Главная страница
qrcode

В нашей стране особое отношение к Кубе сложилось после победы там революции, свергнувшей диктатора Батисту, в 1959 г


НазваниеВ нашей стране особое отношение к Кубе сложилось после победы там революции, свергнувшей диктатора Батисту, в 1959 г
АнкорKuba.doc
Дата16.12.2016
Размер87.5 Kb.
Формат файлаdoc
Имя файлаKuba.doc
ТипДокументы
#12973
Каталогpaganforest

С этим файлом связано 18 файл(ов). Среди них: Smena_1945_17_18.pdf, KIM_ChEN_IR_-_O_pravilnom_ponimanii_natsionalizma.pdf, Sotsialisticheskaya_Konstitutsia_KNDR_2014.pdf, V_Mariupole_fashisty_rasstrelyali_starika.mp4, O_pogrebalnykh_obychayakh_yazycheskikh_slavyan.pdf, Narodnye_russkie_skazki_A_N_Afanasyeva_Tom_2.pdf, Fidel_Kastro_Izbrannye_proizvedenia_1952-1986.pdf, Kachestvo.jpg, Galkovskiy_N_M_Borba_khristianstva_s_ostatkam.pdf и ещё 8 файл(а).
Показать все связанные файлы

Куба – да!

В нашей стране особое отношение к Кубе сложилось после победы там революции, свергнувшей диктатора Батисту, в 1959 г. Кубинские «барбудос» - бородачи-революционеры с их лидерами Фиделем Кастро и Че Геварой были очень популярны в Советском Союзе. Интерес к Кубе не иссяк и сейчас. Сказать словами песни А.А.Пахмутовой, Н.Н.Добронравова и С.Т.Гребенникова, что «Куба – любовь моя» я мог после первого посещения острова Свободы в 1975 г.

Год назад я вновь отправился на Кубу. Тогда, прежде всего, решил выяснить, что изменилось со времён первой поездки, а что осталось прежним?

Первую неделю жил в отеле «Ракель», который находится в старой части Гаваны, вторую – на курорте Варадеро. Важно, что у меня была возможность ходить везде, где я захочу, свободно общаться с кубинцами, мобилизуя свои знания английского, т.к. мало кто на Кубе не владеет этим языком. Вместе с тем были и такие, которые могли говорить по-русски. Восемь человек стали моими собеседниками.

Кубинцы, как и прежде, открыты, приветливы, но стали эмоционально сдержаннее. На улицах спокойно, даже в вечернее время на узких улочках старой Гаваны.

По сравнению с 1975 г. улучшились дороги, больше порядка в уличном движении, много новых автомобилей, прежде всего автобусов. Раньше в столице, особенно на Малеконе (набережная) дома были обшарпаны. Сейчас здания реставрируются и ремонтируются, кубинцы следят за чистотой улиц.

Самым сильным впечатлением после первой поездки было то, что кубинцы обожали нас, советских людей. В наши дни у новых поколений нет таких эмоций, хотя октябрятам, пионерам и комсомольцам Кубы рассказывают о той громадной помощи, которую оказал Советский Союз их стране. Мы были для них добрым старшим братом. Тем же, кому за 30, не забывают помощь СССР, приветливы к нам, туристам из России. Если узнают, что я ещё и коммунист, крепко жмут руку.

Хотя, конечно, понимают, что нынешняя Российская Федерация – не СССР. Когда не стало нашей великой державы, жизнь на Кубе резко ухудшилась, поэтому мои собеседники негативно отзывались о президенте В.В.Путине, хотя один из них оценил поддержку нашим государством Сирии. Те, с кем я разговаривал, были интеллигентами: педагоги, офицеры, инженер, экскурсовод. Им не нравится появление частного сектора на Кубе, боятся, что после смерти Фиделя Кастро страна свернёт на путь капитализма. Ведь это приведёт к тому, что не будет бесплатного образования, медицинского обслуживания, доступного жилья, да и просто они вновь станут полуколонией США. Им не нравится, что всё делается, прежде всего, в интересах туристов, а не кубинцев. Моё понимание ситуации на Кубе такое: в условиях отсутствия СССР, Кубинское руководство стало проводить политику НЭПа, поэтому допущена частная собственность, но только в сфере услуг: магазины, отели, рестораны, такси (машины, велорикши, повозки). При этом в извозе - только индивидуальное предпринимательство, крестьянам разрешено продавать свою продукцию на базарах и с лотков. Можно сдавать туристам комнаты. Есть иностранные магазины, где товары продают в конвертируемом песо (кук), который равен доллару. Зарплаты, пенсии кубинцев - только в песо, курс которого в 25 раз ниже кука. На конвертируемое песо меняется любая иностранная волюта, хождение которой в стране запрещено. Поэтому куки имеют те кубинцы, которые обслуживают туристов или работают за границей. Сейчас туризм - главная статья дохода бюджета Кубы. По этой причине администратор отеля «Ракель», получив в СССР специальность химика-технолога, обслуживает туристов. Если 39 лет назад нас кормили тем, что едят кубинцы (не растёт у них рожь и пшеница, давали по кусочку сухого хлеба, не растёт картофель, кормили бататом), то сейчас – самая разнообразная выпечка, пюре, фрукты есть любые, даже если урожай их ещё не созрел.

В Старой Гаване, где особенно много туристов, почти не видно социалистической атрибутики. Однако, чем дальше от центра города, от Капитолия (где находится Академия наук) в сторону аэропорта имени Хосе Марти, тем больше портретов Че Гевары, Фиделя Кастро, Сьенфуэгоса, Мельи (основателя Коммунистической партии Кубы), особенно пяти героев-разведчиков, томившихся в тюрьме США, лозунгов «Да здравствует свободная Куба!», «Да здравствует движение «26 июля!» (организация, созданная Фиделем Кастро). В бывшем дворце диктатора Батисты размещён музей Революции. Меня очень огорчило то, что там нет русскоговорящих гидов. Это – политически не правильно. Ведь кубинцы всегда сравнивают свою революцию с нашей: катер «Гранма», с которого высадились товарищи Фиделя, чтобы начать борьбу с марионеткой США, - кубинская «Аврора», самый революционный город страны Сантьяго-де-Куба – Петроград.

Кубинцы – один из самых близких нам народов, несмотря на то, что живут на другом конце Земного шара. С большой теплотой вспоминаю две недели, проведённые на острове, о котором писал Христофор Колумб: «самая красивая земля, которую когда-либо видели глаза человеческие».

В этом году я в третий раз решил посетить Республику Куба. Теперь - с сыном Андреем. Первые шесть дней мы жили в шикарном отеле Мелья Гавана, который находится в районе Мирамар, бывшем до революции самым престижном районом столицы. Именно здесь находится посольский квартал. Затем мы две недели отдыхали в отеле Мелья Кайо Коко, расположенном на небольшом острове Атлантического побережья Кубы, недалеко от городка Морон. За сутки до возвращения домой, мы жили в отеле «Телеграфо» в центре Гаваны рядом с Большим театром и Капитолием.

Остров Кайо Коко знаменит одной из самых больших колоний фламинго. Но это не значит, что они там летают всюду. Это пеликаны делят пляжи отелей с людьми, а фламинго можно увидеть на озере соседнего острова Кайо Гилермо. Там, в естественной среде мы и наблюдали этих грациозных с розовым отливом оперенья птиц. Побывали на любимом пляже писателя Хемингуэя Пилар. Природные красоты Кубы предстали перед нами во время сафари. Около двух десятков джипов японского производства прошли по насыпи, соединившую Кайо Коко с островом Куба. Был такой штиль, что в океане небо отражалось как в зеркале. У озера Редонда пересели на катера и, проходя каналами, созерцали мангровые заросли, термитники. Порой казалось, что мы – на планете Пандора из кинофильма «Аватар». Грунтовой дорогой поднялись на возвышенность Кунагуа, откуда открывался вид на окрестности города Морон вплоть до океана. Побывали в питомнике крокодилов.

Куба славится высоким уровнем медицинского обслуживания. На Кайо Коко есть центр талассотерапии «Аквавида». В нашем отеле с представителем этого центра обсудили набор процедур. Поскольку она не знает русского языка, говорили на – английском, но названия некоторых из них понять я не мог. Представитель туристической фирмы «Кубатур» Лурдес, изучавшая русский язык в Гаванском университете, помочь в этом не смогла. Так что я согласился сам, не зная на что. Планировал лечиться в течение пяти дней, но курс рубля так упал, что пришлось ограничиваться тремя днями. Андрей смог оплатить только один массаж. В назначенный день подъехал автобус и, собирая страждущих в других отелях острова, доставил нас в «Аквавида». Там нам выдали белоснежные махровые халаты, тапочки и полотенца. Могли мы свободно пользоваться напитками в баре, купаться в бассейнах. Массаж всего тела в течение часа был великолепным. Затем пол часа я ходил, обмазанный лечебной грязью. Смывать её, однако, пришлось в единственной работающей кабинке душа с холодной слабо текущей водой (а день выдался прохладным). Отогревался в лечебной ванне-джакузи. В последующие дни кроме массажа и ванн было обмазывание чем-то и укладка меня горячими булыжниками. Особо горжусь тем, что я был в шоколаде… в прямом смысле: сотрудница центра обмазывала меня шоколадом, а затем смывала его губкой с тёплой водой.

В отеле Мелья Кайо Коко мы с сыном были единственными туристами из Российской Федерации. Тем не менее, кубинцы делали всё, чтобы мы не имели больших затруднений в общении. Фирма «Гаванатур», у которой мы купили путёвки, не имеет русскоговорящего представителя на Кайо Коко. К нам была направлена сотрудница другой фирмы, упомянутая мной, Лурдес. В оздоровительном центре «Аквавида» никто не мог говорить по-русски. К нам был «прикомандирован» кубинец, работающий в другом отеле и не гидом, но он был переводчиком команды Кубы на Московской олимпиаде. Руководить сафари было поручено Раулю, т.к. он помимо английского, знал ещё русский язык, хотя и не говорил на нём лет 25. На следующий день после приезда в Мелья Кайо Коко к нам подошёл главный садовник отеля Рамон, окончивший Киевский сельхозинститут, и предложил обращаться к нему с любыми проблемами и вопросами.

Язык межнационального общения в отеле, на острове Коко, да и во всей Кубе – английский. Потому что, большинство туристов – из Канады. В нашем отеле также много было приехавших из Англии. Кроме того, если до развала СССР в школах Кубы изучали русский язык, то теперь – английский. Мы с сыном тоже обучались этому языку, но помощь русскоговорящих кубинцев была не лишней. Познакомились мы с поляками (они хорошо говорили по-русски), были там туристы из Германии, стран Латинской Америки, даже США. Взаимоотношения были очень корректными, предупредительными. Постоянно звучало: sorry, excuse me. Познакомились мы не только с кубинцами и поляками, но и с канадцами, англичанами, и отношения наши, были, несмотря ни на какие «политические ветры», добрыми.

В ходе этого визита на Кубу мы были и в старой и новой Гаване, в маленьком городе Морон. В старой части столицы, застроенной в колониальную эпоху, ещё много обшарпанных домов, неприглядные кварталы есть и в районах, где домам лет около ста. В новой Гаване приличные одноэтажные строения или многоквартирные дома. Городок Морон нам понравился опрятностью, уютом. В нём, по нашему мнению, жить лучше, чем в некоторых районах столицы. Однако, немало кубинцев стремятся переехать из провинции в Гавану, которая и так перенаселена. Были мы в гостях у нашего кубинского друга Ласаро Терре. Полковник в отставке с женой живёт в трёхкомнатной квартире одноэтажного дома новой Гаваны. Дома здесь стоят так близко друг к другу, что пройти к дверям его квартиры можно только по узкому проходу. Комнаты маленькие, но в них всё чисто и аккуратно. Кухня небольшая. Вода по трубам подаётся в бак, который расположен на крыше. Там она нагревается от солнца. Такие пластиковые баки мы видели повсеместно. Есть у них и электронагреватель водопровода. Супруги имеют телевизор, видео и дивидиплейер, холодильник, стиральную машину, компьютер. Интернет на Кубе есть, но очень дорогой. В отелях – «вай-фай».

Бывали мы в торговых центрах «Мирамар», «Комадоро». Выбор товаров не велик, например стиральный порошок только одной марки «Утил» мексиканского производства, минеральная вода – только кубинская «Монтеро» и т.д. Товары широкого потребления, в том числе продукты питания, продаваемые за песо, вполне доступны для кубинцев. Однако импортные товары, а это, например, бытовая техника, доступны не для всех.

Какая зарплата о кубинцев? Пенсия, например, у Л.Терре 500 песо. О заработной плате мы спросили о Рамона. «Те, кто живёт в городе Морон и чья деятельность не связана с туризмом, получают 700-800 песо, - пояснил он, - моя зарплата - 1200 песо, плюс прибавка в куках и процент от общей прибыли отеля». Ещё надо добавить, что сотрудники питаются наравне с туристами.

Чем больше мы знакомились с островом Свободы, тем больше возникала вопросов, ответы на которые ожидали получить в ЦК Компартии Кубы. Нас принял заместитель заведующего Международным отделом Ноэль Карильо. Мы спросили разрешения снять на видео предстоящую беседу.

С.В.Семячко: Почему многие кубинцы не могут понять, зачем допустили в стране частный сектор? Они боятся, что Куба свернёт на путь капитализма.

Ноэль Каррильо: Первое, что я должен сказать, мы говорим не «частный сектор», а «негосударственный сектор». Я бы не сказал, что большинство кубинцев не понимают происходящее в стране. Негосударственный сектор был введён в результате консультаций. В Центральном Комитете партии мы готовили предложения для нашего съезда. Были дискуссии не только в партии, но и в профсоюзах, Комитетах защиты революции, студенческих организациях. Мы собрали более миллиона разных мнений по этим предложениям. В результате 70% их были учтены. Сейчас мы меняем экономическую модель, которая была на Кубе. Всегда, когда вы делаете какие-то изменения, есть люди, которые не понимают, боятся перемен. Наша философия: социализм – это та модель общества, в которой сохраняется социальная справедливость, в которой каждый гражданин имеет одинаковые возможности. Но вы будете получать в меру ваших усилий, вашей работы. Конечно, это – момент транзита от одной модели к другой. Обе модели – социалистические. Может быть, некоторые люди этого не понимают. Мы были в течение 25 лет в глубокой экономической регрессии. После распада Советского Союза, социалистических стран резко сократился объём внешней торговли, а ещё - американская блокада. Мы должны изменить эту ситуацию. Для этого нужна крепкая экономическая основа. Мы не называем нашу модель «нэпом», не называем «реформой», мы называем её «обновлением социализма». Социализм должен соответствовать времени, в котором он строится. Мы не говорим «частный сектор», а говорим: «негосударственный», потому, что не создаём крупные частные предприятия, мы организуем, прежде всего, кооперативы, совместные предприятия с зарубежными фирмами для того, чтобы был общий контроль над средствами производства. Проблема у нас в том, что зарплаты очень низкие. Появляется разница между разными секторами экономики. Водитель такси, который работает с туристами, получает больше, чем преподаватель. Это – не нормально. Поэтому важно покончить с двумя валютами. Это будет через некоторое время. Готовятся условия для этого, чтобы был баланс в нашей экономике. Вы, наверное, слышали об «особом периоде»? Он означает экономику свойственную периоду войны. Сейчас мы должны решить многие проблемы, которые возникли в этих условиях. Найти способ их решения и есть обновление социализма на Кубе.

А.С.Семячко: Китай, Вьетнам, например, допускают совместные предприятия. На Кубе они, в основном, в - сфере туризма. Почему на Кубе не строят совместные предприятия что-то производящие, например электронику, как китайцы делают. Я читал книгу Фиделя Кастро «Биография на два голоса», и понял, что он к таким предприятиям относится негативно. Может это сказывается? Можно построить какой-то завод, зарплаты - низкие, будут дешёвые товары, и их можно продавать. Почему этого не происходит?

Ноэль Каррильо: Вы не должны сравнивать Кубу с Китаем. Не только масштабы, большое население – там, маленькое - здесь, но и политическое условие вокруг этих стран очень разное. У них нет блокады, они представляют собой большой рынок. Никто не будет блокировать Китай, потому что им нужен этот большой рынок. Мы будем изменять экономическую политику постепенно, потому что у нас всегда есть угроза американцев, не только блокада, но и военная угроза. Мы должны быть очень аккуратными во внедрении новых моделей нашей экономики. У нас - новый закон о международных инвестициях. 20 лет тому назад был очень хороший договор с канадской фирмой, которая добывает никель на Кубе. У них половина завода здесь, у нас – половина в Канаде. Хорошо работают, и это будет расширяться на другие отрасли нашей экономики. У нас сейчас строиться специальная зона, в которой мы планируем иметь много инвестиций в производство, не только для Кубы, но и для экспорта. Мы против низких зарплат. Если у вас низкая зарплата, вы никогда не сможете развить вашу экономику. У нас очень квалифицированная рабочая сила…

А.С.Семячко: Я тоже обратил на это внимание, т.е. уровень образования очень высокий, по сравнению с другими странами Латинской Америки.

Ноэль Каррильо: Многие наши инженеры учились у вас в Советском Союзе. Так что мы должны использовать этот интеллектуальный капитал. Мы всегда будем сохранять самые важные отрасли нашей экономики в руках государства, потому что, Куба является социалистической страной. Мы не допускаем иностранные инвестиции в оборону, образование, здравоохранение. Мы должны защитить успехи нашей революции в этих сферах. Но в других отраслях мы будем совместно производить с разными компаниями. Может быть с русскими, почему - нет? Мы бы хотели иметь инвестиции из России, потому что мы русскую технологию понимаем, у нас много людей говорят по-русски, не так плохо как я, так, что не трудно будет с русскими фирмами работать. Последний визит президента Путина был очень хорош для этого, многие договоры были подписаны, так что мы надеемся, что это дело будет развиваться. Конечно, мы не будем повторять те ошибки, которые у нас были в прошлом. До 50-х годов вся наша экономика была в руках американцев, потом – блокада, все инвестиции были из Советского Союза, распад его спровоцировал проблемы для нашей экономики. Сейчас нам надо её диверсифицировать. Нужны инвестиции Европы, Латинской Америки, России, а может быть в будущем и американцев - тоже.

С.В.Семячко: На следующий наш вопросы вы частично ответили, но, тем не менее, требуется конкретизация. Введение куков привело к тому, что кубинцы стремятся работать в сфере туризма, даже не смотря на то, что обучались другой профессии. Вы видите эту проблему?

Ноэль Каррильо: Да, это – проблема, потому что, эти люди подготовлены работать в реальной экономике, на производстве, а не в туризме. Но тут есть две проблемы. Понимаете, после распада Советского Союза у многих не стало возможности работать на заводах по специальности. Многие рабочие получали зарплату, но работы у них не было в течение многих месяцев. Потому что, перестало поступать сырье, запчасти. Мы стали больше внимания уделять туризму, потому что нам нужно было получить валюту. Многие люди, которые знают иностранные языки (русский, английский), пошли в туризм. Вторая проблема. У нас двойная система валюты. Там они получали куки, доллары. Выгодно работать в туризме. Так что сейчас эту ситуацию надо исправить.

С.В.Семячко: Как раз отмена куков и поможет в этом.

Ноэль Каррильо: Не только это, но и новые инвестиции. Инженерам будет интересно, выгодно работать на заводе.

С.В.Семячко: Теперь два близких вопроса о молодом поколении. Как КПК борется с влиянием Соединённых Штатов на молодёжь? Год назад видел велорикшу с флагом США. В 1975 г., когда я первый раз был в вашей стране, такого быть не могло. Что делается для того, чтобы новое поколение не забывало об СССР?

Ноэль Каррильо: По сравнению с 70-ми годами сейчас иная ситуация. У нас было очень острая конфронтация с Соединёнными Штатами. Они совершали на Кубе акты терроризма. И в 90-х годах такое было. Несмотря на то, что у нас сохраняется конфронтация с Соединёнными Штатами, у них изменился способ борьбы с нами: сменить власть на Кубе, покончить с социализмом, разложив наше общество изнутри. Мы это понимаем. Молодёжь, которая сейчас растёт, живёт в другой атмосфере по сравнению с 70-ми годами. Мы должны не забывать, что влияние Соединённых Штатов очень большое на Кубе. Конечно, не только музыка, не только кино, не только культура, но даже семейное влияние. У многих семей - родственники, друзья живут в Соединённых Штатах. Куба – остров, мы не можем себя закрыть на своём пространстве. Мы должны жить с другими странами: нам нужно торговать, нам нужны отношения. Негативно влияют не только США, но и многие русские туристы, которые – тоже капиталисты, они больше денег тратят на Кубе, чем американцы или канадцы. Так что это – идеологическое влияние капитализма на социализм. Мы должны работать с молодёжью для того, чтобы они были способными понимать, что такое социализм, почему надо сохранить социализм на Кубе. Именно для этого идёт процесс его обновления. Если вы живёте при социализме, который постоянно в кризисе, зачем вам такой социализм? Вы должны иметь надежду на будущее или ясный план будущего. Нужно строить такую социальную жизнь для вашей страны, в которой будет справедливость, в которой будут возможности для всех.

С.В.Семячко: В КПСС была проблема, в связи с которой у меня ещё будет вопрос. Она состояла в том, что не было механизма влияния рядовых коммунистов на руководство. Когда я в 1977 г. вступил в партию, быстро уловил атмосферу, правила. Какие? Если Центральный Комитет партии решил, более того, если, скажем, Леонид Ильич Брежнев сказал, наша, коммунистов, задача, какая? Подумать как выполнить это решение. И даже помыслить не могли, что оно может быть не правильным. Вот проблема! А может оно, действительно, не правильное. И когда уже Горбачёв стал, и когда я уже с опытом и партийным, и преподавательским, видел, что он что-то не то говорит, для самого было дико, как я могу сомневаться в словах Генерального секретаря. Вот как воспитаны были, а это - не правильно. В этом – ошибка. Если даже мы с чем-то не согласны, как мы могли повлиять на решение? Да, никак. Вот я – рядовой коммунист, мы соберёмся на собрание, скажем, нашего факультета, что-то там решим, потом - на уровень института, потом – города, пока дойдёт до ЦК… ничего не дойдёт. Вот проблема, на которую стоит обращать внимание.

Ноэль Каррильо: У нас в рамках обновления социализма ставится задача улучшения методов дискуссий решений проблем, использование для этого демократических способов. Не только - в обществе, но и - в партии. Мы должны найти консенсус, должны найти такие решения, которые получат поддержку большинства населения. Иначе мы никакого социализма не построим. Это мы начали давно, в конце 80-х годов. После распада Советского Союза поняли, что копировали многие ошибки, практику Советского Союза. Не только СССР, но и других стран социализма. Были и свои ошибки. С конца 80-х годов мы стали решать те проблемы, которые долго не решались, стали менять методы работы, политические методы и т.д. Эта работа ещё идёт. Мы стимулируем наших членов партии, практиковать дискуссии для того, чтобы находить решения проблем, не только в партии, но и в обществе. Наша партия не большая, в ней только около половины миллиона членов. У нас есть процесс приёма в партию. Не просто: вы желаете – вы будете.

С.В.Семячко: Кстати, вопрос по ходу. Как в 1975 г. нам говорили, чтобы вступить в партию, нужна рекомендация Комитета защиты революции.

Ноэль Каррильо: Нет. Сейчас – рекомендация трудового коллектива. Собирается ассамблея лучших рабочих. Вы можете сказать: «Я хочу быть членом партии». Ваши товарищи назовут вам свои критерии. Могут сказать, что у вас ещё нет понимания проблем нашего предприятия, вы ещё не готовы. Таким образом, вы не получаете поддержку коллектива, который включает не членов партии.

С.В.Семячко: Это же - по-ленински! Вспомните работу «Как нам реорганизовать Рабкрин». Он же там писал, что нужно соединить ЦКК и Рабкрин, т.е. поставить членов партии под контроль непартийной массы.

Ноэль Каррильо: Это – правило нашей партии с самого начала, ведь в Комитеты защиты революции избирались и не члены партии.

А.С.Семячко: Вопрос как раз в тему. Меня давно интересовало, как депутаты работают с населением? Если какие-то приёмы? У меня сложилось впечатление, что, когда у кубинцев возникают проблемы, они не знают, куда с их вопросами им пойти.

Ноэль Каррильо: Депутаты встречаются с избирателями каждые три месяца. Они не только задают вопросы, но и проверяют, как работает депутат над наказами, которые были ему даны три месяца назад. Конечно, система не отличная. Надо её улучшать, потому что у депутатов местных органов власти мало ресурсов, чтобы решать проблемы.

А.С.Семячко: Но какие-то деньги имеют.

Ноэль Каррильо: Имеют. Но сейчас у нас новая налоговая политика: негосударственный сектор платит налоги. Мы думаем, что часть их нужно оставить местной власти, чтобы у них было больше средств. Люди иногда просят отремонтировать улицу или жилой дом. Но денег нет. Тогда депутат на следующем собрании может сказать, что мы отремонтируем только жилой дом, но – не улицу. Такая система хорошо работала до 80-х годов, когда у нас было больше ресурсов для того, чтобы решать все материальные проблемы населения. Во время кризиса у нас она работала практически очень плохо. Сейчас мы стараемся улучшить систему. У нас не так, как, например, в Великобритании, где люди пишут письмо депутату своего квартала, Национального парламента, а он старается решить их проблемы. У нас их решают через местные государственные органы. Люди должны участвовать в решении проблем. Демократия – это не только голосование. Вы голосуете, а потом депутаты делают, что угодно. Это – не демократия. Демократия – это когда есть механизм эффективного участия тех, кто голосует, в решении проблем. Через разные механизмы: и спрашивать с депутата, что он делает, и давать задачу депутату, и снять его. Такая возможность, я думаю, есть только на Кубе. Если их не удовлетворяет работа депутата, они могут его снять. Так делается.

А.С.Семячко: Депутат Национальной ассамблеи также раз в три месяца встречается с избирателями?

Ноэль Каррильо: Нет, реже. Местные депутаты приглашают их на свои встречи с населением. Потому что, депутаты Национальной ассамблеи – не профессионалы. У них – своя работа, они не получают депутатскую зарплату.

С.В.Семячко: Знакомый по интернету кубинец, курсант, обучающейся в нашей стране, на вопросы, которые сейчас я задаю вам, ничего не мог ответить. Более того, просил Андрея объяснить политику руководства Кубы. Я ему пишу: «У вас нет политработника?» В итоге он такую фразу написал: «Я все равно буду согласен с тем, что решит наш президент». Вот это – самое ненадёжное.

Ноэль Каррильо: Это – не настоящий революционер. У нас сложная ситуация в связи с блокадой. Только конгресс Соединённых Штатов может её снять. А республиканцы не хотя этого делать… пока. Но в мышлении наших друзей в мире может появиться идея, что блокады уже нет. Это может демобилизовать их в солидарности с Кубой. Нам нужно объяснить нашим друзьям в мире, что блокада сохраняется. Президент Обама допустил некоторые изменения в возможности приезда американских туристов на Кубу. 12 категорий граждан США могут посетить нашу страну по экономическим обменам, студенческим… чтобы влиять на Кубу. Но всё ещё невозможно пересылать деньги с Кубы в США и обратно, потому что блокада этого не допускает. Мы всё ещё в американском списке стран, которые поддерживают терроризм. Это – политически направленное решение помешать Кубе иметь нормальные экономические отношения с государствами планеты. Так что мы только начинаем очень сложный процесс, который ведёт к миру. Мы не хотим иметь ситуацию, в которой у нас будет действительно угроза войны с американцами. Эти большие противоречия создают для нас новые проблемы во всех сферах жизни, не только экономической, но и политической. Сравните то, что происходит с Россией. Американцы ввели санкции против вашего государства. Европейский союз делает то же, притом, что это – не выгодно для них. С Кубой – то же самое. Я повторяю, Куба – остров, мы живём в окружении только капиталистических стран. Так что нам пора иметь нормальные отношения с нашими соседями, с другими странами. Положительно, что с американцами не будет таких острых противоречий, практический войны. Но это не значит, что автоматически всё изменится. Будет очень трудно. Я имею в виду, что в конгрессе США ультраправые силы против этого решения Обамы.

А.С.Семячко: Может получиться, что это будет только его заявление, и ничего не изменится.

Ноэль Каррильо: Я думаю, что будут дипломатические отношения, но налаживание этих отношений – очень длинный путь, и я не могу вам сказать, как и когда он закончится. К окончанию блокады также длинный путь. Мы будем требовать в ООН её окончания. Это незаконное действие США. Они говорят: эмбарго. Это просто значит, что они не будут с нами торговать. На самом деле, если вы сделаете инвестиции на Кубе из России, вы не сможете пересылать деньги с одного счёта на другой. Потому, что доллары будут блокированы американцами. Чтобы избежать этого, нужно вести расчёты в рублях. В Соединённых Штатах Конгресс сейчас в руках республиканцев, через два года будут выборы в США, мы не знаем, кто будет следующим президентом. Если американские предприниматели увидят, что у них есть возможность зарабатывать деньги на Кубе, они будут влиять на своих депутатов. Это тоже может сыграть свою роль в будущем. Но – в будущем. Пока у нас идут дискуссии по поводу дипломатических отношений. Проблемы будут, противоречия будут, но не такие острые. А это – положительно.

С.В.Семячко: Последний вопрос. Кубинцы, мои собеседники, опасаются, что со смертью Фиделя Кастро, возникнет угроза социализму на Кубе? Прокомментируйте это мнение?

Ноэль Каррильо: Мы смогли пережить кризисный период, потому, что с нами были Фидель, Рауль, историческое поколение, которое воевало за революцию. Народ им верит, сразу принимает слова этого поколения. Мы решаем экономические, социальные проблемы, которые у нас есть, имея это поколение. У новых руководителей нет моральной силы, которая есть у исторического поколения. Эта – одна из причин, обновить социализм на Кубе. Решение совершенствовать демократические механизмы нашей партии, нашего общества тесно связано с этой ситуацией. Только четыре года назад мы начали процесс обновления экономической модели кубинского социализма. Но через три года у нас в руководстве этого поколения не будет. Сам Рауль Кастро сказал, что он уйдёт на пенсию после следующего съезда. Так что мы должны быть к этому готовы, это – большая задача, стоящая перед нами. Конечно, у нас есть руководители, много сделавшие для Кубы, но они всё-таки не принадлежат к историческому поколению. Я думаю, что социализм не заканчивается с Фиделем. Нам нужно иметь более коллективный способ управления. Не только - на высоком уровне. Например, социалистическое государственное предприятие. Сейчас идёт процесс их децентрализации. Они будут сами принимать решение, как работать, как тратить заработанные деньги. Конечно, они будут работать по плану, по заказу государства. Но они будут решать, что больше производить, куда инвестировать деньги, как платить рабочим. Возвращаясь к вопросу о смене поколений. Заместитель председателя Ассамблеи, министр иностранных дел не участвовали в революции, они были тогда маленькими. У каждого поколения должна быть своя революция. Они были в Анголе, воевали, у них история другая, другой опыт. Мы должны всё это соединить. Новые поколения должны понимать, что перед нами стоят очень сложные задачи и решать их будет очень трудно. Куба должна ответить на вызовы времени.
В те дни на площади Сан-Франциско Гаваны мы видели выставку «Искусство - за толерантность». По периметру были выставлены одинаковые фигуры медведей, разукрашенные в стиле типичном для определённой страны. Наш мишка – хохломской росписью. Авторы выставки, как я понимаю, хотели сказать, что все мы – одинаковые, только расписаны по-разному. Это идея перекликается с желанием Кубы иметь нормальные отношения со всеми странами. Тем более что американский мишка там тоже есть.

С.В.Семячко,

первый секретарь Дубненского горкома КПРФ,

помощник депутатов Московской областной и Государственной Думы.

перейти в каталог файлов


связь с админом