Главная страница
qrcode

Статья 2.Влияние глобализации на суверенитет государства_Труды ОИ МГЮА. Выходные данные


НазваниеВыходные данные
АнкорСтатья 2.Влияние глобализации на суверенитет государства Труды ОИ МГЮА.doc
Дата09.10.2017
Размер197 Kb.
Формат файлаdoc
Имя файлаСтатья 2.Влияние глобализации на суверенитет государства_Труды О
ТипДокументы
#41671
Каталогid155748303

С этим файлом связано 21 файл(ов). Среди них: Статья 2.Влияние глобализации на суверенитет государства_Труды О, evraziyskiy_perekrestok_vyp_6.pdf, RUDN_Sbornik.pdf и ещё 11 файл(а).
Показать все связанные файлы

Выходные данные: Железняк А.В., Скуратов И.В. «Влияние глобализации на суверенитет государства // Труды ОИ МГЮА. – Вып. 26. – 2015 г.
ЖЕЛЕЗНЯК АНТОН ВАДИМОВИЧ

студент 3 курса Оренбургского института (филиала) Московского государственного юридического университета имени О.Е.Кутафина,

magellan975@mail.ru
СКУРАТОВ ИВАН ВИКТОРОВИЧ

кандидат исторических наук, доцент кафедры теории государства и права

Оренбургского института (филиал) Университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА),

460000, г. Оренбург, ул. Комсомольская, 50,

post@oimsla.edu.ru
Влияние глобализации на суверенитет государства1

ZHELEZNYAK ANTON VADIMOVICH

3rd year student of the

Orenburg Institute (Branch) of Moscow State Law University named after

O.E. Kutafin (MSLA)
SKURATOV IVAN VIKTOROVICH

candidate of legal sciences, associate professor of the Department of of theory of state and law of Orenburg Institute (Branch) of Moscow State Law University namedafter O.E. Kutafin (MSLA),460000, Russia, Orenburg, Komsomolskaya Street, 50,

post@oimlsa.edu.ru
The impact of globalization on the sovereignty of the state

Аннотация. В данной статье рассмотрены вопросы влияния глобализации на суверенитет государства. Подробно описаны различные стороны и аспекты данного вопроса: влияние на экономическую сторону суверенитета, на политическую и социальную.

Ключевые слова: глобализация, суверенитет, государственность России.
Review. This article examines the impact of globalization on the sovereignty of the state. Described in detail the various parties and aspects of this issue: the impact on economic sovereignty, the political and social

Keywords: globalization, sovereignty, statehood of Russia.
Актуальность вопроса сохранения суверенитета в эпоху глобализации не вызывает сомнения. Мы наблюдаем, как реальный суверенитет национальных государств исчезает на наших глазах как чеширский кот в приключениях Алисы. Функции и полномочия государства делегируются непонятным надстройкам, которые зачастую интересы этих государств вовсе не представляют. ООН как орган международной гармонизации по сути уже неэффективен. Мы наблюдаем бездействие ОБСЕ на Юго-Востоке Украины. Фактически международные органы выполняют политические заказы определённой страны - США, что попирает дух всего международного права. В политической науке высказываются мнения, что “доктрина национального суверенитета устарела”2, что необходимы “комплексное переосмысление и переоценка понятия “суверенитет” как в связи с возникновением мирового политического сообщества, так и в связи с уточнением пределов частных суверенитетов, принципов их сочетания друг с другом и построения их иерархии”3, а также в связи с действиями различных иных субъектов типа ТНК и негосударственных организаций4. Однако большинство исследователей все еще недооценивают серьезность изменений суверенитета и необходимость пересмотра самого этого понятия.

В этой связи особую актуальность приобретает речь Президента РФ В.В. Путина на 70-й сессии Генеральной Ассамблее ООН в Нью-Йорке 28.09.2015 года.

Во-первых, В.В. Путин подчеркнул, что тезис о незыблемости международного права необходимо рассмотреть в обновленной форме. «Всякие действия любых государств в обход этого порядка нелегитимны и противоречат Уставу Организации Объединённых Наций, современному международному праву5» - один из первых тезисов речи Президента РФ. Данное утверждение содержит вызов мировому порядку в плане того, что возвращает нас к постулатам Ялтинской системы международного права, к паритету, где ни одна из сторон не могла пользоваться «правом сильного» и попирать интересы мира.

Во-вторых, отмечен особый статус суверенитета государств и невозможность вмешательства в него, «любая помощь суверенным государствам может и должна не навязываться, а предлагаться и исключительно в соответствии с Уставом ООН6»

Таким образом, переходя к теоретическому рассмотрению понятия суверенитета государства и влияния на него процессов однополярной глобализации, стоит отметить два фундаментальных момента:

  1. Незыблемость суверенитета государств и невмешательство в дела национального государства третьих сил.

  2. Обновление международного права на основах идеи многополярной системы мироустройства, где все акторы международных отношений являются равными и значимыми .

Суверенитет – состояние полновластия государства на своей территории и его независимость от других государств7. Алексеев С.С. относит суверенную организацию власти к основным его признакам. Он отмечает, что суверенитет включает независимость от «всякой иной власти внутри и вне границ»8. Таким образом, в классических советских определениях ключевым является понятие независимости от других государств. В условиях международных отношений, когда государство выходит за привычные рамки стоит добавить, что это еще и независимость от ТНК, международных банков и наднациональных надстроек. Борьба глобального и национального на самом деле есть борьба общего и особенного. Если особенное уничтожить, то общее перестанет быть общим, так как ему не от чего будет отличаться9.

Для выявления степени современной деформации суверенитета в условиях однополярной глобализации и всеобщего взаимопроникновения различных интеграционных процессов, выделяют несколько видов и категорий независимости. Разделение можно провести видам конституционных прав и свобод человека, так как именно для их реализации и необходима государственная независимость от иных сил. Выделяя уровни суверенности государства, следует учитывать его национальные интересы10.

Таким образом, можно разделить суверенитет на политический, экономический, социальный, а также духовно-идеологический.

Политический суверенитет государства – есть независимое состояние государственной власти при ведении внутренней политики на территории государства и за ее пределами, на международной арене, т.е. независимый политический статус и место в мировой системе государств. Внутри своей территории государство определяет основы политической системы общества, но может уступить часть властных начал институтам, так называемого, гражданского общества, а также местному самоуправлению.

Под влиянием глобализации действия государств на международной арене более не могут быть независимыми, так как это считается архаизмом.11. Кроме того, существует точка зрения, что государства вполне добровольно идут на ограничения собственного суверенитета. 12 Политическая воля государств как акторов международных отношений, как это было в «Вестфальской системе» миропорядка сводится к нулю, а отказ от суверенитета является должной составляющей становления системы Нового мирового порядка, в котором нет места плюрализму политических сил и полюсам силы в мире. Профессор, доктор философских наук А.С. Панарин считает, что сложилась ситуация, при которой народ оказывается преданным правящей элитой и не может больше на нее рассчитывать. Фактически нации превращаются в заложников территорий, на которых они проживают, будучи не в силах повлиять на реальные центры управления их судьбой, поскольку эти центры находятся на других континентах.

В 2005 году ООН была введена новая норма международного права «ответственность по защите» или «обязанность защищать» (англ. The responsibility to protect (RtoP or R), суть которой состоит в том, что суверенитет является не привилегией, а обязанностью. В соответствии с данной концепцией суверенитет не только предоставляет государствам право контролировать свои внутренние дела, но также налагает ответственность по защите людей, проживающих в пределах границ этих государств.13 В тех же случаях, когда государство не способно защитить людей — будь то из-за отсутствия возможностей, либо из-за отсутствия воли,— ответственность переходит к международному сообществу14. «Обязанность защищать» фокусируется на предотвращении и прекращении следующих видов преступлений: геноцид, военные преступления, преступления против человечности, этнические чистки. Все эти виды преступлений объединяются единым термином — массовые преступные злодеяния. Предложенная концепция обязывает международное сообщество вмешиваться в дела других государств для предотвращения гуманитарных катастроф. В сентябре 2005 г. в ходе Всемирного саммита Организации Объединенных Наций все государства-члены официально признали принцип «обязанности защищать». Впоследствии Совет Безопасности подтвердил положения пунктов 138 и 139 Итогового документа Саммита в пункте 4 резолюции 1674 (2006) по вопросу о защите гражданского населения в условиях вооружённого конфликта15. Дискуссии по поводу концепции всё ещё ведутся. Международное сообщество всё ещё не пришло к консенсусу относительно необходимости закрепления концепции в Уставе ООН и тем самым внесения в него поправок относительно того, какие ситуации являются правомерным основанием для международного вмешательства. Однако конечные цели этой новой нормы уже понятны. Благодаря «обязанности защищать» станет возможно обходить и попирать один из основных принципов современного международного права - принцип невмешательства во внутренние дела государств.

Концепция «обязанности защищать» даёт возможность разделения мира на «цивилизованный и нецивилизованный», что открывает простор для новой волны неоколониализма. Легализация интервенции выгодна США для обоснования вмешательства во внутреннюю политику других государств. Также стоит обратить внимание на расплывчатый характер критериев чрезвычайных ситуаций, дающих Совету Безопасности право на вынесение резолюции о военном вмешательстве. В 2007 г. постоянный представитель Российской Федерации при ООН Виталий Чуркин выразил мнение, что концепция «ответственности по защите» представляла собой только «каркас», не имеющий политико-правового наполнения16. И хотя мировое сообщество ещё не пришло к консенсусу относительно её закрепления в Уставе ООН, тем не менее, концепция уже стала активно применяться при разрешении международно-правовых коллизий. Можно себе представить, как будет использована эта концепция после закрепления в Уставе ООН!

В этих сложных условиях можно сделать смелое заявление, что государство как субъект стало слишком слабым образованием, чтобы противостоять глобализации и стиранию цивилизационной идентичности в рамках однополярного мира. Система блоком государств (Венская система миропорядка17) тоже не показывает эффективности, потому что объединение разнородных стран не влечет к их интеграции в долгосрочной перспективе, а лишь множит противоречия. Таким образом, можно сделать вывод, что будущее в сохранении государственного политического суверенитета лишь за объединением в масштабах цивилизаций18, как Больших пространств. (Тема цивилизаций как акторов международного права заслуживает отдельной работы). В этом свете искусственное слияние прямо противоположных цивилизаций, которое мы видим в последние десятилетия в Европе под ложным предлогом мультикультурализма, очень опасно для европейской цивилизации. Мы предполагаем, что по замыслу глобализаторов это должно привести к полному стиранию европейской цивилизации более конкурентной по силе пассионарности мусульманской цивилизацией.

В процессе глобализации огромное количество стран попадают в экономическую кабалу и теряют свой экономический суверенитет. Глобализация, опирающаяся на создание единых рынков сбыта, направляет все усилия для «размывания границы» и для подавления силы национальных экономик. Основные доходы от экономических интеграций приходятся на группу наиболее развитых стран, транснациональных корпораций и небольшой группы элиты – мировой олигархии. Это хорошо видно на примере создании международной организации под названием Транстихоокеанское партнёрство (ТТП). 5 октября 2015 года в Атланте (США) достигнуто соглашение по Транстихоокеанскому партнерству между 12 странами: США, Япония, Малайзия, Вьетнам, Сингапур, Бруней, Австралия, Новая Зеландия, Канада, Мексика, Чили и Перу. В порядке справки СМИ сообщили, что доля упомянутых стран в мировом ВВП достигает 38—40 % и в международной торговле – ¼. Иначе говоря, ТТП может стать гигантской интеграционной группировкой, превышающей по совокупным показателям Европейский союз и НАФТА (Соглашение о свободной торговле стран Северной Америки).

Создание ТТП представляет собой «корпоративный переворот», поскольку только 2 из 26 глав соглашения о ТТП имеют какое-либо отношение к торговле, а большая часть соглашения «предоставляет новые права и привилегии глобальным корпорациям, в особенности связанные с защитой интеллектуальной собственности (законы об авторских и патентных правах), а также — ограничение на государственное регулирование»19. Соглашение о ТТП является второй попыткой транснациональных корпораций добиться многостороннего соглашения, предоставляющего крупному частному капиталу особые права. В частности, право оспаривать и отменять те законы и решения государства, которые «подрывают международную конкурентоспособность» ТНК.

Первая такая попытка была предпринята в рамках Всемирной торговой организации (ВТО). Тогда был разработан проект многостороннего соглашения об инвестициях (МСИ). Странам-членам ВТО было предложено подписать МСИ, которое подавалось как дополнение к другим соглашениям, которые уже были подписаны в рамках ВТО (соглашение об интеллектуальной собственности, соглашение о телекоммуникациях и др.). МСИ тоже готовилось в обстановке секретности, но о документе узнали. Разгорелся скандал, МСИ было похоронено, средства массовой информации, подконтрольные хозяевам денег, то есть главным акционерам ФРС,  предпочитают теперь о нём не вспоминать. Если бы МСИ было принято и начало действовать, государственному суверенитету стран-членов ВТО окончательно пришёл бы конец. У транснациональных корпораций остались бы одни права, а у государств – обязанности (не перед народом, конечно, а перед ТНК).

Эксперты, изучавшие проекты «многостороннего соглашения об инвестициях», прямо предостерегают: соглашение о ТТП – это реинкарнация МСИ.

В.И.Ленин писал и предсказывал, что произойдет концентрация производства; монополии, вырастающие из неё; слияние или сращивание банков с промышленностью20. Но глобальная олигархия пошла еще дальше - произошло полное сращение крупнейших капиталов, государств и надгосударственных объединений. Таким образом, размах концентрации ресурсов стал достигать фантастических размахов и по оценкам сейчас активами в 1,9 триллиона долларов владеют 80 самых богатых людей. Ресурсы на почти такую же сумму распределены между 3,5 миллиарда жителей планеты, занимающими нижнюю половину шкалы доходов в мире21.

Подобные масштабы концентрации ресурсов в руках узкой олигархической элиты ставят под вопрос саму сущность государства и её экономическую независимость. На примере политических интервенций вскрываются реальные причины войн и конфликтов – захват новых ресурсов, а не борьба за права человека. Государственный суверенитет превращается в досадную помеху для дальнейшего грабежа стран, доступа к национальным ресурсам. В этой связи опыт создания ИГИЛ показывает истинных организаторов этого процесса - мировую финансовую олигархию. Модель ИГИЛ – это модель ВСЕГО будущего мироустройства по планам мировых ростовщиков. Внутренняя политика ИГИЛ – это уничтожение всех остаточных качеств государственности. На территориях захваченных ИГИЛ запрещается образование, здравоохранение, социальная защита населения. Ведь эти институты не нужны реальным заказчикам этой химеры.

Еще одной важной составляющей суверенитета является его социальная составляющая. Образование – первый и наиболее ключевой пункт, который подвергается деформации в условиях глобализации. Переход России на, так называемую, болонскую систему образования кардинально ухудшил качество и глубину проработки материала в средних и высших учебных заведениях. Кроме того, изменение рынка труда оставляет массу людей на улице из-за снижения необходимости их участия в производстве. А безработица существенный дестабилизирующий фактор суверенитета государства. Таким образом, состояние социальной защиты населения, здравоохранения, образования становятся важнейшим фактором геополитической борьбы. Для сохранения власти уже недостаточно иметь большую армию и полицию. Еще более важную роль начинает играть уровень социального благополучия населения.

Идеология - важнейшая часть единства и национальной самобытности любого народа. Глобализация, как процесс, рукотворно созданный мировой олигархией для уничтожения сильных национальных государств, начинается с уничтожения морально-нравственных основ государственности, его идеологии и самобытности. Информационные войны в последние годы стали столь же актуальными против России, как и санкционные. Раздувание истерии вокруг «русской агрессии против Украины», а также лживая и откровенная пропаганда относительно событий и результатов Великой Отечественной Войны22 – элементы информационной войны. Кроме того, Панарин А.С. считает, что уничтожение духовной ветви власти и концентрация всей власти в руках экономической составляющей влечет уничтожение государства, лишает его системы сдержек и противовесов против безумной власти капитала23.

Таким образом, можно выделить основные направления и цели деформации национальных суверенитетов:

  1. Однополярная глобализация как процесс выгодна узкому кругу финансовых кланов и организаций, она не носит объективный исторический характер.

  2. Однополярная глобализация приводит к сокращению прав государств и все больше прав «передает» в руки надгосударственных образований.

  3. Суверенные государства, которые не желают делить своё право на независимость, подвергаются жестокому давлению, как в виде санкций, так и путём проведения военных кампаний

  4. Логическим итогом однополярной глобализации и всеобщей интеграции может стать полная утрата реальной суверенности государств, при сохранении его внешних атрибутов.

Противостоять процессу разрушения национального суверенитета возможно на основе многополярного мира как альтернативы глобализации. Субъектами многополярной глобализации могут стать только цивилизации, страны (в вестфальском понимании) слишком слабые акторы для того, чтобы сохранять полный суверенитет в процессе преодоления однополярной глобализации и противостояния с Западом. Многополярная глобализация должна стать обменом культурных и социальных опытов24, а не навязыванием единым центром своей экономической и политической модели25. В многополярном мире нет месте общемировым системам ТНК и Международным Банкам, каждая цивилизация может лишь ориентировочно создавать с другими подобные сети, если они не противоречат интересам иных цивилизаций и стран. Кроме того процессы унификации и макрофинансовых надстроек должны реализовываться внутри цивилизаций и блоков сходных по духу цивилизационных типов. То же касается и единых сетей коммуникаций, связи, военной инфраструктуры. Всё это может быть лишь локальным, региональным в пределах цивилизации, существовать автономно.

Библиографический список:

  1. Аверьянов, Ю. И. (сост.) Политология. Энциклопедический словарь. М.: Изд-во Моск. Коммерч. ун-та. – М.1993.

  2. Бутырская И.Г. «Европейский концерт» или венская система международных отношений. // Национальная безопасность и стратегическое планирование. – 2014. №2 (6). С.34-38.

  3. Глава МИД Польши признал освобождение Освенцима за Украиной // URL: http://lenta.ru/news/2015/01/21/ukrosven/ (Дата обращения: 11.02.2015).

  4. Гринин. Л.Е. Глобализация и процессы трансформации национального суверенитета. // Процессы глобализации. – 2008. № 1. С.86-97.

  5. Данилевский Н.Я. Россия и Европа: взгляд на культурные и политические отношения Славянского мира к Германо-Романскому. – Спб. 2015. – 602 с.

  6. Доклад Комиссии ООН по вмешательству и суверенитету (на русск. яз.) // URL: http://daccess-dds-ny.un.org/doc/UNDOC/GEN/N02/525/72/IMG/N0252572.pdf?OpenElement (дата обращения: 23.10.2015).

  7. Дугин А.Г. Основы геополитики. – М. 2000 – 928 с.

  8. Дугин А.Г. Четвертая политическая теория. – Спб. 2009 – 352 с.

  9. Дугин. А.Г. Ноомахия: войны ума. Логос Европы: средиземноморская цивилизация во времени и пространстве. – М. 2014. – 530 с.

  10. Завьялова Г.И., Матвеева М.А. Феномен древнегреческой пайдейи. // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. 2015. № 8-1 (58). С. 80-83.

  11. Зорькин В. Д. Конституционно правовое развитие России / В. Д. Зорькин.—М. : Норма :ИНФРА - М, 2011. – 720 с.

  12. Иноземцев В.Л. Вестернизация как глобализация и «глобализация» как американизация. // Вопросы философии. – 2004. №4. С.58-69

  13. К 2016 году половиной активов будет владеть 1% населения. // URL: 23.10.2015).

  14. Катасонов В. Проект гегемонии США под прикрытием партнёрства. // URL: http://www.fondsk.ru/news/2015/10/07/proekt-gegemonii-ssha-pod-prikrytiem-partnerstva-35876.html (дата обращения: 23.10.2015).

  15. Киссинджер, Г. 2002. Нужна ли Америке внешняя политика? М.: Ладомир. – 352 с.

  16. Концепция невмешательства ООН // Российская Газета URL: http://www.rg.ru/2007/10/11/oon.html (дата обращения: 23.07.2015).

  17. Левин И.Д. Суверенитет. / Предисловие д.ю.н. С.А.Авакьяна. – СПб. – 2003.

  18. Ленин. В.И. Империализм, как высшая стадия капитализма. // Полное собрание сочинений. – т.27 – М. 1960.

  19. Панарин А. С. Искушение глобализмом. — М.: Изд-во Эксмо, 2003. – 413 с.

  20. Резолюция Совета Безопасности ООН 1674, 28 апр. 2006 г. // URL: http://www.un.org/russian/documen/scresol/res2006/res1674.htm (дата обращения: 23.10.2015).

  21. Симеунович Д. Нация и глобализация / Драган Симеунович ; пер. с сербского яз. д-ра ист. наук В. Д. Кузнечевского ; Рос. ин-т стратег. исслед. – М. 2013. – 112 с.
  22. Стенограмма выступления Владимира Путина на Генеральной Ассамблее ООН // URL: http://www.rg.ru/2015/09/28/stenogramma.html (дата обращения: 23.10.2015)

  23. Тиунов О.И. Суверенное равенство в системе основных принципов международного права. // Журнал Российского права. – 2014. № 5. С. 5-21.

  24. Тойнби А.Дж. Постижение истории. – М. 2001. – 640 с.

  25. Уроки Руанды (Публикация ООН) // URL: http://www.un.org/ru/preventgenocide/rwanda/ (дата обращения: 23.10.2015).

  26. Уткин А. И. Векторы глобальных перемен: анализ и оценки основных факторов мирового политического развития. – Полис. Политические исследования. 2000. № 1. С. 38-54

  27. Хантингтон С. Столкновение цивилизаций. – М. 2003. – 603 с.

  28. Шпенглен О. Закат Европы. – М. 1998. Т.1.- 671 с.


Рецензент: Колотов А.Ф., кандидат юридических наук, доцент, заведующий кафедрой теории государства и права Оренбургского института (филиала) Университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА).

1 Работа публикуется в рамках областного гранта в сфере научной и научно-технической деятельности в 2015 году Оренбургской области: «Влияние глобализации на государство и право Российской Федерации: уточнение дефиниции и перспективы»

2 Киссинджер, Г. 2002. Нужна ли Америке внешняя политика? М.: Ладомир. - С.296.

3 Аверьянов, Ю. И. (сост.) 1993. Политология. Энциклопедический словарь. М.: Изд-во Моск. Коммерч. ун-та. С.368.

4 Уткин, А. И. 2000. Векторы глобальных перемен: анализ и оценки основных факторов мирового политического развития. Полис 1: 38–54.
5 Стенограмма выступления Владимира Путина на Генеральной Ассамблее ООН // URL: http://www.rg.ru/2015/09/28/stenogramma.html (дата обращения: 23.10.2015)

6 Там же.

7 Левин И.Д. Суверенитет. / Предисловие д.ю.н. С.А.Авакьяна. – СПб. – 2003. С.71.

8 Теория государства и права / Под ред. С.С. Алексеева. – М. 1985. С.41.

9 Симеунович Д. Нация и глобализация / Драган Симеунович ; пер. с сербского яз. д-ра ист. наук В. Д. Кузнечевского ; Рос. ин-т стратег. исслед. – М. : РИСИ, 2013. С.108.

10 См.: Зорькин В. Д. Конституционно правовое развитие России / В. Д. Зорькин.—М. : Норма :ИНФРА - М, 2011. С.655.

11 См.: Тиунов О.И. Суверенное равенство в системе основных принципов международного права. // Журнал Российского права. – 2014. № 5. С. 5-21.

12 См.: Гринин. Л.Е. Глобализация и процессы трансформации национального суверенитета. // Процессы глобализации. – 2008. №1. С.86-97.

13 Уроки Руанды (Публикация ООН) // URL: http://www.un.org/ru/preventgenocide/rwanda/ (дата обращения: 23.10.2015).

14 Доклад Комиссии ООН по вмешательству и суверенитету (на русск. яз.) // URL: http://daccess-dds-ny.un.org/doc/UNDOC/GEN/N02/525/72/IMG/N0252572.pdf?OpenElement (дата обращения: 23.10.2015).

15 Резолюция Совета Безопасности ООН 1674, 28 апр. 2006 г. // URL: http://www.un.org/russian/documen/scresol/res2006/res1674.htm (дата обращения: 23.10.2015).

16 Концепция невмешательства ООН // Российская Газета URL: http://www.rg.ru/2007/10/11/oon.html (дата обращения: 23.07.2015).

17 Бутырская И.Г. «Европейский концерт» или венская система международных отношений. // Национальная безопасность и стратегическое планирование. – 2014. №2 (6). С.34-38.

18 См.: Дугин А.Г. Основы геополитики. – М.2015, Дугин А.Г. Четвертая политическая теория. – Спб.2009, Хантингтон С. Столкновение цивилизаций. – М.2003; Дугин. А.Г. Ноомахия: войны ума. Логос Европы: средиземноморская цивилизация во времени и пространстве. – М.2014; Данилевский Н.Я. Россия и Европа: взгляд на культурные и политические отношения Славянского мира к Германо-Романскому. – Спб. 1995; Шпенглен О. Закат Европы. – М.1998. Т.1-2.; Тойнби А.Дж. Постижение истории. – М. 2001.

19 Катасонов В. Проект гегемонии США под прикрытием партнёрства. // URL: http://www.fondsk.ru/news/2015/10/07/proekt-gegemonii-ssha-pod-prikrytiem-partnerstva-35876.html (дата обращения: 23.10.2015).

20 См.: В.И. Ленин. Империализм, как высшая стадия капитализма. – М. 2010.

21 К 2016 году половиной активов будет владеть 1% населения. // URL: http://www.rg.ru/2015/01/19/bogatstvo-site-anons.html (Дата обращения: 11.02.2015).

22 Глава МИД Польши признал освобождение Освенцима за Украиной // URL: http://lenta.ru/news/2015/01/21/ukrosven/ (Дата обращения: 23.10.2015).

23 См.: Панарин А. С. Искушение глобализмом. — М.: Изд-во Эксмо, 2003.

24 Завьялова Г.И., Матвеева М.А. Феномен древнегреческой пайдейи. // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. 2015. № 8-1 (58). С. 80-83.

25 Иноземцев В.Л. Вестернизация как глобализация и «глобализация» как американизация. // Вопросы философии. – 2004.№4. С.58-69


перейти в каталог файлов


связь с админом