Главная страница
qrcode

Становление Российской империи


НазваниеСтановление Российской империи
АнкорСтановление Российской империи 1689-1725 гг.docx
Дата05.02.2017
Формат файлаdocx
Имя файлаStanovlenie_Rossiyskoy_imperii_1689-1725_gg.docx
ТипДокументы
#35530
страница1 из 7
Каталогclub106597032

С этим файлом связано 30 файл(ов). Среди них: c92-pb7lJe4.jpg, Anderson_Parusnye-korabli_rtf.zip, Anderson_Parusnye-korabli_fb2.zip, Lavrov_N_M_otv_red_Istoria_Latinskoy_Ameriki_Dokolumbova_epokha_, malplake.pdf, ivonina_l_i_dzhon_cherchill_gercog_malboro.pdf, Alperovich_M_S_Ispanskaya_Amerika_v_borbe_za_nezavisimost.djvu, Potemkin_V_P_Istoria_diplomatii_Tom_I.pdf и ещё 20 файл(а).
Показать все связанные файлы
  1   2   3   4   5   6   7

Становление Российской империи.
Первая четверть XVIII в. была тем периодом историй русского народа, когда на несколько поколений вперед решалась его историческая судьба. Требовалась ускоренная, трудная и, главное, одновременная работа в двух областях: нужно было торопиться проводить одну за другой хотя бы необходимейшие внутренние реформы и в то же время вести долгую войну против грозного, прекрасно вооруженного, озлобленного и беспощадного врага. Русский народ нашел в себе могучие силы и неисчерпаемые средства, чтобы поднять на свои плечи и вынести на себе неимоверное бремя этой двойной внутренней и внешней работы. Русский народ создал Петербург, новую армию и первоклассный флот, не только отстоял свою самостоятельность от отчаянных нападений неприятеля, но и сделал Россию державой мирового значения.
Шел 1689 год, 17 век подходил к концу. Русский престол занял молодой царь Петр, отстранив свою сестру Софью. Всерьез этого мальчишку правители Европы вряд ли воспринимали, и очень зря. Они даже и помыслить не могли, что юный царь преобразит Россию и тем самым изменит весь ход Европейских дел. Петр Великий был одной из ключевых фигур в нашей истории, энергия била ключом из этого человека, причем такой энергией, энергией государствообразующей в нашей истории владели только 2 человека: Петр I и Ленин. Петр, как и Ленин, спустя 2 века дал России мощнейший импульс к развитию. Он разрушил старую страну, что бы на ее руинах построить новую. Вопреки всем ожиданиям Петр не оказался слабым и болезненным, а наоборот, был крепок и своим примером показывал подданным, как следует себя вести. Истинный русский царь - простой работяга. В свои 18 лет он уже в совершенстве знал 14 ремёсел, в немецкой слободе научился немецкому и голландскому. Именно там, немецкой слободе, или как ее по-другому называли слобода Кукуй, Петр приобщился к западной культуре. Во время событий 1689 года на зов Петра откликнулись Патрик Гордон и Франц Лефорт, которые уже давно были на русской службе командующими в иноземном полку. Одни стали первыми сподвижниками юного царя. Именно Лефорт познакомил Петра со своим камердинером Меньшиковым.
Под влиянием Лефорта царя все больше увлекал не только западный образ жизни, но и военный вопрос. Петр I начал знакомиться с проблемами внешней политики России не позднее декабря 1687 г., когда по свидетельству шведского резидента в Москве Христофора фон Кохена глава Посольского приказа В.В. Голицын начал докладывать Петру I о важнейших делах. С июня 1690 г. почтмейстер А.А. Виниус составлял для Петра I краткие выписки из курантов (обзоров иностранной прессы). С этого времени царь стал регулярно следить за изменениями политической ситуации в Европе и средиземноморском регионе, где государства Священной лиги вели войну с Османской империей. После свержения царевны Софьи власть перешла в руки людей, сплотившихся вокруг царицы Натальи Кирилловны. Она старалась приучать сына к государственному управлению, поручая ему частные дела, которые Петр находил скучными. Важнейшие решения (объявление войны, избрание Патриарха и т. п.) принимались без учета мнения молодого царя. Это вело к конфликтам. К примеру, в начале 1692 г., обиженный на то, что вопреки его воле московское правительство отказалось возобновлять войну с Османской империей, царь не захотел возвращаться из Переяславля (где строились первые корабли) для встречи персидского посла. В 1693 года Пётр с Лефортом отправился в единственный русский морской порт Архангельск, тогда же Франц Лефорт стал генералом русской армии. Вид огромных купеческих кораблей произвел на царя впечатление, и по его приказу были заложены 2 больших корабля для России. 6 августа 1693 года, во время плавания Петра I в Белом море с отрядом военных кораблей, построенных в Архангельске, на 12-пушечной яхте «Святой Пётр» впервые был поднят так называемый «флаг царя Московского» — сшитое из флагдука полотнище размером 4,6x4,9 метров, состоящее из трёх горизонтальных равновеликих полос белого, синего и красного цветов, с золотым двуглавым орлом посередине. Осенью Петр вернулся в Москву. В январе 1694 года скончалась его мать Наталья Кирилловна. Он не стал смещать сформированное матерью правительство Л. К. Нарышкина — Б. А. Голицына, однако добился, чтобы оно неукоснительно выполняло его волю. Руки Петр были развязаны и он не замедлил этим воспользоваться. Уже в апреле Петр вернулся в Архангельск, где для него уже был готов и спущен на Двину один из заложенных в прошлом году кораблей. Но это были все забавы, у Петра на тот момент были и важные дела. По договору, подписанному еще при Софье, Россия входила в антитурецкую коалицию, и после 2-х неуспешных походов Голицына война с Турцией не была официально прекращена, были лишь остановлены боевые действия со стороны России. За обладание огромными южными степями Россия вела войну с турками и татарами уже давно. Так же Петру требовался выход в Азовское, а затем Черное море, поэтому возобновления военных действий были лишь вопросом времени. Как я писал выше, в 1692 году московское правительство отказало Петру в возобновлении войны, но теперь он мог делать, что ему вздумается. И вздумалось ему войну продолжить. К делу он подошел с умом, в октябре 1694 года было решено провести так называемый «Кожуховский поход», который стал первыми в истории России военными учениями. План сражения, его сценарий составлял Гордон, ставший наставником Петра в военном деле, разумеется, там же был и Лефорт. Атакующей стороной являлись полки «нового строя» и поместная конница (всего около 9 тысяч человек), обороняющейся — в основном стрелецкие полки (около 7,5 тысяч человек). После завершения учений Петр приступил к настоящей войне. Было решено нанести удар не по крымским татарам, как в походах Голицына, а по турецкой крепости Азов. Изменён и путь следования: не через пустынные степи, а по районам Волги и Дона. Зимой и весной 1695 года на Дону были построены транспортные суда для доставки войск, боеприпасов, артиллерии и продовольствия для передислокации к Азову. Весной 1695 года армия 3-мя группами под командованием Гордона (9500 чел. при 43 орудиях и 10 мортирах), Головина (7000 чел.) и Лефорта (13 000 чел. — при двух последних: 44 пищали, 104 мортиры) двинулась на юг. Пётр во время похода совмещал обязанности первого бомбардира и фактического руководителя всей кампании. На Днепре против войск крымских татар действовала армия воеводы Б. П. Шереметьева, к которой были приданы казаки Мазепы. В конце июня основные силы осадили Азов. 5 августа пехотные полки Лефорта при поддержке 2500 казаков предприняли первую попытку штурма крепости, которая не увенчалась успехом. 25 сентября произошёл второй штурм крепости. Апраксину с Преображенским и Семёновским полками и 1000 донских казаков удалось захватить часть укреплений и ворваться в город, однако тут сказалась несогласованность в русском войске. Турки успели перегруппироваться, а Апраксин, не поддержанный другими частями, вынужден был отступить. 2 октября осада была снята, русские войска отступили. Первая неудача не расстроила Петра, он решил построить в Воронеже гребной флот. 3 мая 1696 года флотилия во главе с 36-пушечным кораблём «Апостол Пётр» была готова и двинулся вниз по Дону. Она включала в себя 2 больших военных корабля, 23 галеры и 1.5 тысячи малых судов, фактически это был первый русский флот. На этот раз Азов был осажден со всех сторон, 40-тысячная русская армия под командованием генералиссимуса Шеина вновь осадила крепость, флотилия блокировала её с моря и не позволяла доставить припасы обороняющимся. 17 июля казаки предприняли атаку крепости. Турки, опасаясь нового штурма, заявили о готовности сдаться. Азов был взят. Началось строительство порта Таганрог. Россия получила возможность нападать на полуостров Крым с моря, что значительно обезопасило южные границы. Азовская кампания на практике продемонстрировала важность артиллерии и флота для ведения войны. Она является заметным примером успешного взаимодействия флота и сухопутных сил при осаде приморской крепости, особенно ярко выделяющимся на фоне близких по времени провалов англичан при штурме Квебека (1691) и Сен-Пьера (1693). Однако получить выход к Чёрному морю через Керченский пролив Петру не удалось: он остался под контролем Османской империи. Сил для войны с Турцией, как и полноценного морского флота, у России пока не было. 20 октября 1696 года Боярская Дума провозглашает «Морским судам быть…» Эту дату можно считать днём рождения русского регулярного военно-морского флота. Утверждается обширная программа судостроения — 52 (позднее 77) судов. Для финансирования строительства флота вводятся новые виды податей: землевладельцы были объединены в так называемые кумпанства по 10 тыс. дворов, каждое из которых на свои деньги должно было построить корабль. При строительстве флота и реорганизации армии Пётр был вынужден опираться на иностранных специалистов. Завершив Азовские походы, он решает отправить на обучение за границу молодых дворян (22 ноября оглашается указ об отправке дворян на обучение за границу), а вскоре и сам отправляется в первое путешествие по Европе.
Что бы продолжать войну с Османской империей, помимо флота России нужны были союзники, а так как Священная Лига, которая и втянула Россию в эту войну, больше не была в ней заинтересована, требовалось найти новых братьев по оружию. И с этой целью в марте 1697 года в Европу отправляется «Великое посольство». В Москве Петр оставил князя Ромодановского, которому была официально передана вся полнота власти. Посольство отправилось через Лифляндию. Великими полномочными послами были назначены генерал-адмирал Ф. Я. Лефорт, генерал Ф. А. Головин, начальник Посольского приказа П. Б. Возницын. Всего в посольство вошло до 250 человек, среди которых под именем урядника Преображенского полка Петра Михайлова находился сам царь Пётр I. Пётр ехал официально не как царь. Впервые русский царь предпринял путешествие за пределы своего государства. В Риге, которая тогда была владением Швеции, Пётр хотел осмотреть укрепления этой крепости, но шведский губернатор, генерал Дальберг, отказал ему в просьбе. Царь очень сильно рассердился, назвал Ригу «проклятым местом» В Курляндии его радушно встретил курляндский герцог, в Кенигсберге курфюрст Фридрих III, который планировал объявить себя королём Восточной Пруссии, что позволило бы ему резко повысить свой статус в Священной Римской империи, что и было осуществлено несколько лет спустя. В преддверии этого события Фридрих предложил Петру заключить оборонительный и наступательный союз, однако царь ограничился устным обещанием военной поддержки. В составленном договоре речь шла исключительно о торговле — праве России провозить свои товары в европейские страны через территорию курфюршества, а Бранденбургу — в Персию и Китай по российской территории. В Бранденбурге Петра больше всего волновал вопрос, касавшийся Польши. Во время Великого посольства в Речи Посполитой после смерти Яна Собеского началось междуцарствие. Кандидатов на престол было много, главными претендентами были французский принц Конти и саксонский курфюрст Август. Отношения России к этому избранию были просты: кто бы ни был на польском престоле — всё равно, лишь бы до заключения общего мира с турками Польша не выходила из священного союза четырёх держав; поэтому Россия должна была противиться только одному кандидату — принцу Конти, потому что Франция находилась в дружественных отношениях с Османской империей и враждебных к Австрии. Польша с королём-французом легко могла подчиниться французской политике, и действительно, французский посланник заявил польским вельможам обещание султана заключить с Польшею отдельный мир и возвратить ей Каменец-Подольский, если королем будет избран французский принц. Так как это заявление очень усиливало французскую партию, то Пётр в посланном польским панам из Кёнигсберга письме заявил, что, если польские вельможи будут продолжать поддерживать принца Конти, то это очень сильно скажется на взаимоотношениях России с Речью Посполитой. 17 июня совершились двойные выборы: одна партия провозгласила Конти, другая — курфюрста саксонского. Это ещё больше отразилось на внутреннем положении страны: противоборство двух враждующих партий только усилилось. Приверженцы Августа сильно опирались на царскую грамоту, в их поддержку Пётр прислал ещё другую того же содержания; поэтому саксонская партия начала брать явный перевес. Чтобы поддержать Августа, Пётр выдвинул к литовской границе русское войско. Эти действия Петра позволили саксонскому курфюрсту вступить в Польшу и короноваться. При этом он дал ему слово оказывать России поддержку в борьбе с Османской империей и Крымским ханством. Добравшись в начале августа 1697 года до Рейна, Пётр по реке и каналам спустился до Амстердама. Голландия давно уже привлекала царя, и ни в какой другой стране Европы тех времён не знали так хорошо Россию, как в Голландии. Голландские купцы были постоянными гостями единственного русского морского порта того времени — города Архангельска. Через бургомистра города Витзена он выхлопотал себе разрешение работать на верфях Ост-Индской компании. Одновременно, была развёрнута деятельность по найму иностранных специалистов для нужд армии и флота. Всего было нанято около 700 человек. Было закуплено и оружие. Но не одним кораблестроением занимался Пётр в Голландии: он ездил с Витзеном и Лефортом в Утрехт для свидания с штатгальтером нидерландским Вильгельмом Оранским. После 4 месяцев работы в Голландии, по личному приглашению английского короля Вильгельма III, который одновременно являлся правителем Голландии, Пётр в начале 1698 года посетил Англию. В Англии он вёл тот же образ жизни, что и в Голландии. В Лондоне, Портсмуте, Вуличе осматривал арсеналы, доки, мастерские, музеи, кабинеты редкостей, часто ездил на военные корабли английского флота, детально рассматривал их устройство. Раза два Пётр заходил в англиканскую церковь, был на заседании парламента. Считается, что он встречался с Ньютоном. Как отмечал Ключевский, у Петра не было ни охоты, ни досуга всматриваться в политический и общественный порядок Западной Европы, в отношения и понятия людей западного мира. Попав в Западную Европу, он прежде всего забежал в мастерскую её цивилизации и не хотел идти никуда дальше, по крайней мере, оставался рассеянным, безучастным зрителем, когда ему показывали другие стороны западноевропейской жизни. Когда он в августе 1698 г. возвращался в отечество с собранными за полтора года путешествия впечатлениями, Западная Европа должна была представляться ему в виде шумной и дымной мастерской с её машинами, молотками, фабриками, пушками, кораблями и т. д. Проведя три месяца в Англии, Пётр переехал в Голландию. Политические переговоры в Голландии не удались — голландцы не согласились встать на сторону России в конфликте с Османской империей. С. М. Соловьёв в своей книге «История России с древнейших времён» объяснил это тем, что Штаты вместе с английским королем хлопотали о заключении мира между Австриею и Турциею. Этот мир был необходим для Голландии и Англии, чтоб дать австрийскому императору возможность свободно действовать против Франции: предстояла страшная война за наследство испанского престола, то есть для сокрушения опасного для всей Европы могущества Франции. Но во сколько для Англии и Голландии было выгодно заключение мира между Австрией и Турцией, во столько же им было выгодно продолжение войны между Россией и Турцией, чтоб последняя была занята и не могла снова отвлечь силы Австрии от войны за общеевропейские интересы. Но эти интересы находились в противоположности с интересами России: Пётр трудился изо всех сил, чтобы окончить с успехом войну с Турцией, заключить выгодный мир. Следовательно, главной заботой Петра теперь было — или уговорить императора к продолжению войны с турками, или по крайней мере настоять, чтоб мирные переговоры были ведены сообща и все союзники были одинаково удовлетворены.
Из Голландии Петр отправился в Вену. По дороге пришли известия о намерении Австрии и Венеции заключить с Османской империей мирный договор. Долгие переговоры в Вене не дали результата — Австрия отказывалась включать в требования договора передачу Керчи России и предлагала согласиться на сохранение уже завоёванных территорий. Однако это перечёркивало усилия по обеспечению выхода к Чёрному морю. 14 июля 1698 года состоялась прощальная встреча Петра I с императором Священной римской империи Леопольдом I. Посольство намеревалось выехать в Венецию, но неожиданно из Москвы пришли известия о бунте стрельцов, и поездка была отменена. Для продолжения переговоров в Вене был оставлен П. Б. Возницын. На Карловицком конгрессе 1698-1699 г (На нем были подписаны мирные договора Турции со странами Священной лиги, Россия подписала перемирие на 2 года) он должен был отстаивать интересы России. Однако удалось добиться лишь заключения двухгодичного перемирия с Османской империей. По дороге в Москву царь узнал о подавлении бунта. 31 июля в Раве Пётр I встретился с королём Речи Посполитой Августом II. Общение двух монархов, бывших почти ровесниками, продолжалось в течение трёх дней. В результате возникла личная дружба, и наметилось создание союза против Швеции. Окончательно тайный договор с саксонским курфюрстом и польским королём был заключён 1 ноября 1699 года. По нему Август должен был начать войну против Швеции вторжением в Ливонию. Назревал конфликт между Россией и Швецией, который вылился в Северную войну 1700—1721 годов.
25 августа 1698 года Пётр I прибыл в Москву.
Великие реформы всегда встречались народом без энтузиазма, как не странно. Петровские реформы были встречены волной негодований. Новый царь ломал все устои старины, разрушал внешний и внутренний облик России. Это нам сейчас с вами через призму истории кажется, что все это было просто. На самом деле для современников это было крупнейшим шоком. Чего стоит одно брадобритие только. Борода на Руси издавна считалась признаком достоинства у мужчины. Как следствие одно за другим вспыхивали восстания. В марте 1698 года в Москве появились, в срочном порядке вызванные царевной Софьей Алексеевной, 175 стрельцов. Софья Алексеевна утверждала, что Петр I не является её братом, а значит, во время его 2-х годичного отъезда в Европу произошла подмена. Оставленные в Азове в качестве гарнизона стрельцы вместо ожидаемого возвращения в Москву в 1697 были направлены в Великие Луки. Но самовольно от туда направились к Москве с грамотой, в которой было написано: «Иди к Москве, немецкую слободу разорить и немцев побить за то, что от них православие закостенело, непременно идти к Москве, хоть б умереть, а один предел учинить: государя в Москву не пустить и убить, за то, что почал веровать в немцев». Попытка московских властей арестовать в Москве их челобитчиков на заговор не удалась. Стрельцы укрылись в слободах и установили связь с царевной Софьей Алексеевной, находившейся в заточении в Новодевичьем монастыре; 4 апреля 1698 года против стрельцов были посланы солдаты Семёновского полка, которые при содействии посадских людей «выбили» мятежных стрельцов из столицы. Стрельцы вернулись в свои полки, в которых началось брожение. 6 июня стрельцы сместили своих начальников, избрали по 4 выборных в каждом полку и направились к Москве. Восставшие (2200 человек) намеревались возвести на престол царевну Софью или, в случае её отказа, В. В. Голицына, находившегося в ссылке. Правительство направило против стрельцов Преображенский, Семёновский, Лефортовский и Бутырский полки (ок. 4000 человек) и дворянскую конницу под командованием А. С. Шеина, генерала П. Гордона и генерал-поручика князя И. М. Кольцова-Мосальского. 18 июня в 40 верстах к западу от Москвы восставшие были разбиты. 22 и 28 июня по приказу Шеина были повешены 56 «пущих заводчиков» бунта, 2 июля — ещё 74 «беглеца» в Москву. 140 человек были биты кнутом и сосланы, 1965 человек разосланы по городам и монастырям. Срочно возвратившийся из-за границы 25 августа 1698 года Пётр I возглавил новое следствие («великий розыск»). Для Петра весть о стрелецком восстании стала сильным ударом. В детстве он уже пережил стрелецкое восстание, где на его глазах было убито много близких ему людей. Поэтому, не раздумывая, Петр, в самый разгар европейских переговоров, бросил их и отправился в Россию. На следующий день по возвращении в Россию в Преображенском селе Петр собственноручно обрезал боярам бороды и приказал им переодеться в европейское платье. Именно после этого бунта Петр понял, что старину, которая теперь ассоциировалась у него со стрельцами, надо рушить. Начались великие петровские реформы. 29 августа 1698 года был издан знаменитый указ «О ношении немецкого платья, о бритии бород и усов, о хождении раскольникам в указанном для них одеянии», запретивший с 1 сентября ношение бород. Новый 7208-й год по русско-византийскому календарю («от сотворения мира») стал 1700-м годом по юлианскому календарю. 30декабря 1699 года Пётр ввёл празднование Нового Года 1 января, а не в день осеннего равноденствия, как праздновалось ранее. Женщин, которые раньше держались отдельно, было велено брать с собой на разные празднования. Готовясь к войне со Швецией, Пётр велел в 1699 году произвести общий рекрутский набор и начать обучение новобранцев по образцу, заведённому у преображенцев и семёновцев. Рекрутов переодели в форменную одежду по европейскому образцу. Одновременно было набрано большое количество иноземных офицеров. Этот первый рекрутский набор дал 25 новых пехотных полков и 2 кавалерийских — драгунских. Вся новонабранная армия численностью 35-40 тысяч человек была разделена на три «генеральства» (дивизии): А. М. Головина, А. А. Вейде и князя А. И. Репнина. Обучение русской армии проходило под руководством иностранных офицеров по новому воинскому уставу 1699 года, составленному Адамом Вейде по образцу шведского и австрийского воинских уставов. Несмотря на все недостатки, до сражения под Нарвой Пётр I полагал, что русская армия вполне готова к войне со шведами. Все последующие реформы были уже по ходу Великой Северной войны.
  1   2   3   4   5   6   7

перейти в каталог файлов


связь с админом