Главная страница
qrcode

Страхи мудреца


НазваниеСтрахи мудреца
Анкорstrahi mudreca.kniga1.doc
Дата15.11.2016
Размер2.3 Mb.
Формат файлаdoc
Имя файлаstrahi_mudreca_kniga1.doc
ТипКнига
#1021
страница14 из 42
Каталогtopic44148670_28731708

С этим файлом связано 72 файл(ов). Среди них: Imya_vetra.rtf, strahi_mudreca_kniga1.doc, Nesterov_Nebesnyy-Stokgolm_452854_fb2.zip, Gordon_Koul_2_Shaman_290530_fb2.zip, Books.zip, 263c0692a43b.zip, Latynina_Yulia_Delo_o_lazorevom_pisme_-_royallib_ru.fb2, Anatoliy_Korolev_Instinkt_pyat.fb2, Kogan_Effekt-nedostignutoy-celi_436552.fb2 и ещё 62 файл(а).
Показать все связанные файлы
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   42
ГЛАВА 21

МЕЛОЧЕВКА

Разбитые колени так и не дали мне толком уснуть этой ночью. Так что, когда на небе за окном проступили первые бледные проблески грядущего рассвета, я сдался, встал, оделся и медленно побрел за город, чтобы нарезать и пожевать ивовой коры. По пути я обнаружил на себе еще несколько значительных синяков и ушибов, которых не заметил накануне.

Идти было на редкость мучительно. Я радовался, что вышел ранним утром, в темноте, когда на улицах еще никого нет. А то, уж конечно, в городе только и разговору будет, что о вчерашней заварушке в «Золотом пони». И если кто-то увидит, как я хромаю, сделать правильные выводы будет совсем нетрудно.

По счастью, от ходьбы я немного разошелся, а ивовая кора помогла притупить боль. И к тому времени, как встало солнце, я чувствовал себя достаточно прилично, чтобы появиться на публике. Поэтому я пошел в артную, чтобы несколько часов поработать над мелочовкой, прежде чем пойти на симпатию для продолжающих. Пора было начинать зарабатывать деньги на оплату следующей четверти и возврат Деви долга с процентами. Не говоря о том, что мне нужны были бинты и новая рубашка.

* * *Когда я пришел, Джаксима в хранении не было, но я узнал студента, который там сидел. Мы одновременно поступили в Университет и некоторое время спали на соседних койках в гнездах. Он мне нравился. Он был не из тех знатных сынков, что в Университете беспечно резвятся, пользуясь влиянием и деньгами своей семьи. Его родители были торговцы шерстью, и он сам зарабатывал себе на оплату учебы.


– Бэзил, – удивился я, – тебя же вроде в прошлой четверти э'лиром сделали! Что ты делаешь в хранении?

Он немного покраснел и смутился.

– Килвин застукал меня за тем, как я подливал воду в кислоту.

Я покачал головой и сурово сдвинул брови.

– Э'лир Бэзил, подобные действия идут вразрез с техникой безопасности! – пророкотал я октавой ниже обычного. – Артефактору надлежит постоянно соблюдать осторожность!

Бэзил ухмыльнулся.

– У тебя даже выговор точь-в-точь как у него!

Он открыл конторскую книгу.


– Ну, что тебе выдать?

– Да мне сейчас неохота заниматься чем-нибудь серьезным, – сказал я. – Возьмусь за мелочовку. Как у нас с…

– Постой-ка! – перебил меня Бэзил и нахмурился, глядя в книгу.


– Что такое?

Он развернул книгу ко мне и ткнул пальцем.

– Тут пометка напротив твоего имени.

Я посмотрел. Странным, каким-то детским почерком Килвина там было накорябано следующее: «Ре'лару Квоуту никаких инструментов и материалов не выдавать. Прислать ко мне. Клвн».

Бэзил взглянул на меня сочувственно.


– Надо лить кислоту в воду! – мягко пошутил он. – Что, тоже забыл?

– Хорошо бы так! – буркнул я. – Тогда я хотя бы знал, в чем дело.

Бэзил с опаской оглянулся по сторонам, потом подался ко мне и шепнул:

– Слушай, я опять видел ту девушку!

Я тупо уставился на него.


– Чего-чего?

– Ну, девушку, которая приходила тебя разыскивать! – напомнил он. – Помнишь, ту, которая искала рыжего волшебника, продавшего ей амулет?

Я зажмурился и потер лицо.

– Она опять приходила? Только этого мне и не хватало!

Бэзил покачал головой.

– Сюда она не заходила, – сказал он. – По крайней мере, насколько я знаю. Но я пару раз видел ее снаружи. Она ошивается во дворе.

Он кивнул в сторону южного выхода из артной.

– А ты кому-нибудь говорил? – спросил я.

Бэзил был оскорблен до глубины души.

– Я бы не стал так с тобой поступать! – сказал он. – Но, возможно, она разговаривала с кем-то еще… Избавился бы ты от нее. Если Килвин решит, что ты приторговываешь амулетами, он будет плеваться гвоздями!


– Да ничем я не приторговываю! – ответил я. – Понятия не имею, кто она такая! Как она хоть выглядит-то?

Бэзил пожал плечами.

– Молоденькая. Не сильдийка. Кажется, светленькая. Но она ходит в синем плаще с накинутым капюшоном. Я пытался подойти и поговорить с ней, но она просто убежала.

Я потер лоб.

– Замечательно!

Бэзил снова пожал плечами, на этот раз сочувственно.

– Я просто решил, дай-ка я тебя предупрежу. А то, если она все-таки заявится сюда и станет спрашивать тебя, мне придется сказать Килвину!

Он виновато поморщился.

– Извини, конечно, но у меня и без того неприятностей хватает.

– Да я понимаю, – сказал я. – Спасибо, что предупредил.

* * *Когда я вошел в мастерскую, первое, что бросилось мне в глаза, – это какое-то странное, непривычное освещение. Я задрал голову, проверяя, не добавил ли Килвин новую лампу к россыпи стеклянных шаров, висящих между балок. Я надеялся, что свет изменился из-за новой лампы. А то, когда одна из ламп неожиданно гасла, у Килвина неизменно портилось настроение.

Я осмотрел балки, но потухшей лампы так и не нашел. Далеко не сразу я сообразил, что освещение такое необычное из-за того, что в низкие окна на восточной стене бьют солнечные лучи. Обычно я никогда не приходил в мастерскую в это время дня.

В такую рань в мастерской было неестественно тихо. Огромное помещение казалось пустынным и безжизненным. Несколько студентов трудились над своими проектами. От этого, да еще от странного освещения и неожиданного вызова Килвина, мне сделалось очень не по себе. Я прошел через мастерскую к кабинету Килвина.

Невзирая на ранний час, маленький горн в углу кабинета был уже разожжен. Когда я отворил дверь и встал на пороге, в лицо мне пахнуло жаром. После зимнего утреннего холода это было приятно. Килвин стоял ко мне спиной, ритмично и неутомимо работая мехами.

Я громко постучал по косяку, чтобы привлечь его внимание.


– Магистр Килвин! Я пытался получить материалы из хранения. Что-то случилось?

Килвин оглянулся в мою сторону.

– А, ре'лар Квоут! Минутку. Входите.

Я вошел и захлопнул за собой массивную дверь. Если у меня неприятности, пусть лучше об этом никто не услышит.

Килвин еще некоторое время поработал мехами. Только когда он достал длинную трубку, я сообразил, что он раздувал не горн, а маленькую стеклоплавильную печурку. Он проворно набрал на кончик трубки каплю расплавленного стекла и принялся выдувать большой стеклянный шар.

Минуту спустя стекло перестало светиться оранжевым.

– Поддувай! – коротко сказал Килвин, не взглянув в мою сторону, и снова опустил трубку в жерло печурки.

Я поспешно повиновался и заработал мехами. Наконец стекло снова засветилось оранжевым. Килвин сделал мне знак остановиться, вынул изделие и продолжил выдувать, вращая трубку, пока шар не сделался размером с маленькую дыньку.

Он снова опустил шар в печурку, и я заработал мехами, не дожидаясь приказа. К тому времени, как мы повторили это трижды, я был весь мокрый от пота. Теперь я пожалел, что закрыл дверь, но не решался оставить меха, пойти и открыть ее.

А Килвину жара была как будто нипочем. Стеклянный шар стал величиной с мою голову, потом с тыкву. Но когда Килвин вынул его из печурки в пятый раз, шар стек с трубки, сдулся и упал на пол.

– Кист, крайле, эн коте! – яростно выругался Килвин. Он шваркнул трубку о каменный пол. – Краэмет бреветан Аэрин!

Я с трудом сдержал смех. Я не то чтобы очень хорошо владел сиару, но, по-моему, Килвин сказал что-то насчет «дерьма Богу в бороду».

Похожий на медведя магистр постоял, глядя на испорченное стекло на полу. Потом шумно и рассерженно выдохнул через нос, снял защитные очки и обернулся ко мне.

– Три пары синхронизированных колокольчиков, латунь, – начал он без предупреждения. – Один кран с вентилем, железо. Четыре жаропровода, железо. Шесть сифонов, жесть. Двадцать два листа стекла удвоенной прочности и прочая мелочевка.

Это был список всего, что я изготовил в артной за эту четверть. Все самые простые вещи, которые можно было сделать в два счета и продать в хранение, быстро получив деньги.

Килвин смотрел на меня исподлобья.


– Что, ре'лар Квоут, вам нравится такая работа?

– Это достаточно простые проекты, магистр Килвин, – ответил я.

– Вы же теперь ре'лар! – сказал он с упреком. – И что, вас устраивает возиться с мелочовкой, делая игрушки для богатых бездельников? Это все, чего вы хотите, приходя в артную? Простая и непыльная работенка?

Я чувствовал, как капли пота собираются у меня в волосах и сползают по затылку.

– Я несколько опасаюсь начинать свои собственные проекты, – заметил я. – Вы не особенно одобрили те изменения, которые я внес в конструкцию ручной лампы.


– Что за трусливые речи? – воскликнул Килвин. – Если вас один раз одернули, что ж теперь, и из дому не выходить?

Он пристально взглянул на меня.


– Еще раз спрашиваю. Вот это все: колокольчики, отливочки… Нравится вам такая работа, ре'лар Квоут?

– Мне нравится мысль о том, что я смогу оплатить обучение в следующей четверти, магистр Килвин!

Пот струился у меня по лицу. Я попытался было утереться рукавом, но рубашка уже промокла насквозь. Я покосился на дверь кабинета.

– Ну а сама работа? – повторил Килвин. На его смуглом лбу тоже выступил пот, но в остальном, похоже, жара ему никак не досаждала.

– Хотите честно, магистр Килвин? – переспросил я, ощущая легкое головокружение.

Он, похоже, слегка оскорбился.

– Я превыше всего ценю честность, ре'лар Квоут!

– Ну так вот, если честно, то за этот год я изготовил восемь трюмных ламп. И если я сделаю еще хоть одну, я, наверное, сдохну к черту от скуки!

Килвин глухо ухнул – должно быть, это был смех – и расплылся в улыбке.

– Молодец! Наконец-то я слышу речи нормального ре'лара!

Он ткнул в меня толстым пальцем.

– У вас золотая голова и золотые руки. Я жду от вас великих свершений. А не всякого барахла. Сделайте что-нибудь оригинальное, вы на этом заработаете куда больше, чем на лампах. И уж точно больше, чем на мелочовке. Предоставьте это э'лирам, – и он пренебрежительно махнул рукой в сторону окна, которое смотрело на мастерскую.

– Я буду стараться изо всех сил, магистр Килвин, – пообещал я. Голос мой звучал как-то странно, словно издалека, с новыми для меня металлическими нотками. – Извините, можно, я дверь открою, а то тут очень душно?

Килвин хмыкнул в знак согласия, и я шагнул к двери. Но ноги у меня подгибались, и голова шла кругом. Я пошатнулся, едва не рухнул ничком на пол, однако сумел ухватиться за край стола и всего лишь упал на колени.

Когда мои разбитые колени ударились о каменный пол, боль была мучительная. Но я не вскрикнул и не застонал. По правде говоря, мне показалось, что боль пришла откуда-то со стороны.

* * *Я очнулся, не понимая, где я и что со мной. Во рту пересохло, как опилок наелся. Глаза слипались, и мысли были такие вязкие, что я далеко не сразу узнал отчетливый антисептический запах, витающий в воздухе. Но этот запах, да еще тот факт, что я лежал нагишом под простыней, помогли мне сообразить, что я в медике.

Я повернул голову и увидел стриженые светлые волосы и темную одежду целителя. Я успокоился и откинулся на подушку.

– Привет, Мола! – прохрипел я.

Она обернулась и серьезно посмотрела на меня.


– Квоут, – произнесла она официальным тоном, – как ты себя чувствуешь?

Мне пришлось поразмыслить над этим.

– Соображаю с трудом, – ответил я. Потом добавил: – Пить хочется.

Мола принесла стакан и помогла мне напиться. Жидкость была сладковатая, с каким-то осадком на дне. У меня ушло немало времени на то, чтобы ее допить, но к тому времени, как стакан опустел, я уже почти снова чувствовал себя человеком.

– А что случилось? – спросил я.

– Ты упал в обморок в артефактной, – сказала она. – Килвин тебя лично сюда принес. Это смотрелось довольно трогательно. Мне пришлось его выпроваживать.

Я покраснел с головы до пят при мысли о том, как огромный магистр тащил меня на руках по всем улицам Университета. Должно быть, я выглядел как тряпичная кукла…


– В обморок?

– Килвин объяснил, что ты перегрелся в жарком помещении, – сказала Мола. – И ты пропотел насквозь. С тебя просто текло.

Она указала на стол, где лежали мои штаны и рубашка, скатанные в комок.

– Тепловой удар? – предположил я.

Мола дала мне знак умолкнуть.

– Поначалу я тоже так решила, – сказала она. – Но, обследовав тебя более тщательно, я пришла к выводу, что ты страдаешь от острого приступа сигания из окон накануне вечером.

И она смерила меня проницательным взглядом.

Я внезапно пришел в ужас. Не оттого, что лежу тут почти голый, а оттого, что на мне места живого нет и все эти травмы я явно получил, свалившись с карниза «Золотого пони». Я бросил взгляд на дверь и с облегчением увидел, что она закрыта. Мола стояла, глядя на меня, лицо ее было нарочито непроницаемым.

– А еще кто-нибудь это видел? – спросил я.

Мола покачала головой.

– У нас сегодня много работы.

Я вздохнул с облегчением.

– Ну, и то хлеб!

Ее лицо по-прежнему оставалось мрачным.

– Утром Арвил велел докладывать ему о любых подозрительных травмах. И ни для кого не секрет почему. Амброз лично обещал внушительное вознаграждение тому, кто поможет поймать вора, проникшего в его номер и похитившего несколько ценных вещей, в том числе кольцо, которое его матушка вручила ему, лежа на смертном одре.

– Вот ублюдок! – с жаром воскликнул я. – Я ничего не взял!

Мола вскинула бровь.


– Вот так прямо? Ты даже не пытаешься ничего отрицать?

Я выдохнул через нос, стараясь взять себя в руки.

– Я не собираюсь оскорблять тебя, недооценивая твой ум. Совершенно очевидно, что я не с лестницы свалился.

Я перевел дух.

– Слушай, Мола! Если ты кому-нибудь скажешь, меня исключат. Я ничего не крал. Мог, но не крал.

– Тогда зачем…

Она запнулась, ей явно было неловко.


– Зачем ты туда вообще полез?

Я вздохнул.


– Ты поверишь, если я скажу, что хотел оказать услугу кое-кому?

Мола пристально взглянула на меня, ее зеленые глаза заглянули мне прямо в душу.

– Хм, похоже, ты у нас нынче заделался специалистом по услугам!

– Чего-чего? – переспросил я. Я слишком туго соображал, чтобы понять, что она имеет в виду.

– Ну, в последний раз, когда ты был здесь, я лечила тебя от ожогов и отравления дымом после того, как ты вытащил из огня Фелу.

– А-а! – сказал я. – Ну, какая же это услуга? Это бы кто угодно сделал на моем месте!

Мола воззрилась на меня.


– Ты что, в самом деле так думаешь?

Она покачала головой, взяла блокнот и принялась что-то строчить – очевидно, отчет о ходе лечения.

– А по мне, так это услуга. Мы с Фелой спали на соседних койках, когда были здесь новенькими. И, что бы ты ни думал, далеко не всякий так бы поступил.

В дверь постучали.

– Можно войти? – спросил из коридора Сим. И, не дожидаясь ответа, отворил дверь и втащил в комнату Вилема, которому явно было не по себе.

– А мы слышали, что…

Сим запнулся и обернулся к Моле.


– С ним же все будет в порядке, да?

– Будет, будет, – ответила Мола. – Если только температура выровняется.

Она сунула мне в рот градусник.

– Я понимаю, для тебя это крайне тяжело, но все-таки постарайся не открывать рот хотя бы минутку!

– Ага! – ухмыльнулся Сим. – Ну что же, в таком случае мы слышали, что Килвин увел тебя куда-то в укромное место и показал тебе нечто такое, от чего ты грохнулся в обморок как девчонка!

Я злобно насупился, но рта все-таки не раскрыл.

Мола обернулась к Вилу и Симу.

– Ноги у него еще некоторое время поболят, но ничего серьезного. Локоть тоже заживет, хотя шов кошмарный. Какого черта вы вообще делали в номере у Амброза, а?

Вилем только молча посмотрел на нее, как всегда суровый и мрачный.

Увы, Сим молчать не собирался.

– Квоуту надо было забрать кольцо своей возлюбленной! – весело сболтнул он.

Мола гневно уставилась на меня.

– И хватило же наглости врать мне прямо в лицо! – бросила она. Глаза у нее сделались узкие и злые, как у кошки. – Твое счастье, что ты не пытаешься недооценивать мой разум!

Я перевел дух, поднял руку и вытащил градусник изо рта.

– Сим, черт бы тебя побрал! – буркнул я. – Когда-нибудь мне все же надо будет научить тебя врать!

Сим обвел нас взглядом и побагровел от ужаса и смущения.

– Ну, Квоут влюблен в одну девушку, что живет за рекой, – виновато затараторил он, – а Амброз забрал у нее кольцо и не отдает. И мы просто…

Мола махнула рукой, заставив его заткнуться.

– Так чего же ты сразу-то не сказал? – сердито упрекнула она. – Все же знают, каков Амброз с женщинами!

– Так потому и не сказал, – возразил я. – Это выглядело бы как чересчур удобная отмазка. Не говоря уж о том, что это не твое собачье дело.

Лицо Молы окаменело.

– Ну, знаешь ли! Довольно странно с твоей стороны…

– Прекратите! Прекратите, слышите? – вмешался Вилем, застигнув врасплох нас обоих. Он обернулся к Моле. – Что ты сделала первым делом, когда Квоута принесли сюда без сознания?


– Проверила зрачки, чтобы убедиться, что речь идет не о травме головы, – машинально ответила Мола. – А это здесь при чем?

Вилем указал на меня.

– А посмотри-ка, какие глаза у него сейчас!

Мола взглянула на меня.

– Темные… – растерянно сказала она. – Темно-зеленые. Как сосновая хвоя.

– Так вот, – продолжал Вил, – не пытайся с ним спорить, когда глаза у него так темнеют. Толку не будет.

– Это все равно как шум, издаваемый гремучей змеей, – добавил Сим.

– Нет, скорее как взъерошенный загривок у собаки, – поправил его Вилем. – Это говорит о том, что он вот-вот укусит.

– Идите вы все в задницу! – буркнул я. – Или уж зеркало дайте, я хоть посмотрю, о чем речь. Выбирайте сами, что вам больше нравится.

Вил пропустил мои слова мимо ушей.

– У нашего маленького Квоута нрав бешеный, но, если дать ему минутку поостыть, он сам сообразит, что к чему, – тут Вилем пристально взглянул на меня. – Он злится не оттого, что ты ему не веришь, и не оттого, что ты разговорила Сима. Он злится оттого, что ты теперь знаешь, до какого ослинейшего идиотизма он способен дойти ради того, чтобы произвести впечатление на женщину.

Он снова взглянул на меня.


– Я ведь верно сказал – «ослинейшего»? Есть такое слово?

Я втянул в себя воздух и с шумом выдохнул.

– Ну, не то чтобы…

– Я использовал его потому, что хотел подчеркнуть, что ты вел себя как осел, – пояснил Вил.

– Я так и знала, что без вас двоих не обошлось, – сказала Мола. В ее тоне слышался намек на извинение. – Вы же все трое не разлей вода.

Она подошла к кровати и критически осмотрела мой раненый локоть.


– Кто из вас его зашивал?

– Я, – поморщился Сим. – Вышло не очень хорошо, я понимаю.

– «Не очень хорошо» – это мягко сказано, – ответила Мола, внимательно изучая рану. – Выглядит так, словно ты пытался вышить на нем свое имя, но несколько раз написал его с ошибкой и переделывал заново.

– А по-моему, он неплохо справился, – возразил Вил, глядя ей в глаза. – Учитывая, что он никогда этому не учился и взялся помочь другу в далеко не идеальных обстоятельствах.

Мола покраснела.

– Да нет, я вовсе не это хотела сказать! – поспешно ответила она. – Когда тут работаешь, нетрудно забыть, что далеко не все…

Она обернулась к Симу.

– Извини, пожалуйста!

Сим взъерошил свои рыжеватые волосы.


– Ну, ты можешь искупить свою вину! – он мальчишески улыбнулся. – Давай завтра? Можно, мы пообедаем вместе?

И уставился на нее с надеждой.

Мола закатила глаза и вздохнула то ли со смехом, то ли с раздражением.

– Ну ладно!

– Все, я свое дело сделал, я ухожу, – с серьезным видом сообщил Вил. – Мне тут ужасно не нравится.

– Спасибо, Вил! – сказал я.

Он, не оборачиваясь, небрежно махнул рукой и закрыл за собой дверь.

* * *Мола согласилась не упоминать в своем отчете о моих подозрительных травмах и придерживаться своего первоначального диагноза – тепловой удар. Кроме того, она сняла швы, которые накладывал Сим, заново расчистила, зашила и перебинтовала мою рану. Не сказать, чтобы это было особенно приятно, но я понимал, что рана, обработанная ее опытными руками, заживет быстрее.

Напоследок Мола посоветовала мне побольше пить, попытаться уснуть и в будущем воздерживаться от серьезных физических усилий в жарком помещении на следующий день после падения с крыши.

1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   42

перейти в каталог файлов


связь с админом