Главная страница
qrcode

Сочинения Фиделя Кастро. Произведения


Скачать 21.16 Mb.
НазваниеПроизведения
Родительский файлSochinenia Fidelya Kastro.rar
АнкорСочинения Фиделя Кастро.rar
Дата27.11.2016
Размер21.16 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файлаКастро Ф. - Избранные произведения 1952-1986 гг.
оригинальный pdf просмотр
ТипДокументы
#17926
страница1 из 31
Каталогid182738881
Полное содержание архива Сочинения Фиделя Кастро.rar:
1. Кастро Ф. - Агрессивные Штаты Америки - 2010.djvu
15629.09 Кб.
Кастро Ф. - Агрессивные Штаты Америки - 2010.djvu
4. Кастро Ф. - Избранные произведения 1952-1986 гг. - 1986 - Кастро Ф. - Избранные произведения 1952-1986 гг. - 1986.djvu
15862.69 Кб.
Кастро Ф. - Избранные произведения 1952-1986 гг. - 1986 - Кастро Ф. - Избранные произведения 1952-1986 гг. - 1986.djvu
5. Кастро Ф. - Избранные произведения 1952-1986 гг. - 1986 - Кастро Ф. - Избранные произведения 1952-1986 гг. - 1986.pdf
21668.55 Кб.
Произведения
6. Кастро Ф. - История меня оправдает - 1984 - Кастро Ф. - История меня оправдает - 1984.djvu
985.67 Кб.
Кастро Ф. - История меня оправдает - 1984 - Кастро Ф. - История меня оправдает - 1984.djvu
8. Кастро Ф. - Куба не может экспортировать революцию... Речь - 1984.djvu
1262.18 Кб.
Кастро Ф. - Куба не может экспортировать революцию... Речь - 1984.djvu
9. Кастро Ф. - Наше дело побеждает. Речи и выступления 1963-1964 - 1965.djvu
6160.93 Кб.
Кастро Ф. - Наше дело побеждает. Речи и выступления 1963-1964 - 1965.djvu
10. Кастро Ф. - Размышления команданте революции - 2009.djvu
11083.25 Кб.
Кастро Ф. - Размышления команданте революции - 2009.djvu
11. Кастро Ф., Рамоне И. - Моя жизнь. Биография на два голоса - 2009.djvu
16386.63 Кб.
Кастро Ф., Рамоне И. - Моя жизнь. Биография на два голоса - 2009.djvu
12. Кастро Ф. - Экономический и социальный кризис мира - 1983.djvu
2612.07 Кб.
Кастро Ф. - Экономический и социальный кризис мира - 1983.djvu

С этим файлом связано 39 файл(ов). Среди них: V_I_Lenin_PSS_21-30.7z, V_I_Lenin_Gosudarstvo_i_revolyutsia.doc, Tom_1.pdf, Lenin_biografia_t_1.djvu, Marx-Engels_PSS_t_1-26.rar, Stalin_-_O_Velikoy_Otechestvennoy_Voyne_Sovetsko.doc, Shukshin_-_Rasskazy.epub, V_I_Lenin_Razvitie_kapitalizma_v_Rossii.doc, V_I_Lenin_Karl_Marx_Kratkiy_biograficheskiy.doc и ещё 29 файл(а).
Показать все связанные файлы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   31




ИЗБРАННЫЕ 

ПРОИЗВЕДЕНИЯ

1952—1986  гг.

Москва

Издательство

политической

литературы

ББК  66.61 (7Ку) 

К 28

В  сборник  избранных  произведений  Первого 

секретаря  ЦК  Компартии  Кубы,  Председателя  Гос­

совета  и  Совета  Министров  Республики  Куба  Фи­

деля  Кастро  вошли  статьи,  речи,  доклады  и  интер­

вью,  охватывающие  период  с  1952  по  1986  год.  Они 

ярко  отражают  революционную,  партийную  и  госу­

дарственную  деятельность  Ф.  Кастро.  В  публикуе­

мых  работах  рассматриваются  коренные  вопросы 

Кубинской  революции  и  строительства  социализма 

на  острове  Свободы,  а  также  актуальные  междуна­

родные  проблемы.

Сборник  рассчитан  на  массового  читателя.

.  0903000000-299 

К 

079(02)—86

©   ПОЛИТИЗДАТ,  1986  г.

Перевод  на  русский  язык

ЭТО  НЕ  РЕВОЛЮЦИЯ, 

А  РАЗБОЙНОЕ  НАПАДЕНИЕ!

Манифест,

написанный  через  несколько  часов 

после  военного  переворота

10  марта  1952  года

Это  не  революция,  а  разбойное  нападение!  Это  не  пат­

риоты,  а  душители  свободы,  узурпаторы,  ретрограды,  авантюрис­

ты,  алчущие  злата  и  власти.

Военный  переворот  направлен  не  против президента Прио,  без­

вольного  тюфяка.  Это  военный  переворот  против  народа,  совер­

шенный  накануне  выборов  с  заранее  известными  результатами.

Не  было  другой  власти,  кроме  народа,  который  должен  был 

демократическим,  цивилизованным  образом  избрать  правителей 

по  своей воле,  а не  по  принуждению.

Деньги  лились  бы  рекой  в  пользу  правительственного  канди­

дата.  Никто  этого  не  отрицает.  Но  это  не  повлияло  бы  на  резуль­

таты  выборов,  как  не  изменила  их в  1944  году  растрата  государст­

венных  фондов  в  поддержку  кандидата,  которого  навязывал  Ба­

тиста.

Совершенно  ложно,  абсурдно,  смешно,  по-детски  наивно  ут­

верждение,  что  Прио  собирался  совершить  государственный  пере­

ворот.  Его  бессилие  и  неспособность  на  такой  шаг  неопровержимо 

доказаны  трусостью,  позволившей  отобрать  у  него  власть.

Существовало  безвластие.  Но  оно  существовало  уже  несколько 

лет  в  ожидании  конституционной  возможности  исправить  беду. 

И  вы,  Батиста,  трусливо  скрывавшийся  в  эмиграции  четыре  года 

и  бесславно  занимавшийся  политикантством  еще  три,  теперь  по­

являетесь  со  своим  запоздалым,  вносящим  смуту  и  яд  средством, 

которое  разнесло  вдребезги  конституцию,  когда  оставалось  всего 

два  месяца  до  смены  правительства  нормальным  способом.

Все,  на  что  вы  ссылаетесь,— ложь  и  циничные  оправдания, 

выдача  тщеславия  за  патриотизм,  амбиций  за  идеалы,  алчности  за 

гражданское  величие.

Да,  пужно  было  убрать  правительство  казнокрадов  и  убийц,  и 

мы  намеревались  сделать  это  гражданскими  средствами  при  под­

держке  общественного  мнения  и  с  помощью  народа.  Разве  есть

3

право  смещать  его  с  помощью  штыков,  которые  вчера  широко  ис­

пользовались  для  грабежей  и  убийств?  Это  не  несет  мира.  Так 

сеются  семена  ненависти.  Не  счастье,  а  траур,  печаль  испытывает 

нация  перед  столь  трагической  картиной.  Нет  более  горького  спек­

такля,  чем  видеть  народ,  который  лег спать  свободным,  а  проснул­

ся в  рабстве.

Снова  солдатские  сапоги,  снова  Колумбия1  издает  законы, 

снимает  и  ставит  министров,  снова  угрожающе  громыхают  танки 

на  улицах,  снова  грубая  сила  властвует  над  человеческим  ра­

зумом.

Мы  привыкли  жить  под  сенью  копституцпи  в  точение  12  лет 

без  особых  трудностей,  несмотря  на  ошибки  и  отклонения.  Наи­

высший  уровень  гражданского  сосуществования  нельзя  достиг­

нуть,  не  прилагая  длительных  усилий.  Вы,  Батиста,  за  несколь­

ко  часов  покончили  с  этой  благородной  иллюзией  народа 

Кубы.

Все  плохое,  что  делал  Прио  в  течение  трех  лет,  вы  делали  в 

течение  11.  Ваш  переворот,  таким  образом,  не  имеет  оправдания, 

никакого  серьезного  морального  основания,  никакой  социальной 

или  политической  доктрины.  Его  основа — в  силе,  а  оправдание — 

во  лжи.  Ваше  «большинство» — это  армия  и  ни  в  коем  случае  не 

народ.  Ваши  «голоса»  — это  винтовки  и  ни  в  коем  случае  не  воле­

изъявление.  С  помощью  таких  «голосов»  можно  победить  в  случае 

военного  переворота,  но  никогда  на  честных  выборах.  Ваше  пося­

гательство  на  власть  не  опирается  на  принципы,  которые  делали 

бы  его  законным.  Смейтесь,  если  хотите,  но  в  длительной  перспек­

тиве  принципы  сильнее  пушек.  Принципы  формируют  и  питают 

пароды,  принципы  вдохновляют  на  борьбу,  за  принципы  умирают.

Не  называйте  революцией  это  оскорбление,  этот  ненужный, 

сеющий  смуту  переворот,  который  только  что,  как  предательский 

нож,  вонзился  в  спину  республики.  Первым,  кто  признал  вас,  был 

Трухильо.  Он  знает,  кто  его  друзья  в  камарилье  тиранов,  угнетаю­

щих  Америку.  Это  лучше  всего  говорит  о  реакционном,  милита­

ристском  и  преступном  характере  вашего  разбойного  нападения. 

Все  далеки  от  того,  чтобы  поверить  в  успех  правительства  вашей 

старой  прогнившей  камарильи.  Уж  слишком  сильна  жажда  вла­

сти,  слишком  мало  тормозов,  когда  место  конституции  и  законов 

занято  волей  тирана  и  его  приспешников.

Мне  известно  заранее,  что  ваши  гарантии  жизни — это  пытки 

и  виселицы.  Ваши  люди  будут  убивать,  даже  если  вы  не  хотите 

этого,  и  вы  согласитесь  с  ними,  потому  что  кругом  у  них  в  долгу. 

Деспоты  господствуют  над  угнетенными  народами,  но  сами  явля­

ются  рабами  тех  сил,  которые  осуществляют  угнетение.  В  вашу 

поддержку  сейчас,  добровольно  или  по  принуждению,  польется 

поток  лживой  и  демагогической  пропаганды  из  всех  источников,

1  До  победы  Кубинской  революции  Военный  городок  в  Гаване.— Здесь 

и  далее  примечания  переводчика.

4

а  па  ваших  противников  будет  обрушена  подлая  клевета.  Так  по­

ступал  и  Прио.  Но  это  никак  не  повлияло  на  настроение  народа. 

А  та  правда,  которая  решит  судьбу  Кубы,  поведет  за  собой  наш 

народ  в  этот  тяжкий  час.  Правда,  которую  вы  не  позволяете  го­

ворить,  станет  известна  всем,  будет  подпольно  передаваться  из уст 

в  уста.  Хотя  никто  не  произнесет  слова  этой  правды  публично  и 

не  напишет  их  в  печати,  все  ей  поверят  и  она  заронит  семена  ге­

роического  мятежа  во  все  сердца  и  станет  компасом  совести 

людей.

Я  пе  знаю,  что  может  быть  извращенпсе  удовольствия,  которое 

паходит  угнетателп  в  кпуте,  братоубийственно  стегающем  челове­

ческие  спины,  но  я  зпаю  о  бесконечном  счастье  борьбы  с угнетате­

лями,  когда,  поднимая)  сильную  руку,  говорят:  «Я  не  раб!»

Кубинцы!  Снова  появился  тиран.  Но  придут  другие  Мельи, 

Трехо  и  Гитерасы.  Родина  попала  в  угнетение,  но  настанет  новый 

день  свободы.

Я  взываю  к  мужеству  кубинцев,  к  смелости  членов  славной 

партии  Чибаса  в  этот  час  жертв  и  борьбы.  Потеря  жизни  ничего 

не  значит:  «Жить  в  цепях — это  предаться  бесчестью  и  позору. 

Умереть за родину — значит жить».

Мопсайа:  Ап1есес1оп1сз  у  РгерагаЦ- 

уоз. 

Ьа  НаЬапа,  1979,  р.  65—67.

Фидель  КАСТРО

ИСТОРИЯ  МЕНЯ  ОПРАВДАЕТ

Речь  на  судебном  процессе 

но  делу  участников  нападения 

на  казарму  Монкада 

в  городе  Сантьяго-де-Куба

10  октября  1953  года

Господа судьи!

Никогда  еще  ни  одному  адвокату  не  приходилось  ис­

полнять  свои  обязанности  в  столь  тяжелых  условиях;  никогда 

еще  по  отношению  к  обвиняемому  не  было  совершено  столько  же­

стокого  произвола.  В  данном  случае  адвокат  и  обвиняемый — 

одно  и  то  же  лицо.  Как  адвокат,  я  не  имел  возможности  даже 

ознакомиться  с  обвинительным  заключением;  как  обвиняемый, 

я  вот  уже  76  дней  нахожусь  в  одиночной  камере,  в  строжайшей 

изоляции,  вопреки  всем  предписаниям  человеческой  морали  и  за­

конов.

Тот,  кто  сейчас выступает,  всей  душой  ненавидит  наивное  тще­

славие,  его  духу  и  темпераменту  чужды  поза  трибуна  и  погоня  за 

сенсациями.  И  если  я  вынужден  был  взять  па  себя  свою  собствен­

ную  защиту  перед  этим  судом,  то  это  объясняется  двумя  причина­

ми:  первая  из  них — та,  что  меня  практически  лишили  всякой 

возможности  прибегнуть  к  другой  защите;  вторая  состоит  в  сле­

дующем:  только  тот,  кому  нанесли  такую  глубокую  рану,  только 

тот,  кто  видел  свою  родину  такой  беззащитной,  а  справедливость 

настолько  попранной,  может  в  данном  случае  найти  нужные  сло­

ва,  идущие  из  самого  сердца  и  являющиеся  самой  правдой.

Благородных  друзей,  которые  хотели  бы  взять  на  себя  мою  за­

щиту,  было  немало.  Коллегия  адвокатов  Гаваны  постановила,  что 

мои  интересы  будет  представлять в  этом  деле  компетентный и сме­

лый  адвокат,  доктор  Хорхе  Паглиери,  декан  коллегии  адвокатов 

этого  города.  Однако  ему помешали выполнить  свою миссию.  Каж­

дый  раз,  когда  он  пытался  увидеть  меня,  двери  тюрьмы  оказыва­

лись  для  него  закрытыми.  Только  через  полтора  месяца,  и  то  бла­

годаря вмешательству суда,  ему  позволили в  течение  десяти минут 

поговорить  со  мной  в  присутствии  сержанта  службы  военной  раз­

ведки.  Известно,  что  адвокат  имеет  право  беседовать  со  своим 

подзащитным  наедине.  Это  право  уважают  в  любом  месте  нашей

6

планеты,  если  только  речь  идет  не  о  кубинском  военнопленном, 

очутившемся  во  власти  жестокого  деспотизма,  не  признающего  ни 

общечеловеческих  норм,  ни  законов.  Ни  доктор  Паглиери,  ни  я  не 

пожелали  терпеть  подобное  грязное  подслушивание  наших  планов 

защиты.  Может  быть,  они  хотели  заранее  узнать,  какими  средст­

вами  будет  опровергнута  вся  груда  невероятной  лжи,  которую  они 

сфабриковали  вокруг  событий  в  казарме  Монкада,  и  показана 

ужасающая  правда  об  этих  событиях,  которую  они  хотели  бы 

скрыть  любой  ценой.  Именно  тогда  и  было  решено,  что  я  восполь­

зуюсь  тем,  что  я  сам  адвокат,  и  возьму  на  себя  собственную  за­

щиту.

Это  решение,  подслушанное  и  переданное  в  соответствующие 

инстанции  сержантом  СИМ,  вызвало  переполох.  Словно  некий  ве­

сельчак  домовой  забавлялся,  сообщая  им,  что  по  моей  вине  все  их 

планы  рухнут.  И  вы  хорошо  знаете,  господа  судьи,  какое  давление 

было  оказано,  чтобы лишить меня этого права  на защиту,  имеюще­

го  на  Кубе  давние  традиции.  Суд  не мог  согласиться  с  подобными 

требованиями,  потому  что  это  уже  означало  лишение  обвиняемого 

всякой  защиты.  Обвиняемый,  который  осуществляет  сейчас  свое 

право  на  защиту,  ни  по  каким  соображениям  не  обойдет  молчани­

ем  то,  что  он  должен  сказать.  И  я  полагаю,  что  прежде  всего  сле­

дует  объяснить,  почему  меня  подвергли  жестокой  изоляции,  поче­

му  хотели  заставить  меня  молчать,  почему,  как  вам  известно,  вы­

нашивались  планы  моего  убийства,  какие  очень  важные  факты 

хотят  скрыть  от  народа,  в  чем  тайна  всех  странных  вещей,  проис­

ходящих  на  этом  процессе.  Именно  это  я  хочу  раскрыть  с  полной 

ясностью.

Вы  сами  публично  квалифицировали  этот  процесс  как  самый 

важный  в  истории  республики.  И  если  вы  искренне  так  считаете, 

вы  не  должны  были  бы  позволить  запятнать  ваш  авторитет  всеми 

этими  издевательствами.  Первое  заседание  суда  состоялось  21  сен­

тября.  Более  ста  человек  заняли  скамью  подсудимых,  оказавшись 

под  дулами  пулеметов  и  винтовок  сотни  солдат,  которые  с  прим- 

кнутыми штыками совершенно бесстыдно заполнили зал,  где долж­

но  было  вершиться  правосудие.  Значительное  большинство  обви­

няемых  не  имело  никакого  отношения  к  данному  делу.  Они  в 

течение  многих  дней  находились  в  предварительном  заключении, 

подвергались  всевозможным  издевательствам  и  оскорблениям  в 

застенках,  принадлежащих  репрессивным  органам.  Остальные  об­

виняемые— их  было  меньшинство — держались  мужественно,  го­

товые  с  гордостью  подтвердить  свое  участие  в  борьбе  за  свободу 

и  с  невиданной  самоотверженностью  сделать  все,  чтобы  снять  тю­

ремные  оковы  с  той  группы людей,  которых  с  бесчестными целями 

привлекли  по  этому  процессу.  Те,  кто уже  дрался  на  поле  боя друг 

против  друга,  встретились  вновь.  И  снова  мы  защищали  правое 

дело.  Должна  была  начаться  трудная  борьба  правды  против  под­

лости.  И  наверняка  существующий  режим  не  ожидал  моральной 

катастрофы,  которая ожидала  его! 

1

7

Как  поддержать все  свои фальшивые  обвинения?  Как добиться, 

чтобы  не  стало  известным  то,  что  в  действительности  произошло, 

когда  так  много  молодых  людей  были  готовы  на  любой  риск: 

тюрьму,  пытки  и  смерть — если  это  станет  нужно,— чтобы  разоб­

лачить эти фальшивые обвинения перед  судом?

На  первом  заседании мне  предложили  дать  показания,  пз  я  под­

вергся  двухчасовому  допросу,  отвечая  на  вопросы  господина  про­

курора  и  двадцати  адвокатов  защиты.  Я  доказал  при  помощи  точ­

ных  цифр  и  неопровержимых  фактов  количество  затраченных  на 

подготовку  восстания  денег  и  рассказал,  как  мы  их  собрали  и  ка­

кое  оружие  сумели  достать.  Мне  нечего  было  скрывать,  ибо  все 

было  сделано  ценой  беспрецедентных  в  истории  нашей  республи­

ки  жертв.  Я  рассказал  также  о  целях,  которые  вдохновляли  нас  в 

борьбе,  о  нашем  неизменно  гуманном  и  благородном  отношении  к 

своим  врагам.  И  если  я  сумел  выполнить  долг,  доказав,  что  все 

обвиняемые,  которых  необоснованно  привлекли  к  этому  делу,  ни 

прямо,  ни  косвенно  не  участвовали  в  восстании,  то  этим  я  обязан 

полному  единодушию  и  поддержке  со  стороны  моих  героических 

товарищей.  Я  тогда  сказал,  что  они  не  устыдятся  и  не  раскаются 

ни  в  чем,  если  им,  как  революционерам  и  патриотам,  придется 

столкнуться  с  последствиями.  Мне  не  было  дозволено  до  этого 

встречаться  и  говорить  с  ними в  тюрьме,  и,  однако,  мы  собирались 

поступить  совершенно  одинаково.  Ибо  когда  люди  вдохновлены 

одними  и  теми  же  идеалами,  их  ничто  не  может  разъединить:  ни 

стены  тюрьмы,  ни  могила;  их  вдохновляет  одно  и  то  же  воспоми­

нание,  один  и  тот  же  дух,  одна  и  та  же  идея,  одно  и  то  же  созна­

ние  и  человеческое  достоинство.

С  этого  самого момента и  стало,  как карточный домик,  развали­

ваться  здание  гнусной  лжи,  воздвигнутое  правительством  по  пово­

ду действительных событий.  В результате этого господин прокурор, 

понявший,  насколько  нелепо  было  держать  в  заключении  всех  об­

виненных  в  том,  что  они  были  вдохновителями  восстания,  немед­

ленно  потребовал их временного освобождения.

После  дачи  показаний  во  время  первого  заседания  я  попро­

сил  разрешения  у  суда  покинуть  скамью  подсудимых  и  занять 

место  среди  адвокатов-защитников.  Это  мне  действительно  было 

разрешено.  Я  приступил  к  выполнению  миссии,  которую  считал 

наиболее  важной  в  этом  процессе:  окончательно  разоблачить  трус­

ливую,  бесстыдную,  вероломную  и  коварную  клевету,  которую 

использовали  против  наших  борцов;  неопровержимо  доказать,  ка­
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   31

перейти в каталог файлов


связь с админом