Главная страница
qrcode

Законов власти


НазваниеЗаконов власти
Дата10.11.2019
Размер2.55 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файла48 законов власти (2).pdf
оригинальный pdf просмотр
ТипЗакон
#158079
страница14 из 57
Каталог
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   57
Толкование
Сян Юй многократно демонстрировал свою жестокость. Он редко колебался, если для достижения цели ему нужно бы​ло устранить соперника. Но с Лю Баном он действовал иначе. Он уважал его и не хотел одержать верх нечестным путем.
Ему хотелось доказать свое превосходство на поле боя, добиться, чтобы умный Лю сдался,
преклонившись перед ним. Каждый раз, когда тот был у него в руках, чтото его останавливало — фатальная симпатия, а может, уважение к человеку, который, что ни говори, ког​да-то был его другом и товарищем по оружию. Однако в тот момент, когда Сян позволил Лю понять, что намерен с ним покончить, и снова упустил его, он подписал себе приговор.
Ведь Лю не страдал от подобной нерешительности, когда удача повернулась к нему.
Подобная судьба возможна для каждого из нас, когда мы испытываем
сочувствие к своим врагам, когда жалость или надежда на примирение мешает нам покончить с ними. Мы лишь усиливаем их страх и ненависть к нам. Мы оказались сильнее, они унижены. И все же мы отпускаем разъяренных гадюк, которые однажды найдут способ ужалить нас. С силой нельзя обращаться таким образом. Ее следует уничтожить, раздавить,
лишить малейшего шанса на возвращение и реванш. Это относится и к бывшему другу, который стал врагом. Основной закон противостояния гласит: примирение не обсуждается. Лишь одна сторона может победить — и это должна быть полная победа.
Лю Бан хорошо усвоил урок. После победы над Сян Юем этот сын земледельца сделал блистательную карьеру, став верховным главнокомандующим армий царства
Чу.
Поборов следующего противника — правителя Чу, своего монарха, он поднялся на императорский трон, сражая всех на своем пути, и вошел в историю как один из величайших правителей Китая, бессмертный Хань Каоцу,
основатель династии Хань.
Тем, кто хочет добиться цели, не следует проявлять милосердие.
Каутилья
Соблюдение закона
У Чжао — дочь знатного вельможи — родилась в 625 году. Юная красавица была пленительна и именно поэтому попала в гарем императора
Тай Цзуна.
Императорский гарем был опасным местом, где множество наложниц соперничали за место фаворитки императора. Красота и несомненные достоинства У Чжао помогли ей одержать над ними легкую победу, но,
зная, что, как и всякий человек, обладающий властью, император капризен и может в любой момент заменить ее, повинуясь прихоти, она задумалась о своем будущем.
У Чжао удалось соблазнить распутного императорского сына Гао
Цзуна, использовав единственную возможность остаться с ним наедине:
она подстерегла его во дворцовом писсуаре. Однако после смерти императора, когда Гао Цзун взошел на трон, У Чжао пришлось разделить участь жен и наложниц умершего императора. Согласно закону и традиции, ее обрили и заточили в темницу на пожизненное заключение.
Через семь лет У Чжао задумала совершить побег. Ей удалось тайно наладить общение с императором и подружиться с императрицей, его женой. Так она добилась появления в высшей степени необычного указа,
который разрешал ей вернуться во дворец и в гарем. У Чжао лебезила перед императрицей и была в любовной связи с императором.
Императрица не препятствовала этому — ей еще только предстояло подарить императору наследника, закрепив этим свой союз. До этого ее положение было уязвимым, и У Чжао являлась для нее ценной союзницей.
В 654 году У Чжао стала матерью. Однажды императрица пришла навестить ее, и, как только она ушла, У Чжао задушила новорожденного —
своего собственного ребенка. Когда об убийстве узнали, подозрение сразу же пало на императрицу: она как раз только что посетила У Чжао, к тому же всем было известно, как она ревнива. Именно в этом и состоял план коварной наложницы. Императрицу обвинили в убийстве, и вскоре она была казнена. У Чжао стала императрицей. Ее супруг, привыкший проводить жизнь в удовольствиях, с радостью отдал бразды государственной власти новой жене, которую теперь называли императрицей У.
Хотя новое положение давало немалую власть, У все же не чувствовала себя в безопасности. Враги были повсюду, она ни на минуту не отпускала от себя телохранителя. Когда ей исполнился 41 год, ее испугало подозрение, что фавориткой императора стала его прелестная племянница.
У отравила юную женщину, подмешав глину в ее пищу. В 675 году ее собственный сын, официальный наследник, так​же был отравлен. Ее следующий по старшинству сын — внебрачный, но теперь коронованный как принц — немногим позже был отправлен в ссылку по сфабрикованному обвинению. И когда в 683 году скончался император,
У добилась признания своего сына недееспособным. Всё это привело к тому, что императором был провозглашен ее младший, самый неудачный сын. Она продолжала править в качестве его опекуна.
Последующие пять лет были отмечены бесконечными дворцовыми переворотами. Все они провалились, а заговор​щики были казнены. К 688
году не осталось никого, кто мог бы соперничать с У. Она провозгласила себя божест​венным потомком Будды, и в 690 году наконец осуществилось ее главное желание: она получила титул Святого и Божественного
«императора» Китая.
У стала императором, потому что не оста​вила в буквальном смысле никого от предыдущей династии Тан. Это позволило ей править в атмосфере относительного спокойствия и мира еще добрый десяток лет.
В 705 году, в возрасте восьмидесяти лет, ее принудили отречься.
Оставшиеся в живых враги могут стать опасными, подобно недолеченной болезни или не до конца потушенному пожару.
Следовательно, их нужно уничтожать полностью...
Ни в коем случае не следует недооценивать врага, считая его слабым.
Он станет опасным в свое время, как искра огня в стоге сена.
Каутилья
Толкование
Все, кто был знаком с императрицей У, отмечали ее энергию и интеллект. В то время даже очень честолюбивой женщине, проведшей несколько лет в гареме императора, а затем пожизненно заточенной в темницу, не на что было рассчитывать. В своем постепенном, но примечательном восхождении к вершинам власти У ни разу не проявила наивности. Она понимала, что любое колебание, любая минутная слабость могли стоить ей головы. Поскольку каждый раз, как она избавлялась от очередного соперника, появлялись новые, она пришла к простому решению: надо избавиться от всех, иначе убьют ее. Другие императоры до нее следовали к вершине тем же путем, но У Чжао, у которой как у женщины почти не было шансов завоевать власть, пришлось быть еще более жестокой и безжалостной.
Сорокалетнее правление императрицы У было одним из самых длительных в истории Китая. Несмотря на то что всем хорошо известно,
как совершалось ее кровавое восхождение к власти, в Китае она признана как один из наиболее талантливых правителей, благоприятствовавших процветанию государства.
Чтобы побеждать, приходится быть безжалостным.
Наполеон Бонапарт, 1769—1821
Священник
спросил
умирающего
Рамона
Марию
Нарваэса,
государственного
деятеля
и
полководца
Испании
(1800—1868):
«Прощаете ли вы, ваше превосходительство, ваших врагов?» — «Нет,
мне не нужно прощать моих врагов, — ответил Нарваэс.— Все они были
мною убиты».
Ключи к власти
То, что оба случая, иллюстриру​ющие закон, относятся к Китаю,
неслучайно: история этой страны изобилует име​нами врагов, оставленных в живых, но впоследствии уничтоживших мягкосердечного противника.
«Добей врага» — вот ключевой стратегический принцип Сунь-цзы,
автора «Искусства войны», написанного в VI—V веках до н. э. Идея проста:
твои враги желают тебе зла. Они больше всего на свете хотят уничтожить тебя. Если, сражаясь с ними и пройдя половину или даже три четверти пути, ты остановишься — ради милосердия, надежды или примирения, —
ты лишь придашь им решительности, усилишь их озлобление, и однажды они возьмут реванш. Они могут притвориться друзьями на некоторое время, но лишь потому, что ты победил. У них нет другого выбора, кроме как выжидать.
Решение: будьте безжалостны. Уничтожайте своих врагов полностью,
как они уничтожили бы вас. Единственное, чем ваши враги могут обеспечить вам спокойствие и безопасность, — это их исчезновение.
Мао Цзэдун, большой поклонник сочинений Сунь-цзы и любитель китай​ской истории, знал, насколько важен этот закон. В 1934 году Мао и около 75 тысяч плохо экипированных солдат спасались бегством в пустынных горах Западного Китая от сильной и многочисленной армии
Чан Кайши — позднее это получило название Длинного перехода.
Чан был полон решимости уничтожить всех коммунистов до единого,
так что спустя несколько лет у Мао оставалось не более 10 тысяч солдат.
Однако к 1937 году, когда Китай подвергся японской интервенции, Чан посчитал, что коммунисты более не представляют угрозы. Он решил прекратить преследование и сосредоточиться на борьбе с японскими захватчиками. Прошло еще десять лет, и коммунисты оправились настолько, что смогли наголову разгромить армию Чан Кайши. Чан забыл древнюю мудрость, Мао ее помнил. Чана преследовали до тех пор, пока вся его армия не отступила на остров Тайвань. В наши дни в материковом
Китае ничего не сохранилось от его режима.
Мудрость полного разгрома врага стара, как Библия: возможно,
первым, кто применил ее на практике, был Моисей, познавший эту истину от самого Бога. Бог разделил Красное море, чтобы могли пройти сыны
Израилевы, а затем сомкнул воды над гнавшимися за ними египтянами, так что «не осталось ни одного из них». Когда Моисей спустился с горы Синай с десятью заповедями и обнаружил свой народ поклонявшимся золотому тельцу, он покарал смертью всех преступников до последнего. И перед самой смертью он сказал своему народу, уже на пороге Земли обетованной, что они должны полностью истребить племена ханаанские:
«Когда... поразишь их... не вступай с ними в союз и не щади их».
Ориентация на полную победу является аксиомой, сформулированной
Карлом фон Клаузевицем, философом и теоретиком войны. Анализируя кампании Наполеона, фон Клаузевиц писал: «Мы считаем, что полное истреб​ление сил врага должно всегда быть наиважнейшим соображением...
По достижении главной победы не следует рассуждать об отдыхе,
о передышке... но только о продолжении, о дальней​шем преследовании врага, захвате его столицы, атаке его резервных сил и всего, что только могло бы дать неприятельской стороне подкрепление и поддержку». После войны начинаются переговоры и раздел территории. Если вы одержали лишь частичную победу, то при обсуждении условий неизбежно проиграете то, чего достигли во время военных действий.
Выход прост: не оставляйте неприятелю шанса. Уничтожьте его —
тогда его территория перейдет в ваше распоряжение. Назначение власти в том, чтобы полностью подчинить себе противника, заставить его повиноваться. Вы не можете позволить себе остановиться на полпути.
Зажатый в угол, неприятель будет вынужден выполнять вашу волю. Этот закон может иметь применение отнюдь не только на полях сражений.
Переговоры подобны коварному змею, который незаметно проглотит вас вместе с вашей победой. Так пусть лучше противнику нечего будет обсуждать, не давайте ему надежды, не оставляйте пространства для маневра. Враг повержен — и этим все сказано.
Следует понимать: в борьбе за власть неизбежно возникнет соперничество, и у вас появятся враги. Среди них будут люди, которых вы не сможете расположить к себе, склонить на свою сторону, они все равно останутся врагами. Но, независимо от того, какое оскорбление или обиду вы им нанесли, не воспринимайте их ненависть как личную. Просто осознайте, что мир между вами невозможен, особенно в то время, пока вы находитесь у власти. Если вы позволите им находиться рядом, они будут мечтать о реванше с той же неизбежностью, с какой день сменяется ночью. Ожидать, пока они выложат на стол карты, просто глупо. Это прекрасно понимала императрица У, уничтожив всех на своем пути.
Будьте реалистом: пока у вас есть враги, вы никогда не будете в безопасности. Помните уроки истории, мудрость Моисея и Мао: никогда не останавливайтесь на полпути.
Речь, само собой, идет не об убийстве, а об изгнании. Измотанные и ослабленные, а затем навсегда удаленные из вашего окружения, враги не смогут причинить вам вред. У них нет никакой надежды на то, чтобы восстановить свои позиции и напасть на вас. Если же у вас нет возможности изгнать их, по крайней мере не забывайте, что они плетут против вас интриги, и не поддавайтесь на их показное дружелюбие.
Единственное ваше оружие в такой ситуации — это бдительность. Если никак не удается изгнать врагов немедленно, приготовьтесь действовать при первой же возможности.
Образ: гадюка,
не добитая вами. Она вывернется и укусит вас, впрыснув двойную дозу
яда. Враг, оставленный рядом, подобен полумертвой гадюке, которую вы
пытаетесь выходить. Чем больше проходит времени, тем сильнее
действует яд.
Авторитетное мнение
«По этому поводу стоит заметить, что людей надо либо ласкать, либо устранять, ибо за малое зло они могут отомстить, а за большое не могут.
Вот почему обиду надо наносить таким образом, чтобы не бояться мести».
Никколо Макиавелли
Оборотная сторона
Этот закон не следует игнорировать ни при каких обстоя​тельствах, но иногда случается, что лучше, если только это возможно, позволить врагу самому разрушить себя, чем собственноручно причинять ему страдания.
В военном де​ле, например, хороший полководец знает, что, если при​ходится атаковать загнанную в угол армию, ее солдаты сражаются намного более яростно. Поэтому иногда лучше оставить им лазейку, путь для отступления. Они измотают себя и будут куда больше деморализованы отступлением, чем любым уроном, нанесенным им в сражении. Когда шею про​тивника обвивает петля, тогда — но только если вы совершенно уверены, что у него нет шансов на восстано​вле​​ние, — вы должны предоставить ему возможность по​ве​​ситься самому. Дайте врагам самим разрушить себя. Ре​зультат будет тот же самый, но ваше самочувствие —
несравненно лучше.
Еще одно: порой, разбив неприятеля, можно до такой степени ожесточить его, что он проведет годы, готовясь к реваншу. Версальский мирный договор 1919 года именно так повлиял на немцев. Кто-то скажет,
что в конечном счете лучше было бы проявить терпимость.
Проблема заключается в том, что снисхождение порождает другую опасность — оно может ободрить врагов, все еще пита​ющих недобрые чувства, и подтолкнуть их к активным действиям. Почти всег​да более мудрое решение — разбить противника полностью. Если он вынашивает планы отмщения спустя годы, не ослабляйте бдитель​ности, разгромите его.
Закон 16. Используй свое отсутствие, чтобы приумножить
уважение и честь
Формулировка закона
Слишком активное вращение в обществе сбивает вам цену. Чем больше вас видно и слышно, тем бо​лее обыденным вы кажетесь. Если вы уже добились определенного положения, временное исчезновение заставит больше говорить о вас, даже восхищаться вами. Следует научиться определять, когда уйти. Творите ценность, создавая дефицит.
Нарушение и соблюдение закона
Средневековый трубадур шевалье Гийом де Бало странствовал по дорогам юга Франции от замка к замку, декламируя стихи и во всем являя образец рыцаря без страха и упрека. В замке Жавиак он встретил и полюбил прелестную хозяйку, мадам Гильельму де Жавиак. Он пел ей свои песни, читал стихи, играл с ней в шахматы, и постепенно она, в свою очередь, полюбила его. У Гийома был друг, шевалье Пьер де Баржак,
который путешествовал вместе с ним и также был принят в замке. Пьер тоже влюбился в даму, живущую в замке Жавиак, добрейшую, но темпераментную Вьернетту.
Как-то между Пьером и Вьернеттой произошла ужасная ссора. Дама прогнала Пьера, и он обратился к своему другу Гийому за помощью,
умоляя его помочь вернуть расположение любимой. Гийом как раз собирался на время оста​вить замок, но по возвращении, через несколько недель, пустил в ход свои чары и помирил Пьера с Вьернеттой. Пьер ощущал, что любовь его усилилась многократно, ведь не бывает любви сильнее, чем та, что вспыхивает после примирения. Чем глубже и длительнее размолвка, говорил он Гийому, тем слаще чувство, сопутству​ющее миру и сближению.
Как трубадур, шевалье Гийом гордился тем, что вкусил все радости и горести любви. Слушая речи друга, он тоже пожелал испытать радость примирения после ссоры. С этой целью он разыграл сильнейшую обиду на мадам Гиль​​ельму, перестал писать ей любовные письма, затем вне​запно покинул госте​приимный замок и не появлялся даже на праздниках и охотах. Это выводило из себя юную даму.
Гильельма посылала к Гийому гонцов, пытаясь выведать, что произошло, но он отправлял их обратно. Он думал, что все это рассердит даму и она потребует, чтобы он, подобно Пьеру, умолял ее о прощении.
Однако его отсутствие возымело противоположный эффект: оно заставило
Гильельму полюбить его еще сильнее. Теперь дама преследовала своего рыцаря, посылая гонцов и письма с объяснениями, что было почти неслыханно — дамы никогда не гонялись так за своими трубадурами.
Гийому это совсем не понравилось. Поведение Гильельмы, казалось ему,
свидетельствовало об утрате достоинства. Он теперь не только сомневался в своем плане — он также сомневался в своей даме.
В конце концов после многих месяцев вдали от Гийома Гильельма сдалась. Она перестала забрасывать его посланиями любви, и он задумался: может, она рассержена? может, его план все-таки сработал? Он ведь так этого ждал. Настало время при​мирения. Он облачился в свой лучший наряд, выбрал самую дорогую упряжь для лошади, надел великолепный шлем и выехал в Жавиак.
Услышав, что ее возлюбленный вернулся, Гильельма по​спешила навстречу, упала перд ним на колени, сбросила ву​​аль, чтобы поцеловать его, и умоляла о прощении, чем бы ни был вызван его гнев. Вообразите его разочарование — план полностью провалился. Она не вышла из себя, она вообще никогда не выходила из себя, она лишь крепче полюбила, а ему так и не придется испытать радость примирения после ссоры. Видя ее теперь,
он решился попытаться достичь задуманного еще раз: оттолкнул ее с грубыми словами и угрожающими жестами. Она удалилась, на этот раз жестоко обиженная.
На следующее утро трубадур пожалел о содеянном. Он снова поехал
в Жавиак, но дама не приняла его и приказала слугам прогнать его от замка по подвесному мосту и дальше по холму. Гийом бежал. Вернувшись к себе, он разра​зился рыданиями: он совершил ужаснейшую ошибку.
В течение следующего года, лишенный возможности видеть даму сердца,
он страдал от ее отсутствия, ужасного отсутствия, которое лишь разжигало его любовь. Он написал одно из своих прекраснейших стихотворений «Моя песнь возносится, словно покаянная молитва». Он написал множество писем Гильельме, объясняя свой поступок и умоляя о прощении.
После долгого сопротивления мадам Гильельма, вспоминая его мелодичные песни, красивое лицо, а также сноровку в танцах и соколиной охоте, почувствовала, что не прочь вернуть его. Чтобы наказать трубадура за его жестокость, она приказала ему удалить ноготь с мизинца правой руки и прислать ей вместе со стихами, описыва​ющими его страдания.
Он выполнил все в точности. В конце концов Гийом де Бало получил возможность ощутить это чувство — при​мирение после размолвки,
которое превосходило даже испы​тан​ное его другом Пьером.
Верблюд и плывущие поленья
Кто первый увидал Верблюда,
Тот прочь бежал при виде чуда;
Второй осмелился приблизиться к нему,
А третий и узду надел на дромадера.
Так, силою привычки и примера,
Становимся мы близки ко всему,
Что нам казалося пугающим и странным, —
С ним находясь в общеньи постоянном.
В пример тому я приведу рассказ.
Стоявшие на страже как-то раз
Увидели предмет, плывущий в отдаленьи.
Немедленно решили все вокруг:
«Большой фрегат иль брандер!»
Чрез мгновенье
Все в нем увидели простой с товаром тюк, челнок
И, наконец, плывущие поленья.
Знаком я в свете кое с кем,
Кого касается мое повествованье:
За нечто их сочтешь на расстояньи,
Вблизи они окажутся ничем.
Жан Лафонтен (пер. О. Чюминой)
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   57

перейти в каталог файлов


связь с админом