Главная страница
qrcode

Законов власти


НазваниеЗаконов власти
Дата10.11.2019
Размер2.55 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файла48 законов власти (2).pdf
оригинальный pdf просмотр
ТипЗакон
#158079
страница2 из 57
Каталог
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   57
Закон 01. Никогда не затмевай
господина
Формулировка закона
Всегда добивайтесь, чтобы те, кто главенствует, комфортно чувствовали себя наверху. В стремлении угодить им или произвести впечатление не заходите слишком далеко, демонстрируя свои таланты,
иначе вы рискуете добиться обратного: вселить в них страх и неуверенность.
Заставьте ваших начальников казаться более блистательными, чем они есть, — и вы достигнете цели.
Нарушение закона
Никола Фуке, министр финансов в первые годы царствования
Людовика XIV, был щедрым человеком, обожавшим блестящие балы,
красивых женщин и поэзию. Еще он любил деньги, поскольку его образ жизни требовал расточительности. Фуке был умен и совер​шенно незаменим для короля, так что, когда в 1661 году скончался первый министр, Джулио Мазарини, министр финансов мог ожидать, что станет его преемником. Однако король решил упразднить пост министра
финансов. По этому и другим признакам Фуке заподозрил, что выходит из фавора, и решил постараться заслужить милость короля, устроив самый пышный праздник из всех, когда-либо виденных миром. Фор​мально торжество посвящалось празднованию окончания строительства замка
Фуке, Во-ле-Ви​конт, но истинной целью было воздать почести королю.
На празднике собрались самые блестящие вельможи Европы и лучшие умы своего времени — Лафонтен, Ларошфуко, мадам де Савиньи. Мольер написал по этому случаю пьесу, в которой сам должен был играть на вечернем представлении. Праздник начался великолепным обедом из семи перемен, особое место заняли блюда восточной кухни, ранее неизвестные во Франции, а также не​обыкновенные кушанья, приготовленные специально для этого вечера. Обед сопровождался музыкой, написанной по заказу Фуке в честь короля.
После обеда гостям предложили прогулку по саду. Цветники и фонтаны замка Во-ле-Ви​конт впоследствии послужили источником вдохновения при создании Версаля.
Фуке лично сопровождал юного короля по геометрически выровненным аллеям, обрамленным живыми изгородями и цветочными клумбами. На берегу канала они любовались красочным фейерверком,
а после этого была представлена пьеса Мольера. Праздник продолжался всю ночь, присутствующие единодушно называли его самым небывалым и удивительным.
На другой день Фуке был арестован капитаном королев​ских мушкетеров д’Артаньяном. Три месяца спустя он предстал перед судом по обвинению в воровстве из государственной казны. (В действительности большая часть украденного им была взята из казны именем короля и с разрешения короля.) Фуке был признан виновным и заключен в самую изолированную тюрьму Франции, расположенную высоко в Пиренейских горах, где и провел последние двадцать лет жизни в одиночном заключении.
Толкование
Людовик XIV, Король-Солнце, был вы​соко​мер​ным и надменным человеком, он всегда стремился быть центром внимания и не мог позволить кому-либо перещеголять его в роскоши, тем более собственному министру финансов. На смену Фуке Людовик поставил Жана Батиста
Кольбера, человека, известного своей скупостью и самыми тусклыми
приемами в Париже. Кольбер удостоверился, что деньги идут из каз​ны прямо в руки Людовика. На эти деньги Людовик вы​строил дворец, даже более великолепный, чем замок Фуке, — знаменитый Версальский дворец.
Он пригласил тех же архитекторов, декораторов и садовников. В Версале
Людовик устраивал празднества, по роскоши и блеску превосходившие тот,
за какой Фуке заплатил свободой.
Давайте рассмотрим ситуацию. В тот вечер, когда Фуке удивлял
Людовика каскадом зрелищ, каждое из которых затмевало предыдущие,
ему представлялось, что он выказывает свою преданность и верность королю. Он не только не ожидал, что праздник лишит его милости короля,
но и полагал, что демонстрация его тонкого вкуса, связей и популярности сделает его незаменимым для короля и покажет тому, какой перед ним прекрасный кандидат в первые министры. На деле, однако, каждый новый спектакль, каждая восторженная улыбка на лицах гостей Фуке вызывала у Людовика подозрение, что его собственные друзья и подданные более очарованы министром финансов, чем самим королем, что Фуке, по существу, похитил его богатство и власть. Вместо того чтобы польстить
Людовику XIV, изысканный праздник Фуке задел его самолюбие, оскорбил королевское достоинство. Разумеется, Людовик никому не открыл бы правды — вместо этого он нашел подобающий предлог, чтобы избавиться от человека, который, сам того не желая, заставил его ощутить неуверенность.
Такова, в той или иной форме, судьба всех, кто пошатнет в хозяине чувство уверенности, заденет его тщеславие или заставит усомниться в его превосходстве.
Когда праздник начался, Фуке был на вершине мира. К концу его он
оказался на дне.
Вольтер, 1694–1778
Соблюдение закона
В начале 1600-х годов итальянский астроном и математик Галилей оказался в щекотливом положении. От щедрости сильных мира сего зависело, сможет ли он вести научные исследования, а значит, как и все ученые Возрождения, иногда дарить свои изобретения и открытия наиболее мо​гу​щественным покровителям. Однажды, например, он препод​нес изобретенный им военный компас герцогу Гонзага. Затем он посвятил книгу, объясняющую действие этого прибора, дому Медичи. С одной
стороны, правителям было лестно, с другой — с их помощью Галилей смог найти больше учеников. Вне зависимости от значимости открытия покровители обычно награждали ученого подарками, платить наличными было не принято. Разумеется, жить приходилось в постоянной неуверенности, и Галилей решил искать более легкие пути.
Новую стратегию он применил в 1610 году, когда открыл спутники
Юпитера. Вместо того чтобы разделить открытие между своими покровителями — подарить одному телескоп, которым пользовался,
посвятить другому книгу и т. д., — как делал прежде, он решил сфокусировать усилия на Медичи. Медичи были избраны им по одной причине: вскоре после того, как в 1540 году Козимо I основал династию
Медичи, он выбрал Юпитера, самого могущественного из богов, символом дома Медичи — символом власти, которая простиралась выше политики и денег, власти, восходящей к Древнему Риму и его божествам.
Галилей представил открытие им спутников Юпитера как событие космического масштаба, воспевающее величие Медичи. Вскоре после открытия он объявил, что «яркие звезды (спутники Юпитера) объявились в небесах» перед его телескопом в момент коронации Козимо II. Он за​явил, что количество лун — четыре — совпадает с числом членов дома
Медичи (у Козимо II было три брата) и что луны вращаются вокруг
Юпитера, как четыре сына обращаются вокруг Козимо I, основателя династии. Это было больше чем простое совпадение, это указывало, что само небо отражает восхождение династии Медичи. После того как он посвятил открытие Медичи, Галилей подготовил эмблему, изображающую
Юпитера, сидящего на облаке в окружении четырех звезд, и представил ее
Козимо II как символ его связи со звездами.
В 1610 году Козимо II официально назначил Галилея придворным философом и математиком, на полном жалованье. Для ученого это было жизненно важной удачей. Время, когда он, подобно нищему, выпрашивал подачки, было позади.​
Толкование
Одним ударом — своей новой стратегией — Галилей добился большего, чем получил за годы нищенства. Причина проста: все власть имущие хотят блистать более других людей.
Им нет дела до науки, эмпирических истин или новейших открытий,
им интересны их имена и слава. Галилей, связав имена Медичи
с космическими телами, дал им неизмеримо больше славы, чем ранее даря им какие-нибудь новые научные приборы или открытия.
Ученых не минуют причуды придворной жизни. Они также вынуждены служить господам, которые распоряжаются средствами, и их могучий интеллект может заставить покровителя почувствовать себя уязвленным,
будто он нужен только для своевременной оплаты работы — неприятная,
неблагородная роль. Постановщик великого дела хочет ощущать себя не просто поставщиком материальных средств. Он желает выглядеть творческой и яркой личностью, казаться более важным, чем та работа,
которая выполнена в его честь. Вместо чувства неуверенности вы должны дать им славу.
Своим открытием
Галилей не бросил вызов интеллектуальным способностям Медичи, не заставил их испытать унижение. Буквально сопоставив их с небесными светилами, он помог им великолепно воссиять среди дворов Италии. Он не затмил господина,
а помог господину затмить всех других.
Ключи к власти
У каждого есть комплексы. Выйдя в мир и предъявив свои таланты, вы сталкиваетесь с завистью, неприятием и другими проявлениями неуверенности. К этому нужно быть готовым. Вы не сможете прожить,
стараясь пощадить чувства других. С теми, кто выше вас, однако, следует применить иной подход: когда речь идет о власти, затмить старшего по положению, возможно, самая грубая ошибка из всех.
Не обманывайте себя, думая, будто жизнь сильно изменилась со времен
Людовика XIV или Медичи. Те, кто стоит на верхних ступенях, попрежнему короли и королевы: они хотят чувствовать себя уверенно на своем месте и превосходить других умом и обаянием. Грубейшее, но обычное заблуждение — считать, что, демонстрируя и проявляя свои таланты и способности, вы заслужите одобрение господина. Он может поблагодарить, но при первой возможности заменит вас кем-то не таким умным, не таким ярким, не таким привлекательным, как Людовик заменил блестящего Фуке посредственным Кольбером. И, как в случае с Людовиком, господин не признается в истинных мотивах, а найдет предлог, чтобы избавить себя от вашего присутствия.
Этот закон включает два правила, которые нужно запомнить. Первое:
стоящего выше можно затмить неумыш​ленно, просто оставаясь собой.
Среди стоящих выше есть неуверенные в себе больше других, неуверенные
чудовищно. Вы можете заслонить их своим обаянием и привлекатель​ностью, свойствами вашей натуры.
Не было равных по природной одаренности князю города Фаенцы
Асторре Манфреди. Самый красивый из всех юных князей Италии, он пленял щедро​стью и искрен​ностью.
В 1500 году Чезаре Борджиа предпринял осаду Фаенцы. Когда город был окружен, жители ожидали худшего от жестокого Борджиа, но он ограничился лишь тем, что занял го​родские укрепления, не казнил никого из горожан и позволил кня​зю Манфреди, тогда восемнадцатилетнему,
сохранить полную свободу и весь его двор.
Вскоре, однако, солдаты препроводили Асторре Манфреди в римскую тюрьму. Спустя год его обнаружили утопленным в Тибре, с привязанным на шею камнем. Борджиа оправдал свое ужасное деяние сфабрикованным обвинением в государственной измене, но истинная причина крылась в том, что он был чрезвычайно тщеславен и неуверен в себе. Юноша затмевал его без малейшего усилия. Природная одаренность Манфреди превращала самое его существование в угрозу того, что Борджиа на его фоне будет выглядеть менее привлекательным и потеряет свою, как мы говорим, харизму. Урок прост: если вы не можете скрыть свое обаяние и превосходство, избегайте встреч с подобными чудовищами тщеславия.
Если же встреча неизбежна, постарайтесь не проявлять свои достоинства в обществе Чезаре Борджиа.
Второе: никогда не воображайте, что, если господин вас любит, вы вольны делать что хотите. Можно написать не одну книгу о фаворитах,
вышедших из милости лишь потому, что они приняли свое положение обласканных за позволение затмить властелина. В Японии конца XVI века фаворитом всемогущего правителя Тоемоти Хидейоши был человек по имени Сенно Рикю. Ведущий организатор чайной церемонии, которой в то время была одержима знать, он стал одним из доверенных советников
Хидейоши, имел собственные апартаменты во дворце, прославился по всей
Японии.
Что же? В 1591 году по приказу Хидейоши он был арестован и приговорен к смерти. Рикю успел покончить с собой. Причина столь резкой перемены фортуны открылась позднее: по-видимому, Рикю,
в прошлом крестьянин, а затем фаворит при дворе, заказал деревянную статую, изображающую его самого в царственной позе и обутого в сандалии (символ принадлежности к аристократии). Он распорядился поставить фигуру в самый значительный храм внутри дворцовых врат, на виду у королевской семьи, часто совершавшей прогулки неподалеку. Для
Хидейоши это означало, что у Рикю нет чувства меры. Вообразив, что имеет равные права с верховной знатью, он забыл, что его положение зависело от императора, и поверил, что обязан всем лишь самому себе. Это было непростительной переоценкой собственной значимости, за нее он поплатился жизнью.
Помните: никогда не расслабляйтесь, считая свое положение незыблемым, и никогда не допускайте, чтобы какие-либо милости, вам оказанные, пали на вашу голову.
Зная, как опасно заслонять собой владыку, вы можете обратить этот закон в свою пользу. Прежде всего нужно льстить и раздувать самомнение вашего властелина. Открытая лесть может быть эффективной, но имеет свои пределы; это слишком прямой и очевидный путь, и выглядит он плохо в глазах других придворных. Если, например, вы умнее господина,
старайтесь, чтобы выглядело наоборот. Дайте ему возможность казаться умнее вас. Изображайте наивность. Покажите, что нуждаетесь в его опыте.
Допускайте безобидные ошибки, которые не повредят вам в дальнейшем,
но позволят обратиться к нему за помощью. Повелители обожают такие просьбы. Господин, лишенный возможности излить на вас сокровища своего опыта, может вместо этого направить на вас свою злобу и обиду.​
Если вы мыслите более творчески, чем ваш господин, припишите ему свои идеи, причем по возможности публично. Ясно покажите, что ваши рекомендации — лишь отголосок его рекомендаций.
Если вы превосходите повелителя в остро​умии, можете играть роль придворного шута, но так, чтобы он не вы​​гля​​дел рядом с вами туповатым и прямолинейным. По необ​хо​ди​мости придержите свой юмор, найдите способ так повернуть дело, чтобы он выглядел источником веселья и радости. Если вы по природе более общительны или великодушны, чем ваш господин, тщательно следите, как бы не стать облаком, закрывающим его сияние от других. Он должен являться словно солнце, излучать мощь и великолепие, быть в центре внимания. Если вам доверена честь развлекать его, демонстрация ваших ограниченных способностей поможет вам завоевать его симпатии. Любая попытка поразить его вашими талантами и изяществом может стать роковой. Учитесь на примере Фуке,
чтобы не поплатиться.
Во всех этих случаях скрыть свою силу не означает проявить слабость,
ведь в результате это ведет к власти. Давая другим затмить себя, вы продолжаете владеть ситуацией, вместо того чтобы быть жертвой их неуверенности. Всё это пригодится в тот день, когда вам придет пора подняться на более высокую ступеньку. Если, как Галилей, вы можете
помочь властителю засиять даже в глазах других, вы просто дар богов и должны будете немедленно возвыситься.
Образ: звезды в небе.
На небе может быть только одно Солнце. Никогда не загораживай
солнечный свет и не соперничай с сиянием светила; лучше поблекнуть,
уйти с небосклона и найти способ увеличить яркость свечения господина.
Авторитетное мнение
«Старайся не за​слонять господина.
Любое превосходство отвратительно, но превосходство вассала над его князем не просто глупо,
оно фатально. Это урок, который нам преподают звезды в небе, — они,
возможно, cродни солнцу и так же ярко сияют, но никогда не появляются в его обществе».
Бальтазар Грациан, 1601–1658
Оборотная сторона
Не следует волноваться о каждом человеке, с которым вам пришлось повздорить, но нужно быть избирательно жестким. Если звезда вашего властителя клонится к закату, можно не бояться затмить его. Не будьте ми​лосердны — ваш господин не утруждал себя такими мелочами, когда сам хладнокровно взбирался на самый верх. Оцените его силу. Если он слаб,
поторопите его падение: в нужный момент покажите, что превосходите его в деловых качествах, обаянии, уме. Если он очень слаб и вот-вот падет,
предоставьте природе вершить свое дело. Оттесняя сильно ослабевшего властелина, вы рискуе​те показаться жестоким или непорядочным — не стоит делать этого. Если же ваш господин еще крепко стоит на ногах и лишь вы знаете, что вы способнее его, наберитесь терпения и ждите.
Естественный ход вещей таков, что власть в конечном счете блекнет и слабеет. Властелин однажды падет, и если вы сыграете правильно, то в один прекрасный день затмите его.
Закон 02. Не доверяй друзьям безгранично,
научись использовать врагов
Формулировка закона
Будьте настороже с друзьями — они скорее предадут, так как легко поддаются зависти. К тому же они быстро становятся баловнями и тиранами. Но призовите на службу бывшего врага, и он будет лояльнее друга, пото​му что ему есть что доказывать. В самом деле, друзей вам следует больше опасаться, нежели врагов. Если у вас нет врагов, найдите способ ими обзавестись.
Нарушение закона
В середине IX века на троне Византийской империи воцарился молодой император Михаил III. Его мать, императрица Феодора, была сослана в монастырь, а ее любовник, Феоктист, убит. Во главе заговора,
лишившего власти Феодору и возведшего на престол Михаила, стоял дядя
Михаила, Бардас, человек умный, осторожный и амбициозный. Михаила,
в то время юного, неопытного правителя, окружали интриганы, убийцы и растратчики казны. В это опасное время он нуждался в ком-то, кому мог бы доверять как советчику, и он подумал о Василии, своем лучшем друге.
Василий не об​​ладал опытом ни в государственных делах, ни в политике —
собственно, он был начальником королевских конюшен, — но не раз
подтверждал свою любовь и преданность.
Чтобы получить хорошего врага, выбери друга: он знает, куда нанести удар.
Диана де Пуатье, 1499–1566;
фаворитка Генриха II Французского
Они познакомились несколькими годами раньше: Михаил приехал в конюшню, и именно в этот момент на волю вырвалась дикая лошадь.
Василий, простой молодой конюх из крестьянского македонского рода,
спас Михаилу жизнь. Сила и храбрость юноши покорили Михаила,
который немедленно возвысил простого конюха, назначив его начальником конюшен. Михаил не скупился на подарки и почести для своего друга, вскоре они стали неразлучны. Василия отправили учиться в лучшее учебное заведение Византии, и простой крестьянин превратился в культурного и изысканного придворного.
Каждый раз, делая назначение на вакантную должность, я произвожу на свет сотни недовольных и одного неблагодарного.
Людовик XIV, 1638–1715
Став императором, Михаил нуждался в преданном друге. Кому он мог доверить пост управляющего двором и главного советника, как не юноше,
всем ему обязанному?
Михаил любил Василия как брата и считал, что его легко будет обучить новым обязанностям. Невзирая на советы тех, кто рекомендовал намного более знающего Бардаса, Михаил остановил выбор на своем друге.
Василий хорошо учился и вскоре уже консультировал императора по всем государственным делам. Единственной проблемой были деньги —
Василию их всегда не хватало. Стремление соответствовать великолепию византийского двора сделало его жадным до выгод, предоставляемых властью. Михаил удвоил, а затем утроил ему жалованье. Затем он даровал ему дворянство и женил на собственной фаворитке Евдоксии Ингерине.
Никакая цена не казалась слишком высокой, чтобы сохранить при себе верного друга и хорошего советника. Но неприятности только начинались.
Бардас занимал пост главнокомандующего, и Василий убедил Михаила,
что притязания его дяди непомерно высоки. Понадеявшись, что сможет контролировать действия племян​ника, Бардас помог тому взойти на трон с помощью заговора, а значит, от него можно было ждать и нового заговора, на сей раз с целью свержения Михаила и захвата власти. Василий капал яд в ухо императора Михаила, пока тот не согласился на убийство дяди. Во время больших конных соревнований люди Василия окружили
Бардаса в толпе, и он был убит ударом в спину. Вскоре Василий обратился с просьбой назначить его командующим армией вместо погибшего
Бардаса, с тем чтобы он мог контролировать ситуацию в стране и подавлять бунты. Прошение было удовлетворено.
С тех пор власть и богатство Василия беспрепятственно росли, и спустя несколько лет Михаил, попав в финансовое затруднение из-за своей расточительности, попросил его вернуть некоторую сумму денег из тех,
что давались ему в долг в течение многих лет. Михаил был просто поражен, услышав отказ Василия, который был дан ему с совершенно невинным видом. Император только тогда осознал: у бывшего мальчишки с конюшни было больше денег, больше влияния в армии и сенате,
в конечном счете больше власти, чем у него самого. Прошло еще несколько недель, и, проснувшись после хмельной ночи, Михаил обнаружил, что окружен солдатами. Василий наблюдал за тем, как они убивали императора. Потом, провозгласив императором себя, он проехал на коне по улицам Византии, размахивая длинной пикой, на конце которой была насажена голова его бывшего благодетеля и лучшего друга.
Что же касается меня самого, то однажды я был обманут человеком,
которого любил безмерно и в любовь которого я верил более, чем в чьюлибо. Поэтому я полагаю, что можно любить и ценить кого-то превыше других, служить ему согласно его заслугам и достоинствам, но не следует доверяться этому искусительному капкану дружбы настолько, чтобы потом попасться в него.
Бальдассарре Кастильоне,
1478–1529
Толкование
Михаил III сделал ставку на чувство благодарности, которое, по его мнению, испытывал Василий. Конечно, тот должен был служить ему верой и правдой: он был обязан императору всем, что имел, — богатством,
образованием, положением. Продвигаясь к власти, Василий получал все,
в чем только нуждался, и это упрочивало дружеские узы. Император слишком поздно понял свою ошибку, когда в тот роковой день увидел дерзкую усмешку на губах Василия.
Он сотворил чудовище. Он позволил слишком близко ощутить власть человеку, который хотел большего, который привык получать всё, что
захочет, который тяготился добротой и благодеяниями по отношению к себе. Этот человек просто сделал то, что делают многие в его положении: забывают о добром отношении к ним других людей и воображают, что добились успеха самостоя​тельно.​
В тот момент, когда Михаил осознал истинное положение вещей, он еще мог спасти свою жизнь, но дружба и любовь ослепляют. Никто не верит, что друг может предать. Михаил продолжал заблуждаться вплоть до того дня, когда его голова оказалась вздернутой на пику.
Боже, храни меня от друзей; о врагах я позабочусь сам.
Вольтер
Соблюдение закона
Много веков после падения династии Хань (222 год) в истории Китая повторялась одна и та же модель жестоких и кровавых переворотов,
следовавших один за другим. Представители армии сговаривались убить слабого императора, заменяя его затем на Троне Дракона сильным военачальником, который основывал новую династию, коронуя себя самого императором. Чтобы обеспечить свою безопасность, ему, конечно,
приходилось убивать некоторых приближенных военных. Через несколько лет, однако, ситуация повторялась: новые военачальники в свою очередь устраивали заговор и убивали его и его потомков. Быть императором Китая означало быть одиноким человеком в окружении сонма врагов, наименее могущественной и самой уязвимой фигурой в своем государстве.
В 956 году генерал Чжао Куан-инь стал императором Су​ном. Он знал о том, что, вероятно, будет убит через год-дру​​гой. Как можно сломать существующий стереотип? Став императором, Чжао велел устроить пир в честь новой династии и пригласил на него самых могущественных военачальников. Когда было выпито много вина, он выгнал стражу и всех гостей, кроме военных, которые испугались, что сейчас будут убиты.
Вместо этого он обратился к ним: «Все дни провожу я в страхе, меня не радует застолье, нет мне покоя и ночью. Ибо который из вас не мечтает взойти на трон? Я не подвергаю сомнению вашу преданность, но, если вдруг случится, что ваши подчиненные, стремящиеся к власти и богатству,
силой заставят вас надеть в свою очередь желтый халат императора, как сможете вы отказаться?» Опьяневшие военачальники в страхе за свою жизнь уверяли, что они ни в чем не виновны и лояльны. Но импе​ратор Сун рассуждал иначе: «Что может быть лучше жизни в мирных удовольствиях,
богатстве и почете? Если вы согласны отказаться от занимаемых постов, я готов предоставить вам прекрасные имения и великолепные дворцы, где вы будете наслаждаться жизнью в обществе музыкантов и красивых спутниц».
Изумленные военачальники осознали, что вместо жизни, полной тревог и борьбы, император Сун предлагает им богатство и безопасность.
На другой день все они подали в отставку и с почестями удалились в имения, пожалованные им императором.
Одним ударом Чжао превратил стаю «дружелюбных» волков, которые,
скорее всего, предали бы его, в стадо покорных ягнят, далеких от власти.
В течение последующих лет император Сун продолжил свои усилия по обеспечению без​опасности правления. В 971 году князь Лю из южных
Ханей капитулировал после многих лет бунтов и восстаний. К изумлению
Лю, император предоставил ему должность при императорском дворе и пригласил во дворец, чтобы скрепить вином новый дружеский союз.
Принимая чашу, предложенную ему императором Суном, Лю колебался,
опасаясь, что в вине окажется яд. Он простонал: «Ваш раб, безусловно,
заслуживает смерти за свои преступления, и все же я умоляю Ваше
Величество о даровании жизни. Видите, я не решаюсь выпить это вино».
Император Сун рассмеялся и сам выпил вино, взяв из рук Лю чашу. Яда в ней не было. С той поры Лю стал его самым верным и преданным другом.
В то время Китай был раздроблен на много мелких княжеств. Когда
Шен Цзу, князь одного из них, потерпел поражение, министры советовали императору Суну заточить бунтовщика. Они представили документы,
подтвержда​ющие, что князь все еще намеревается совершить покушение на императора. Однако, когда Шен Цзу предстал перед императором, тот принял его с почестями. Он вручил бывшему князю сверток, который велел открыть на полпути к дому. Вскрыв пакет на обратном пути, Шен Цзу обнаружил все бумаги, обличающие его как заговорщика. Он понял, что император Сун знал о его планах покушения и, тем не менее, не покарал его. Такое великодушие обезоружило его, и он также стал впоследствии одним из самых преданных вассалов императора Суна.
Выступая с речью в разгар Гражданской войны, Авраам Линкольн говорил о южанах как о ближних, о человеческих существах, которые заблуждаются. Пожилая дама осудила его за то, что он назвал их непримиримыми врагами, которых нужно уничтожать. «Подумайте,
мадам, — отвечал Линкольн, — разве я не уничтожаю своих врагов, когда делаю их своими друзьями?»
Толкование
Китайская поговорка сравнивает друзей с челюстями и зубами опасного животного — если ты неосторожен, они схватят и разгрызут тебя.
Императору Суну были знакомы челюсти, грозившие ему с тех пор, как он стал правителем: его «друзья» по армии проглотили бы его, словно кусок мяса, а, случись ему выжить, «друзья» из правительства употребили бы его на ужин. Император Сун не стал мериться силой с «друзьями» — он откупился от генералов прекрасными имениями и держал их на расстоянии. Это был гораздо более мудрый способ их обезвредить, чем убийство, которое только побудило бы других военных к мести.
Императору не стоило больших трудов разобраться с «друзьями» из числа министров. Большинство из них окончили дни, приняв из его рук знаменитую чашу отравленного вина.
Вместо того чтобы опираться на друзей, император Сун одного за другим превращал врагов и противников в самых на​дежных союзников.
В то время как охваченный ревностью друг ожидает новых и новых милостей, эти бывшие неприяте​ли не ждали ничего — и получили всё.
Человек, избежавший гильо​тины, на самом деле испытывает благодарность и пой​дет​ на край света ради своего избавителя.
Со временем преж​ние враги стали для императора верными друзьями.
В результате ему удалось сломать страшную полосу переворотов, насилия и гражданской войны — династия Сун правила Китаем более трехсот лет.
Ключи к власти
Это естественно — пытаться воспользоваться помощью друзей, когда вам это необходимо. Мир — суровое место, и ваши друзья часто смягчают суровость. Кроме того, вы их знаете. Зачем полагаться на чужака, если рядом друг?
Беда в том, что зачастую вы совсем не так хорошо знаете своих друзей,
как вам кажется. Друзья часто соглашаются с вами, просто чтобы не ссориться. Они тщательно маскируют свои непривлекательные черты,
очень громко смеются над шутками друг друга. Поскольку честность редко способствует укреплению дружбы, вы можете так и не узнать истинных чувств вашего друга. Друзья скажут, что им нравятся ваши стихи, будут восторгаться вашей музыкой, по-хорошему завидовать вашему вкусу в одежде, — возможно, это правда, часто — нет.
Многие полагают, что мудрый государь и сам должен, когда позволяют обстоятельства, искусно создавать себе врагов, чтобы, одержав над ними верх, явиться в еще большем величии. Нередко государи, особенно новые,
со временем убеждаются в том, что более преданные и полезные для них люди — это те, кому они поначалу не доверяли. Пандольфо Петруччи,
властитель Сиены, правил своим государством, опираясь более на тех,
в ком раньше сомневался, нежели на всех прочих.
Никколо Макиавелли
Если вы решаете нанять друга на работу, постепенно вам предстоит открыть для себя качества, которые он или она до сих пор скрывали. Как ни странно, ваш добрый поступок совершенно нарушает равновесие.
Людям нравит​ся думать, что они заслужили свою удачу. Действи​тельность может принести разочарование и горечь: оказывается, выбор на вас пал по дружбе, то есть не по заслугам. Трещина постепенно становится заметнее:
чуть больше откровенности в высказываниях, порой вспышки обиды и зависти, — и не успели вы оглянуться, как дружбе конец. Чем больше вы употребите даров и благодеяний, пытаясь оживить дружбу, тем меньше будет благодарность.
У неблагодарности долгая и глубокая история. Она демонстрировала свою мощь в течение стольких веков, что просто удивительно, как люди продолжают ее недооценивать. А лучше быть начеку. Если вы не будете ожидать благодарности от друзей, ее искреннее проявление явится для вас приятным сюрпризом.
Подбери пчелу из доброты, и ты узнаешь, чем плоха доброта.
Пословица суфиев
Сложность с использованием или приглашением на работу друзей заключается в том, что это неизбежно ограничивает вашу власть. Друг —
редко тот, кто лучше всего может вам помочь; в конце концов, знания и компетентность значительно важнее, чем дружеские чувства.
(У Михаила III прямо под носом был нужный ему человек, который не подвел бы его и не погубил: этим человеком был Бардас.)
Все рабочие ситуации требуют определенной дистанции между людьми. Вы пытаетесь работать, а не дружить; дружелюбие (истинное или фальшивое) только затеняет этот факт. Ключ к власти, следовательно, это способность судить, кто наилучшим образом способен помогать продвижению ваших интересов в любых обстоятельствах. Дружите с друзьями, но работайте с квалифицированными и компетентными людьми.
Ваши неприятели — это неразработанная золотая жила, которую вам следует научиться использовать. Когда Талейран, министр иностранных дел Наполеона, решил в 1807 году, что его государь ведет Францию к краху, а время работало против него, он понимал и всю опасность заговора против императора; ему нужен был партнер, единомышленник —
кому из друзей он мог бы довериться в таком деле?
Его выбор пал на Жозефа Фуше, главу тайной полиции, наиболее ненавидимого его врага, человека, который даже пытался организовать его убийство. Талейран понял, что их былая ненависть может создать предпосылку для эмоционального примирения. Он предвидел, что Фуше,
ничего не ожидая от него, будет работать, чтобы доказать Талейрану, что тот не ошибся, выбрав его; человек, который хочет что-то доказать, свернет для вас горы. Наконец, он знал, что его отношения с Фуше будут основываться на взаимной заинтересованности и не будут замутняться личными чувствами. Хотя заговорщикам не удалось сбросить с трона
Наполеона, союз таких могущественных и неожиданных партнеров привел к наиболее важному в данном случае следствию: оппозиция императору начала медленно расширяться. Талейран и Фуше образовали плодотворный рабочий союз.
Брахман, великий знаток Веды, бывший и прекрасным лучником,
встретил своего старого друга, который стал королем. Брахман вскричал,
увидев короля: «Признай меня, я твой друг!» Король взглянул на него с презрением, а затем пояснил: «Да, мы были друзьями прежде, но наша дружба основывалась на власти, которой мы обладали...
Я дружил с тобой, добрый брахман, потому что это служило моей цели.
Бедный не может быть другом богатому, глупый — умному, трус —
смелому. Старый друг — кому он нужен? Два человека, равных по достатку и по рождению, договариваются о дружбе или о заключении брачного союза, но не богач и бедняк... Старый друг — кому он нужен?»
Махабхарата,
середина 1-го тысячелетия до н. э.
При любой возможности постарайтесь заключить мир с врагом и найдите способ привлечь его себе на службу.
Как сказал Линкольн, вы уничтожаете врага, превращая его в друга.
В 1971 году, во время вой​ны во Вьетнаме, Генри Киссинджер подвергся неудачной попытке похищения. В число заговорщиков помимо прочих входили известные антивоенные активисты: священники братья Берриган,
еще четыре католических священника и четыре монахини. Киссинджер в частном порядке, не информируя секретные службы, пригласил троих из них на встречу в субботнее утро. Объяснив гостям, что предполагает, что большинство американских солдат будут выведены из Вьетнама к середине
1972 года, он просто очаровал их. Они подарили ему значки «Похитим
Киссинджера», а один из них подружился с ним на долгие годы. Это не было случайной акцией: Киссинджер вообще старался работать с теми,
кто не соглашался с ним. По рассказам его сотрудников, порой казалось,
что он лучше ладит со своими противниками, чем с друзьями.
Люди с большей готовностью платят за зло, чем за добро, ведь благодарность — бремя, а месть — удовольствие.
Тацит,
ок. 55 — ок. 120
Если вокруг нас нет врагов, можно облениться. Неприятель,
наступающий на пятки, заостряет наш ум, помогает быть бдительным,
сосредоточенным. Поэтому порой лучше оставить врага врагом, не пытаясь сделать его своим другом или союзником.
Мао Цзэдун рассматривал конфликтные ситуации как основу в своем восхождении к власти. В 1937 году вторжение японцев в Китай приостановило гражданскую войну между коммунистами Мао и их врагами-национа​лис​тами.
Часть коммунистических лидеров боялись, что японцы уничтожат их,
и предлагали предоставить националистам бороться с оккупантами,
а самим использовать это время, чтобы собраться с силами. Мао
не соглашался: что, если японцы победят и оккупируют Китай надолго?
За годы без борьбы коммунисты могут «заржаветь», расслабиться, тогда будет слишком трудно снова собраться для борьбы с националистами.
Сражения же с таким образцовым неприятелем, как японцы, стали бы прекрасной тренировкой для необученной и разношерстной армии коммунистов. План Мао был принят и сработал: к тому времени, как войска Японии наконец отступили, коммунисты набрались опыта в сражениях, и это помогло им победить националистов.
Спустя много лет гость из Японии сделал попытку извиниться перед
Мао за вторжение его страны в Китай. Мао оборвал его: «Скорее мне следует поблагодарить вас за это». Не имея достойного противника,
пояснил он, человек или коллектив не может стать сильнее.
Стратегия Мао — стратегия постоянного конфликта — состоит из нескольких ключевых компонентов. Первое: уве​ренность в победе после долгого пути к ней. Никогда не начинайте борьбу с кем-либо, если не уверены в своей победе, как Мао был уверен в том, что японцы рано или поздно будут побеждены. Второе: если у вас нет явных врагов, иногда следует намечать подходящую цель, хотя бы даже превратив для этого друга во врага. Мао постоянно применял эту тактику в политике. Третье:
таких врагов используйте, чтобы яснее объяснить свои цели общественности, представляя их как борьбу добра со злом. Мао,
в сущности, спровоцировал разногласия Китая с СССР и США; он считал,
что, не имея конкретного образа врага, его народ потеряет представление о том, что такое китайские коммунисты. Ясно указанный враг является намного более сильным аргументом в вашу поддержку, чем любые слова.
Никогда не допускайте, чтобы наличие неприятеля выбило вас из колеи, — гораздо лучше иметь одного-двух явных оппонентов, чем теряться в догадках, есть ли у вас враги и кто они. Человек власти приветствует конфликт, используя врагов для укрепления своей репутации крепкого бойца, на которого можно положиться в сложное время.
Змея, крестьянин и цапля
Змея, за которой гнались охотники, упросила крестьянина спасти ей жизнь. Чтобы спрятать ее от погони, крестьянин сел на корточки и дал змее заползти себе в живот. Но когда опасность миновала и крестьянин попросил змею выйти наружу, та отказалась. Внутри было тепло и безопасно. По пути домой крестьянин увидел цаплю. Он подошел к ней и шепотом поведал, что произошло. Цапля велела ему присесть и потужиться, чтобы извергнуть змею. Когда показалась голова змеи,
цапля клюнула ее, вытянула всю змею наружу и убила. Крестьянин
испугался, что яд змеи мог остаться в его внутренностях. Цапля сказала ему, что излечиться от яда змеи можно, если сварить и съесть шесть белых птиц. «Ты белая птица, — воскликнул крестьянин, — с тебя и начнем!»
И он схватил цаплю, посадил в мешок и понес домой, а там, вытащив ее,
рассказал жене, что с ним приключилось. «Ты меня удивляешь, — сказала жена кресть​янина, — птица сделала тебе добро, избавила от зла, которое было у тебя в животе, спасла тебе жизнь, а ты ловишь ее и грозишься убить и съесть». Она немедля освободила цаплю, и та улетела. Но сначала выклевала женщине глаза.
Мораль: если видишь, как вода течет вверх по холму, значит, кто-то отплатил добром за добро.
Африканская народная сказка
Образ: челюсти неблагодарности.
Зная, что случится, если сунуть палец в пасть льва, вы постараетесь
этого не делать. От друга не ждешь подвоха, но, если только вы
захотите взять его на службу, неблагодарный друг проглотит вас
с потрохами.
Авторитетное мнение
«Знайте, как использовать врага для собственной выгоды. Следует научиться хватать меч не за острие, которое поранит вас, но за рукоятку,
что позволит защитить себя. Мудрец получит больше пользы от своих врагов, чем глупец от своих друзей».
Бальтазар Грациан
Оборотная сторона
Хотя, как правило, лучше не смешивать дружбу со службой, бывают случаи, когда друг оказывается полезнее врага. Че​ло​веку власти, например,
часто бывает необходимо выполнить грязную работу, но ради сохранения имиджа лучше, чтобы она делалась чужими руками. Друзья часто могут сделать это лучше, чем кто бы то ни был, поскольку их расположение к нему заставляет постараться изо всех сил. Другой пример: если по какойто причине все идет не так, как вы задумали, подставьте друга в качестве
козла отпущения. Такое «падение фаворита» всегда было излюбленным трюком королей и сюзеренов: они обвиняли ближайшего друга при дворе в собственных ошибках, а никому и в голову не приходило, что можно добровольно пожертвовать другом для такой цели. Конечно, разыграв эту карту, вы лишаетесь друга навсегда. Так что лучше подобрать для роли козла отпущения кого-то из близкого, но не ближайшего окружения.
Наконец, совместные дела с друзьями приводят к тому, что границы и субординация, которые необходимы на службе, размываются. Но при условии, что оба парт​нера понимают и учитывают эту опасность, друга можно использовать с большой пользой и весьма эффективно. Не следует,
однако, терять при этом бдительность: всегда будьте настороже,
не пропускайте тревожных сигналов — эмоциональных расстройств,
зависти, неблагодарности. Нет ничего устойчивого в царстве власти,
и даже лучший друг может превратиться в злейшего врага.
О пользе от наших врагов
Как-то раз, когда царь Гиерон беседовал с одним из своих врагов, тот в самых недостойных выражениях указал царю на его зловонное дыхание.
После чего добрый царь, немного встревоженный, вернувшись домой,
упрекнул жену: «Как случилось, что ты никогда не говорила мне об этом?»
Царица, женщина простая, целомуд​ренная и невинная, сказала:
«Господин, я думала, что у всех мужчин дыхание таково». Таким образом,
ясно, что об изъ​янах очевидных, явных и заметных, или, другими словами,
общеизвестных, мы скорее узнаем от наших врагов, нежели от друзей или близких.
Плутарх,
ок. 46 — ок. 127
Закон 03. Скрывай
свои намерения
Формулировка закона
Держите людей в потемках, в состоянии неустойчивого равновесия,
никогда не раскрывая подоплеку своих действий. Пребывая в неведении относительно того, что вы хотите предпринять, они не смогут обеспечить себе защиту. Заведите их подальше по ложному следу, напустите тумана,
и к тому времени, как они осознают ваши намерения, будет уже слишком поздно.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   57

перейти в каталог файлов


связь с админом