок обшивки, оставив вместо аккуратной двери входа огромную дырень. Квадролёт опять тряхнуло, но на этот раз Харальд оказался менее проворен, а поручень, за ко- торый Джей держался, вместе с куском стены, снесенной взрывом, полетел вниз, увлекая за собой Джея...
Нельзя сказать, чтобы ощущения от свободного полёта в данной ситуа- ции Джею понравились. Квадролёт, невзирая на казавшееся таким быстрым снижение, удалялся, а вот земля, а вернее кроны деревьев, как оказалось, они летели над лесом, приближались. Приближались с катастрофической скоро- стью. Джей отчаянно матерился, проклиная тех, кто не додумался встроить в скафандр реактивный ранец или, на крайний случай, парашют.
Приземление его было каким угодно, но только не мягким. Ни скафандр, ни деревья его смягчить не смогли. Удар был приличным. Казалось, будто его огрели кувалдой, вышибая весь дух. С треском ломавшиеся ветки замедлили падение, но все же. Тело вдруг пронзила адская боль, от которой у Джея перед глазами мгновенно помутнело, отчего даже на короткий, как показа- лось ему, хотя это было не так, миг потерял сознание.
Очнувшись, он не сразу понял где он и что произошло. Несколько минут он просто лежал на земле, пялясь на сломанные ветки деревьев над ним. По- степенно память возвращалась. Обстрел, падение вниз, удар... боль, которая возникла при падении он уже не чувствовал, похоже, что система жизнеобес- печения скафандра впрыснула ему необходимую дозу обезболивающего.
Джей с кряхтеньем попытался встать. Вышло с трудом. Н вышло. Почему-то правого бока Джей почти не чувствовал. Похоже, что анестезия делала своё дело. Пошатываясь, он прислонился к стволу дерева, окончательно приходя в
себя. Первое, что он заметил – это отсутствие винтовки, обыкновенно за- креплённой в специальных пазах за спиной. К счастью, она вскоре нашлась лежащей на земле недалеко от места его падения, оказавшись даже исправ- ной. Рюкзака за спиной так же не оказалось. Не видно его было и нигде ря- дом. Что ж... провизии у него нет, но хотя бы оружие в целости.
Теперь предстоит все же попытаться найти рюкзак, а затем думать, как отыскать остальных. Конечно, можно попробовать бросить всё и сбежать... но слишком много тайн тогда останется не раскрыто. Слишком много вопро- сов повиснет в воздухе, не найдя ответов...
В незнакомом лесу Джей ощущал себя довольно неуютно и лишь вин- товка в руках придавала некоторой уверенности. Рюкзак, судя по всему, канул в лету, сорвавшись в полёте, а значит, идти придётся без него. Мыслей о том, где могут быть остальные у Джея не было, ни одной. Даже в какую сторону летел квадролёт по отношению к его, Джея, нынешнего местоположения,он не знал, а значит даже теоретически предположить куда они могли десанти- роваться, не представлялось возможным. Система дополненной реальности, правда, услужливо подсказывала ему стороны света, что немного облегчало дело. Кажется, летели они на юг. Немного поразмыслив, Джей двинулся в сторону, отмеченную буквой «S». Чего ожидать от этих мест, он не знал, по- сему двигаться ему приходилось крайне осторожно. Навыки наёмного убий- цы позволяли ему, даже не смотря на тяжесть скафандра, идти, почти не оставляя следов. Возможно, кому-то это показалось бы паранойей, но каж- дый шорох Джей воспринимал как угрозу, дергая стволом винтовки в разные стороны. Средство заработка на хлеб насущный приучало его с вниманием относится ко всему, оказавшись в незнакомой местности одному. При этом, в нём словно уживались две разные натуры. В знакомой обстановке он был расслаблен и ленив, невнимателен, даже, возможно, рассеян. Но стоило ему оказаться в обществе незнакомых ему полностью людей или, как сейчас, од- ному в совершенно ему неизвестном месте, как в нём просыпалась его вторая натура. Сжатый в комок бесконечный поток энергии, готовый в любую секун- ду распрямиться и ударить всей мощью. Вся леность и расслабленность тут же исчезала, уступая сосредоточенности и внимательности. Всё вокруг само по себе начинало считаться враждебным, заслуживающим лишь недоверие.
Любой шорох, будь то треснувшая от ветра ветка или перелетающая птица, привлекал к себе внимание Джея, ведь каждый из них мог оказаться шагом врага и неготовность обернется смертью или арестом.
Тем временем, постепенно за ветками деревьев забрезжил рассвет. Ноч- ной лес в алых его лучах стал преображаться, раскрывая весь свой потенци- ал, красуясь перед Джеем. Золотистый ковёр из листьев, устилающий землю под ногами Джея, мрачные ветви деревьев, небо над его головой.... всё это на- ливалось новыми красками... даже, казалось бы, столь невзрачные оголённые деревья, что в ночной темноте, к тому же, выглядели довольно устрашающие, приобретало какую-то свою, уникальную красоту.

Через несколько метров дорогу Джею преградил небольшой ручеёк. Ве- село журча, он мчался куда-то, свободный от всех проблем, тайн и интриг...Джея наклонился, собираясь уж было, снять шлем и напиться его хо- лодной воды, как вдруг перед глазами всё резко сделалось неестествен- но-тёмно-красным, и по центру обзора возник жёлтый треугольник со знач- ком билогической опасности. Джей мгновенно отпрянул. С видами биологи- ческого оружия, применяемого Империей, он был вполне неплохо знаком. В данном случае фраза из одного старого мультика: «не пей, козленочком ста- нешь» могла быть волне реальной угрозой. Например, в воде может запросто обнаружиться какая-нибудь модифицированная в лабораторных условиях бактерия-паразит, что при попадании в организм проникает в мозг и начинает паразитировать на человеке, контролируя его. Собственно, случались момен- ты, когда восставшие колонии гибли от зомби-апокалипсиса. А когда живых людей там уже не оставалось, планету зомби просто уничтожали. Способов уничтожения, как населения, так и планет, у Империи было много. Уничтоже- ние атмосферы, молекулярные бомбы, провоцирующие кварковый распад ве- щества на всей планете, смещение орбиты планеты... однако, несмотря на большое количество средств, прибегали к ним довольно редко. За всю гра- жданскую войну было уничтожено всего десять планет, в то время как восставшую конфедерацию образовывали порядка трехсот. Уничтожение проводилось лишь в том случае, когда планета не представляла особой ценности для Империи, а сопротивление на ней оказывалось столь сильным, что ни армия, ни ST не могли справиться. Как, например, происходит сейчас на Элладе-4... Впрочем, эту планету уничтожать никто не станет. Она явля- лась не только важным поставщиком уникальных товаров, как, например, тех же оливок, но и очень удобным торговым узлом, лишившись которого, Импе- рия потеря довольно много денег. Несмотря на то, что этих самых денег у
Империи было огромное количество, чиновники отчего-то всегда очень бес- покоились об экономии, напрочь не желая принимать и исполнять разного рода планы ИСИ – не экономичные, но всегда рациональные.
Причина, впрочем, была довольно очевидна. Чем меньше на то или иное действо будет потрачено денег, тем больше их утечет на счета этих самых чи- новников. По-хорошему, никакого смысла, кроме чисто формального, от них не было, но Император и слушать не желал предложения по их ликвидации и передаче ИСИ большей власти. Император панически боится ИСИ, этому освидетельствовало слишком многое. Он его панически боится и никогда не передаст ему больше власти, чем тот имеет. А боится только потому, что от- лично понимает – после 2044 года, когда был изобретён ИСИ, сам Император стал ненужной формальностью...
Так и не напившись, Джей перешагнул заражённый ручеек, с грестью подумав, осталось ли на этой планете хоть что-то, не испоганенное ещё чело- веком....
Общее положение Джея осложнялось тем, что вполне могло статься, что заражён тут вовсе не один ручеёк, а все источники пресной воды, а так же все
съедобное. В таком случае, потеря рюкзака с припасами может оказаться ле- тальной. Особенно, если он не найдёт остальных членов отряда. Надо ска- зать, подобный расклад совсем не радовал Джея, особенно, если учесть, что во все эти передряги он ввязался вовсе не по своей воле.
Внезапно он вспомнил Вика. Того самого, что своим звонком положил начало этой истории... Этот маленький, пухлый весельчак некогда был его напарником... когда после одного дела, а именно убийства ими какой-то важ- ной шишки , стало опасно, он быстро сбежал из дела, устроившись, пока не поздно, на работу в Штаб. Но для Джея его работа была как азартная игра.
Даже рискуя уже потерять всё, он не мог остановиться и закончить. Он стал искать все более сложные задания. Все более высокие цели: чиновников, банкиров, церковников... И однажды он повысил ставку слишком сильно. По- ставил больше, чем имел, замахнувшись на самого... Императора. Ему было всего семнадцать лет и Император казался чем-то, что убить просто невоз- можно, отчего желание сделать это было столь горячо, что когда к нему заявился некто и предложил это самоубийственное задание в обмен на просто баснословную сумму денег, он без раздумий согласился. Тогда он заглотил крючок. Он знал какие карты у соперников. Знал, что иного выхода, кроме как сдать карты у него нет, но с упорством сумасшедшего сделал свою ставку.
И, вполне ожидаемо, проиграл. Его арестовали раньше чем он успел доехать до дома. И поставили перед выбором: или лагеря до самой смерти или несколько лет в карательных войсках, а затем реабилитация и работа на
Штаб. «По профессии» – Ехидно улыбнулся тогда офицер полиции. Именно тот день положил первый кирпичик в основание всех нынешних бед Джея.
Если бы он был тогда умнее и встал из за стола, вынырнул бы вместе с Ви- ком... и работал бы сейчас в уютном уголке где-нибудь в Штабе, а не шлялся в одиночку по лесу, ища тех, с кем ему ещё черт знает сколько придётся вме- сте топать...
Внезапно подумалось Джею, что быть может они и не живы. Может пара удачливых снарядов превратила квадролёт в груду мусора, похоронив- шую всех четверых под собой?.. Отчего-то не было в этой мысли не толики надежды на подобный исход дела. Вызывала она лишь страх. Остаться одно- му в лесу, судя по всему, контролируемому повстанцами, было бы очень не- хорошо...
Решив все-таки дать себе передохнуть, Джей остановился и сел на зем- лю, прислонившись к стволу дерева. Разводить костёр он не стал, это было небезопасно, да и сухой хворост не найти.
Тем временем, утро окончательно вступила в свои права, гоня прочь ночной мрак и пением птиц возвещая начало нового дня.

перейти в каталог файлов


связь с админом