Главная страница
qrcode

Тисту мальчик с зелеными пальцами Моему другу Дом Жан-Мариа


НазваниеТисту мальчик с зелеными пальцами Моему другу Дом Жан-Мариа
АнкорMoris Dryuon - Tistu - malchik s zelenymi palts.
Дата16.11.2016
Размер0.68 Mb.
Формат файлаdoc
Имя файлаMoris_Dryuon_-_Tistu_-_malchik_s_zelenymi_palts.doc
ТипДокументы
#5490
страница5 из 9
Каталогid187134627

С этим файлом связано 79 файл(ов). Среди них: Zubrilina_S_N_-_Spravochnik_po_yuvelirnomu_delu_Spravochnik_-_20, Russkiy_graficheskiy_diazayn_-_1880-1917.pdf и ещё 69 файл(а).
Показать все связанные файлы
1   2   3   4   5   6   7   8   9
Я оставлю тебя здесь, Тисту. Потом придешь ко мне в кабинет,- сказал доктор.

Тисту вошел.

Здравствуй, - обратился он к больной девочке.

Она показалась ему очень красивой, но только страшно бледной. Ее черные кудрявые волосы развились и падали прямо на уши. Ей было при­ мерно столько же лет, сколько и Тисту.

Здравствуй, - вежливо ответила она, но при этом даже не кивнула головой.

Она внимательно разглядывала потолок.

Тисту сел подле кровати, положив на колени свою белую кепочку.

Доктор Максмудр сказал мне, что у тебя болят ноги и ты не можешь ходить. Тебе стало лучше, как попала сюда?

Нет, - также вежливо ответила девочка, - но это совсем не важно.

Почему? - удивился Тисту.

Потому что мне некуда ходить.

А вот у меня есть сад... - потянул Тисту чтобы хоть что-то сказать.

Счастливчик! Если бы у меня был сад, может, мне и захотелось бы выздороветь ... чтоб там гулять.

Тисту сразу же взглянул на свои пальцы. «Если бы это только ее развлекло ... »

И он опять спросил:

А тебе не скучно?

Не очень. Я все смотрю в потолок и считаю там трещинки.

«Цветы получше трещинок, - подумал Тисту. И тут же стал перечислять, про себя, разумеется: - Мак-самосейка, мак-самосейка! .. Лютики, маргаритки, нарциссы!»

Семена, конечно, попадали прямо через окно, а может ... они прилипли к подошвам его ботинок.

Ты хоть не очень несчастна?

Чтоб быть. несчастной, надо знать, что такое счастье, верно? А я ... я уже родилась больной.

Вот тогда-то Тисту и понял: больничная печаль затаилась именно в этой самой палате, в самой голове маленькой девочки. И потому ему стало еще грустнее.

 У тебя кто-нибудь бывает?

О, у меня посетителей хоть отбавляй. Утром, перед завтраком, ко мне заглядывает сестра и измеряет мне температуру. Потом приходит док­тор Максмудр; он очень славный, очень ласково разговаривает со мной и дает мне леденец. Во время завтрака заходит другая сестра, с таблет­ками. Затем, в полдник, - процедурная сестра и больно колет меня шпри­цем. А уж после нее приходит один важный господин в белом и все болтает, будто я уже иду на поправку. Он привязывает к моим ногам вере­вочки, тянет их вверх ... вот ноги-то вроде и шевелятся... Все они твер­дят, что скоро я поправлюсь. Но я ... я все смотрю и смотрю в потолок­ он-то меня не обманывает ..

Пока она говорила, Тисту неторопливо встал и все вертелся вокруг ее кровати.

« Чтобы эта маленькая девочка выздоровела, ей нужно одно: пусть она с нетерпением ждет следующего дня. Разве не ясно? - раздумывал Тисту. - Распускающийся цветок всегда таит в себе приятную неожиданность, и неожиданность эта наверняка помогла бы ей. Цветок - не что иное, как настоящая загадка, которая околдовывает всякое утро. В один прекрасный день он осторожно приоткрывает свой бутон, на следующий ­ выпускает, подобно маленькому лягушонку, зеленый листок, а потом уж расправляет лепесток... В ожидании этих ежедневных неожиданностей девочка, может, забудет про свою болезнь ... »:

Пальцы Тисту так и ходили ходуном.

А я вот верю, что скоро ты вылечишься, - заявил он ей.

И ты тоже веришь?

Да ... да, сама посмотришь. До свидания.

До свидания, - так же вежливо ответила девочка. - Счастливый ты, у тебя есть свой сад.

Доктор Максмудр ждал Тисту, сидя за своим большим письменным столом, отделанным никелем и заваленным толстыми книгами.

Ну-с, Тисту, что новенького ты узнал сегодня? - спросил он.­ Что теперь ты знаешь о медицине?

Я узнал, доктор, что медицина почти бессильна, если на сердце у человека тоскливо. Я узнал также, что вылечить человека можно только тогда, когда он хочет жить. Скажите, доктор, существуют ли какие-нибудь таблетки, которые могли бы внушить человеку надежду?

Доктор Максмудр был несказанно удивлен, услыхав такую мудрость в устах такого маленького мальчика.

Ты узнал, причем без какой-либо помощи со стороны, первую заповедь, которую должен знать- врач, - сказал он.

А какая же вторая, доктор?

Вот она: чтобы хорошо лечить людей, надо их очень любить.

Он дал Тисту целую пригоршню леденцов и поставил в его записной книжке хорошую оценку.

Но когда на следующее утро доктор Максмудр вошел в палату де­вочки, он поразился.

Та улыбалась.

Она проснулась посреди цветущего поля.

Вокруг ее ночного столика росли нарциссы; одеяло походило на перину из голубых барвинок; на коврике колыхался овес. И потом ... потом, к изголовью подушки тянулся цветок - великолепная роза, для рождения которой Тисту приложил все свои силы. Роза росла медленно, выпуская то листок, то бутон ...

И маленькая больная девочка уже не разглядывала потолок. Она смотрела на цветок.

В тот вечер она встала на ноги и пошла. Жизнь теперь ей нравилась.

Глава двенадцатая, в которой мы узнаем, что к названию Пушкострель добавляется новое знаменательное слово

Быть может, вы думаете, что взрослые заподозрили Тисту и пришли К простому и логичному выводу: «Всюду, где накануне побывал Тисту, сразу же вырастают таинственные цветы. Следовательно, это - дело его рук. Давайте-ка последим за ним».

Но вы думаете так лишь оттого, что знаете: у Тисту были зеленые пальцы. Как я уже вам говорил, взрослые не в силах обойтись без общепризнанных взглядов и почти никогда не могут себе представить, что может существовать в мире еще нечто неизведанное, незнако­мое им.

Время от времени появляется на свет какой-нибудь человек и неждан­но-негаданно приоткрывает занавес над неизвестным. Тогда ему смеются прямо в лицо, а случается, даже бросают в тюрьму, ибо человек этот нарушает излюбленный порядок господина Трубадисса.

Ну, а потом, когда люди убеждаются, что он был прав... что ж, после его смерти ему ставят памятник. И уж теперь его величают гением.

В том году в Пушкостреле не было ни единого, пусть даже заваля­щего гения, дабы он мог объяснить необъяснимое. И муниципальный со­вет оказался в полной растерянности.

Муниципальный совет немного похож на городскую дворничиху. Ему надлежит следить за чистотой тротуаров, указывать площадки, где могут играть дети, места, где должны побираться нищие, и знать, где нужно размещать на ночь автобусы. Никакого беспорядка, главное, никакого бес­ порядка!

Но, увы, в Пушкостреле воцарился беспорядок. Невозможно было предвидеть, где и когда возникнет новый сквер или сад. Цветы карабкались по стенам тюрьмы, обвивали трущобы, росли внутри больницы! Если бы муниципальный совет смог примириться с такими фантазиями, город перестал бы быть городом. Ну представьте себе: однажды утром кафедральный собор вдруг бы решил переместиться в другой квартал, а автобусы изменили бы свои маршруты и укатили бы в чистое поле, на свежий воз­дух, или пожелали бы бултыхнуться прямо в реку, чтоб немного освежиться ..

Нет, нет и еще раз нет! - вопили муниципальные советники, со­бравшиеся на экстренное заседание.

Дошло до того, что они стали требовать вырвать начисто все цветы в городе.

Но здесь вмешался отец Тисту. Муниципальный совет весьма и весьма прислушивался к его мнению. И он еще раз показал себя человеком решительным и энергичным.

Господа, - воззвал он к совету,- вы напрасно себе портите нервы. К току же всегда опасно набрасываться с криком на то, чего не понимаешь. Никто из нас не знает истинной причины, почему в нашем городе неожиданно расцветают цветы. Уничтожить цветы? Но вы же сами прекрасно понимаете, что завтра они вырастут снова. Кроме того, надо при­ знать, что эти цветы скорее всего идут нам на пользу, а не во вред. В са­мом деле: из тюрьмы не убежал ни один заключенный; бедняцкие кварталы благоденствуют; все дети в больнице выздоровели. К чему же так распаляться гневом? Давайте-ка включим цветы в нашу игру и пойдемте лучше навстречу событиям, чем плестись в хвосте.

Да, да и еще раз да! - восторженно рявкнули советники. - Но с какого конца приняться нам за дело?

И тогда отец продолжил свою речь:

Я предлагаю вам смелое решение. Надо изменить название нашего города и именовать его отныне Пушкострель-Цветущий. Прекрасное название! Кому придет в голову удивляться, что здесь всюду растут цветы? И если завтра, допустим, колокольня церкви превратится в букет лилий, мы сделаем вид, будто мы давным-давно предусмотрели подобное украшение в своем плане благоустройства города.

Ура! Ура! Ура! - завопили советники, награждая отца Тисту го­рячими аплодисментами.

На следующий день - ведь действовать надо было незамедлительно! ­ муниципальные советники в полном составе торжественно шествовали к вокзалу, а вслед за ними шагали: местный хор, кучка сирот под присмотром двух священников в белых воскресных одеждах, делегация стариков, представлявших, так сказать, саму мудрость, доктор Максмудр - жрец науки, судья - страж закона, двое учителей из коллежа - деятели от литературы и один отпускник в мундире - краса и гордость армии.

Вся эта внушительная колонна людей направлялась к вокзалу. Там под приветственные клики огромной толпы они водрузили над зданием новую вывеску, на которой горели золотом следующие буквы: Пушкострель-Цветущий.

Это был поистине великий день.

Глава тринадцатая, в которой говориться, как пытались развлечь Тисту

Мать Тисту была озабочена еще сильнее, чем муниципальне советники, но совсем по иным причинам. Ее Тисту страшно переменился.

Система обучения, изобретенная отцом, сделала его удивительно серьезным; он мог молчать целыми часами.

Ну о чем ты только думаешь, Тисту? - как-то раз спросила его мать.

Тисту ответил:

Я думаю о том, что мир мог бы быть лучше, чем он есть.

Мать прикинулась рассерженной.

В твоем возрасте, Тисту, не забивают себе голову всякой ерундой. Лучше пойди поиграй с Гим­настом.

А Гимнаст думает так же, как и я, - заметил Тисту.

На сей раз мать рассердилась не на шутку.

Боже мой! Ну уж дальше идти некуда! -­ воскликнула она. - Оказывается, у теперешних де­тей такие же взгляды, что и у пони!

 И она рассказала об этом отцу, который рассудил, что Тисту необхо­димо развлечься.

Пони - это очень мило, но не нужно, чтоб Тисту постоянно видел одних и тех же животных. Сходите-ка с ним лучше в зоопарк.

Но в зоопарке Тисту ожидала одна малоприятная неожиданность. Раньше он представлял зоопарк в виде некоего сказочного места, где звери по собственной своей воле выступают перед восхищенными зрите­лями. Он думал, что зоопарк - это некий рай для животных, где удав занимается физкультурой, обвив для этого ногу жирафа, где кенгуру укладывает маленького медвежонка в свою сумку, чтобы прогуляться с ним по воздуху ... Он думал, что жирафы, буйволы, носороги, тапиры, птицы-лиры, попугаи и обезьяны резвятся среди диковинных деревьев и трав - недаром же так их рисуют в книжках с картинками!

А вместо этого он увидал в зоопарке одни только клетки, в которых грустно дремали над пустыми мисками облезлые львы; тигры заперты были вместе с тиграми, а обезьяны с обезьянами ... Он решил было под­ бодрить пантеру, кружившую между решеток, и хотел протянуть ей пи­ рожок, но сторож помешал ему.

Запрещено, молодой человек! Не подходите близко к клетке. И учтите, это же дикие звери! - свирепо обрушился на Тисту сторож.

А откуда они приехали? - спросил Тисту.

«Откуда, откуда» ... Из далеких стран. Из Африки, из Азии ... Почем я знаю!

У них хоть спросили, согласны ли они сюда ехать?

Сторож пожал плечами и ушел, брюзжа себе под нос, что нечего, мол, над ним насмехаться.

Но Тисту совсем не насмехался, он размышлял. Сначала он сказал себе, что этому сторожу нечего здесь делать, потому что он не любит своих питомцев. Он думал и о том, что на шкурах зверей должны были уцелеть хоть несколько семян из их страны, и семена эти, не удержавшись на зверях, лежат-полеживают где-то рядом ...

Никто из сторожей зоопарка и не собирался мешать маленькому маль­чику копаться руками в земле перед каждой клеткой. Просто сторожа считали, что этот маленький мальчик любит возиться в пыли.

Вот почему спустя несколько дней в клетке со львами вытянулся громадный баобаб, обезьяны прыгали с лианы на лиану, кувшинки расправляли листья в бассейне, где обитал крокодил. У медведя  появилась своя ель, у кенгуру - своя саванна, цапли и розовые фламинго разгуливали среди тро­стника, а птицы всевозможных расцветок распевали свои песни посреди зарослей гигантского жасмина. Зоопарк Пушко­стреля превратился в лучший зоопарк в мире, и муниципальные советники поспешили уведомить об этом туристические агентства.

Значит, ты берешься теперь уже за тропические растения? Отлично, мой мальчик, прекрасные успехи,- похвалил Тисту Седоус, увидев его впер­вые после посещения им зоопарка.

Это все, что я мог сде­лать для этих бедных диких зверей, которые так сильно тоскуют вдали от родины,­ ответил Тисту.

На этой неделе дикие звери не растерзали ни одного сто­ рожа.

Глава четырнадцатая, в которой Тисту расспрашивает о войне

Когда взрослые слишком громко разговаривают, то, как правило, маленькие мальчики их совсем не слушают.

Ты слышишь меня, Тисту?

И Тисту усердно кивал головой, будто внимательно слушает, а на самом-то деле не обращал ни малейшего внимания на слова матери.

Но как только взрослые принимаются шептаться и поверять друг дру­гу разные тайны, у маленьких мальчиков тут же ушки на макушке: они так и жаждут узнать доподлинно, что там от них скрывают. В этом отношении все мальчики одинаковы, и Тисту не составлял исключения.

Вот уже несколько дней, как по городу ползли упорные слухи. Казалось, будто в воздухе носится какая-то тайна. Вот эта тайна докатилась, наконец, и до ковров Сверкающего дома.

Отец и мать то и дело вздыхали, просматривая газеты. Слуга Каролус и кухарка Амели о чем-то шептались, суетясь вокруг стиральной ма­шины. Даже сам господин Трубадисс и тот вроде бы потерял свой трубный голос.

Тисту налету подхватывал все эти непонятные, полные темного смысла слова.

Напряженное положение ... - произносил отец строгим тоном.
1   2   3   4   5   6   7   8   9

перейти в каталог файлов


связь с админом